На пыльных дорогах

Агата готовила обед, сидя за маленьким деревянным, выдвижным из фургона, столиком, когда Рольф тихо подошёл к ней, положил руку на плечо и тихо сказал:

— Иди в повозку.

По тону она всё поняла и, ничего не говоря, оставила всё как есть и пошла к фургону, как будто просто за забытым луком к супу. Агата давно уже удивлялась тому, как он замечал что-то на таком расстоянии, когда ей самой казалось, что всё в порядке, вокруг тишина и покой. Она забралась в фургон, плотно закрыла дверцы и задвинула засов — такая ситуация была не впервые, она хорошо знала, что делать.

Они остановились на привал в тени склона у самого перекрёстка, так, чтобы их было не видно с одной из дорог. Вдали от Города дороги зачастую были пустынны, но предосторожность не мешала, тем более, что невдалеке была Долина, из которой сделали широкий туннель до дороги и жители активно торговали с соседями и Городом. А где торговля, там и грабеж. Рольф купил стандартный фургон купцов, колесивших по всему миру, по всем дорогам и Долинам, куда можно было добраться не через крутые перевалы. Он несколько модифицировал его под свои нужды и цели: поставил крепкую, деревянную, обитую толстым листовым железом, крутую крышу, крепкие дверцы спереди и сзади фургона, обустроил спальное место на двоих, установил прочные запирающиеся ящики. Сделал максимально возможный комфорт в дорожных условиях, с присущим ему минимализмом. Фургон тащили два выносливых и неторопливых быка — дорогие животные, из-за этого редко встречающиеся в караванах. К сожалению, они часто привлекали внимание.

Рольф подошёл к передку повозки и откуда-то вытащил прямой полуторный меч. Он любил холодное оружие, умел с ним обращаться, но не любил использовать его по назначению. И это уже знали на прямых и однообразных дорогах — как обычные задиры-торговцы, так и различные бандиты. Эту узкую сверкающую полоску великолепной стали старались обходить стороной. Некоторые говорили, что она зачарованная, в чём была доля правды. Древний меч достался ему из семейных кладовых, никто не знал, как и когда он туда попал. Выбирая себе оружие в полузаброшенных оружейнях дома Меркадеров, Рольф с первого взгляда полюбил этот клинок, торчащий из-под груды других, на удивление не тронутый временем и ржавчиной. Когда Рольф взял его в руки, он сиял, как новый, на солнце, хотя только тускло коптили два факела. Рукоять и прямую гарду украшал геометрический рисунок, а навершием служил большой рубин, ножен не было. Поражало и то, что лезвие было совершенно без зазубрин и неровностей, как будто им не пользовались или оно просто не тупилось при работе. Никто из хранителей не смог сказать, кому принадлежал этот меч, но, скорее всего, кому-то из Меркадеров, наверное, подарок из какой-нибудь Долины.

Он с привычной лёгкостью повёл мечом, проверяя свою готовность, концентрацию, и повернулся к северной дороге. Агата, выглядывающая в небольшое окно, которое она была готова в любой момент закрыть, уже услышала то, что насторожило Рольфа — это был фургон, неподобающе быстро едущий по пыльной дороге. Судя по легкости, с которой повозка скакала по камням, она не была сильно нагружена. Правил ею мужчина, больше никого не было видно. На первый взгляд фургон не представлял опасности, но что-то было не так, слишком уж кучер погонял коней. Да и коней в обычные фургоны не запрягают. Когда фургон подъехал ближе, стало видно, что мужчина на повозке настороженно оглядывается, хотя ещё не заметил стоящего фургона. Рольф перехватил меч в левую руку и подался дальше в тень, почти коснулся плечом обрывистого склона.

Мужчина так и не заметил Рольфа, когда на склонах началось какое-то движение, и вниз покатились камни, а вслед за ними, как камни, покатились вооружённые люди в серых, пыльных плащах. До фургона было метров триста, и успеть до начала стычки Рольф не мог, однако он, не задумываясь, сделал быстрое, но плавное движение в ту сторону. После перехода из полной неподвижности было трудно проследить за его движениями — они были какими-то скользящими, и Рольф расплывался, терял очертания под жарким дневным солнцем даже у такого внимательного наблюдателя, как Агата. Он добежал до фургона в тот момент, когда бандиты уже снимали раненого мужчину с повозки.

— Оставьте его. — Приказал Рольф. Дыхание его было чистое, как будто он и не бежал.

От неожиданности пятеро бандитов вздрогнули и резко развернулись к Рольфу, при этом у некоторых слетели низко надвинутые на глаза капюшоны.

— С чего бы это нам делать? — Усмехнулся один из них, видимо главарь.

Ещё двое вышли из-за фургона, положив тяжелые топоры на плечо. Стоявшие над раненым тоже подняли оружие. Оно было разнообразное, в целом плохонькое, но многочисленное: секира, меч с кинжалом, топорик, ржавая сабля и что-то совсем непонятное, наверное, самодельное, со стилетом для комплекта.

— Лучше брось свою красивую игрушку, — издевательски произнёс главарь, — а то поцарапать можем.

— И тебя, и игрушку. — Добавил другой.

— Откуда у тебя такая железяка? Сам на вид неказист, а вещь дорогая. Украл, небось, у кого-нибудь. — Рольф был одет в простые небелёные хлопчатобумажные рубаху и штаны.

— Да, отдай-ка её нам, пока не посадили за кражу.

— Или пока сам не поранился. — Все рассмеялись.

Рольф стоял, опустив меч, и чуть опирался на него, поставив остриё около носка ботинка. Он без всякого удовольствия слушал грубые шутки и неприятный смех. Совершенно не хотелось с ними связываться, но иного выхода нет, подумал Рольф. Хозяин фургона постанывал, лёжа в дорожной пыли, которая местами увлажнилась его кровью.

— Меня зовут Рольф, может быть вы слышали обо мне. Уйдите по-добру по-здорову. — При этих словах разбойники переглянулись и отступили на шаг.

— Он же один, а нас много. Что он сможет? — Начал подбадривать остальных главарь.

— Вон у него только одна зубочистка, посмотрим, как она сломается под моим топором.

— И бежать ему некуда, расправимся с ним раз и навсегда, потом будет спокойно работать на дорогах.

Так они подбадривали себя и расходились полукругом вокруг Рольфа, который продолжал спокойно и неподвижно стоять, опираясь на меч.

— Да он крови боится, вот и не хочет пользоваться своей палочкой. — Они совсем осмелели и начали сжимать круг.

Рольф сделал резкое движение мечом и вернулся в прежнее положение. Меч в одном месте окрасился красным, а бандит с топором вскрикнул от боли и выронил топор, который упал на песок вместе с двумя пальцами, средним и указательным. Круг опять разошёлся и разбойники стали перешёптываться. Но тут тишину нарушил шум приближающейся легкой телеги, видимо бандитский транспорт для вывоза добычи. Больше медлить было нельзя. Рольф стал наносить скользящие неглубокие порезы — у кого-то отнялась рука с перерезанными сухожилиями, кто-то просто корчился в пыли от боли. Сложнее было с главарём, он неплохо владел мечом и отлично прикрывался от лёгких ударов кинжалом. С ним Рольфу пришлось размяться, пока оттеснял его от фургона ближе к середине перекрёстка. Занятые дуэлью, они не заметили, что ситуация неожиданно изменилась.

Агата откинула люк наверху крыши фургона и выдвинула мощный арбалет на станине. Это была разработка учёных Города — арбалет с ножным приводом для защиты пещер и стен. Заряжался он тяжелыми болтами, а пружина взводилась кручением педалей. Агата уже вложила болт на ложе арбалета и прицеливалась в быстро несущихся лошадей, запряжённых в телегу. Главарь банды увидел, упав на колени, когда Рольф выбил у него из рук меч, как болт с хрустом входит в круп лошади и упряжка заваливается на бок, а возница летит кубарем через лошадей.

На этом бой был закончен, Рольф аккуратно и тщательно вытер лезвие. Он связал всю банду и посадил около склона в тени. Агата оказала первую помощь хозяину фургона. Он был без сознания, но дышал хорошо, она была уверена, что выкарабкается.

— Тут вблизи есть Долина, — сказал Рольф разбойникам, — мы сейчас туда отправимся и попросим тамошнюю полицию забрать вас отсюда. На это уйдёт пару дней, вы сидите в хорошем месте, тут часто тень, так что вы доживёте до них, ничего с вами не случится. А мы, — он обратился к Агате, — отправимся прямо сейчас, пострадавшему нужен покой в хороших условиях, не на дороге.

Разломанную телегу сдвинули с середины дороги и оставили там, вместе с погибшими лошадьми. Фургон, с лежащим внутри хозяином, Рольф привязал к своему, а лошадей на длинной привязи пустил рядом — два быка с лёгкостью утащат дополнительный груз. До Долины было близко — он знал, что туннель сделан в середине восточной стороны стены, которая образовывала один из углов перекрёстка, на котором они стояли.

— Ну, тронулись, — сказал он, и маленький караван медленно двинулся. Связанные бандиты с тоской смотрели на поднимающуюся из-под колёс пыль.

Туннель был сделан давно и постоянно улучшался. Со стороны дороги вход в него защищали две солидные башни с глубокими бойницами. Вокруг темнели пещеры торгового центра, где можно было поторговать, поесть и переночевать, не платя налог за пользование туннелем. Жизнь здесь кипела даже под вечер, когда Рольф с Агатой добрались дотуда. Они нашли стражников и рассказали о встрече с бандитами без уточнения того, сколько их было, чтобы не вызывать лишних вопросов. Заплатив сбор за оба фургона, они вступили в туннель. По провинциальным меркам, не для Города, он был большой: по нему могли одновременно пройти три фургона, не зацепившись осями. Ровный пол чуть поднимался к середине пути и сильно уходил вниз при выходе в Долину. Судя по стенам, туннель сделали благодаря мягкой прослойке в породе, заключил Рольф, и неплохо зарабатывают на этой геологической случайности. Внутри горы были ответвления, вмещающие казармы, склады и жилые помещения. Такая военизированность не удивляет, так как Долина, в которую легко попасть — заманчивая добыча для многих, в том числе для соседних Долин. Выход был на уровне земли, под сенью высоченных деревьев. Прямо под ними были раскинуты палатки, где торговали всякой мелочёвкой.

Рольф нашёл госпиталь, Агата передала медсёстрам на попечение хозяина фургона, а затем они поехали искать гостиницу — хотелось помыться в нормальных условиях, поспать не на мягкой кровати, особенно Агате. С местами были проблемы — в Долине была ярмарка, и купцы съехались со всей округи. Пришлось снять на пару ночей самый дорогой люкс, что могло вызвать разговоры, но они решили рискнуть. Рольф нигде не раскрывал своего происхождения.

Приняв ванну, надев чистую нарядную одежду, Рольф с Агатой вышли посмотреть на ночную ярмарочную жизнь, послушать разговоры торговцев. Немалую их часть составляли слухи о том, как сегодня повязали разбойников — солдаты ещё не вернулись, но их видели купцы по пути на ярмарку. Говорили, что их обезоружили парень с заколдованным мечом и самостреляющий фургон, который болтом может завалить двойку коней, несущихся на полном ходу. Хотя были разночтения: некоторые говорили, что это магический меч остановил телегу и разнёс её на куски. А кто-то вообще шёпотом рассказывал, что это был дух Белтана, местного доброго правителя, жившего сотни лет назад. Как всегда реальность обрастала мифами очень быстро, особенно при большом скоплении народа. Для полноты картины Рольф привнёс свою долю: он сказал, что все неправы, что он тоже сегодня ехал по этой дороге и видел, что бандитов не связали, а искромсали на мелкие куски, так что весь перекрёсток был завален фрагментами тел, правда, потом, тем же волшебным мечом, тела воссоединили, то есть воссоединили всё, что нашли, а некоторые части, пальцы, например, затерялись в песке, и одно собранное тело осталось без двух пальцев. Не то чтобы ему поверили, но эта версия была не хуже остальных, а рассказана очень красочно и со многими деталями.

Утром они сходили в госпиталь. Хозяин фургона уже пришёл в себя и первым делом начал благодарить своих спасителей. Он расплакался, когда узнал, что его фургон стоит в целости и сохранности на каретном дворе и ждёт его, а кони, сытые и чистые, стоят в конюшне. Он хотел им отплатить золотом, но Рольф упорно отказывался, и они сошлись на том, что тот заплатит, когда окончательно выздоровеет и продаст товар. Хотя какой у него товар, так и не стало ясно. Затем Рольф пошёл толкаться среди купцов на базаре, а Агата занялась хозяйством: разбирала фургон, отдала одежду прачкам в гостинице — раз есть такая возможность — не самой стирать, нужно обязательно воспользоваться. У Рольфа не было ножен, он носил меч в специальном креплении за спиной, так, чтобы было более-менее незаметно под плащом. И в этот раз он решил, что лучше пойти вооружённым, так спокойнее. Он ходил по торговым рядам, иногда приценивался, слушал разговоры, иногда встревал в них — ему было что сказать о других Долинах и дальних дорогах. За последнее время они с Агатой исколесили почти четверть мира, во всяком случае, четверть изученного мира, того, что торгует с Городом. Когда он обошёл почти весь базар, поднялся гул, и торговля замерла — солдаты пригнали связанных разбойников.

— Смотрите! Те разбойники, о которых вчера столько говорили!

— Они всё же живые!

— И не выглядят так, как будто столкнулись с духом.

— Смотрите, а у одного из них нет двух пальцев! Прямо как вчера ночью рассказывали…

— Точно, про то, что их тела собрали живой водой, да только конь съел несколько пальцев.

— Нет не конь, а козёл. Да и без воды живой обошлись, сами склеились.

Бандитов провели цепью между двумя стенами любопытных торговцев. Хотя любопытство было не основное чувство — преобладала жажда крови. Это были представители двух противоборствующих группировок, одна из которых существовала за счёт другой. Может быть даже кто-то из этих купцов пострадал от деятельности этой банды; возможно, платил налог или делал единовременный благотворительный взнос ради безопасности. Сейчас толпа гудела от лозунгов «повесить», «казнить», «смерть им», «четвертовать немедленно». Недавние короли дороги тяжело передвигали ноги, — солдаты «забыли» их напоить, — опустив взгляд в землю перед собой.

— Что с ними сделают? — Спросил Рольф богато одетого соседа.

— Судить их будет князь, а надо было бы сразу, на месте, закопать в горячий песок живьём. — Ответил тот и сплюнул в сторону.

— А где будет проходить суд?

— На ратушной площади, но завтра, тут дела быстро не делаются. — Разочарованно ответил купец.

Рольф окинул взглядом торговую площадь, шумных торговцев, строй солдат, охранявших разбойников, кое-что прикинул в голове и направился к ратуше.

Его не пустили в ратушу, приём граждан был уже окончен. Но он упорно пробивался внутрь и добился того, что его принял секретарь второго судьи Долины. Тот сидел в тёмной без окон комнате при масляной лампе и что-то писал. Он даже не поднял голову, когда Рольфа ввёл охранник.

— Что вы хотите? — Спросил секретарь, продолжая писать, поскрипывая пером по пергаменту.

— Я хочу видеть князя. — Уверенно сказал Рольф, оставаясь стоять у двери.

— Это невозможно. Ещё что-то?

— Совсем невозможно? Ни для кого?

— Совсем, для всех невозможно, если вы, молодой человек, не понимаете с первого раза. — Секретарь прошёлся недовольным взглядом по Рольфу с ног до головы. Охранник уже был готов вывести Рольфа из комнаты.

— Встаньте, когда разговариваете с дворянином. — Приказал Рольф.

— Что? — Не сразу понял секретарь. — Встать? Это вы дворянин-то? Ну-ну. И какого же вы рода?

— Рольф Меркадер, принц Города. — Гордо сказал Рольф и показал печать, висящую на шее.

В комнате повисла тишина, которая нарушилась звоном выпавшей у солдата из рук алебарды. Под этот звук секретарь, казалось, выпрыгнул из кресла и из-за стола, рассыпался в извинениях. Солдат от стыда потерял дар речи и стоял как каменный, сжав поднятую алебарду побелевшими от напряжения пальцами.

— Я хотел бы, чтобы моё появление осталось между нами, я не хочу, чтобы знали, что я здесь. — Он строго посмотрел на солдата, у того начали закатываться глаза от страха.

— Конечно, конечно, — суетился секретарь, — никто ничего не узнает! Я сейчас лично побегу к князю и предупрежу о вашем визите.

— Нет уж. Пойдёмте вместе, мне сюрпризы не нужны. И этого захватим с собой. Ведь так? — Он похлопал обалдевшего солдата по плечу.

Больше проблем не было, князь тут же принял Рольфа. Князь оказался стройным, солидным мужчиной уже с сединой в волосах. Рольф первым делом отправил бедного солдатика в гостиницу с запиской к Агате, чтобы она пришла в ратушу, откуда они пойдут на ужин к князю. Потом, отправив секретаря восвояси, сказал князю:

— Этот секретарь, кажется, второго судьи, довольно грубый и необходительный парень. Если хотите, чтобы люди хорошо относились к вашим судьям — смените его, князь.

— Совет, достойный мужа. — Улыбнулся князь. — Что привело вас в нашу скромную обитель?

— Я тут инкогнито, просто проездом, но меня заинтересовало дело банды, которую сегодня привели в Долину. Мне сказали, что вы завтра будете их судить.

—- Да, сегодня я вдоволь начитался вариантов того, что с ними произошло. Вот ведь же у народа фантазия! Каждый раз поражаюсь! С сутью дела ещё не знаком, но в целом и так всё понятно — никаких сомнений в том, кто они и чем занимались, нет.

— Это всё понятно, но я видел, как их встречал народ, с какой ненавистью. Думаю, вы это тоже знаете. — Князь кивнул. — Они требуют смерти. Мне же кажется, что они не заслужили смерти. Это лишь моё мнение, я не стараюсь повлиять на ваше верховное правосудие. Мне кажется, что стоит их послать на какие-нибудь каменоломни, лет на двадцать, всё равно не выживут столько. Конечно, если не окажется, что они нечто большее, чем просто разбойники с большой дороги.

Князь сначала нахмурился, но потом его лицо прояснилось, и он улыбнулся.

— Принц, вы умный молодой человек. Я бы предложил бы вам пост своего советника, но понимаю, что вы не согласитесь, не для того вы прибыли сюда. Я постараюсь послать разбойников на каторгу, хотя это решение суду дастся с большим трудом. — Он усмехнулся. — Надеюсь, этим решением я не вызову переворот. Вряд ли интересы Города настолько сильны, чтобы посылать принца устраивать переворот. — Настроение князя существенно улучшилось. — А почему вы так в этом заинтересованы?

Вопрос оказался для Рольфа несколько неожиданным, он задумался.

— Не знаю даже. Я посмотрел на всё это и решил, что агрессия толпы переросла разумные пределы, что не стоит поступать так, как они говорят на эмоциях.

— Вас хорошо воспитывали, вы сами ещё не осознаёте, но королевская кровь, статус, мышление у вас есть. Праведный суд — вот то, что вы ставите выше жажды мести. Скажите, а вы лично сталкивались с этой бандой? — Рольф удивлённо посмотрел на князя. — Просто такая заинтересованность судьбой других наиболее сильна, когда есть что-то общее с этими людьми. Вы появились в Долине как раз после того, как связали банду. В ратушу не пускают с оружием, во всяком случае, простых смертных, а вы прошли в ратушу как простой смертный, но с мечом за спиной, что значит, что вы не чужды рукопашной схватке. Слухи говорят, что всю банду повязал один человек, говорят о каком-то зачарованном мече. Мне кажется, что всё сходится на вас, принц.

— Я бы пригласил вас на должность советника, если бы был у вас с официальным визитом от правителя Города. — Рольф улыбнулся и поклонился головой князю.

Суд проходил при большом стечении народа, вся площадь была забита шумной толпой. В первых рядах, обняв Агату за талию, стоял Рольф. Внешне он был как обычно невозмутим, хотя внутренне был напряжён — его сильно беспокоил исход этого дела. Он прислушивался к агрессивным разговорам вокруг и понимал, как неблагосклонно толпа воспримет решение князя, если оно будет такое, как они решили вчера.

— Ты знаешь, что произойдёт, какой будет вердикт князя? — Тихо спросила Агата.

— Конечно. — Ответил Рольф и сильнее её обнял.

Когда вышел князь, толпа зашевелилась, и Рольфу пришлось придерживать её, чтобы не раздавили Агату. Банду вывели под крики «повесить», но стоило князю поднять руки, как толпа быстро утихла — народ его любил и уважал. Нужно будет рассказать отцу, подумал Рольф, такой союзник нам не помешает.

На следующий день утром к ним в гостиницу пришёл мужчина, которого они спасли. Он опять рассыпался в благодарностях, но чувствовал себя уже прилично и завтра уже собирался ехать.

— А вы в какую сторону путь держите? — Заискивающе спросил он.

— Несколько Долин на юг, а затем на восток.

— О! Мне с вами по пути! Может быть возьмёте меня с собой? Я не буду мешать. Я заплачу!

Рольф посмотрел на Агату, та сделала еле заметное движение головой, непонятное для посторонних.

— Хорошо, поедем вместе. — Ответил Рольф.

Они упаковали еду, которую Рольф купил между посещением ратуши и ужином с князем, собрали все вещи, чтобы завтра рано утром выйти из Долины. На этот раз они торговать не стали, только купили мелочёвки для обмена и покупки еды. Хозяин фургона накупил товара, променял лошадей на выносливых мулов. Всё было готово к поездке. Рольф с Агатой гуляли весь день по Долине, изучали её искусство и историю. Поужинали они вдвоём в небольшой таверне вдали от торговой площади, где второй день до самой ночи шумели купцы — решение князя касательно банды разбойников вызвало разногласия и жаркие споры, тем более сегодня они отправились отбывать наказание в медных рудниках. К счастью, до кровопролития не дошло.

Когда солнце взошло над горами, Рольф с Агатой, в сопровождении второго фургона, выходили из туннеля на длинную, прямую дорогу.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: