Глава 1

Когда Банев вошёл в кабинет сержанта, его уже ждали два незнакомых офицера. Не очень высокие плотные мужчины лет под сорок, с военной выправкой. Исполнительные, дотошные, если прицепятся — не отодрать, но не слишком сообразительные. Придётся отменить сегодняшнее свидание с Катей, сразу понял инспектор, жаль, были такие красивые планы.

— А вот и он! Знакомьтесь, инспектор Власов и Минин, ваши коллеги, между прочим, тоже по насекомым. — Они обменялись крепкими рукопожатиями. — Ребята из Весёлого посёлка, но занимаются насекомыми и из соседних районов, не так много дел. Дальше пусть сами рассказывают, я тоже послушаю, давайте. — Сержант махнул рукой и вернулся за свой стол, глотнул чаю и стал слушать.

— Три месяца назад, — Банев удивлённо поднял брови, — у нас началась серия смертей от укусов гигантского комара. Первые две смерти — ничего странного: бродяги, точный укус в сердце, с разницей в неделю. Вы знаете как это бывает. Затем, через три дня находим ещё одно тело — бездомный, всё как обычно, но полураздетый. Причём, судя по состоянию тела, был ещё теплый, когда раздевали. Мы подумали, что могли быстро найти и раздеть такие же бездомные — чего одежде пропадать, но странно, что не всё взяли, остались весьма хорошие штаны. Затем, через два дня, ещё одно тело, женщина, уже в своей квартире. По показаниям мужа — пропало несколько платьев, но никаких следов того кто вынес нет, такого как вынесли — тоже. В дальнейшем вещи так и не были найдены. На следующее утро, мы приходим к нему задать ещё пару вопросов и находим мертвым — снова комар, видимо так же во сне, но почему он открыл окно — для нас оставалось загадкой, ведь только что комар убил его жену…. Судя по состоянию открытого платяного шкафа, оттуда была вынута какая-то одежда. Но кем? Комары, что ли, стали красть одежду? Зачем? Драгоценности не были похищены, мы проверили. Все ценности на месте, украдена только некоторая одежда — это ввело нас в ступор. Мы решили, что комарами управляли люди, но кто и зачем — не ясно. Нет мотивов, нет никаких следов людей вокруг дома.

— А какая именно одежда пропала вы знаете, есть список?

— К сожалению, только про женскую, то, что рассказал муж, примерное описание, что из мужской — неизвестно. Мы проверяли различные скупки, бездомных, мусорные баки — ничего, бесследно растворились.

— Это всё старая история. Есть что-то посвежее? — Банев был заинтригован некоторыми схожими с его делом деталями и тем как его интуиция начинала подавать пока тихие, но всё усиливающиеся, предупреждающие сигналы. Дело обещало быть интересным.

— Да. Серия продолжилась — каждое утро по телу. Бездомные, люди в своих домах в постелях. Всего десять тел. Пропадали ли вещи — сложно сказать, чаще всего не могли получить никаких данных, но в некоторых случаях пропали бумажники с деньгами и документами, скорее всего, с небольшими суммами, кредитками не пытались пользоваться, так что отследить не получилось. Ничего из пропавшего не нашли до сих пор.

— Бумажники у бездомных?

— Нет, с ними не ясно были ли бумажники. Из квартир пропадали. Можем показать все бумаги.

— Пока рассказывайте дальше.

— Странности начались с десятым телом. Это была мать одиночка, жила в небольшой квартирке с двумя детьми. Она была убита как обычно, но… выяснилось, что дверь в комнату, где спал сын, была открыта, и мы на её пороге нашли мёртвого комара, самку. Её голова была отделена от тела, как будто откручена одним сильным движением. Причём самка была голодная, не она выпила мать. Вокруг тела никаких следов борьбы или присутствия кого-то второго.

— А до этого не было убито детей, да?

— Да, мы тоже на это обратили внимания. Детей не было. После этого случая серия прекратилась, в том плане, что смерти стали реже — раз в три-четыре дня, не чаще, на большом расстоянии друг от друга. Но… примерно в половине случаев пропадают какие-то мелкие вещи погибшего, иногда деньги. Не только у жертв на улице. Хотя был один странный случай, когда нападение произошло не на спящего, судя по всему, а на женщину, которая поздно возвращалась домой по темноте. Как именно оно произошло мы так и не поняли. У неё пропало пальто и сумочка. Их тоже больше нигде не видели.

— Тут нужно больше деталей…

— Мы привезли все документы, есть видеозаписи с мест убийств. Но я закончу историю, осталось совсем чуть-чуть. Собственно, осталось сказать, что сложность поимки заключается в том, что убийства происходят на большой площади, не только у нас в Весёлом посёлке, но и в соседних районах, часто в доках, где сложно найти каких-то свидетелей. Может быть было ещё одно убийство, о котором мы не знаем, если судить по паузе в нахождении трупов. Если это было в доках, то оно может до сих пор лежать где-нибудь на чердаке расселяемого дома.

— Кладки?

— Две первые мы нашли, потом ещё с десяток, но это явно не все. Они тоже сильно рассредоточены, невозможно проверить столько мест. Мы не смогли понять есть ли какая система, закономерности в их расположении. Так что через пару недель можно ожидать пополнения, если не найдём случайно. Потому, когда мы услышали про результаты вашего расследования, подумали, что наши комары могут быть из той же кладки, что и ваши. Обрадовались, что можно попросить помощи у человека, который встречался с подобным. Так как нам сейчас совершенно непонятно, что делать. Только следить и надеяться на случайность, которая выведет на комара.

— Подобное ли?.. Давайте документы. — Устало проговорил Банев.

— Что случилось?

— Двое инспекторов из Весёлого посёлка и два десятка жертв гигантского комара.

— Какой ужас!

— Да, в деле много странностей, меня попросили помочь, так как я уже сталкивался с подобным, как им кажется.

— Тоже открывали окна? — Даже по телефону было слышно как у Кати изменился голос и она вздрогнула.

— Вероятно, есть пара похожих случаев. — Банев не хотел распространяться о деле.

— А как же наши планы? Я так рассчитывала на них.

— Придётся отложить, ты же понимаешь…

— Да, твоя работа важна, её нельзя отложить… Но давай отложим не на некое потом, а на послетогокактыизучишьдокументы.

— Катюша, это может быть очень поздно… — Инспектору было неудобно перед девушкой.

— И что? Я подожду. Ты же знаешь, где я живу — вот там и буду ждать. И извинений не принимаю! — Катя была настроена по-боевому.

Добавить комментарий

Войти с помощью: