Изнанка магии

Я стоял у ворот в свой колледж и смотрел, как неторопливо подходит Джеймс Смит: старик в дорогом бархатном плаще, который из-за сутулости хозяина начал волочиться по земле, но он, хозяин плаща, не готов был сознаться себе и другим, что плащ пора укорачивать. Джеймс Смит — директор колледжа Высшей тёмной магии и некромантии уже долгие пятьдесят лет. Помню, что когда мне пришли письма, в синем стояла его подпись. Как вчера помню: сидя на дереве я вскрывал эти, как мне тогда казалось, загадочные письма. Теперь же я их чуть ли не каждый день подписываю сам — красные письма, на правах директора колледжа светлой магии и ведовства. Вот такие пирожки.

И стою в воротах родного колледжа, в которые двадцать пять лет назад вошёл обычным мальчиком, которого только-только начали называть не Том, а Томми. Теперь же я опять Том, сэр Томас, а ворота всё те же. И Джеймс Смит всё тот же. И так же опасен.

Много лет наши колледжи мирно сосуществовали и делили детей на светлых и тёмных, но последние пять лет что-то не разладилось, говорят, в тёмном колледже решили, что мы где-то сделали подлог, что чуть ли не я, нынешний директор, должен был стать тёмным, но из-за незаконного воздействия стал светлым. Чушь, все знают, что такое воздействие невозможно, характер человека во многом предопределён тем, что он делал в прошлой жизни, как умер и после рождения что-то изменить может только он сам. Как бы там ни было, войну объявили, правда обе стороны ведут её крайне лениво, как будто это никому не нужно. Может быть, говорят наши старцы, это какой-то отвлекающий манёвр или ещё какой-то непонятный ход с двойным дном.

Никогда им не верил, думаю, они просто не знаю как напасть так, чтобы однозначно победить. И, мне кажется, знаю почему их лидер, директор колледжа, пошёл в одиночку нападать — он боится, что умрёт и не успеет использовать всю магическую энергию. Лучше хоть как-то потратить, с некоторой вероятностью достижения успеха, чем умереть в своей кровати. Разумная тактика, даже в чём-то смелая.

Вот он уже перешёл улицу, идущую вдоль стены колледжа, осталось пройти половину квартала, чтобы оказаться напротив меня. Медленно идёт, куча времени, чтобы подготовиться. Есть у меня козырь в рукаве, о котором извечный враг не догадывается. Нет, он знает, что у меня есть это кольцо, но он не сомневается, что я боюсь его использовать. Вот оно слабое место индукции: сотни лет до меня никто из светлых магов не решался использовать силу кольца, потому он думает, что я тоже не решусь. У этого вывода есть основания, но недостаточно твёрдые — и я ему это докажу.

Золотое кольцо я сжимал в кулаке — простое гладкое кольцо без украшений, даже несколько потёртое, в глаза не бросится, но силу имеет просто сказочную. Однако, как и всегда, за силу надо платить, многие не готовы платить такую цену. Ходят легенды, что последний раз им пользовался Хлорик — двести лет назад и сошёл с ума. Похоже на правду. Для использования кольца не требуется много сил или умений, оно просто как носок с песком, но это из тех сил, про которые говорят, что не волшебник управляет магическим артефактом, а артефакт — волшебником. Про все мощные предметы силы, будь то кольца, медальоны или мечи, так говорят, но это от незнания.

Смит остановился напротив меня, прищурил глаза и сказал:

— А, молодой Кори, самый молодой директор колледжа светлой магии. И меньше всего продержавшийся на этом месте, умерший таким же самым молодым директором. И последним директором.

— Вы ошибаетесь, мистер Смит. Я жив и предпочту остаться в этом состоянии ещё долго.

— Вот как? — И тут он ударил меня.

Если вы думаете, что настоящая магия — это шары огня, молнии и тому подобное, то вы сильно заблуждаетесь. Ведь, чтобы создать шар огня, нужно воздействовать на материю, усилить компоненту огня, а почему ваш противник не может вам помешать? Хотите поднять скалу, чтобы бросить на врагов, уменьшаете вес, но почему другой маг не может её обратно повышать? Магическая битва — это совсем иное…

Представьте, что между вами и вашим врагом на земле лежит копьё. Вы пытаетесь схватить его и убить им противника. Что он будет делать? Правильно, то же самое. В итоге получится что-то вроде перетягивания копья, где победит тот, у кого больше силы. Или хитрости: можно в самый напряжённый момент отпустить копьё и враг заколет сам себя. В процессе этого перетягивания у вас напряжены все мышцы, вы как пружина, но со стороны картина боя выглядит так, как будто двое друзей держатся за копьё, смотрят друг на друга и, возможно, что-то говорят. Подойди наблюдатель ближе, он бы понял, что это не друзья — слишком уж грязные ругательства говорят эти двое.

Вот так и мы стояли, каждый на своей стороне дороги, как будто бы наслаждаясь тёплым солнечным днём в ожидании машины или автобуса. Никто не видел, как сжимались кулаки и ногти впивались в собственные ладони, как напряглись спины, сжались челюсти.

Не могу точно сказать, сколько мы так простояли, но количество потраченной магической энергии, выброшенной из наших тел, невозможно подсчитать или измерить, думаю, территория колледжа ещё не знала такой плотности потоков. Похоже Смит всю жизнь копил энергию для одного, последнего, боя. Или ему когда-то очень повезло совершить действительно большое зло.

Силы мои таяли, оставался только козырь в кулаке. Воображаемое копьё, которое каждый тянул на себя, стало отдаляться от меня, делать хитрые финты уже не время. И тут я поддался, сделал вид, что ухожу в глухую защиту, перестаю тащить копьё, а только уворачиваюсь от тычков этого оружия. Смит почувствовал, что мои силы на исходе, и засмеялся.

В этом месте не было пешеходного перехода, но директор школы Высшей тёмной магии и некромантии не боялся попасть под машину. Магическое поле всё так же напряжено, но он идёт, медленно, по-старчески, через дорогу прямо в открытые ворога моего колледжа. Ничего не могу сделать, не могу остановить его разрушительное движение — такие мысли заполняют мою голову.

Он снисходительно похлопывает меня по левой руке и проходит мимо. Медленным шагом, приволакивая правой контуженной ногой, он направляется к главному входу, даже не оборачиваясь ко мне. И это был его промах, последний в жизни промах.

Лёгкое движение рукой и кольцо легко соскальзывает на палец, чувствую как сила наполняет меня, как будто свет пронизывает от кончиков мизинцев на ногах до макушки, кажется, даже волосы пристают дыбом. Вот она сила — магическая и ментальная.

Кольцо пытается убедить меня, что Смит совершенно не опасен, что он потратил свои силы в бои и теперь можно и нужно с ним поиграть. Ведь сейчас я значительно сильнее его, что он может сделать? Вот то свойство магических артефактов, которое вызывает ужас у многих людей, благодаря которому они подчиняют себе. Ложь самому себе. Так приятно лгать себе и убеждать себя в своём всемогуществе, в том что ты самый умный, или самый глупый, в зависимости от характера, в том, что никто тебя не любит — или все любят. Очень много в чём человек себе врёт и даже не замечает этого. Врёт себе зачастую даже больше, чем другим. Хуже того: врать другим — это плохо, а себе — ну так себе, никто же не узнает, почему бы и нет. Однако, ложь самому себе значительно хуже, в том числе потому, как раз, что никто не узнает — никто, кроме тебя самого. По этой же причине очень сложно заниматься самопсихотерапией — почти невозможно отследить тот момент, когда ты начинаешь врать себе о том, что ты не врёшь себе. Нет контрольной точки отсчёта, нельзя объективно проверить себя, а потому получается замкнутый круг и погружение в пучину врущего сознания, на самое дно, где безумие и самоубийство. Магические же артефакты кратно усиливают желание врать самому себе, обманываться, что приводит не только к неадекватному восприятию действительности, неспособности выполнять свои обязанности или побеждать в бою, но и к разрушению личности.

Умение не врать себе — вот лучшее средство. И для светлой магии, и для обращения с магическими артефактами. Маленький секрет для большой компании магов, который ничем не помогает, если ты не прикладывает усилий. Тоже — как обычно. Только работа над собой и личное усердие — лучше всяческих советов и хитрых уловок.

Нет, Смит чертовски опасен, у него тоже могут быть козыри в рукавах, а ещё он стар и, вероятно, мудр, значительно мудрее меня, а потому может сделать совершенно неожиданный для меня, зелёного юнца, финт. Нет, нужно действовать быстро и надёжно, без игр и выкрутасов.

Собрав всю энергию, я бросил её в спину старику, поднимающему ногу, чтобы вступить на первую ступеньку колледжа светлой магии и ведовства.

— Ни один тёмный не войдёт в мой колледж! — Крикнул я, и окончательно отпустил силу.

Практически ничего не произошло — Джеймс Смит пропал, растворился в воздухе. Я тут же снял кольцо и положил в прочную титановую коробочку, открывающуюся только специальным заклинанием. Всё, соблазн побеждён, сила использована, пусть кольцо покоится до следующей необходимости, желательно, чтобы уже не при моей жизни.

Добавить комментарий

Войти с помощью: