Этот мир

Давид вошёл в тёмную комнату Советов и не узнал помещение, в котором бывал уже сотню раз.

Огромный дубовый стол и тяжёлые кресла с высокими спинками были на месте, но от стола между всеми креслами стояли высокие прозрачные перегородки, из-за чего стол стал напоминать солнце, которое рисуют дети. Давиду стало противно от этой ассоциации, зал, который он так любил, стал чем-то чужим, даже — чужеродным.

Нельзя сказать, что встреча с другими участниками Совета рождала в ком-то радость, так что запрет на близкие контакты все восприняли с удовольствием — можно нарушить многовековой кровавый ритуал приветствия. С теми, кого действительно рад видеть, его можно провести за кулисами официальной части, зато какой тонкий намёк тем, с кем ты сделаешь вид, что не можешь поздороваться. Тонкая политика мадридского двора, но только выдержанная в дубовых кандалах на пару тысяч лет дольше.

— Все члены Совета собрались, так что можно считать экстренный Совет Величайших открытым. Передаю слово председателю Совета, Абрааму Аккадскому.

— Дорогие друзья! Мы с вами, практически со всеми здесь, знакомы лично и знакомы очень давно. Вы знаете, что я не люблю принимать необдуманные решения, всегда предпочитаю посоветоваться и подождать — за что меня некоторые упрекают, иногда заслуженно, — но в данном случае считаю, что медлить нельзя. Необходимо принять решение, которое всем нам, я в этом уверен, кажется диким и немыслимым, идущим вразрез с тем, что мы исповедуем с Начала времён. Надеюсь, что вы уже все в курсе происходящего, что мне не нужно вам всё подробно объяснять, но, перед тем как начать голосовать, я хочу дать высказаться нашему специалисту — помните, я люблю советоваться и потому всё ещё не только жив, но и председатель Совета.

— А у нас есть специалисты по раку?

— Мы всегда были вдали от науки, обоснованно держались от неё подальше, так что полноценных специалистов у нас нет, из-за чего, собственно, все проблемы и начались. Так что я предоставлю слово одному из самых молодых членов нашего совета — Марии Палестинской. Прошу, дорогая Мэри.

— Спасибо, господин председатель. Не могу сказать, что почётная роль специалиста на Совете Величайших мне так уж приятна — лучше уж не было бы повода проводить совет, но раз так сложились обстоятельства я постараюсь не занимать у вас много времени. В начале, с вашего разрешения, я сделаю очень короткий экскурс в то, что вы и сами отлично знаете, но это нужно, чтобы полностью раскрыть логику моего рассказа.

Вы все знаете, что вампиры не боятся болезней, наши организмы защищают нас от грибов, бактерий и вирусов, никто из них не способен развиваться в наших организмах. Даже вши и блохи избегают нашего запаха. Наши тела обладают отличной регенерацией — отрезанная рука отрастает заново всего за две недели, если питаться калорийной пищей в достаточном объёме. Всё это делает нас практически бессмертными, если мы не будем выходить на солнечный свет и нас не будут закалывать серебром в сердце. Однако, у всего есть свои минусы, но наш минус мы игнорировали все те века, что мы прячемся в тени. Высокий уровень регенерации наших клеток вызывает высокий уровень мутаций, что, в свою очередь, вызывает рак. Многие века мы с этим справлялись легко: вырезали больной орган, он регенерировал — и всё нормально. Метастазы в нас бывают крайне редко, видимо слишком агрессивная среда в крови. Так что этот минус казался нам совсем небольшим и не опасным, никто о нём не задумывался. И мы не задумывались почему существуют некоторые запреты, многим они казались ненужными.

Почему нельзя контактировать с оборотнями, чем они опасны? Многие говорили, что это же наши родственники, что в них такого. Некоторые даже хотели скрещиваться, но оказалось, что не зря был создан Вечный запрет. Молодость и новые знания не означают, что вы мудрее древних, мудрее Основателей. Давно этот запрет многих как бельмо на глазу. Думаю, каждый из вас лично знает хотя бы одного вампира, который нарушил этот запрет. Знает — и не убил этого вампира, как того требует Вечный запрет. И зря.

Вы задумывались, почему оборотни, наши родственники, так отличаются от нас? Почему они никогда не могут сравниться с нами по красоте? Почему они такие страшные, если говорить прямо? Всё потому, что они прокляты. Да, но что значит это проклятие? Может быть в этом зале и есть кто-то, кто верит в волшебство и проклятия, но уверена, что большинство знает, что это сказки для запугивания людей. Нет, проклятие оборотней иной природы и недавно люди дали имя этому проклятию — трансмиссивное злокачественное заболевание. Что это, спросите вы? Откуда люди знают про заболевания оборотней? Всё просто: они не знают, чем болеют оборотни, но они нашли очень похожую проблему у других необузданных хищников — тасманийских дьяволов. Эти падальщики подобны оборотням: охотятся и собирают падаль по ночам, пронзительно и противно кричат, обладают огромной пастью с острыми зубами и невыносимым нравом — думаю, вы все узнали в этом описании оборотней.

Так что эти тасманийские звери, так же как оборотни, часто дерутся и кусают друг друга за морды. Это не смертельно и не особенно опасно, но только если нет трансмиссивного злокачественного заболевания у того, кто кусает. Трансмиссивное злокачественное заболевание — проще говоря заразный рак — переносится при укусе от одного животного к другому. Это не совсем болезнь в том смысле, в каком принято использовать это слово, но заразная гадость, популяция тасманийского дьявола очень страдает от этой штуки.

Так вот, у оборотней есть что-то подобное, потому они такие страшные, с такими искорёженными мордами, но для них этот заразный рак, конечно, не тот же, что у тасманийских дьяволов, не смертелен, как вы знаете, они живут с ним очень долго и даже, к сожалению, не сильно страдают от него. Они часто кусают друг друга, в том числе в игровой форме, потому у всех оборотней есть этот рак. Если они кусают человека, то не только превращают его в оборотня, но и заражают раком. Насколько мне известно — ни один не избежал этой заразы.

Именно из-за этого существует Вечный запрет — из-за этого заразного рака, трансмиссивного злокачественного заболевания, которое, как выясняется, опасно и для нас. Потому, что мы родственники. Последние несколько сот лет молодые вампиры решили, что они умнее предков и стали часто нарушать Заветы Предков, в том числе этот Вечный запрет. Они нарушали и не видели причин, почему его нужно соблюдать, а потому нарушали повторно. Им казалось, что проклятие оборотней — выдумка, они решили, что с ними поступили так же, как они сами поступают с людьми, и посмеялись над Вечным запретом. Но хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Теперь главенствующую роль, которую мы удерживали тысячелетиями, могут получить оборотни.

Первое время рак приспосабливался к телам и метаболизму вампиров, не каждый укус, не каждый межвидовой контакт успешно переносил раковые клетки вампирам, часто эти клетки не приживались. Однако, контактов было много и где-то когда-то, достаточно было одного раза, и это проклятие оборотней прижилось у вампира.

Дальше всё просто: вы знаете наши привычки и традиции. Кусать, совместно пить кровь из ран и так далее. Одно кровавое приветствие чего стоит. В итоге за сто, сто пятьдесят лет заразный рак распространился на огромное количество вампиров по всей планете. И вот тут оказалось, что у вампиров страдает не только красота и самомнение — этот обортнический рак оказался опасен для вампиров. Он в наших телах развивается медленно, но легко распространяется, поражает многие органы. От него не избавиться, если запустить процесс болезни, а на ранних стадиях мы не умеем его распознавать. Так что у нас остаётся простой выбор: либо почти полное вымирание и покорность перед оборотнями, либо раскрытие перед людьми и просьба о помощи. Люди давно разрабатывают средства от рака, им многое удаётся, так что, возможно, они подберут какие-то уже готовые лекарства. Или найдут новые — мы умеем ждать и у нас ещё есть несколько столетий до критической точки невозврата. И у нас есть деньги, много денег, чтобы хорошо финансировать эти исследования. Нам не хватает специалистов — вампиры никогда не смогут быть хорошими учёными, так что вырастить своих мы не сможем. Что выберете вы: медленное умирание и доминирование оборотней или попытка спасти с помощью тех, кого мы всегда презирали? Спасибо, я закончила.

— Спасибо, Мэри. Мне кажется достаточно слов. Уважаемые члены Совета Величайших, предлагаю голосовать. Голосование закрытое, никто не узнает, кто как проголосовал. Процедуру вы знаете отлично, не буду тратить время. Да свершатся великие дела Вампиров общим судом Величайших!

Добавить комментарий

Войти с помощью: