От автора

О застрявшем в душе

На самом деле, я почти постоянно что-то придумываю, разные истории, судьбы, миры. Иногда это какие-то обрывки, красивые картинки, а иногда целые большие миры, со сложными законами, правилами, взаимоотношениями. Зачастую я увлекаюсь таким миром и придумываю его историю, судьбы его жителей, а потом, когда он выполняет свои цели, интерес затухает и я перестаю придумывать истории того мира, начинаю что-то новое. Постепенно мир забывается, стираются детали, остаются только наиболее интересные идеи, которые тоже потом, с годами, могут забыться. К сожалению, очень редко такие фантазии оказываются записанными. Это происходит по целому ряду причин, главная из них — нет не отсутствие времени и настроя — заключается в том, что рассказ для самого себя и для других — совсем разные вещи. Когда я придумываю себе, нет надобности описывать человека словами — я его вижу, знаю его важные черты, а остальных черт просто нет. Для других такое описание не годится, да и я не всегда могу точно вербально описать то, что предстаёт моему внутреннему взору. Много раз так было: для себя всё рассказывается легко и гладко, когда же пытаюсь перенести на бумагу, понимаю, что всё не так, что нужно рассказывать последовательно, а не скакать туда сюда, если забылось что-то, что нужно рассказывать полностью, то, что у меня в голове пробегает одной коротенькой мыслью: ну это он сделал как тот-то в таком-то фильме или как тот вот герой книги. Сейчас я чаще стал придумывать сразу для других, в той форме, которую можно записать. Но всё равно всё самое интересное получается во внутренней форме, полувербальной.

Но один мир оказался не таким. Я его долго и подробно разрабатывал, точнее придумывал историю одного человека, через которого рисовал весь мир. Даже записал первую главу истории. Но потом заглох, не пошёл текст, на том месте, которое было размыто, сложно вербализуемо, в том числе потому, что я придумывал несколько версий одних и тех же событий. И потому, что этот момент был не важен для сюжета, нужен был сам факт и его следствия, а не детализация, которая, как мне казалось, нужна для текста. Короче, я забросил этот мир Города. Да, это мир Города и Рольфа Меркадера. Надо сказать, что к моменту написания текста история Рольфа была уже почти полностью придумана, а к написанию поста — давно заброшена. Однако, он никак не идёт у меня из головы, не забывается этот мысленный эксперимент. Уже несколько раз я пытался взяться за продолжение, но так и застрял на середине второй главы. Совершенно не представляю как описать это место в сюжете. И вот сегодня я понял, что его можно обойти, зайти с другой стороны, что можно нарушить строгую временную ось и записать хоть какие-то фрагменты, которые ещё помню, хотя прошёл уже не один год с момента выдумывания мира. С другой стороны, я помню принципы, по которым воздвигался мир, а значит могу воссоздать его заново, пусть другой, но близкий, с тем же любимым Рольфом. Так что я постараюсь поднять эту тему и написать, хоть коротенькие, тексты — фрагменты из истории Рольфа Меркадера, принца Города. Поделиться Рольфом с другими я хочу давно, но не знаю почему именно сегодня мне пришла мысль начать писать именно так, отрывисто, вспоминаю о нём часто.

Почему он, Рольф и тот мир, так мне важны? Изначально я начал придумывать подобные истории просто для развлечения, а потом понял, что это возможность для моделирования различных жизненных ситуаций и рассмотрения различных вариантов поведения, расстановки приоритетов. Тут важно, чтобы мир был не волшебный, а логичный. Да, в нём может происходить то, что невозможно в нашем мире, но всё должно происходить по строгим правилам. Тогда возможно делать реальные выводы из того, что получается в выдуманном мире. Об этой роли Рольфа я немного говорил в прошлый раз, когда представляя первую главу. Рольф является для меня не только образцом для подражания, но и инструментом для решения сложных проблем, прежде всего этического, морального толка. Примерно как Раскольников у Достоевского. Я специально подстраивал для Рольфа ситуации, когда ему приходилось делать выбор и часто это был очень непростой выбор. Может удивить такая формулировка «подстраивал для Рольфа ситуации», как так, ведь он же мною выдуман. Так-то оно так, да не так. С одной стороны, хороший выдуманный герой начинает жить своей жизнью, с другой, он создавался по некоторым правилам, то есть в него закладывались принципы его поведения, а значит вести он должен себя определяясь ими. И в создаваемых ситуациях я проверял на прочность его личность, те принципы, которые были придуманы. Ещё нужно учесть, что Рольф придумывался долго, он вырос и постарел в процессе создания полного образа. С течением времени он обрастал всё большими деталями, как человек с годами становится умнее и глубже в мыслях. Я часто не мог предсказать, как он будет поступать в тех или иных ситуациях, мне нужно было провести его через них, чтобы это выяснить.

Сейчас уже не помню всех деталей и все ситуации, через которые он прошёл, но многое для меня прояснилось за время жизненного пути Рольфа. С его помощью мне удалось отбросить старые идеалы, которые оказались ложными. Крайне тяжелая и драматичная часть повествования касалась встречи Рольфа со своим далёким предком, со Странником. Вне мира Города Странник является идейным предком — долгое время он был центральной фигурой множества моих выдумок и миров. В мире Города его сменяет Рольф и чётко видна между ними разница: Рольф значительно чище, более открытый, он пластичен и телом, умом и духом, он оптимистичнее и радостнее, чем Странник. Рольф не отстранён от мира, он его органическая часть, позитивная, деятельная часть. Он больше думает о других и не мыслит себя в отрыве от людей, от семьи. Хотя у него иногда бывают периоды, когда необходимо одному уйти в пещеры и подумать о том, как быть дальше. Но после этого он обязательно возвращается обратно и ещё активнее взаимодействует с обществом. Встреча со Странником была сложным местом в истории, но необходимым, так же как было обязательным убить Рольфа в конце, он должен был умереть окруженный детьми, многочисленными внуками и правнуками. В этом тоже его разительное отличие от Странника, который не признавал смерти. Даже в мире Города Странник не умер окончательно, хотя и не жил в том виде, как это привыкли делать обычные люди. Может быть именно из-за того, что Рольф умер, он так глубоко застрял у меня в голове и не даёт покоя. Это светлая, но дерзко сильная, величественная, но тепло-дружеская, с гордо поднятой головой фигура остаётся смутным образом Человека.

13.05.2013

Предисловие к первой главе

Сегодня хочу сказать об очень важном для меня произведении… хотя нет, для меня значительно важнее персонаж, герой. Давайте знакомиться — Рольф Меркадер, принц города.

Сразу скажу, что письменных источников об этом человеке очень мало. Дело в том, что когда я его придумал мне хорошо сочинялось, но перенести на бумагу было сложно. На одном дыхании написалась первая глава, которую я и предлагаю Вашему вниманию, а дальше запись остановилась, хотя я знал все детали происходящего с Рольфом. Придумана была огромная история, которой хватило бы на десяток, я думаю, томов, но вот не сложилось. Может ещё и запишу кое-что, надеюсь на это. Рольф прожил полноценную долгую-долгую жизнь со множеством приключений, открытий, сложностей и их решений, в окружении любящих его людей и любимых им. Он спасал весь мир и конкретных людей, довольно часто стоял перед сложным выбором, который можно было сделать только с кристально чистой душой. Но хватит об этом, надо сказать о другом.
Почему он мне так важен? Рольф был задуман как образец для подражания, как молодой человек, у которого всё правильно, начиная с отношений с родителями и братьями-сестрами. У которого жизнь складывается так, как он хочет. Рольф занимается именно тем, что ему нравится, тем что по душе. Интересы, вкусы меняются, с возрастом он познаёт жизнь и меняется, но всё равно остаётся на своём месте, занимается любимым делом с любимыми людьми. Остаётся счастлив, как никто другой. Он делает счастливыми других людей, практически всех окружающих. У него нет комплексов, психологических проблем, он предельно честен и внутри у него чисто как в кристалле бриллианта.
Раньше я почти всегда главного героя ассоциировал с собой, часто писал от первого лица. Постепенно я начал намеренно от этого уходить, особенно от повествования от первого лица. Дистанцироваться от главного героя было сложнее. С Рольфом я изначально поставил задачу максимально отделить героя от себя. Он идеал, к которому хочется стремиться. Предполагалось, что Рольф должен заставить читателя, с одной стороны, задуматься, а с другой стороны, сделать его чуть светлее, подсветить человека из междустрочья, дать ему импульс к конструктивным изменениям.
В тексте есть и мой художественный двойник, персонаж моих ранних рассказов — Странник. В записанном повествовании он только упоминается, в полной истории Рольфа о нём говорится больше. Сравнение этих двух персонажей всегда выявляет внутреннее превосходство нового героя, Рольфа Меркадера.

24.06.2012

Добавить комментарий

Войти с помощью: