От автора

Было время, когда я увлекался сновидениями, как способом саморазвития. Читал книги, пытался, как советуют, класть блокнот рядом с кроватью, чтобы записывать сны не просыпаясь до конца, удерживая их за хвост. Но ничего не вышло — записал только два-три сна и то не в блокнот, а на компьютер. Сейчас пришло в голову, что могу положить коммуникатор рядом с кроватью и на него записывать — это должно быть для меня удобнее. Надо попробовать.

Всё же кое-какие результаты от увлечения снами остались. Чуть-чуть переработав записанные сны, которые я видел в разное время, но записал во время увлечения, я сделал серию коротеньких текстов, которые образовали сборник «Путешествия». О чём речь сегодня и пойдёт.

Для меня интересны не только сами тексты, но истории их окружающие, которые в большой мере поясняют «Путешествия», дают контекст для создания полноценной картины. Правда рассказики, написанные десять лет назад, придется несколько отредактировать — их язык слабоват. Но содержание, наполнение текстов не собираюсь менять. Редактирование будет идти в том числе и после публикации заметки.

Первым текст «Дерево» появился из старого сна, который произвёл сильное впечатление и хорошо запомнился. Сейчас мне даже не сказать видел ли я этот сон один раз или нет, один это был сюжет или соединил разные сны в один. Деревце стало центральным образом для нескольких текстов, хотя в этом оно появляется мельком, оно было, пусть и сильно изменившееся, во многих моих выдумках, которые не нашли письменного воплощения. Данный текст получил специфическое развитие и он послужил базой для написания «Очерка…», который был задуман как образец для конкурса рассказов без повторяющихся слов. Хорошая тренировка для языка и, на мой взгляд, получился неплохой текстик. Однако, из рассказа не ясно почему в заголовок вынесено Деревце, которое упоминается лишь вскользь. В момент написания мне не хватало умения, чтоб вербализовать тот набор ярких ощущений и чувств, что возник во сне при виде деревца — небольшого, похожего на карельскую березу. Сейчас уже не вспомнить/не пережить те ощущения, но кое-что смутное осталось — близкое к трепету бsnm идеальным, возвышенным, прекрасным. И осталось то, что я посвятил этому дереву, не раз пытался запечатлеть в словах.
Неожиданно вспомнил и нашёл текст с одноимённым названием. Он написан четыре года спустя и в нём уже чувствуется сильнейшее влияние Кортасара, его переплетение реальности с фантастическим. Текст писался, как мне помнится, на скучных лекциях, потому я немного пересказываю суть первого рассказа, в том числе чтобы вспомнить самому. Перечитывая рассказ, чувствую ту глубину эмоций, что были тогда, но с трудом вспоминаю о каком реальном Деревце речь, однако, оно точно есть и я могу его найти. Этот текст является первой попыткой подведения итогов, с пониманием того, что раньше Деревцо не было достаточно описано, охарактеризовано. Вторая попытка раскрыть внутреннее состояние связанное с Деревцом и тем самым объяснить его роль, удалась лучше, чем первая. С сегодняшней позиции, уже далёкой от тех переживаний, вторая интерпретация Деревца мне понятнее, чётче складывается картина. Вместе с тем, мне упорно кажется, что где-то было более полное описание деревца непосредственно из сна. Хотя это может быть наложением разных уровней выдумок, фантазий. Сейчас я тоже подвожу некоторые итоги, но они совсем другого плана, чем первые.
Второй рассказ «Тропы» является попыткой объединить обрывки снов одного типа в некоторый конструкт. Попытка не очень удачная, но показывает мою любовь к дорогам и большое их присутствие во снах. Эти фрагменты снов не вызывают во мне никаких ассоциаций — нет отклика внутри, что говорит о том, что нет контакта с остатками воспоминаний снов. Существенным недостатком можно признать то, что описания дорог понятны только тем, кто видел эти сны, а я уже, можно сказать, что не отношусь к ним, в силу своей забывчивости. В целом текст страдает от недостатка сюжетов из снов, из-за чего в нём яснее проглядывает идея путешествий — некие мистические перемещения чего-то вроде духа, тело не странствует. Детали механизма этих путешествий не описываю, так как они не были придуманы.
Третий рассказ объединяет сны связанные очень российским понятием «дача». Эта идея содержательнее, чем предыдущая, что делает текст интереснее и понятнее. Правда этих сновидений я тоже не помню и читая рассказ ничего изнутри не всплывает. В школьные годы, в конце которых написан рассказ, я много времени проводил на даче — шесть соток с домом в садоводстве. Стандартная «дача». В начальной школе все три летние месяца плюс выходные весной и осенью проходили на даче — выходные всей семьёй, летом с братом, бабушкой и дедушкой, родители отпуск проводили тоже на даче. В садоводстве была стайка детей, с которыми я играл. Много катался на велосипеде по окрестным садоводствам, лесам и полям. Всё это наложило существенный отпечаток на меня и мою память, что объясняет наличие снов связанных с дачей. В год написания текста я уже реже был на даче — начались поездки по России и заграницу, но память о дачных ощущениях была ещё близка. В этом путешествии встречаются реальные места, которые не были изменены сном: горка на асфальтовой дороге в садоводстве, лесополоса, дорожка к дому друга и кое-какие другие мелочи. Пока перечитываю текст и пишу эти строки, начинают вспоминаться сны, послужившие основой для рассказа. Но в целом картина в сновидениях изменена, реальные части смешаны с вымышленными. В рассказе явно видна линия проходящая через многие путешествия — преследование меня кем-то по совершенно непонятным причинам. Если говорить о снах, то ясно, что это некие преобразованные страхи из периода бодрствования, но о снах мы сейчас говорим лишь косвенно, потому не будем в это углубляться. Ещё надо заметить, что ребята, которые встречаются в путешествии, не ассоциируются ни с кем конкретно, кроме друга, к которому я иду в начале.
Следующий текст «Путаница» тоже связан с дачей и любимыми способами времяпрепровождения — катание на велосипеде, гуляние по лесам и лугам. Асфальтовая дорога вдоль садоводств была постоянным местом для катания в одиночку или в очень приятной компании девушки, жившей на моей дорожке в садоводстве. С ней мы проводили очень много времени: играли в бадминтон часами, иногда до тех пор пока воланчика становилось не видно при свете луны, катались, тоже до предела, на велосипедах по округе. И, естественно, в сопровождении бесконечных разговоров, правда о чём они были — я не помню, наверное в большинстве своём — ни о чём, хотя должны были затрагиваться и существенные вопросы. Это была отличная пора и мне иногда жаль, что она, вместе с этим общением, прошла. Однако, не надо забывать, что это только лето, а зимой у меня в школе совсем другая компания, другие дела и думы. Поэтому в сновидении появляются трое друзей, которые, как мне сейчас кажется, явились из школьной жизни. Дачные друзья, почему-то, в снах появлялись редко. Если вернуться непосредственно к рассказу, то стоит заметить, что в реальности ни разу не было никаких происшествий с велосипедами, разве что у девушки, с которой я катался, один раз спустило колесо.
Если дачные друзья появлялись в сновидениях редко, то сама дача с её окрестностями — значительно чаще. Следующее путешествие начинается с той же асфальтовой дороги вдоль садоводств, что было в предыдущем тексте. Однако, действие быстро переходит в другое место, объединённое с первым только погоней, которая и дала название рассказу. Второй сон лёгший в основу путешествия, так же как остальные — почти забылся, но осталась какая-то эмоциональная основа — читая его переложение что-то отзывается внутри, с ним были связаны сильные чувства. Причём чувства не очень характерные для моих снов — радость, как в Деревце, уверенность в чём-то, ощущения от ярких картин природы. В целом странно-позитивный сон. И потому, что ушёл от погони.
Сейчас я уже не могу сказать почему так получилось, что сквозными темами путешествий стали погоня и дача. И шестой рассказ включает некоторые дачные элементы, хотя действие происходит в другом месте. Здесь представлен редкий случай, когда во сне появляется кто-то из дачных друзей. Ира, героиня путешествия, и есть та девушка, с которой я проводил уйму времени на даче. Уже упоминал о ней не называя имени. Еще один дачный персонаж — мой дедушка, которой прогуливался как на даче. Почти ничего больше не связывает эти сны с дачей, однако складывается какое-то дачное ощущение. Отмечу одну интересную деталь: практически нет звуков во снах. В начале путешествия сказано, что Ира мне что-то сказала, однако, я не припомню звуков голоса, скорее только ментальную обработку, которая всегда бывает, когда что-то слышишь. То есть уже нет тембра голоса, интонаций, только чистая информация. Видимо это особенности моего восприятия, так как и в других снах мне сложно вспомнить звуки. Человек около 90% информации получает через зрение, что и должно объяснять ущербность моих снов. Хотя иногда встречаются тактильные ощущения, которые я очень ценю в реальной жизни. Сны из этого путешествия я совершенно не помню и мне сложно сказать о чём-то, чего нет в тексте.
Следующее путешествие состоит из целого ряда снов. К концу сборника больших интересных сновидений не осталось и я тематически объединял короткие сны и их обрывки. Тематика этого путешествия — оно само, путешествие, передвижение по дорогам. В этом тексте собрано то, что, видимо, было для меня значимо: некоторые сны снились не один раз, а некоторые до сих пор находят во мне отклик. Те, что снились не один раз, имеют вариации — у меня практически не было идентичных снов, всегда была какая-нибудь разница, например, я знал, что происходило во сне в прошлый раз и пытался что-то изменить. Правда, я редко осознавал во сне, что это сон. В тексте я называю имена своих школьных друзей, а действие происходит рядом с дачей. В этом сборнике нет ни одного ужастика, хотя встречается много неприятных моментов. Ближе всего к ужастику находится «Путешествие в деревне», прочтение которого сейчас вызывает странные ощущения. Для меня самой интересной частью является описание сна, который снился много раз и действие в нём происходит по дороге с дачи — раньше мы часто ездили на электричке от Лампово до Броневой. В этом сновидении много реальных вещей: подземный переход под Броневой, который иногда затапливает, промышленный район около станции, эпизод с описанием хождения по рельсам — мы с папой много так ходили. А место описанное в самом конце — то, что мы называли «за линией», с другой стороны от станции Дачное, где было три параллельных канала, тропинки между ними и какие-то садоводства. Туда мы часто ходили с бабушкой или дедушкой гулять в детстве. Отличное было место, теперь там КАД.
В основу восьмого путешествия легло свежее, на момент создание сборника, сновидение. К сожалению, его я тоже не помню, с этим сном не осталось никаких эмоций. Не могу вспомнить ничего, чего нет в тексте. К концу сборника я уже потерял рвение представлять сны в виде путешествий, тексты стали ближе к снам, без придумывания дополнительных деталей. И сейчас у меня пропадает рвение в комментировании текстов — с ними ничего не связано, ощущение, что это чужие сны. Сейчас я не могу даже предположить, кто является прообразами тех людей, что рядом со мной во сне. Но вот образ Ного-рукой скорее всего вышел из Колесников из романа «Заповедник Гоблинов». Были там такие мерзко-вредные существа.
Наконец, с радостью завершаю цикл путешествий по снам текстом «Полёт». Сразу отмечу, что это не тот полёт, что я обычно осуществляю во снах — часто летаю сам, примерно как супермен в кино. Летаю без помощи чего-либо, кроме собственной силы воли. Но это совсем другой рассказ. В этом путешествии смешивается место действия — дачное с городским. Родственники, которые бывают и там и там — усиливают смешение. Однако дачные соседи (Игорь и Миша с матерью) заносятся в городскую обстановку. Описания в тексте несколько лучше, чем в первых путешествиях и мне практически нечего добавить.
Таким образом, разбор старых снов закончился довольно скупо, что вполне объясняется нехваткой материала при написании путешествий — в конце я лепил тексты из остатков, малозначимых снов…. хотя это сейчас мало значимые, а тогда они были важны, особенно те, что снились неоднократно, как последний про железную дорогу. Сборник включает всё, что связано с моими занятиями со сновидениями, некоторый этап моего развития, к сожалению почти тупиковый, хотя я уверен, что всё же какие-то результаты есть, интегрированы в прочий опыт.

Добавить комментарий

Войти с помощью: