Глава первая

Внизу по дороге неторопливо шли длинные караваны из пятидесяти, ста, двухсот мулов. Их погоняли многочисленные погонщики, в жару отмахивающиеся от гнуса и поднимающие столбы пыли, а в стужу и сильный ветер со снегом — понукающие терпеливых животных. Значительно реже появлялись большие повозки, запряжённые лошадьми, которые с трудом обгоняли медлительные караваны. Изредка встречались всадники. Приглядевшись можно было рассмотреть представителей народов из разных частей мира — на этом перекрёстке сходились торговцы из самых дальних уголков гор. Весь день и часть ночи дороги были забиты, и жизнь в пещерах кипела…

Но это было только в прошлом и в фантазиях Рольфа. Давно на этих дорогах не показывались караваны длиннее трех-четырех мулов или больше одной повозки за раз. Даже дед Рольфа не застал те времена, Золотой век перекрёстка. Более двухсот лет назад начался упадок торговли, и активно живущий город стал вымирать, часть народа ушла в долины искать работу, часть ушла с последними караванами. Только учёные, финансово поддерживаемые, продолжали активно работать, как будто никакого упадка и нет. На их высокотехнологической продукции и держатся остатки жизни города. Плюс, конечно, золото, накопленное в благополучный период расцвета.

Рольф сидел на высоком выступе скалы недалеко от самого перекрёстка. Он может себе позволить ничего не делать — его семье принадлежат эти дороги и все эти горы. Он может позволить себе ничего не делать — он младший, пятый, сын и править городом ему не грозит, а значит, никто особо не заботится о его образовании и обучении. Он сам нашёл, чему хочет учиться, и оказался способным парнем. Рольф учился чувствовать себя, своё тело, интуицию. Обратился к мудрецам, но скоро понял, что его не устраивает только их взгляд на жизнь, и стал вертеться вокруг учёных, но и это не было его путём. С детства его тянуло в заброшенные пещеры, а позднее блуждание по ним стало профессией.

Когда торговля пошла на спад и народ ушёл из города, громадное количество пещер опустело. Иногда их закладывали камнем, чтобы там не терялись люди. Хотя это такой лабиринт, что были случаи, когда при закрытии пещер оказывалось, что в них оставались люди. Чаще всего это выяснялось значительно позже, кода спасать было уже просто некого. И в таких заброшенных туннелях оставалось много полезного или просто интересного. Люди начали ходить, собирать то, что было некогда брошено в пещерах, а там было много все: километры путеводных проволок, рельсы, ящики с запчастями, гвоздями, со всем подряд, не говоря о том, что можно снять со скелета. И, соответственно, стали всё чаще пропадать в глубине гор, обычно по неосторожности, но не только. Часть пещер было заброшено ещё с предыдущего периода упадка, который был около пятисот лет назад. В них и в близлежащих к ним проходах, а потом всё больше и больше, стали происходить странные вещи — непонятные звуки, люди говорили, что видели призраков, некоторые пропадали просто зайдя за угол… Находили предметы, которые никогда не производились в городе и не привозили караваны, странные предметы, артефакты из неизвестных материалов и с неизвестными свойствами. Люди всё чаще гибли и только малочисленная группа смельчаков продолжала изучать заброшенные туннели. Они назвали себя сталкерами. Хабар, предметы, которые они выносили, высоко ценили как мудрецы-мистики, так и учёные. Некоторые на этом зарабатывали на жизнь — вынося металлы, старинные вещи, драгоценные камни из заброшенных рудников. А часто не выходили, теряя жизнь…

Интуиция и точное ощущение изменения состояния тела как индикатора изменения окружения, позволили Рольфу стать очень успешным сталкером и каждый раз возвращаться живым. Но он не зарабатывал на жизнь и выносил лишь то, что ему было интересно. Часть он отдавал учёным, часть — мудрецам-алхимикам. Чаще всего случалось так, что учёным доставалось то, чего боялись мудрецы. И наоборот. Небольшую часть артефактов, которых боялись и те и другие, Рольф оставлял себе, хранил в тайной личной пещере, доставшейся по наследству. Надо заметить, что хабар Рольфа был ценен, и, если его продавать, а не отдавать, то можно было бы безбедно жить. Но учёным он отдавал с чистой совестью — они работали на семью Меркадеров, а семейные интересы превыше личных. А мудрецы были его учителями, он просто возвращал им моральный долг.

Молодой человек не просто так сидел над обрывом, он размышлял о только что прошедшей встрече с Вунтом, своим отцом. Нечасто отец вызывал его официальным приглашением, нечасто для него находились серьёзные дела. Семье понадобилась его профессия. Рабочие, делая новый коридор до долины, наткнулись на старинный туннель. Это было неделю назад. С тех пор уже пропало трое рабочих. Отец сказал:

— Там опасно, я не хотел бы тебя просить, но я не могу бросить коридор, но и не могу терять больше рабочих — никто не будет работать. Ты понимаешь — интересы семьи… — Он улыбнулся неискренней улыбкой.

Интересы семьи, конечно, важны, но рисковать своим сыном не хотелось. Однако, он был одним из лучших сталкеров, несмотря на свои двадцать пять лет, и он не разболтает о том, что там встретит.

Рольф не был похож на отца. Отец был типичным меркадером, но только для тех, кто не знал, что он Меркадер. Ученые только недавно выделили жителей города в отдельный народ, меркадеров. Откуда был родом основатель города и прямой предок Рольфа, — легенды приписывают ему имя Странник, — неизвестно. Также неизвестно, откуда он привёл жену, после того как обосновался недалеко от перекрёстка в естественной пещере. Именно он начал торговлю и копание пещер. Покупая у проходящих через перекрёсток караванов товар, он организовал первый рынок. Перекупленные охранники караванов стали первыми жителями пещер. Первые примерно сто лет город рос за счёт переселенцев, но потом отношение Семьи к этому вопросу изменилось и стали преобладать внутренние браки. Почти всё население было в дальнем родстве с Меркадерами. Как утверждают учёные, именно тогда начал складываться народ меркадеры — из представителей разных народов, обосновавшихся в четырех горах вокруг перекрёстка. С тех пор прошло больше тысячи лет и население стало более-менее однородным: низкорослое, плотного телосложения, с грубоватыми чертами лица. В последнюю Золотую эпоху были прорублены коридоры в долины, по которым доставлялась еда и некоторые другие товары. В связи с этим стали появляться смешанные браки — с друидами, жителями зелёных долин, расположенных между высоких гор. Отец Рольфа как раз был из тех, кто взял в жёны друидянку, хотя это и не поощрялось. Из пяти детей двое — второй сын Рон и Рольф — пошли в мать, остальные значительно больше похожи на отца. Роланда, друидянка, мать Рольфа, была противоположностью отцу: высокая, стройная, веселая, с тонкими чертами. Как жительница живого, густонаселённого жизнью леса, она было намного чувствительнее, чем отец, и именно это качество стало определяющим в характере Рольфа. Чувствительность стала жизнью, работой и просто хобби. Он пошёл дальше того, чему учили мудрецы, и начал чувствовать окружающий мир не с помощью тела-прибора, как учили мудрецы, а непосредственно, напрямую, а значит, точнее и быстрее. Тело он продолжал слушать только для того, чтобы поддерживать его в отличной форме.

Солнце опускалось между гор и красиво освещало дорогу, идущую с востока на запад. Горячий сухой воздух начал разбавляться прохладными потоками с северной дороги. Пора было уходить в гору. В пещерах освещение (или его отсутствие) и температура были постоянны, но Рольф почему-то любил уходить вечером, в сумерках, как бы попрощавшись с солнцем на этом наблюдательном камне над перекрёстком. Сделав несколько упражнений для разминки, он пошёл к себе переодеваться и затем в свою тайную пещеру за снаряжением.

В пещерах не очень холодно, достаточно плотной льняной рубахи и таких же брюк, на всякий случай — шерстяной свитер. Вся сталкерская одежда у Рольфа серых тонов, практически некрашеная. На ногах лёгкие ботинки на резиновой подошве. Почему-то ему не хотелось ходить в пещерах со снаряжением, одеждой, в которых были бы детали из животной кожи. Из-за этого ему пришлось самостоятельно переделывать рюкзак, убирать кожаные ремни, заказывать ботинки без кожаных вставок. Молодой человек подбирал снаряжение обстоятельно, стараясь брать как можно меньше лишнего груза — ведь он идёт для того, чтобы выносить из пещер хабар. Минималистический набор включает стандартные вещи: шерстяной коврик, чтобы спать на холодном каменном полу, лёгкий спальник, запас еды и воды. Запас совсем небольшой — взяв еды на пару дней, он мог пропасть на неделю и больше, и совершенно не голодать — находил старые консервы, ел грибы, которые в городе считались несъедобными. Про Рольфа говорили, что он может жить в пещерах вообще не выходя, на том, что найдёт.

Фонарь и запасная перезаряжаемая батарея были тоже массового производства, но с небольшими доработками. Батареи тяжелые и хватало их на маленький срок, а Рольф умел находить альтернативные источники энергии — иногда старые провода, которые забыли отключить, а теперь никто не знает, где они начинаются и куда идут. Чаще удавалось заряжать батарейки от артефактов неясной природы. Рольф переделал фонарь так, чтобы его можно было заряжать от внешнего источника энергии, правда, из-за того, что он был не слишком умелым электриком, фонарь иногда гас по непонятным причинам. Вернуть его к жизни удавалось, но не сразу. Фонарь крепился справа на поясе. Запасная батарейка в рюкзаке была на непредсказуемые случаи.

Слева на поясе, в специальном кармашке, хранился магнит-уничтожитель — небольшой цилиндр длиной 15 сантиметров, удобно ложащийся в руку. Этот артефакт Рольф нашёл в отдалённой пещере, где была очень чистая, приятная атмосфера, аура. Учёные не смогли сказать, из чего он сделан, но цилиндр притягивал железо и ещё некоторые металлы, и, что важнее, он притягивал и нейтрализовал многие негативные феномены в пещерах — стоило его просто выставить перед собой на вытянутой руке или кинуть в проход, как вся гадость на него слеталась и пропадала… Магнит уже не раз спасал жизнь Рольфу.

Тоже слева, совсем на боку на поясе висел топор-молоток. Им очень удобно вскрывать ящики, металлические коробки, приоткрывать двери — универсальный инструмент. Рольф не любил деструктивной деятельности в пещерах, не любил оставлять следы пребывания и работал топором аккуратно и только при необходимости. В рюкзаке лежал стальной кинжал с узким лезвием — для тонкой работы с артефактами, осторожного изучения неизвестного и просто для еды. Последним оружием в его арсенале был нож, необычный нож — подарок матери. Сделанный мудрецами-друидами в тайном святилище, в какой-то далёкой долине, из ствола их ритуального дерева, нож считался магическим, и Рольф использовал его для уничтожения призраков и прочих созданий тьмы. Роланда рассказывала, что этот нож подарил клановый мудрец её матери на свадьбу. Этот нож висел на шёлковом ремешке под рубахой, требовался он нечасто.

Еще одной гордостью Рольфа был посох. Тоже подарок матери на день рождения, более поздний, когда он уже начал ходить в заброшенные пещеры. В горах дерево — редкость, особенно прямые стволы, как тот, что был использован при изготовлении этого посоха, и в городе он был роскошью, показателем достатка, например, его отец на приёмы официальных лиц ходил с таким же, только золочённым. Удобный, прочный, украшенный резьбой посох тоже подвергся изменениям. Огромный светлый раух-топаз, почти топаз по цвету, украшал разветвлённую верхушку. Рольф добыл его в старой шахте совершенно случайно, и сначала он решил было подарить  ценную безделушку матери, но выяснил, что в некоторых пещерах минерал начинал светиться и его можно использовать вместо фонаря. Тогда он отдал посох и камень мастерам, чтобы они осторожно и качественно вставили топаз на верхушку.

Окончательно проверив снаряжение, подтянув лямки, сталкер отправился к вагонам. Коридор, который он должен был исследовать, находился в другой четверти и быстрее всего было сесть на электрифицированный вагончик. Активное использование электричества началось в середине последнего Золотого периода, когда, с одной стороны, появились новые эффективные источники энергии и, с другой стороны, придумали как можно передвигать составы с помощью электричества, — создали электромотор. До этого электричество использовали только для освещения пещер, и провода или их остатки можно найти почти во всех пещерах. Но в старых туннелях работали первые лампы, которые быстро перегорали, а в конце Золотого периода ставились лампы длительной работы, и в таких пещерах, даже спустя сотню лет, можно найти рабочую лампу и не пользоваться фонарем. Электромоторы получили большую популярность, сильно возросла потребность в электроэнергии, и стало не хватать старых электростанций на подземных реках. Тогда на горах начали ставить ветряные источники энергии, строить плотины в долинах, в конце Золотого периода появились источники, работающие на солнечном свете, — ими успели покрыть примерно половину гор вокруг города. Все это сильно изменило привычный образ жизни: поезд по коридору до долины идёт всего несколько часов и позволяет перевозить большие грузы, которые раньше с большим трудом доставлялись гужевым транспортом.

Поезд из двух вагонов ехал со скоростью вчетверо превышающую скорость спокойно идущего человека, при этом его довольно сильно трясло и лязг стоял такой, что было трудно разговаривать. Со времён Золотого периода пути не обновлялись, поезда ездят, пока не развалятся окончательно… упадок. Но поезда практически никогда не ходят пустыми — люди живут, работают, отдыхают в разных четвертях, и транспорт очень актуален. В одном вагоне с Рольфом ехало человек десять, и, как обычно, молодые девушки строили глазки, даже несмотря на его нынешний необычный вид. Дело в том, что Рольф был последним Меркадером, не выбравшим себе жены. Он сам не торопился с решением этого вопроса, отец не имел на младшего сына матримониальных планов, мать его слишком любила, чтобы навязывать свою точку зрения. Если бы он захотел, с легкостью мог бы себе найти жену — положение семьи Меркадеров делало его завидным женихом. Был только один минус — быть женой сталкера… не слишком большая радость, но многие бы согласились в обмен на статус. Или Рольф мог попросить отца, и тот бы нашёл ему отличную партию как среди меркадеров, так и среди друидов. Сталкер отвечал девушкам искренними улыбками.

Подмигнув симпатичной девушке, молодой человек спрыгнул с поезда и направился к строящемуся коридору. Для начала ему нужно было поговорить с рабочими, из первых уст узнать ситуацию. Трое пропавших за неделю — это ЧП, никогда такого не было. Бывало, рабочие погибали, но это при работе, и всегда было ясно от чего, а тут просто пропали. Рольф первый раз выполнял чье-либо задание, первый раз ему надо было найти что-то конкретное, устранить проблему. Это добавляло интереса, азарта, что могло быть и опасно — нельзя терять контроль. Уже издали сталкер услышал шум, грохот работы в пещере. Он подошел к дежурному не представившись, — всех Меркадеров знают в лицо, — и попросил остановить работу. Когда вокруг него собрались любопытствующие рабочие, — они никогда не видели сталкеров, тем более таких титулованных, — Рольф попросил их рассказать, что тут происходило.

— Бург отошёл по малой нужде и долго не возвращался. Когда пошли его искать, нашли разбитый фонарь у входа в старый туннель. Он что дурак, туда ходил отливать, что ли?

— Отто был дежурным. Когда точно он пропал, никто не знает, но хватились его в конце первой смены в среду. На его рабочем месте осталась его любимая куртка, в которой он ходил больше десяти лет. Добровольно он не расстался бы с ней.

— Кург задержался в коридоре — убирал последние камни. Когда все собрались уходить, примерно через полчаса, вспомнили о Курге. Остался инструмент, тележка, полностью загруженная камнем, но ни следа человека. Только наручные часы лежали у тележки. Видимо, падая, они разбились и показывали, что упали через десять минут после того, как Кург остался один в коридоре.

— На рабочем месте Отто был какой-нибудь фонарь, стеклянное окно, зеркало?

— Да, зеркало, — оно было разбито, когда мы пришли его искать. А это имеет какое-то значение?

— Ничего, просто интересно. Спасибо за информацию, думаю, мне достаточно. Сделайте перерыв на сутки, мне нужно чтобы тут никого не было. — Рабочие нерешительно замялись. — Это решение Рольфа Меркадера, все отпущены на сутки, другим сменам передайте. — Такая официальная формулировка их устроила. — Через сутки возвращайтесь к работе. Если будут какие-то изменения, то я оставлю вам весть у входа в старую пещеру.

Рольф подождал полчаса, чтобы все рабочие ушли и утихли последние звуки от них, и подошёл к рухнувшей стене коридора, где был выход в старые пещеры. Огляделся, запомнил расположение туннелей, дорожек, выключил свет и вернулся к выходу из коридора. Осторожно войдя под старинные своды, сталкер снял рюкзак и сел на землю, скрестив ноги, подложив шерстяной коврик. Рюкзак прикрывал спину, поддерживал голову, посох лежал под правым коленом, магнит-уничтожитель — у левого. В таком положении Рольф погрузился в медитацию — нужно было отвлечься от обычного мира, сосредоточиться на ощущениях, очистить голову от мыслей.

Добавить комментарий

Войти с помощью: