Над всей страной безоблачная ночь

Неправдоподобная толстая ракета, с визуально отделённой от тела как у насекомых боеголовкой, появилась из предстартовых облаков, укутывающих весь ландшафт с деревьями. До неё, только что, была другая ракета, привычной формы и, казалось, на большом расстоянии, но её назвали то ли отвлекающей, то ли пробной. Эта же толстушка с трудом поднималась вверх, однозначно неся ядерный заряд — достаточно было посмотреть на эту уродливую приплюснутую голову, чтобы понять. Поднималась она неправдоподобно близко, как будто за соседним домом, как будто мы были на полигоне, хотя от ракеты нас отделял дом и несколько деревьев. Поднималась она недолго, несколько мгновений тёкших медленно как стекло. Затем она начала стремительно крениться и заваливаться, рушиться куда-то за дом, за высокий забор из криво сколоченных досок. Мне было кристально ясно, чем кончится это падение, я закричал, что нужно бежать за дом — он защитит от ударной волны. Как всегда, кто-то долго смотрел в ступоре, кто-то бежал не туда. Взрыва почти не было слышно, далеко он был, что ли, но почти сразу стала видна пылевая стена, такая же неровная как этот забор, отделяющий грязную дорогу от чего-то ещё. Стена приближалась столь стремительно, что не было времени на неё смотреть. Я был уже почти за домом, пытаясь организовать людей, чтобы они поняли, что сейчас погибнут, когда услышал, или даже почувствовал чем-то иным, как стена сносит деревянные постройки и что сейчас забор, который был прямо у меня перед глазами, разлетится по досочкам прямо в меня. Успела мелькнуть мысль: смерть, что после неё? Сейчас узнаю. Я видел, как забор разобрался, как доски смешались с клубящейся пылью. Всё было так быстро, что я не почувствовал боли: вот был я и забор, а вот доски летят ко мне и всё. Ничего нет, пустота и тишина. Напрягаю чувства, может быть что-то есть? В пустоте, в отсутствии ощущений висит точка, в которой что-то есть. Это что-то, понимаю через несколько мгновений — стук моего сердца. И просыпаюсь…
Поняв, что есть не только стук сердца, я осознаю всю глубину ощущений, переворачиваюсь на другой бок и продолжаю спать. И смотреть другой вариант развития событий, когда я с друзьями (или родственниками) переживаю ударную волну в каком-то здании, подальше от стеклянных стен, хотя понимаю, что мы слишком близко к эпицентру и дозу всё равно схватим приличную, скорее всего смертельную. А в следующем эпизоде уже сидим дома, в бабушкиной квартире, и смотрим в ночное небо. Неправдоподобное над Петербургом небо: кристально чистое и чёрное, не подсвеченное огнями огромного города, с яркими звёздами, между которыми двигаются точки почти такой же яркости, если сделать фотографию, их будет не отличить от звёзд, — истребители. Они иногда выпускают серию ещё более ярких точек, гаснувших на небосклоне через несколько секунд. Если они (снаряды?) успевали столкнуться с точками-истребителями, то можно было увидеть оранжевую падающую звезду с изорванным пылающим хвостом. Только после этого я достал планшет, включил мобильный интернет и стал проглядывать странные новости на Газете.ру: то ли Япония начала интервенцию, то ли Польша ввела войска, то ещё какое-то милитаристское безумство.

21.11.2013

Добавить комментарий

Войти с помощью: