Тропы

Я сошел с шоссе на широкую песчаную дорогу, которая уходила от шоссе под углом в сорок пять градусов. От меня она уходила на право. На обочине шоссе стояло несколько машин, из одной из них, похоже, я и вышел. Я был один, рядом никого не было и в машинах было пусто. Вокруг шоссе и песчаной дороги рос густой лес. Местность была холмистая. Мне она что-то напоминала. Если я в Европейской части России, то я могу и узнать место, но все равно, когда вернусь, узнаю, где был. Дорога вела куда-то вниз, но была не прямая, поэтому шла не прямо к реке, которая протекала перпендикулярно шоссе. Когда я углубился на сто метров по дороге, изображение, которое было у меня перед глазами, стало сворачиваться спиралью…

Я понял, что путешествие стало раздваиваться. Я обрадовался, так как это приносило не только двойное удовольствие, как от двух путешествий, но и вносило интерес, так можно было надолго занять мозг размышлениями. Размышления о том, почему путешествие раздвоилось, что там было общего, почему ассоциативная память перебросила меня в другую параллель путешествия или в совсем другое путешествие.

Огляделся. Я стоял на автостоянке где-то на невысокой горе. От нее шла широкая тропа. Тропа уходила по горе, но потом где-то начинала спускаться. Пошел по ней. Дорожка шла почти у самого края горы, склон который был довольно отвесным, всего несколько деревьев отделяло ее от обрыва. С другой стороны дороги был густой, может быть тропический, лес. В нем, по-моему, росли даже лианы, но я не решился к нему подойти. Пройдя метров двести, я почувствовал, что мир сворачивается в спираль…

Дорога шла вниз. Вокруг росли высокие сосны. Немного не дойдя до реки, этому мешал высокий и крутой обрыв, на котором тоже росли сосны, я повернул вдоль реки к шоссе. У меня появилось ощущения, что мир сворачивается в спираль, но этого не произошла, я это значило, что происходит что-то какое, чего в обычном мире не может быть. Тут я понял что именно: я давно должен был достигнуть шоссе, но его нигде не было видно. Речка немного отдалилась и снова приблизилась. Я понял, что прошел мимо довольно плоского мыса. Он сам являлся просто менее резким обрывом к реке. Мне захотелось спустить и что-то или кого-то поискать. Но тут мир свернулся в спираль…

Мир все-таки не превратился в нормальный. То ли из-за того, что я много переходил или из-за того, что и здесь что-то было не нормально. Я прошел метров двадцать и мир вокруг полностью преобразился: вместо тропического леса, стал обычный лес умеренного пояса. Тропа была больше не на холме и после небольшого поворота выходила в поле, где недавно косили. По полю ходили какие-то люди. Я подошел к краю поля и почувствовал, что за мной стоит несколько человек и что они мне знакомы, но я не успел повернуть голову — мир снова свернулся в спираль…

Я шел по склону и смотрел под ноги. Травы было мало, в основном старые листья. Я кого-то ищу, но не могу найти. Вдруг я выхожу на ровную площадку, где нахожу кострище и понимаю, что искать больше нечего, так как где-то рядом есть труп…

Вернувшись домой, я выяснил, что в одной части был на Карельском перешейке, а в другом — где-то в Африке, а потом перебрался  куда-то к югу от Петербурга.

15.04.2001 (1:23)

Добавить комментарий

Войти с помощью: