Глава 3

Даже такое пиво разбавляют, про себя возмутился Банев. Он сидел в непонятном пабе под ярким названием «Райский уголок», в самом сердце доков. Не географическом центре, а культурном, если так можно сказать о доках, социальном. На инспекторе были старые кожаные ботинки, сильно и несвеже забрызганные грязью брюки и засаленный свитер с дыркой на левом локте. В таком виде он не выделялся из толпы, и мог спокойно изучать новый для него район. Он заказал пива и вяленых снетков. Плохенькое пиво оказалось разбавленным, а снетки, кажется, вялились на ранних стадиях эмбрионального развития — такие они были маленькие.

Это был уже четвертый день, который Банев проводил в доках. Ходил по улицам, выпивал в барах. Кто-нибудь сказал бы, что инспектор зря тратил рабочее время, развлекался, а не занимался поиском комаров. Сказал бы и оказался бы неправ. Раз комарам помогает человек, то его кто-то должен был видеть, не только тот свидетель, которого ищет Катерина. И вещи, которые пропадали, должны где-то всплыть. Чтобы быть в курсе событий, нужно понимать, как живёт район, кто тут за что отвечает, и кто знает все слухи, держит руку на пульсе.

Чего только не узнал и не увидел Банев за эти дни, где только не побывал. Он бродил по грязным улицам и заглядывал в страшные забегаловки, где собирались самые низы общества. Один раз даже ночевал в гостинице, располагавшейся в разваливающемся доме, где ему мешали спать матросы, развлекающиеся с уличными проститутками после длительного плаванья. Пару раз он опускал руки в карманы, где у него лежал отличного качества тяжёлый кастет, но каждый раз обходилось. Успел обзавестись знакомыми и даже парочкой поклонниц, которых он защитил от пьяных в хлам докеров.

Однако, ничего интересного и относящегося к делу инспектор пока не нашёл. Катя продвинулась в поисках, но пока не дошла до последнего звена, до самого свидетеля. Анджей уже не очень верил, что тот найдётся, а если и найдётся, то, скорее всего, окажется, что он сам ничего не видел, только слышал от других. Других зацепок не было, дело он тщательно изучил и приходилось ждать следующего события, которым станет убийство — ничего другого преступники не делали. Во всяком случае, другие преступления, совершённые в этом районе, не смогли привязать к комарам с предполагаемым напарником или наводчиком.

«Райский уголок» начал заполняться докерами, сразу стало шумно и душно, воздух наполнился малоприятными запахами. Мне тут ничего не узнать, решил Банев, и вышел на относительно свежий воздух улицы. У него в планах было немного прогуляться по двум неспокойным улочкам и потом заглянуть в одну забегаловку, где были, на удивление, вкусные мясной пирог и приличный кофе. Место было, почему-то, не очень популярное и там даже вечером можно было найти место не только у стойки, но и за столиком.

Весна в этом районе проявлялась с довольно неожиданной стороны — начинали зеленеть кусты и маленькие деревья, растущие на стенах и крышах, заброшенных домов. Некоторые из них уже были предназначены под снос, но всё ещё стояли, а в некоторых даже жили. Тут легко скрываться преступникам, думал Банев, как людям, так и комарам. Тут можно скрываться сколько душе угодно и никто тебя не найдёт, особенно, если у тебя есть запас еды и тебе не нужно высовывать свой нос, или хоботок из логовища.

В «Заморской тёще», той самой забегаловке с мясным пирогом и кофе, играла приятная негромкая музыка и все столики оказались заняты. Банев примостился на высокий стул около стойки и заказал у милой официантки уже традиционные две порции пирога и большой кофе. Рядом с ним сидели два кочегара, не торопясь, со вкусом, пили кофе по-ирландски, явно не первый, и обсуждали скуку.

— Ничего не происходит, каждый день одно и то же, ничего не меняется.

— Сходи в квартал красных фонарей, там найдётся детка, которая покажет тебе все краски мира! — Кочегар смачно рассмеялся.

— Не то! Хочется интересной жизни, а то каждый день мы с тобой вкалываем с утра до вечера и никаких приключений. Хотя бы просто каких-то событий в жизни.

— Чтобы прораба пришибило плитой, да?

— Ну хотя бы, — усмехнулся второй, худощавый кочегар, — хоть какое-то событие, а то даже обсудить нечего.

— Ну может сегодня этот, в плаще, придёт. — При слове «плащ» инспектор Банев весь превратился в слух.

— Да, не… он вроде три дня назад был, он так часто не ходит.

— Мне говорили, что пять дней назад, так что может и появиться. — Повисла пауза, разбавляемая причмокиваниями при питье кофе.

Банев не выдержал и обратился к кочегарам:

— Простите, братцы, я тут недавно, не в курсах местных сплетен. А что за типчик в плаще?

Мужики посмотрели на Банева с интересом, один из них развернулся к нему с кружкой в руках и начал рассказ. Было видно, что ему приятно рассказать историю, которую уже все знают, новичку. Принять участие, пусть и скромное, в распространении легенды.

— Есть в этой забегаловке один клиент, который появляется примерно раз в неделю, уже раз десять был, но никто точно не знает сколько раз. Вначале на него не обращали внимания, но факты копились и стало интереснее… Первым его видела Джессика, официантка, что нас сейчас обслуживает, замечательная девочка, кстати, если вы будете с ней поласковее и не пожалеете чаевых, она вас не разочарует. — Кочегар подмигнул Баневу всем лицом. — Так вот, Джессика первой обслужила этого загадочного клиента. Хотя, может быть, просто хвастается, что первая, но началось всё именно с неё. Она подтвердит. Каждый раз его видели в одном и том же: длинный тёмный плащ с капюшоном, который он не снимает даже за едой, и шарф, кроваво-красный, как будто бы напитавшийся свежей крови невинных младенцев, который он наматывает на шею так, что скрывает пол-лица, но всё равно шарф волочится по земле, такой длинный. Ходит странной походкой, сгорбленный, в перчатках и всегда молчит.

— А как же он делает заказ? — Удивился Банев такому описанию, во многом уже знакомому.

— Он просто тыкает пальцем в меню. Хотя, так как он заказывает каждый раз одно и то же, то ему уже и так приносят, без заказа. Особенно если милашка Джессика в это время работает. — Кочегар опять плотоядно улыбнулся. — И знаете, что этот тип каждый раз заказывает?

— Нет, что-нибудь экстравагантное? — Банев сразу понял, что ляпнул лишнего, слишком сложное слово для этих мест. Вот и кочегар глянул на него подозрительно, но рассказ его слишком увлёк и он продолжил.

— Нет, он каждый раз заказывает суп, только суп. Обычный мясной бульон с сухарями, но сухари никогда не ест. И всегда просит три порции: сначала съедал одну и просил следующую, тыкая в меню, сейчас ему сразу приносят три.

— Как интересно! — Искренне не удержался Банев, чем подзадорил рассказчика.

— Точняк! Но никто не знает, когда он придёт, предпочитает тихие часы, когда тут мало народу. Сложно его увидеть, а так хочется! Ведь он не просто приходит и ест! Он приходит с книгой и читает за едой! Где это видано за едой ещё и читать!

— Причём он так странно читает, — присоединилась к разговору Джессика, — я принесу ему тарелки, он поставит одну перед собой, сгорбится ещё сильнее, поставит перед собой книгу и читает не отрываясь, только иногда страницы переворачивает, а потом глядишь и тарелка пустая, он вторую берёт. А когда успел съесть и непонятно! Ложку потом так облизывает, что как будто и не пользовались. Загадочный тип…

— А как он расплачивается? — Задал вопрос Банев, но его не услышали, так как в разговор вклинился ещё один мужчина, такого же потрёпанного вида, как сам инспектор.

— Не читает он, не втирайте мне тут! Я сам его видел: да сидит с книжкой, не читает, зуб даю!

— Почему вы так уверены? — С интересом спросила Джессика, — я видела как он читает и страницы переворачивает.

— А вы видели, что он читает?

— Нет, не присматривалась, у нас это считается неприлично для официанток.

— А я вот случайно увидел, когда сидел за соседним столиком. Заметил, когда он убирал книгу после еды.

— И что? — Все, кто слышал этот разговор, затихли и напрягли слух.

— Не знаю что, — послышался разочарованный вздох, — но… в одном совершенно уверен — он держал книгу вверх тормашками, название книги было не прочитать, так как буквы были перевёрнуты. Я так удивился, что даже подавился пивом! Пока я откашливался его уже как ветром сдуло.

Тут зал как ожил: многие встали из-за своих столов и присоединились к обсуждению, вернее к спору, так как были те, кто видел, что он действительно читал, и даже вспоминали какие-то названия книг, всё неправдоподобные, кто-то утверждал, что видел не только обложку, но и содержание, утверждал, что тип в плаще быстро читает — типичные свидетельские споры, где мало правды, но множество красочных деталей. Полезной информации в этом шуме уже не было. Банев подозвал Джессику и расплачиваясь спросил её перекрикивая шум:

— А как этот тип в плаще расплачивается?

— Уходя он оставляет деньги на столе, всегда с запасом, что мы считаем чаевыми, как компенсация за его странности. Мне он нравится: худой такой, видно, что безобидный, наверное, кто-то его сильно обидел.

— Вы хорошая девушка, добрая. — Банев улыбнулся и оставил приличные чаевые. — А когда он был в последний раз?

— Не знаю точно, не в мою смену. Видимо, четыре дня назад, это значит, что, скорее всего, он на днях опять появится.

— А в какое время он приходит?

— Днём обычно, когда мало посетителей. Как-то раз пришёл перед закрытием, когда основная масса работяг уже разошлась по домам.

— Спасибо, дорогуша, я ещё завтра загляну, уж больно у вас хороший мясной пирог.

Добавить комментарий

Войти с помощью: