Долина тихого счастья

Рольф постучал в дверь с красивой медной пластиной, на которой строгим шрифтом было написано «Ректор». За время жизни в Долине он успел узнать, что преподают в медицинском институте, узнал в первую очередь от Агаты, и решил, что он сможет найти для себя место среди преподавателей.

Из-за двери послышалось:

— Зайдите!

Кабинет был небольшой, но светлый — два больших окна выходили во двор. Ректор сидел за массивным письменным столом, наполовину заваленным бумагами частично бюрократического, а частичного медицинского содержания. По правую руку от него было окно, а по левую, рядом со столом, стояло кресло для посетителей. Демократичное отношение к людям, про себя заметил Рольф.

— Здравствуйте, — сказал ректор, — мы с вами, кажется, не знакомы.

— Добрый день, — ответил Рольф, — да, не знакомы, меня привела сюда одна из ваших студенток. Разрешите представиться: Рольф Меркадер, принц Города. — Он чуть поклонился и предъявил печать отца, свидетельство своей крови. Долина не была подчинена Городу, но Меркадеры всегда были здесь реальными хозяевами, хотя и мало вмешивались в размеренную жизнь тихой долины.

— О! — Воскликнул ректор и тут же вскочил из-за стола. — Простите, меня никто не предупредил о столь высоком визите!

— А никто и не знает о нём, я тут инкогнито и попрошу вас оставить нашу беседу между нами. Во всяком случае, ту её часть, которая касается моего происхождения.

— Конечно же, как скажете! — Ректор уже отошёл от первого изумления и стал предлагать своё кресло Рольфу.

— Нет спасибо, мне удобнее быть простым посетителем в обычном кресле. Думаю, что вы, на самом деле, слышали о моём появлении в Долине. — Ректор вскинул бровь. — Три месяца назад, как я знаю, вся Долина говорила о сталкере, который выпал из шахты и только чудом выжил.

— Точно! Его звали Рольф, как и вас.

— Это я и был. Меня спасла ваша студентка, Агата. У вас хорошо учат, если бы не её знания, я бы не выжил. Но сразу отмечу: ни она, ни её родители, в доме которых я лежал, не знают, кто я такой. Для них я обычный сталкер Рольф, без роду и титула. Пока я не хочу ничего менять.

— Хорошо, как скажете, принц… то есть Рольф.

— Мне понравилось у вас в Долине, хочу здесь задержаться. Для этого мне нужно найти занятие, работу. Понимаю, что я молод для преподавателя, но всё же я осмелюсь попросить вас взять меня в штат. Я хотел бы читать у вас курс о первой медицинской помощи в пещерах и том, как выжить в них: какие опасности там подстерегают, как защититься, предотвратить, избежать пагубных последствий и прочее. В Городе я являюсь одним из самых опытных сталкеров и отлично знаю жизнь в пещерах. Я мог бы провести лекционный курс и практику — в течение семестра и летнюю с несколькодневным походом в пещеры. Как вам моё предложение?

— Интересное предложение. Многие наши врачи и медсёстры работают в пещерах и шахтах, не только в Городе, но и в других местах. Думаю, что такой курс был бы полезен для многих.

— Я готов его читать со следующего, весеннего, семестра. А в оставшееся до него время нужно разобраться с делами и подготовиться. Я пока ещё живу в доме моей спасительницы, но уже присмотрел домик невдалеке, хочу купить, но могли бы вы сказать, что мне жильё предоставлено институтом? Иначе будет удивление, откуда у бедного сталкера столько денег.

— Хорошо, без проблем, это легко устроить. Ваш курс в следующем семестре сможем вставить. А студентам какого курса вы хотите читать?

— Второго курса. — Тут Рольф широко улыбнулся своим мыслям и даже слегка покраснел. Ректор это заметил, улыбнулся в ответ, но ничего не сказал.

Они проговорили ещё 15 минут и довольный собой Рольф ушёл. Ему понравился ректор и то, как всё получилось. Ректору же понравился этот энергичный молодой человек, надо будет проверить, на каком курсе учится его спасительница, но практически полностью уверен, что на втором.

Студенты, заходя в аудиторию, глазами искали преподавателя, но не видели его. Парты располагались крутым амфитеатром, и студенты делились на две части: одни садились впереди, чтобы внимательно слушать преподавателя, другие на самом верху, чтобы заниматься своими делами. Первые приходили заранее, вторые подтягивались, в том числе после начала занятия. Без двух минут до начала первого курса, который неожиданно появился в расписании, на первом ряду сидели несколько человек и весело что-то обсуждали, смеялись.

— Пора бы и лекцию начинать, — сказал один из веселой компании. — Как думаете, все собрались уже?

— Все, кто хотел, почти все, кто придёт.

— Хорошо, коли так. — Молодой человек встал, вышел к доске и громко сказал:

— Здравствуйте! Я — Рольф, буду вести у вас курс лекций и практик под названием… как ректор назвал? «Первая помощь в пещерах», кажется. — Рольф от души улыбался студентам. — Название — не главное, главное — выжить в пещерах. Об этом и пойдёт речь. На летней практике я проверю, как вы учились в течение курса и сможете ли прожить в пещерах хотя бы пару дней. Начнём?

— Д-а-а! — Радостно ответили хором.

— У нас будут не чисто лекции, я буду показывать, что нужно делать на… добровольце. Вот на вас, девушка. Выйдите, пожалуйста, и представьтесь, пожалуйста, чтобы все знали, как вас зовут.

— Агата. — Скромно и тихо ответила девушка, не поднимая глаз.

— Спасибо, Агата, пока можете сесть, когда понадобится, я вас позову.

Институт долго бурлил, обсуждая нового молодого и симпатичного преподавателя, его неожиданное появление, его курс и его выбор помощницы на занятиях. Всем был понятен его выбор, но слишком уж он был необычен, не такой, как все преподаватели. Он оказался своим парнем для студентов. Его часто можно было видеть гуляющим в компании студентов по барам. В компании пятерых-семерых он часто сидел почти до утра, проводив в середине ночи спать Агату, жарко споря на всевозможные темы или обсуждая студенческую жизнь в Долине. Их компания несколько выделялась на фоне остальных ночных завсегдатаев: они пили мало алкоголя, да, шумели, но не агрессивно и не причиняли никакого вреда окружающим. Хозяева всех заведений любили их и даже делали скидки. Рольф, чтобы не выделяться, тратил денег столько, сколько положено преподавателю или даже меньше — как студент. Он привык к аскетическому образу жизни в пещерах, потому это его не смущало и не напрягало, он жил в радость. Общение со студентами и как преподавателя, и как равного приносило ему море радости, а с Агатой он был просто счастлив.

Конечно, такой образ жизни был ему непривычен, раньше он проводил всё своё время в уединении в туннелях, но он быстро сумел адаптироваться и стать душой компании. Ему это оказалось так же естественно, как быть сталкером.

Ректор сдержал своё слово, никто не прознал о происхождении Рольфа, он мог спокойно вести занятия, гулять со студентами и встречаться с Агатой. Несколько раз он тайком ездил в Город. Первый раз, сразу после выздоровления, он ходил к отцу, чтобы тот не беспокоился, что с ним всё в порядке, и рассказать некоторые подробности выполненной работы. О духе какого-то своего предка он, конечно же, ничего не рассказал, только о том, как за ним гнался тот ужас, и как тот погиб, вывалившись из туннеля вслед за Рольфом. Его погубил свет, а Рольфа спас, вместе с Агатой, которая проходила мимо и услышала грохот падения. Потом Рольф ездил в город, когда туда приехала из родной Долины мама. Ей он во всех подробностях рассказал о приключении в пещере, а затем она выпытывала из него все подробности про Агату. Отца эта часть не заинтересовала, а с мамой Рольф очень мило проворковал на эту тему больше часа, часто краснея и смущаясь. Роланда одобрила выбор сына и выразила сильнейшее желание познакомиться с Агатой лично.

— Я за тебя очень рада, Рольф, — сказала мать, обнимая, — жду не дождусь познакомиться с ней. А это тебе мой небольшой подарок, смотри, не потеряй. — Роланда озорно улыбнулась и что-то зажала в широкой ладони сына.

Не дожидаясь, когда Рольф посмотрит, что она ему дала, мама, смеясь, развернулась и, шурша длинными юбками шикарного платья королевы, быстрым шагом вышла из комнаты. Этот летящий шаг она переняла от отца, подумал Рольф, точнее переняла быстрый шаг, а лёгкость добавила свою.

В руке лежало кольцо, Рольф узнал его. Он видел его в шкатулке у мамы, когда в детстве играл в сталкера в её спальне. Старинное кольцо бабушки, наверное, бабушке оно тоже досталось от своей бабушки. Кольцо белого золота очень тонкой работы с небольшим бриллиантом и четырьмя изумрудами. Намёк мамы был настолько прозрачен, что Рольф смутился. Осторожно убрав кольцо в карман, он задумался. Мама очень умная и дальновидная женщина, с одной стороны, она очень любит меня, раз именно мне отдала это кольцо, а с другой стороны, эта фраза: «смотри, не потеряй». Она, как никто, знает, что у меня нет привычки терять вещи, она должна была иметь в виду что-то другое. Она хотела сказать: не ошибись с выбором, не дари кольцо не подумав. Вот единственный способ, как я могу потерять кольцо, именно от этого матушка меня и предостерегала. Ну, за это я не боюсь! Она ещё просто не знает Агату! Рольф засмеялся.

Отношения с Агатой начались не из-за его благодарности. Конечно, он был ей очень благодарен, да и всегда будет благодарен за спасённую жизнь. Но дело было не в ней, когда Агата днями и ночами сидела на краю постели Рольфа и слушала его рассказы о сталкерстве, о хабаре, о загадочной для неё жизни в Городе. Иногда по ночам она открывала широкое окно у его кровати и рассказывала ему о звёздах, созвездиях, о легендах, сложенных предками её Долины. Она описывала ему студенческую жизнь медицинского института, в котором она училась на втором курсе, точнее обучение вот-вот начнётся, заканчивался август. Именно тогда ему пришла мысль присоединиться к этой вольной и весёлой жизни, но не в роли студента, а в роли преподавателя. Ему показалось, что так будет интереснее. Рольф любил учиться, но ему хотелось ещё и делиться своим знанием. Можно учиться и преподавая, решил он, какая разница, главное — быть открытым знанию. Так определилась его судьба и в плане преподавания, и в плане личной жизни.

Занятия в институте проходили хорошо: студентам нравился практический уклон лекций с примерами и даже экспонатами из пещер, Агата отлично играла роль то пострадавшего, то спасателя, то просто манекена. А его истории, рассказанные как за столиком в пабе, так и на лекции, обрастали народными вариантами и становились местным эпосом.

Приближалась жаркая пора сессии. Рольф окончил курс на две недели раньше срока и ушёл в пещеры — готовить место для летней практики. Он создал препятствия, опасности для студентов, такие чтобы максимум были несильные повреждения, никакой опасности для жизни, но приближённо к настоящим трудностям. Разложил манекены, которые нужно будет спасать, выносить из пещер. Создал весь этот комплекс развлечений и опечатал эту часть пещерного лабиринта личной печатью — чтобы никто случайно не зашёл, хотя он специально выбрал пустующие туннели. Вернулся Рольф перед самой сессией. Так как ему нужно было принять только один экзамен, то большую часть времени он провёл с Агатой, помогал ей готовиться к экзаменам, да и сам изучал новые для него направления медицины. Кое-что он ей рассказывал, исходя из своего практического опыта, даже иногда поправлял учебники. Конечно, она сдала всё на отлично и с чистой совестью отправилась на летнюю практику. Студенты любят летнюю практику, а тут ещё ожидался поход в пещеры, которые были для многих таинственной, немного зловещей загадкой.

Когда пришла очередь практических занятий Рольфа, он собрал всех студентов. Они пришли с рюкзаками, большим количеством вещей, как полагается в длительный поход в туннели. Как они думали, что полагается. Они уже подходили к пещерам, когда к ним навстречу с криками выбежал испуганный человек:

— Помогите! Помогите! Мы с друзьями пошли в пещеры, и случился обвал, мне одному удалось выбраться, моя жена ранена, я подтащил её ближе к выходу и бросился за помощью. Помогите!

Рольф тут же скомандовал:

— Нужно помочь, мы не можем бросить их в беде! Бегом за мной. — И бросился за мужчиной.

Студенты, частично побросав вещи, побежали следом. Они действительно нашли раненую женщину почти у самого входа, двое остались оказывать ей помощь, сказав, что догонят остальных, которые проследовали по следам вглубь пещеры к месту трагедии. Оказалось, что смертельных исходов нет, все выжили и начали самостоятельно пытаться выбраться: кто ползком, кто без фонаря, шаря руками по полу и стенам, кто как. Студенты делились на группы, обшаривали туннели в поисках пострадавших, помогали им собраться в одной большой зале, где сделали мобильный госпиталь: до выхода из пещер было далеко, а некоторых было опасно транспортировать. Рольф сам выбрал место для госпиталя и руководил его обустройством.

Однако, когда молодёжь немного успокоилась и стала разбираться с пострадавшими, выяснилось, что они хорошие актёры, а никакие не пострадавшие. Все раны и повреждения были очень искусно сделаны, все симптомы отлично копировались. А стоны и крики никто бы не отличил от настоящих. Это была команда Рольфа, он воспользовался возможностями принца Города и попросил своих знакомых сталкеров, врачей, медсестёр помочь ему в проведении практики. Всё прошло на отлично. Рольф добился того, чего хотел: студенты сходу попали в экстремальную ситуацию, оказывали помощь без подготовки и в естественных условиях, они не имели полного снаряжения, использовали то, что было под рукой и, наконец, заблудились в пещерах. Действительно, никто из них не запомнил путь до залы, где был развёрнут госпиталь — Рольф и его помощники старательно плутали по дороге. Так что это было только начало практики по выживанию в пещерах. Оставшиеся дни студенты ходили по древним туннелям и искали не только выход, но и воду, еду, всё, что могло бы им пригодиться. В предпоследний день практики Рольф, который прекрасно знал, где они находятся, привёл группу к огромному подземному озеру: гладь, покрытая небольшой рябью от капели со сталактитов, вода флуоресцировала от бактерий и слабо освещала, как казалось бескрайнюю, пещеру. Этот свет позволял не пользоваться фонарями, и они разбили лагерь с этой причудливой, завораживающей подсветкой. В озере водилась рыба, которую Рольф разрешил наловить в строго ограниченном количестве. Студенты наконец смогли искупаться и избавиться от толстого слоя грязи, которой они покрылись за время практики. Они на всю жизнь запомнили ощущения, когда входишь в светящуюся воду и видишь свои ноги, идущие по мягкому песку, и мальков, снующих вокруг них. Когда все пошли купаться, поднялась тишина, нарушавшаяся только далёким эхом падающих капель, — никто не решался нарушить эту благоговейную тишину, никому не хотелось портить дело никчёмными словами, которые не могли отразить и доли картины перед глазами.

В озеро впадала речка из Долины, и по берегам можно было найти много топляка — Рольф был единственным, кто здесь бывал раньше. Он разрешил студентам развести большие костры и на них приготовить ужин, поджарить свежую рыбу. Кроме того, он взял троих парней и показал им, где спрятана заначка для отвальной. Они притащили мешки со всякой вкуснятиной и большие бутыли в плетёных корзинах. Праздник удался, гуляли до самого утра, хотя в пещерах они совсем сбились со счёта времени и толком не знали, что там, наверху, творится, день или ночь, только Рольф привычно ощущал течение времени.

Выспавшись, они собрали лагерь, мусор упаковали и забрали с собой. Оказалось, что выход совсем близко, если знать узкие и очень извилистые ходы. Как же их ослепил солнечный свет ясного дня! Они радовались как дети этому свету, свежему воздуху, зелени листьев, мягкой и тёплой земле. Их встретили родственники, которые сильно волновались за своих детей — ведь ушли с кем-то в пещеры и ни слуху, ни духу от них все две недели, только весточки приходили от помощников Рольфа, что у них всё в порядке. Студентам было, что рассказать, они были ещё сильнее взволнованы, возбуждены. А Рольф с Агатой, с разрешения её родителей, остались в пещерах ещё на три дня. Они провели их на берегу небольшого озера, метров 50 в диаметре, где всё было приготовлено для романтичного свидания под слегка светящимся древним сводом.

Когда они вернулись, весь город был раскрашен цветами Меркадеров, и на улицах было весёлое оживление. В доме Агаты Рольф узнал, что в Долину приехала королева Города, Роланда, его мать. Она заехала ненадолго, говорили, что она хотела что-то обсудить с ректором института. Дома Рольфа уже ждал гонец от ректора, с письмом, предупреждающим о том, что приезжает королева и Рольф, если хочет сохранить инкогнито, должен быть осторожен. Так же лежало письмо, пришедшее больше недели назад, от матери, в котором она предупреждала сына о своём приезде.

— Всё пропустил! — рассмеявшись, воскликнул Рольф.

У него в доме работали домохозяйка и дворецкий, которых он привёз из Города, так что готовиться в этом плане не нужно было — они были старые проверенные работники и отлично знали, что нужно делать. Рольф отправил дворецкого в дом к Агате с письмом о том, что он совершит официальный визит к ним в дом завтра вечером. Он был уверен, что Агата с родителями будут удивляться такой официальности, но пока не хотел ничего им говорить. Будут удивлены, но приготовятся как следует.

Вечером, когда он уже успел привести себя в порядок, к дому подъехала небольшая двуколка без знаков отличия. У него не было сомнения, кто это. Рольф был уверен, что матушка отлично знает всё о его передвижениях, и ей не нужно было сообщать, что он вернулся из пещер и что он ждёт её дома — агентов у неё хватало, так же как и сообразительности. Он подал руку и символически помог Роланде выйти из кареты — она с лёгкостью выплыла, не путаясь в традиционных пышных юбках. Они нежно обнялись и прошли в дом. Роланда опытным взглядом окинула интерьер, сделала все нужные ей выводы, быстро и коротко сказала:

— Рассказывай! — И ещё раз, смеясь, обняла сына. — Я так волновалась о тебе.

Рольф усадил её в удобное кресло в гостиной, налил чаю с клубничным вареньем и начал рассказ, который закончился глубокой ночью. Роланда его почти не перебивала, она любовалась сыном и тем, как увлечённо он говорил о преподавании и энтузиазме в глазах студентов на практике в пещерах. Затем она начала спрашивать и задавала точечные и иногда коварные вопросы. Когда она удовлетворила своё любопытство, Рольф сказал ей о том, что завтра он поведёт знакомить с Агатой и её семьёй. Какой был восторг!

— Матушка, ты прямо как Агата, так же эмоционально реагируешь на всё. — Ласково, даже несколько покровительственно улыбнулся Рольф.

Рольф с матерью приехали к дому Агаты на простой открытой коляске. Роланда была одета в неброское платье, хотя знаток нашёл бы его шикарным и обратил бы внимание на замечательный подбор дорогих тканей. Встречать вышло всё семейство: родители Агаты, её старшая сестра, сама Агата и младший брат. И всё оно было в нетерпении, особенно младший брат, который просто фанател от Рольфа, он был его кумиром. Он иногда мешал романтическим встречам сестры своим любопытным носом и желанием сделать что-то, чтобы Рольф обратил внимание и похвалил. Он даже подпрыгивал на месте от нетерпения. Рольф всегда избегал разговоров о своей семье, и они совершенно не предполагали, что он собирался сделать.

Ещё на подъезде, когда было видно всё семейство, Роланда шепнула Рольфу:

— Агата — это та, что стоит рядом с мальчиком? — Она с первого взгляда догадалась.

— Как ты узнала?

— Материнское чутьё. — Отшутилась она.

Рольф огляделся — на тихой улочке никого не было, можно было знакомиться прямо тут, на площадке перед парадным крыльцом. Рольф спрыгнул сам, а Роланде помог отец Агаты. Первым делом Рольф поздоровался с родителями, а потом с Агатой, а затем с её сестрой и братом, который чуть не лопнул от счастья от похлопывания по спине.

— Рад, даже счастлив, познакомить вас. Это моя мать Роланда, а это Агата — моя спасительница, родители, сестра и брат-шалопай. — Все поклонились друг другу, а Роланда усмехнулась.

— Мой сын очень скромен, разрешите мне самой представиться. Роланда, королева Города, мать этого шалопая. — Сказала она, улыбаясь, и поклонилась, слегка наклонив головой, как подобает королеве перед знатными особами. — И я очень вам благодарна за своего сына. — Добавила она и крепко обняла застывшую в изумлении Агату.

— А вам я благодарна за то, что вырастили такое чудесное дитя, Рольф мне успел многое рассказать, да я и сама вижу, как прелестен этот дивный цветок. — Роланда обняла мать Агаты и пожала руку её отцу.

— А вам, дети, за то, что не дали расслабиться своей сестре и позволяли ей учиться проявлять свои лучшие качества. — Сестра Агаты вся раскраснелась, а брат даже спрятался от смущения за саму Агату.

— Давайте зайдём в дом. — Пригласила в дом мать Агаты.

Вслед за гостями вошёл слуга королевы с пятью коробками — подарки для всего семейства спасителей. Младшему брату Роланда сказала так, вручая подарок:

— Чтобы у тебя было меньше времени на то, чтобы мешать сестре встречаться с Рольфом. — Все рассмеялись.

Хозяева довольно быстро пришли в себя после такой ошарашивающей новости, к этому приложила руку Роланда, которая как никто умела ладить с людьми и приводить их в расслабленное, доброжелательное настроение буквально за пару фраз. За чашкой вкусного кофе она смеялась, рассказывала истории из детства Рольфа и вообще была милой светской дамой. И лишь мать Агаты иногда удивлённо вздыхала и приговаривала:

— Моя дочь спасла принца Города!

— Ну что тут такого! — Успокаивала её Роланда. — Он вечно где-то ходит, я уже и перестала сильно беспокоиться: он или сам выпутается, или ему хорошие люди помогут.

Когда наступило время для ухода приличных гостей, и они стали собираться, Роланда попросила мать Агаты поговорить с глазу на глаз. Агата с сестрой стали помогать убирать стол, а брат куда-то убежал играть с подарком. Рольф достойно выдерживал взрослый мужской разговор с отцом Агаты, пока из соседней комнаты не раздался громкий смех, и не вышли женщины, обнимая друг друга и смеясь. Они ничего не рассказали о причинах смеха — женские секреты, Рольф махнул на них рукой.

— Матушка, нам пора.

Сидя в коляске и махая платочком на прощания, Роланда сказала:

— Ты хорошо выбрал себе девушку, сын.

— Как я понял, ты сделала такой вывод после разговора с её матерью, так?

— Да, тебя уже не обманешь. — Роланда обняла сына.

Следующим утром королева вернулась в Город и подробно рассказала обо всём мужу, но он не очень внимательно слушал — эти сюсюкания он не любил.

Следующий год прошёл без изменений: Рольф преподавал, гулял со студентами, встречался с Агатой, которая продолжала прилежно учиться. Рольф расширил курс и читал его оба семестра. Так же он тратил много времени на то, чтобы направить обучение Агаты в важное для него направление, много с ней дополнительно занимался, обучаясь и сам. Кольцо он подарил Агате на зимних каникулах, когда они снова уединились на их любимое озерцо. Но предложения не сделал, он пока был не готов к этому, да и ей было всё равно, главное вместе. Он ждал, когда она окончит институт — у него уже созрел план. Время летело быстро и вот он уже в кругу друзей поздравляет Агату с получением диплома. Праздновали они долго, в том числе он отвёл их, своих первых выпускников, на то озеро, где закончилась практика. После отмечаний они с Агатой отправились в Город — его любимыми пещерами, в которых Рольф обещал показать много всего интересного и загадочного. Дома Рольф познакомил Агату со своим суровым отцом и многочисленной роднёй. Агата, конечно же, всем понравилась.

Примерно за полгода Рольф начал готовить себе пути к отступлению. Как-то вечером он зашёл к ректору:

— Честно говоря, мне несколько наскучило преподавание, точнее так: я сейчас больше хочу другого. Тут, в роли преподавателя, я сделал всё, что мог. У меня есть на примете два человека, которые в этом году выпускаются, они смогут меня заменить. Пусть они начнут вести вместо меня, я полгодика за ними понаблюдаю, а потом пущу в свободное плавание.

Ректору ничего не оставалось, кроме как согласиться. Действительно, замена была достойная, с этим проблем не было. А значит, через полгода после окончания Агатой института, они могли оставить гостеприимную Долину.

Пока Рольф натаскивал подросшую смену, Агата начала работать медсестрой, набираться опыта. А также готовила свою семью к тому, что им скоро придётся надолго расстаться. К тому времени она уже переехала к Рольфу. Он же по выходным пропадал где-то — чаще всего ездил в Город по делам, о которых пока не говорил Агате.

И вот настало время прощаться. Тут Рольф раскрыл карты. Он арендовал большой зал, где устроил пир для всех своих здешних друзей, в основном однокурсников Агаты, и раздал грамоты, что податель сего имеет право на необходимую помощь от имени Рольфа Меркадера, принца Города. Тут-то все и поняли, кто он, но было уже поздно: во дворе их ждала крытая повозка, запряженная двойкой выносливых лошадей. Прямо оттуда они поехали к дому Агаты, попрощались и отправились в далёкий путь по многочисленным дорогам мира Города. Рольф хотел показать Агате, да и сам посмотреть, не только узкие прямые дороги между гор, но и Долины. Одна из обязательных остановок планировалась в родной Долине Роланды.

Так началась взрослая жизнь Рольфа.

Добавить комментарий

Войти с помощью: