Глава 1

Чистое небо над головой — как приятно! Под головой свёрнутая куртка, в руке фляга с замечательно ароматным белым портвейном, на груди лежит кусок мягкого белого хлеба. Чуть слышно на ветру шевелится свежая ярко-зелёная трава, но ещё нет противных насекомых — обычных мелких насекомых, которые слетаются на вкусные запахи слегка вспотевшего тела и сладкого алкоголя.

Пить с утра не самое правильное занятие, но Банев всё ещё был на больничном и поправлял свои силы. Правда главное было не это, а то, на что он смотрел: высокий бетонный забор, старый, но мощно вросший в землю, — не то, что сейчас делают богачи у себя на дачах, — на века делали, а ещё на заборе была колючая проволока. Аккуратно, без экономии, по-военному, подумалось Баневу, витки проволоки шли по всему периметру, это Анджей проверил за последние два дня, даже над воротами, несмотря на то, что ворота были укреплены двумя башенками с дозорными. Ни одного слабого места в обороне. В паре мест старые бетонные плиты забора потрескались, но везде красовались новые доброкачественные заплаты. Даже не подсмотришь.

Дело было даже не в самом заборе вокруг мифического завода железобетонных конструкций, а в том, что росло между ним и нынешнем лежбищем Банева, где он предавался размышлениям. Четыре ивы с округлыми кронами, тесно стояли между заброшенным гаражём и такой же заброшенной парковкой, где трава уже активно дробила серый асфальт на маленькие кусочки. Ивы не были стрижены, они от природы так росли, их разве что слегка обкорнали со стороны забора, чтобы ветви не касались колючей проволоки. Деревья как деревья, таких ив в городе было много, особенно их любили сажать на набережных и вдоль железных дорог. Так что само по себе в них не было ничего такого, чем стоило бы любоваться, но… Банев был уверен, что очнувшись после коллектора, где он потерял сознание, он видел именно эти деревья — с другой стороны от забора. То есть он был на территории завода, которую военные называли секретной, то есть это никакой не завод или, по крайней мере, не производятся тут железобетонные конструкции. Завод железобетонных конструкций им. А.С. Прядильщикова не должен иметь такую оборону с камуфлированными башнями по углам. И двойными воротами — это Анджей успел разглядеть, когда на территорию въезжал крутой джип с тонированными стёклами и гражданскими номерами.

Как связан «завод» с гигантскими комарами? Банев доверял интуиции, потому был уверен, что связь есть. Узнать бы, чем на самом деле там занимаются, но пока это не удалось. Танак, так они назвали самца гигантского комара, который спас Анджея, мало рассказал, точнее как рассказал — смог подтвердить. Катя всё ещё билась над тем, чтобы научить его языку, писать он так и не научился, но показывать нужные буквы, которые иногда складывались в слова — уже мог. К сожалению, слова редко складывались в нормальные предложения, так что прогресс был невелик. Танак слышал человеческую речь, что-то даже понимал, но из этого тоже было мало толку, разве что удобства в быту. Иногда казалось, что он понимал скорее интонации, эмоции в речи, чем слова. Иногда Катя до слёз билась с ним, чтобы получить хоть какую-то информацию. Анджею приходилось её успокаивать, а Танак казался смущённым, что не смог объяснить то, что от него добивались. Несмотря на это, прогресс всё-таки был и надежда жила, но как же хотелось быстрее всё узнать!

Другое направление, официальное, тоже мало, что принесло. Все запросы в военное министерство закончились просьбой сверху, от полицейского начальства, — не лезть к военным с вопросами, — всё равно ответа они не дадут, всё засекречено. Никакой информации о том, как и где нашли Банева — нет, никаких улик тоже не оставили: Анджея привезли в гражданскую больницу голым, без одежды и оружия, перевязанным обычными бинтами и под наркотиком. Ничего, чтобы могло рассказать о случившемся, не осталось, если бы Банев не нашёл Танака, то он бы уже решил, что это всё, включая военных, был горячечный бред раненого, но новый напарник был живым, причём в прямом смысле слова, доказательством того, что инспектору это не привиделось.

В коллекторе действительно жил выводок этих странных комаров, как их теперь все звали — комары Банева, самцы и самки, сколько — Танак пока не смог объяснить, но точно больше четырёх. Точнее не жили, а только встречались, прятались и общались. Если Катя, которая взяла отпуск за свой счёт, чтобы ухаживать за Баневым и учить читать и писать Танака, правильно поняла попытки рассказать историю, кладка этих комаров была отложена где-то рядом с коллектором, потому эта комната была первым местом, где комары собирались. Память о светлом детстве, чтоб их, ругался Банев. Там они хранили какие-то вещи, каждый приносил то, что ему по какой-то причине нравилось — найти эти причины было очень заманчиво, но пока сложно. Размножались всегда в других местах, не связанных с местом рождения, видимо почему-то было такое правило, и его разумность слегка пугала Анджея. Вообще в этом деле многое его пугало, хотя с другой стороны, с официальной, никакого дела и не было: нет трупа — нет дела (правда где-то должны были быть кладки), а тут вообще ничего не было, кроме секретности военных, через которую никак было не пробиться. Про Танака знала только Катя, никому из коллег Банев не раскрыл эту тайну, хотя очень хотелось показать энтомологам живой экземпляр вида из отряда Diptera, семейства  Megaculicidae. Megaculix banevi  — неплохое название, но лучше переделать в Taneka banevi, чтобы Танеку было не обидно, он же уже не кровосусощий.

Это я отвлёкся, подумал Анджей, и глотнул портвейна. Тёплый, зараза, забылся и всё так и держу его в руке, надо было в травку положить. Как же узнать, чем тут занимаются? Может историческая справка, что я вчера заказал, даст что-нибудь, вдруг военные забыли там подчистить. Ещё там должна быть карта всех коммуникаций: военные заварили туннель к югу от комнаты, ту часть, что идёт вдоль, или даже под, их «заводом», но, возможно, есть другие пути туда попасть. Может быть там что-то найдётся. Но что?

Тут Банев понял, что уже некоторое время у него в кармане вибрирует телефон. Чёрт, забыл звук включить! Оказалось, это уже не первый звонок — сержант уже полчаса пытался до него дозвониться.

— Анджей, я знаю, что ты ещё на реабилитации, но если есть силы и время, загляни в офис, тут, кажется, есть кое-что интересное для тебя.

— Это срочно, шеф? — Странные нотки в голосе начальника послышались Баневу.

— Желательно сегодня, кое-какие новости появились, возможно по твоему делу.

— Кого-то нашли? — Нетерпеливо спросил инспектор по насекомым и вскочил.

Хлеб, лежащий на груди упал на газон, а из фляги слегка расплескался портвейн, к которому Банев лишь слегка притронулся в это утро.

— Новое убийство, похоже твой комар…

— Они не мои, — огрызнулся Банев.

— …прости, — похоже, что комар Банева, возможно из тех, что ты встретил, так как, судя по следам, он раненый, калеченный.

— Жертва?

— Пьяный в доках, в паре километров от коллектора, где ты был.

— Странно, что так много времени прошло… залечивал раны, что ли. Он или она?

— Самка или самец? Ещё неизвестно, но, вроде бы, крупный экземпляр. — У инспектора перед глазами встал тот огромный силуэт в туннеле, в который он яростно выпускал пули из пистолета. — Примечательно, что жертва жива, не вся кровь выпита. Мужчина доставлен в больницу без сознания, врачи говорят, что надежда есть. Инспектора из Весёлого посёлка, тебе знакомые Власов и Минин, скоро приедут и займутся, но, думаю, тебе это будет интересно. Да и развлечёшься — конечно, вряд ли тебе скучно с Катей, но я же знаю, как ты любишь своё дело.

— Буду через полчаса… — Банев хотел сразу, не кладя трубку броситься к машине, но понял, что ещё не готов к таким забегам, — нет, скорее через час, есть смысл ехать в больницу?

— Нет, он ещё не пришёл в себя. Лучше приезжай в участок, а потом съездишь вместе с ребятами на место преступления — я не хотел бы, чтобы ты сейчас один ездил.

Добавить комментарий

Войти с помощью: