Глава 6

Чистое небо над головой — как приятно! Лишь последние облачка обрамляют глубокую, слегка выцветшую к полудню синеву. Под головой рюкзак, для мягкости в него запихнута куртка. Рядом, в давно некошеной траве, лежит фляга с ароматным портвейном, предусмотрительно спрятанная в прохладу ещё влажной от утренней росы, травы. На груди лежит едва надкушенный багет и умопомрачительно пахнет.

На краю зрения в небо упирались четыре старые раскидистые ивы с округлой кроной. Ещё чуть ниже — шла серая лента бетонного забора, бесконечная лента с обрамлением из колючей проволоки. Не так давно Банев тут уже лежал — вот так же с вином и хлебом — и так же смотрел в небо, но как много (портвейн не слишком тёплый) всего изменилось!

Рядом с ним ещё лежала папка документов: ему удалось через дядю начальника Генштаба получить документы про этот объект за забором. Изначально тут был химический завод, производящий большой объём химикатов разного назначения, включая инсектициды и гербициды. Одиннадцать лет назад случилась авария, несколько человек погибло и большое количество токсических веществ попало в канализацию. После этого провели ряд проверок и завод закрыли, территорию закрыли. Именно тогда уже существующий забор усилили и развесили колючку.

Видимо какие-то из утекших в канализацию веществ были мутагенами, которые воздействовали на личинки комаров, всегда во множестве плавающих в тёплых и грязных водах туннелей, на муравьёв и других насекомых. По какой-то причине все выжившие стали увеличиваться в размерах и быстро, буквально за год, комары выросли до гигантских размеров и стали охотиться на собак и людей. Вскорости за ними подоспели тараканы, муравьи, мокрицы и чешуйницы. И город вступил в жестокую схватку… Как раз в тот год Анджей пришёл в полицию на только что появившуюся должность инспектора по насекомым.

В борьбе с гигантскими насекомыми не последнюю роль играли военные, которые ими интересовались в том числе с целью использовать как оружие, — они везде и во всём ищут оружие. Три года назад, когда научились бороться с новыми видами, зачистили от них большинство районов, военные получили территорию давно закрывшегося завода для биологических опытов на гигантских животных, в первую очередь на комарах, которые оказались самыми живучими и наиболее быстро передвигающимися. Да и чего скрывать — самыми опасными для человека.

Вот тут начиналась самая секретная часть документов, доставшихся Баневу. Секретная, но самая предсказуемая: военные учёные хотели улучшить породу комаров, сделать их ещё опаснее для человека, сделать их хоть сколько-нибудь обучаемыми, чтобы можно было ими управлять. Управляемые убийцы, умеющие бесшумно залезть в окно жертвы и высосать её досуха, никого не разбудив. Нет, конкретно этого они не планировали — само так получилось.

Выведение пород комаров шло быстро, отбор нужных признаков делался легко — разнообразие в больших кладках позволяло. Не спрашивайте меня, чем они кормили самок. Однако многочисленность подопытных комариков и некоторая безалаберность персонала, не умеющего работать с живыми организмами, привели к тому, что нескольким комарам удалось улететь. Действительно, нигде нет толковых инструкций по ведению полуразумных существ — только безумные фантазии о том, как нужно защищаться при работе с инопланетными формами жизни и разума.

Сколько точно комаров проникло всё в ту же злосчастную канализацию — никому не известно, но, судя по всему — немного, две-три особи, но этого оказалось достаточно. В документах говорится, что это были наиболее перспективные особи. Не удивительно — самые умные и сбежали, не дураки же. И вот тогда в доках началась полоса смертей от комаров, которых впоследствии назовут в честь Банева.

Они не успели сильно размножиться (ещё одно влияние разумности), так что дел натворили относительно немного. Судя по всему, особи сбежавшие от военных прожили немного, а в основном наделал дел их первый и единственный выводок. Если верить исследованиям военных, то эта группа комаров, — братья-сёстры, если так можно сказать, оказалась умнее всех предыдущих — селекция дала свои плоды уже на свободе. Хотя, зачатки общения, некоторый уровень языка учёные заметили ещё два-три поколения до этого.

Всё дальнейшее известно лишь косвенно и не имеет достаточного основания, больше похоже на миф, чем на реальность, но пока другого ничего не имеем. То ли разумность, то ли какие-то изменения в гормональном уровне, произошедшие в связи с увеличением размеров, но комары стали тяготеть к моногамности. Моногамность в свою очередь привела к охоте парами, что и наблюдал Банев при первой встрече с ними: самец помогал самке проникнуть в помещение и следил, чтобы питание кровью прошло гладко.

Не у всех были устойчивые пары и не все убийства проходили так гладко. Танек, который в то время был ещё безымянным комаром, хотя, может, у него и было имя — своё, комариное, так вот Танек, когда охотился в паре со своей самкой, видимо не очень любимой, убил её — она хотела выпить кровь ребёнка, а он пожалел человеческое дитя. Или просто воспользовался поводом, кто знает. После этого ему пришлось уйти от своих, но он крутился вокруг и наблюдал за ними, в надежде получить шанс вернуться.

В этот промежуток времени Банев совершил своё не слишком обдуманное погружение в жизнь канализации и устроил засаду в комнате, где бывали комары. Чем закончилось это приключение мы уже знаем — Танек, который был неподалёку, услышал выстрелы и вытащил раненого инспектора на поверхность. Прямо в руки военных.

Банев потянулся, разминая мышцы и отгоняя неприятные воспоминания, глотнул портвейна и, задумчиво жуя кусок багета, смотрел как выезжает машина из ворот охраняемой зоны.

Сколько у них ещё там тайн хранится за высокими заборами с колючей проволокой? Какие ещё убийцы будущего растут за этими мотками колючей проволоки? Убийцы как живые, так и нет — химическое, атомное и ещё чёрт-те какое оружие. Однако, надо отдать должное, что там не только убийцы появляются — тот же Танек, в котором человеческого больше, чем во многих людях.

Мне кажется показательным, думал Банев, замечательным, поучительным, что эта неожиданная человечность и спасла Танека: когда мы с ним были в логове, он нашёл предмет, детскую игрушку, который принадлежал его сестре. Сестре, в которую он был влюблён. Пока так и не понятно, почему моногамный союз он заключил с другой, но сох он всегда только по той. Именно эти воспоминания, эта находка, заставила его вернуться к своим и увести подругу как раз в тот момент, когда военные встретились лицом к лицу с комарами, которым некуда было отступать — тут росли их многочисленные дети.

Как Танек накормил свою избранницу — пока остаётся неизвестным, но, вроде бы, новых жертв не было найдено. Этот комар уже хорошо разобрался в человеческой кухне, в том — откуда и какие продукты берутся, так что он мог найти всё, что ему было нужно и без убийства. В любом случае, пока остальные комары и военные взаимно истребляли друг друга, Танек с подругой размножался. И так получилось, что они остались единственными выжившими гигантскими комарами, во всяком случае, своего подвида. Два имаго и одна свеженькая кладка, которая теперь развивается под пристальным, но неразрушающим вниманием учёных — как военных, так и гражданских. Им вот-вот дадут официальное название Taneka banevi — в честь основателя линии комаров и в честь профессионального борца с комарами, который спас этого важного представителя вымирающего вида.

Хэппи-энд, почти как в сказке, где любовь побеждает всё на свете и даже смерть. И, что характерно, эта любовь случается не у кого-нибудь, а у хороших людей. Чёрт, сложно не думать о Танеке, как о человеке. Ладно: хэппи-энд случился у хороших комаров — пусть будет так. А у людей? Кажется, я слышу приближающиеся шаги — шаги не комара, но человека!

— Кто это тут прохлаждается? — Спросила Катя и присела Анджею на живот. — Кто тут выпивает, закусывает и всё без меня?

— Я не выпиваю, а работаю, или подрабатываю, мыслителем, а тут ты со своими низменными пошлостями и потребностями!

— Ну-ну! Мыслитель, тоже мне. И что намыслил мой милый?

— Что портвейн значительно лучше держать в траве, чем на солнце. Вот попробуй.

Стоило Кате потянуться к фляге, как Анджей сделал резкое движение и сбросил её на траву. Совместный смех прокатился по траве, поднялся по забору и запутался в густой кроне четырёх ив. У людей тоже хэппи-энд, подумал Банев, борясь с Катей за багет.

22.07.2019

Добавить комментарий

Войти с помощью: