Глава 5

— Поздравляю, Банев, — сержант встал из-за своего широкого стола из ореха, — с быстро закрытым делом.

— Дело ещё не окончено, сержант.

— Что? Почему это?

— Было два комара.

— Почему вы так считаете, инспектор?

— Интуиция. — Банев не хотел излагать свою теорию, пока у него не было, чем её подтвердить. — И кладка не найдена — экспертиза показала, что подстреленный мною экземпляр недавно откладывал яйца. Это до 20 новых гигантских комаров! Представляете, что будет в том районе, если там появится такая стая? Район окончательно вымрет, там и так сейчас совсем мало людей живёт… — Банев вспомнил Катерину.

— Спецбригада работала три дня и ничего не нашла.

— Должен быть ещё один комар. — Настаивал Банев.

— Я не могу тратить ресурсы на вашу интуицию, хотя и уважаю ваш профессионализм, у нас много других дел.

— Дайте мне трое суток, сержант. — Инспектор упорствовал как бык.

— Хорошо, трое суток, если не будет срочных дел по вашему профилю.

— Спасибо, шеф.

Екатерине Лурье дали небольшую студию, но её это вполне устроила: квартирка была уютная и в хорошем районе, недалеко от её работы. Она жалела, что не взяла с собой книг — в квартире был только телевизор.

Подходя к дому она удивилась свету в одном из окон дома — она ещё не запомнила окна своей служебной квартиры, но, кажется, это было её окно.

Действительно это было её окно, поняла Катерина, открыв дверь — за кухонным и единственным столом студии сидел инспектор Банев и крайне скрупулезно  изучал разложенную на всю столешницу карту.

— Ааа, это вы. — Катерина облегченно, и даже радостно, вздохнула.

— Что? — Несколько рассеяно и удивлённо спросил инспектор. Только потом до него дошло. — Простите, я как-то не подумал… Мне дали ключи от квартиры в участке.

— Ничего страшного, мне даже приятно, что вы пришли меня проведать. — Девушка слегка покраснела, что заметил только отмечающий детали глаз инспектора.

— Мне нужно задать вам несколько вопросов. — Когда Банев с головой уходил в дело, он становился не то чтобы чёрствым, но у него отключалась некоторая часть ответственная за отзывчивость и прочие ненужные в деле эмоции.

— Можно я сначала хотя бы пальто сниму? — Обиженно спросила Катерина.

— Да, конечно! — Тут слегка смутился Банев. — Я поставлю чай, вы, наверное, голодны. Я тут принёс кое-что.

От этих слов Катерине полегчало на душе, особенно когда инспектор согласился немного отложить дела и свернул карту, освободив стол для чашек и блюда.

Банев торопился закончить трапезу и перейти к делу, но Катерина мягко и аккуратно ему мешала это сделать постоянно сворачивая разговор на нейтральные темы и подливая себе и Анджею чаю. Тактика имела лишь относительный успех и, когда остались лишь чай да халва, инспектор перешёл к делу:

— Вы в своей квартире жили всю жизнь, так, да?

— Да, а что?

— Вы хорошо знаете свой район? Когда были ребенком искали хорошие места для игр?

— Да, я не была полностью домашним ребенком, как сейчас может показаться. У нас была довольно большая детская банда. Не подумайте! Ничего противозаконного мы не делали, просто играли. А зачем вам это?

— С тех пор, я думаю, немногое изменилось. Скажите, есть где-то недалеко от вашего дома пруд какой-нибудь заросший, где были бы деревья, кустарники, много травы. Или просто место повлажнее с сочной растительностью? Или хотя бы просто двор, где позеленее.

— Дайте подумать. И расстелите карту, я уберу посуду.

Девушка вспомнила и показала на карте четыре места, которые в той или иной мере подходили под описание. Банев отметил их и задумался. Какое больше подходит? Где сделать засаду. Что?

— Инспектор, вы тут?

— Да, простите, задумался. Что вы спрашивали?

— Зачем вам это, как это связано с делом?

— Был второй комар, хочу его найти.

— Это довольно открытые места, ваши люди, скорее всего, их осматривали.

— Конечно, но они не знали, что искать. И когда.

— Анджей, — Катерина постаралась вложить в это слово побольше теплоты и просительных интонаций, — расскажите, что у вас на уме! Я не посторонний человек в деле, я очень заинтересована, чтобы убийца… — Девушка замялась и замолчала.

— У меня только догадки, интуиция.

— Всё равно, я хочу знать!

— Ладно, — сказал Банев после полуминутной паузы, — расскажу, я ничего не могу доказать… Было два комара, ни за что не поверю, что один мог открыть окно с двумя задвижками. И один поднять его. Их было двое. И они делили добычу пополам, потому и охотились каждую ночь — по очереди пили кровь. Чёрт! — Инспектор сильно стукнул кулаком по столу,  — генетики сказали, что в волосках, что я нашёл на шторах, так мало ДНК, что они пока не смогли определить, кому они принадлежат. Уверен, что они принадлежат двум особям. Если проследить за второй, то мы найдём их кладки, уверен, что их минимум две.

— А как вы хотите её найти?

— Они питаются не только кровью, но и соком растений. Если этой ночью она не выйдет на охоту, то её можно будет найти где-то, где сочные растения. Лучше бы, чтобы они цвели, но не в это время года. Хотя ивы, в благоприятных условиях, уже могут начинать цвести.

— Тогда я знаю, куда надо идти! Вот это место — Катерина указала своим тонким и длинным пальцем на одно из ранее отмеченных мест. — Вот здесь, во всяком случае раньше, были заросли ивняка. Он закрыт с севера высокими домами и всегда цвёл раньше всех. Мы бегали ломать ветки, чтобы дома ставить в вазы и получать весенние букеты раньше всех.

— Отлично! Отсюда я доеду за полчаса — как раз вовремя!

— Инспектор, я дала вам очень важную и ценную  информацию, которая, я надеюсь, позволит вам окончательно закрыть это дело, найти и комара, и кладки… За это вы просто обязаны взять меня с собой!

Банев посмотрел ей в глаза. Проще взять, чем спорить. Если начну спорить, то опоздаю. Вот ведь женщины, всегда с ними так…

— Ладно, поехали. Но обещайте не выходить из машины.

— Если вы дадите мне пистолет или хотя бы дубинку, я смогу за себя постоять.

— Ещё чего не хватало! Одевайтесь, нам нужно спешить, чтобы успеть до полной темноты. Если хотите помыть посуду после ужина, можете остаться.

— Фи! — Только и бросила девушка, уже начавшая выбирать вещи потеплее.

— Мы будем сидеть в машине, чтобы меньше пахнуть. Будем надеяться, что комар нас не заметит.

— А как вы будете за ним следить?

— У меня есть специальная пуля с меткой, она не убивает, просто закрепляется в хитиновом покрове насекомого. За ней можно следить с приёмника на расстоянии не больше километра. Настолько мы не должны отстать.

Банев несколько раз объехал заросли ивовых кустов. Нашёл место, откуда лучше всего просматривалось, где можно быть не очень заметным и не на продуваемом месте.

— Катерина, сядьте так, чтобы хорошо было видно заросли, и не двигайтесь, движений должно быть как можно меньше. Когда появится комар, я открою окно и буду целиться, — Инспектор показал на винтовку, лежащую дулом на двери и упирающуюся в стекло. — Когда открою окно, старайтесь спокойно и медленно дышать, так будет меньше шансов, что комар нас учует.

— Я постараюсь. — Девушка была взволнована и дышать медленно у неё не получалось.

Сумерки сгущались, становилось совсем плохо видно, пасмурное небо подсвечивалось огнями в центре города. Банев тренированным глазом первым увидел насекомое, его силуэт среди стволов. Он указал Катерине на него взглядом.

— Вот он, приближается.

— Какой-то он маленький, и более тонкий, что ли. — Катерина говорила шепотом, стараясь не раскрывать губ. — Вы уверены, что это то, что нам нужно?

— Да… Чёрт! —  Банев с трудом сдерживался на уровне шепота. —  Чёрт! Какой я дурак! Не учёл такой простой вариант! Конечно же!

 

31.01.2018

Добавить комментарий

Войти с помощью: