Проблема эзотерического характера

29 марта 2006 года нашей эры по григорианскому календарю на Земле, а может быть и во всей Вселенной, что-то случилось, а может быть даже сломалось. На Земле этого никто не заметил, наверное, и не мог бы заметить, тем более что все были чем-то заняты.

Астрономы, которые могли бы заметить какие-то колебания пространства, изменения в окружающем мире, весь день занимались подготовкой к наблюдению, а затем и непосредственно наблюдением полного солнечного затмения, которое в тот день проходило на существенной части суши — довольно редкое явление, весьма полезное для астрономов. Они разъехались по лучшим наблюдательным местам и всё утро настраивали технику, а потому им не было дело до каких-то непонятных изменений, которые стали явными только через год.

В больнице французского города Бордо врачи были заняты не меньше — тяжело умирала пожилая женщина, не имевшая семьи и родственников. Много кто ещё умер в тот день, не только во Франции, но именно ей повезло. Или не повезло.

Примерно в это же время, в 11:16 по Гринвичу (он же UTC), в старинном грузинском посёлке Местиа Мишо, Михаил, Маргиани вернулся домой на обед к молодой женой, посмотрел на её прекрасную точёную фигуру в ярком весеннем свете и решил, что супружеские обязанность выполнены ещё не полностью, а обед может немного подождать.

Подобная история произошла в Астане в 11:41, где молодожёны Садыковы только только-только начинали свой медовый месяц. Они не были единственными молодожёнами в Казахстане, которые наслаждались полноценной половой жизнью, но именно этим повезло. Или не повезло.

История Щукиной из Горно-Алтайска отличалась от двух предыдущих: её бездетный брак длился уже три года и не готовился к распаду, а сама Щукина всё в тот же день 29 марта 2006 года принимала у себя любовника, который в 11:46 обеспечил ей укрепление брака.

В грузинском посёлке Местиа не отмечают католическое Рождество, но в семье Маргиани 25 декабря 2006 года случился праздник — родился первенец, наследник, которого так хотел Мишо Маргиани, отец счастливого семейства. Ребёнок Маргиани рождался тяжёло, с угрозой для жизни матери, но врачи блестяще выполнили свои обязанности и справились — всем известно, семья Маргиани богата и можно рассчитывать на щедрые подарки в честь рождения наследника. Ребёнка, как положено шлёпнули по попке, и он разразился криком, однако, буквально через секунду крик оборвался, и врач удивлённо посмотрел на младенца. Мальчик, казалось, так же удивлённо смотрел на врача, хотя, как тут же вспомнил врач, младенцы ещё ничего толком не видят. Пожилой и опытный акушер первый раз видел такой взгляд, но он не продлился долго: ребёнок закрыл глазки и продолжил благотворный крик, на радость и спокойствие всем.

Подобная история произошла в пятом роддоме Астаны, где в срок рожала Садыкова. Там родилась девочка, удивившая врача своим неестественным взглядом. Хорошенькая, совершенно обычная и полностью здоровая девочка. Ещё одна такая же история произошла в тот же день в Горно-Алтайске, где, на радость долго бездетным Щукиным, родился мальчик.

По непонятной причине эти три случая оказались первыми в цепи всё более и более поразительных событий.

Всё первое полугодие 2007 года врачи и медсёстры отмечали странное поведение детей, но не могли сказать, что оно так уж сильно выбивалось из нормы — что вообще может сделать младенец. Счастливые родители, особенно те, у кого был первый ребёнок, как у Маргиани, ничего странного не замечали, уже мечтая о втором. Всё шло спокойно, своим чередом, пока ребёнок Маргиани, которого почему-то решили назвать Адамо, не сказал «мама» в возрасте восьми месяцев, раньше, чем ожидали его родители, начитавшиеся всяких пособий. Точнее сказал «мама́» с ударением на второй слог и с явным французским произношением, совсем не так как себя называла его бедная мать, уже носившая второго. Уже раньше она обращала внимание, что он странное «агукает» — произносит что-то похожее на «арё», но не акцентировала на этом внимание. На следующий день он произнёс новое слово — «папа́», с таким же ударением и произношением. После этого родители уже не знали, к кому обращаться.

И всё было бы ничего, если бы примерно в тоже время, в Астане девочка, родившаяся в тот же самый день, не сказала матери традиционное слова «мама» совершенно не так, как все старшие знакомые дети. Следующее, что она сказала, оказалось набором каких-то совершенно непонятных слов.

К тому времени как заговорил мальчик из Горно-Алтайска, про странные разговоры детей сняли и выложили на Youtube ролик, который за двое суток набрал сто миллионов просмотров, хотя он был только на русском с автоматическими субтитрами — оказалось, что подобная проблема беспокоит молодых родителей по всему свету. Из всех стран посыпались новости о том, что дети говорят что-то непонятное, или же говорят на знакомых, но чужих языках.

Учёные, взявшиеся решать неожиданную задачку, сначала ничего не смогли узнать. У младенца мозг ещё недостаточно развит, речевой аппарат ещё не справляется со сложными звуками — не выяснить, что же знает  маленький человечек и откуда он это знает. Однако, длилось это недолго, так как оказалось, что детей не нужно учить языку, они его уже знают, правда, обычно не тот, на котором говорят родители.

На первом экстренном заседании комиссии по перерождению при ООН было шумно, хотя заседание ещё и не началось. В большом зале собралась очень разношёрстная компания. Тут были и политики, и политологи, и учёные — психологи и биологи, — и представители множества религий. Наконец зазвенел ажурный хрустальный колокольчик, чей звон усиливался как через общие динамики, так и через наушники для синхронного перевода. Участники заседания с трудом прервали жаркие споры и расселись по местам. Первую часть заседания отдали науке, и первый доклад сделал американский учёный, имеющий степени по когнитивной психологии и по физиологии человека.

— Не все в этом зале имеют полное представление о том, с чем мы столкнулись, потому возьму на себя смелость полностью описать ситуацию правильным научным языком. — Возникло некоторое волнение, так как не все оказались согласны с тем, что научный язык в данном случае является правильным. — Опишу ситуацию такой какая она есть, чтобы потом уже к этому не возвращаться и не спорить. Как известно, всё началось в небольшом, но красивом, грузинском посёлке Метсиа. — Оратору не удалось точно произнести название, но его все поняли, оно было у всех на слуху.

— Я бы попросил не вдаваться в лишние подробности. — Прервал докладчика председатель.

— Конечно, господин председатель. Не более необходимого.

Рассказ начался с описания первых случаев, затем докладчик подробно описал случаи в родных США и затем перешёл к тому, как выяснили, что же произошло. Уже первые разговоры с необычайно толковыми детьми дали приблизительное понимание. Перерождение, реинкарнация действительно существует, более того, почему-то с конца 2006 года рождающиеся люди помнили свою прежнюю жизнь. Точнее, уточнил проснувшийся в докладчике биолог, вспоминали, когда их ментальные способности развивались до нужного уровня. Физиологически, биологически эти дети при рождении ничем не отличались от самых обычных, тех, что рождались тысячи лет до этого, но уже в первые недели жизни мозг у них начинал развиваться быстрее, быстрее формировались те области, которые, как предполагают учёные, отвечают за память, язык, координацию движения, моторику. Это выглядело так, как будто мозг стремился как можно быстрее вместить память прошлой жизни, включая моторную память тела. Потому дети уже в год могли говорить простые короткие фразы, понимать, пусть и частично, что им говорили экспериментаторы. Ответы детей очень часто поражали учёных, которые никак не могли свыкнуться с несоответствием разума и младенческого тела.

То, что дети начинали говорить на чужих для родителей языках, оказалось мельчайшей проблемой. Адамо Маргиани, первый зарегистрированный перерожденец, отказывался называть себя Адамо, он говорил, что его зовут Шарлотта Баксон и никак иначе. Учёные выяснили, что француженка с этим именем умерла 29 марта 2006 года — примерно за 9 месяцев до своего нового рождения, точное время смерти установить не удалось — о том, в какой момент признавать человека мёртвым, всё ещё велись споры, особенно жаркие в свете некоторых теологических причин. Да и точное время зачатия так же оставалось неизвестным, хотя, предположительно, оба события произошли около 11 часов по Гринвичу. В момент смерти Баксон было чуть больше 92 лет, она прожила долгую и красивую жизнь, но не имела детей и других живых родственников. Именно эта особенность привела к тому, что Адамо-Шарлотта остался спокойно жить в своём новом доме, никому не нужный, кроме новых родителей.

Совсем другая история постигла её (или его — общественность ещё не успела определиться, как правильнее называть, так как терминология характерная для людей сменивших пол здесь не годилась) младшего брата. Он родился на пятнадцать месяцев позже Адамо, а потому с самого рождения находился под зорким наблюдением практически всех учёных Грузии и пристальным взглядом международного сообщества. Оказалось, что он (тут пол совпал) родом из Китая, у него двое детей и пятеро внуков — и все они очень хотят видеть дедушку, а ещё лучше увезти его к себе в Голмуд, расположенный в степях на западе Китая. Новые родители не горели желанием расставаться со вторым ребёнком, не менее желанным, чем первый.

Желания общаться с умершими родственники, желания забрать в же прошлый дом, в прошлую жизнь — вот одна из основных проблем, затронувшая весь мир. Что делать с детьми? Кому они принадлежат? Странный вопрос, но это же младенцы, которые сами ещё ничего не могут сделать и законодательно ничего не могут решать. Нужно менять законы, но как? Эти ненаучные вопросы докладчик оставил в стороне и продолжил повествование о позднейших и значительно менее приятных событиях.

Все первые перерожденцы, как показали опросы, умерли практически одномоментно со своим зачатием, за восемь-девять месяцев до нового рождения. Так продолжалось примерно с полгода, а затем стали возникать загадочные случаи, которые наука пока не способна объяснить. Некоторые младенцы рождаются такие же, как и всегда раньше, то есть не помнящие прежнюю жизнь, их приходилось воспитывать и растить как обычно это делали раньше, до 2007 года, учить языку, есть ложкой, надевать пижаму. Почему они ничего не помнили? Загадка, которая слегка приоткрывается редкими случаями, когда память о прошлой жизни есть, но какая-то очень мутная, пока дети маленькие не получается выяснить, что точно они помнят, удаётся получить только размытые зрительные образы. Надежда на то, что они вырастут и всё расскажут есть, но невелика.

Случаются совсем странные и нерадостные рождения, когда ребёнок, появившись на свет, начинает безостановочно кричать, дёргаться, маленькое тельце крутят спазмы, он отказывается есть. В таких случаях иногда помогают сильные успокаивающие, но ещё нет ни одного случая, когда такой ребёнок бы полностью выздоровел. Некоторых тянут под наркотиками, но большинство быстро погибает. И никто из врачей и учёных не понимает почему. Иногда, отметил докладчик, безудержный крик и спазмы начинаются не сразу после рождения, в течении первой недели, но в итоге результат всегда тот же самый — до месячного возраста никто не дожил.

Череда этих неприятностей скрашивается тем, что среди рождающихся стали появляться люди умершие не в момент зачатия, а раньше. На данный момент, тут докладчик зачем-то сверился с бумажкой на столе, самой ранней датой смерти является 29 марта 2006 года. То есть умершие до этой критической даты всё равно не перерождаются или не помнят прошлой жизни, но начали появляться случаи, когда человек помнит свою прошлую жизнь, но она закончилась за полгода или даже год до последнего рождения. Что было в промежутке между смертью и рождениям зачастую не ясно, дети ещё слишком малы, чтобы объяснять сложные понятия.

Вот собственно и всё, что может сказать наука, а больше ничего и нет. Нужно больше наблюдений, больше времени, чтобы дети выросли и могли бы всё толково рассказать. Нужно больше прав для учёных — этические комитеты запрещают почти все предложенные эксперименты.

— Скажите, а есть какие-то закономерности в распределении перерождений? Какая-нибудь связь между местом смерти и местом рождения?

— Отличный вопрос! Спасибо! За этот год в мире родилось примерно 140 миллионов детей, но проанализировать нам удалось, конечно же, лишь малую их часть. Максимальное количество точно доказанных перерождений, где мы знаем время и место смерти — порядка 500 тысяч. По этим скромным данным нам не удалось выявить никаких закономерностей, пока можно считать, что место перерождения — случайно.

— А пол?

— Тут проще, а потому можно сказать однозначно — случайно.

— А раса? — Задал вопрос негр мрачного вида.

— Этот вопрос мы тоже не обошли стороной. По всем нашим данным, по всем параметрам перерождение происходит случайно, нет никакой связи между прошлой и новой жизнью. Только время смерти, хотя, повторю, есть случаи, когда присутствуют странные временные промежутки. Ещё вопросы?

Больше вопросов не было.

Продолжили заседание споры психологов о том, как повлияет прошлая жизнь на выбор гендера в новой жизни. Все перерожденцы ещё так малы, что пока это чисто теоретический вопрос, а потому ничего толкового в этих обсуждениях не было сказано. После них объявили часовой перерыв.

Следующая часть заседания была отдана политикам и политологам.

— Национальным государствам, а потом и всем остальным, — выкрикивал с трибуны один русский политолог, — скоро придёт конец! Скоро дети подрастут и начнётся массовая миграция. Будет не направленное великое переселение народов, с которым мы уже знакомы, а миграция всех всюду. Бабушки чёрных детей и внуков, в телах маленьких белых мальчиков, будут возвращаться на родину — как их примут в Камеруне или Конго? Дедушки ортодоксальных евреев будут возвращаться в родные края в телах индейских девочек — кто будет слушать их толкование Торы? Представляете, что будет? Как регулировать численность населения, кому выдавать паспорта? Современная, привычная нам политика закончится, всё, что мы строили последние века, рухнет в чёртовой матери и наступит анархия!

Подобными речами была полна политологическая часть заседания комиссии. Все готовились к концу времён, к хаосу и, некоторые, к созданию нового светлого будущего, мира без национализма и расизма. Мир равенства и мудрости, где люди проживут по несколько жизней и будут знать множество языков и культур. Подготовку оборвал новый перерыв на час, после которого стали выступать люди, утверждающие, что конец света и полный хаос уже наступил.

Третья и последняя секция заседания носила религиозный характер, первыми к трибуне, конечно же, пробились христиане всех толков. Именно для них случившаяся вселенская ошибка, космологическое нарушение было апокалипсисом или даже чем-то похуже. Человек живёт только одну жизнь, в течении только одной жизни он творит зло или создаёт добро, за которое потом ему достанутся рай или ад. А тут получается, что помня о прошлой жизни можно… исправиться? Второй шанс для всех? Такое наглядное и массовое доказательство перерождение разрушило всю догматику христиан, многие не знали, что теперь делать, как думать. По миру прошёл вал самоубийств, не только в христианских странах, но и мусульманских. Много кто решил уйти из жизни добровольно, не только по религиозным соображениям, но и потому, что хотел переродиться в новом теле. Многим это не удалось, что создало дополнительные вопросы, хотя, может быть, их ещё просто не нашли — ведь могло угораздить родиться в диких племенах Амазонки.

Кто-то из мусульманских священников, выступавших на конференции, уже выдвигал предположения как можно объяснить перерождение, вписать в привычную религиозную картину мира, не разрушая её до основания, но их слушали мало, большинству эти разглагольствования казались еретическими или мало обоснованными.

Далай-лама XIV дошёл до микрофона уже почти под самый занавес, но сумел внести некое успокоение.

— Нас не удивляет существование перерождения, — радостно вещал он, — мы всегда знали, что оно существует. Нас так же не удивляет сохранение памяти, так как именно это черта позволяет найти нового Далай-ламу после перерождения. Дети узнают вещи, которыми владели до смерти. Я рад, что появилось такое простое, доступное каждому, доказательство правильности нашей веры. Многие вещи в буддизме, как и в других религиях, необходимо принимать на веру, во всяком случае, в начале пути. Если появляется что-то, что можно легко проверить, измерить научным объективным способом, то это только облегчает вступление неофитов на правильный путь. А что касается ожидаемых проблем с переселением людей из страны в страну, то любовь, которой учит буддизм, поможет решить и эту проблему.

Чуть переусердствовав с проповедью, Далай-лама XIV объяснил, почему появляются случаи, когда человек рождается не сразу после смерти: бардо — промежуточный этап между жизнями, традиционно считается, что это состояние длится несколько дней, но возможны и более длительные бардо, что случалось… тут он привёл три-четыре примера из прошлого.

Когда участники конференции уже совсем устали, кто-то спал положив щёку на свой кулак или на не очень мягкую спинку высокого кресла, а кто-то тихонько ушёл, к микрофону, потерявшему свою привлекательность у уставших людей, поднялся ещё один буддийский монах в неброском жёлто-оранжевом одеянии и высказал свою точку зрения, не совпадающую с мнением всеми уважаемого Далай-ламы XIV.

— Наша школа буддизма, тхеравада, не признаёт существование бардо, Будда говорил, что поток сознания и материи не имеет перерывов, следовательно следующее рождение должно случаться в следующий же момент. Напомню, что мы считаем рождением момент, когда создаётся новое тело и оно соединяется с сознанием, то есть в момент зачатия. То, что некоторые дети, не помнят, где они были какое-то время между смертью и рождением, можно легко объяснить. В этом промежутке они рождались ещё раз, в теле каких-то простых существ чей мозг значительно проще нашего, а потому сложно провести аналогию между работой нервных систем и человек не может вспомнить, что там было. Или вспоминать нечего. Из этого предположения следует, что почему-то живые существа стали помнить не только прошлую жизнь, но все прошлые жизни с какого-то момента. Видимо с 29 марта 2006 года.

Никто не слушал этого скромного монаха, многие уже прощались и расходились. А зря.

Запись этого первого заседания комиссии по перерождении при ООН Шарлотта смотрела на Youtube, когда Адамо исполнилось 15 лет. К тому времени уже сложилась терминология, при которой человек носил своё прежнее, самое привычное ему имя, но, чтобы не путаться, тело, где жило сознание, называли именем, данным при очередном рождении. Потому Шарлотте было 107 лет, а Адамо всего 15, хотя они и составляли единое целое. Возраст психики, того, что можно назвать душой, рассчитывался без учёта эмбрионального развития, только с рождения, хотя первые полгода человек ничего не помним, так что Шарлотте можно было дать и 106, и 108 лет, в зависимости от системы подсчёта.

Шарлотта осталась жить в Местиа с родителями, хотя это не было полноценной жизнью и совсем не было полноценной жизнью ребёнка. Половину времени она проводила в медицинских и научных заведениях — у неё не осталось прежней, досмертной семьи, новые родители любили её, но несколько побаивались, и были рады держать её на расстоянии от себя, хотя и заботились о ней. Странная жизнь взрослого, которому никто не верит, в детском теле. Ещё два года назад Шарлотта не могла сама сходить в туалет из-за старческой слабости, плохо соображала из-за деменции, а теперь она не может ни того ни другого потому, что её детское тельце не развилось в должной мере для координированных действий и разумного абстрактного мышления. Такие разные, но и такие похожие состояния — о чём люди давно знают, давно подмечают, но на себе испытали первый раз.

Многочисленные случаи перерождения, в том числе младший брат Шарлотты, привели к тому, что интерес к самому первому задокументированному случаю практически пропал и оказалось, что Шарлотта-Адамо никому не нужна, выброшена как биологический мусор после успешного эксперимента.

Мир изменился за эти 15 лет, что Шарлотта росла, наполнялась силой, получала гражданские права. И сама она изменилась — она попала в совершенно чужой ей мужской мир традиционного общества. Мужской мир — потому, что она стала для всех на улице сначала мальчиком, а потом мужчиной, которым нельзя плакать, но полагается много всего другого, включая волочение за каждой юбкой. Француженка не встраивалась в этот мир, отказывалась играть по его правилам, и он отторгал её.

В школу Баксон не пошла, она была старшей среди перерожденцев, но из её погодок с прошлыми жизнями были почти все — в тот год, как и в последующие, первые классы в большинстве школ не открылись, только языковые курсы восполняли незнание местного языка для тех, кто решил остаться на новой родине. Шарлотта рано нашла работу, не совсем легально, так как законодательство не успевало адаптироваться, и переехала жить отдельно, в небольшой домик на окраине посёлка, на уже крутом склоне горы рядом с новой деревянной церковью. Тихую жизнь этого уголка нарушали лишь редкие туристы, которым Шарлотта продавала разбавленное вино (для утоления жажды, без обмана), лимонад, молоко и сыр.

Первые годы жизни она, или вернее Адамо, был популярностью, его разыскивали толпы журналистов, но уже в пяти-шести годам они пропали из её жизни, но создать нормальную жизнь у неё не получалось. Опыт прошлой жизни позволил ей найти простую работу, в которой она не очень нуждалась — как ребёнку из-под экспериментов и исследований ей выплачивали неплохую пенсию, — но сделал её чужой в ещё прежнем обществе Грузии.

«Дети уходят — и никаких революций» — эта строка из старой песни «Телевизора» стала актуальна несколько позже, когда сменилось поколение и существенная часть населения страны переродилась, когда на улицах даже небольшого грузинского посёлка появилась молодёжь всех оттенков кожи, говорящая на чистом грузинском, и отдельные грузины телом, говорящие на далёких чужих языках, заслышав которые пожилые люди крестились.

Шарлотта своими молодыми глазами с вековой мудростью смотрела со своей горы на все эти изменения, мало вмешиваясь в их. Она чувствовала себя старшей, ей внушили это осознание многочисленные учёные и их исследования, старшей, ответственной за младших братьев и сестёр — родственных не по крови, а по судьбе — младших сиблингов по осознанному перерождению, по ущемлению прав и возможностей. Баксон активно вела дискуссии в соцсетях, создавала и поддерживала петиции, даже ходила на удивительные собрания, где биологический возраст участников не превышал десять лет. Однако, очень скоро в этом пропала необходимость — она была обычной вдовой скромного французского винодела и мало понимала в юриспруденции, а количество перерождённых настоящих юристов и политиков быстро росло, они заняли положенные места в иерархии мирного протестного движения.

Француженка, родившаяся в 1914 году, ровесница Первой мировой, многое повидала на своём веку, переболела жаром молодости и хотела тихой счастливой жизнью, но для этого ей нужен был спутник, она не могла быть счастливой в одиночестве. Было ли это в ней от природе или сказалось воспитание неизвестно, но она до сих пор скучала по своему мужу. Он скончался за 10 лет до Шарлотты, а потому не было надежды на его перерождение. Но какого мужа можно найти в грузинской глубинке, если снаружи ты ничем не примечательный сванский мальчик? Как она плакала вспоминая свою прежнюю красоту — женскую красоту, которая у неё была 80-90 лет назад, когда её заметил будущий муж — высокий статный мужчина с загнутыми вверх длинными усами, приехавший на собственном автомобиле с открывающейся крышей, чтобы заключить договор на поставку вина, которое он разливал бутылки где-то на юге.

В прошлой жизни Шарлотта не была искренне верующей, но свадьба с красивым венчанием в церкви, прошедшие в ещё счастливое предвоенное время, тронула какие-то струны души, и она иногда ходила в церковь в десяти километрах от дома, особенно в тот период, когда они пытались завести ребёнка. Вместе с оставлением попыток забеременить она забросила и посещения церкви. Сейчас же, после перерождения в мужское тело Адамо, она не знала, что и думать. Христианская, привычная ей, религия угасла, миллионы людей ушли в ту веру, где перерождение было частью учения. Баксон не могла сказать, что её тянуло к религии, что она могла бы ей заменить спутника жизни, но у многих память о прошлой жизни вызвала огромный вал интереса к религиям, мистике, эзотерике. Если есть память о прошлой жизни, то, может быть, можно вспомнить и те, что было до? Может быть действительно есть призраки и духи предков!

Действительно восточные религии значительно лучше объясняли новые обстоятельства, чем западные и, даже, чем научная концепция. Лет через пять после рождения Адамо оказалось, что Далай-лама и весь тибетский буддизм неправы, что нет бардо (или парадокса Шульца, как это называли учёные), а случаи, когда люди не помнят прошлого рождения и когда между прошлой смертью человеком и новым рождением человеком присутствует временной промежуток, оказались по существу одним и тем же случаем: человек рождался кем-то ещё. Если это случалось вначале, близко к 29 марту 2009 года, то первая жизнь, до рождения человеком, могла быть жизнью комара или муравья, а потому человек ничего не мог вспомнить. Позднее стали появляться случаи, когда человек успевал прожить целую жизнь — короткую жизнь, длинной в неделю или даже день — между двумя жизнями в человеческом теле, и, соответственно, мог лишь очень мутно вспомнить что-то из этой загадочной и относительно простой жизни.

Со временем начали регистрироваться случаи, когда человек помнил две прошлые человеческие жизни. Прожил долгую жизнь, умер в 2007 году, родился с памятью в 2008, погиб в ДТП в возрасте десяти лет и снова родился с памятью двух человеческих жизней в 2018 году. Такие случаи были единичные, что объясняется не только малой детской смертностью, но и тем, что два раза переродиться человеком удавалось далеко не всем, вклинивались рождения другими существами, чья продолжительность жизни могла быть значительно больше, чем у человека.

Жуткие случаи, когда дети рождались полные страха, как оказалось, тоже легко объясняются, если брать буддийское учение в его исходном виде. Представьте себе, что вы сотни и тысячи лет жили в аду, где вас постоянно мучили, где вы ежесекундно испытывали острую физическую боль, где вам в горло заливали жидкую медь, плющили ваше тело огромными раскалёнными кулаками размером с небоскрёб. И после этого ада вы попадаете в детское тельце и память о прошлых столетиях постепенно к вам возвращается. Сможете ли вы жить с такой ношей? Вряд ли. Именно это, судя по всему, и случалось с теми перерожденцами, что умирали в судорогах от голода в младенческом возрасте. Где они после этого перерождались неизвестно, но учёные пока не нашли ни одного человека, который бы помнил о своей прошлой жизни в каком-нибудь из адов.

Всю эту информацию Шарлотта нашла в интернете, проводя длинные одинокие вечера за обеденным столом, на который она ставила планшет — тут лучше всего работал мобильный интернет. Её любопытство в сто лет только разгорелось с новыми силами молодого мужского тела. Не только врождённые качества, но и первенство в перерождении с памятью играли в этом роль.

Кроме того, видимо, играли роль новые гормоны, мужской коктейль гормонов, воздействующие на её женский склад ума, на девяносто лет складывающиеся ментальные привычки. Учёные последние десять лет много писали про это необычайно взаимодействие ума одного пола и тела другого пола. Конечно, очень быстро, в первый же год после рождения Адамо, были придуманы многочисленные новые гендеры, когда половые особенности никак не сказывались на поведении младенцев. Однако, это не решало проблему на уровне физиологии. По данным функционального МРТ, электроэнцефалограммы, поведенческого наблюдения и всех других возможных методов учёные пришли к заключению, что при развитии в организме борются память, моторные и ментальные привычки прошлой жизни одного пола с физиологией, эндокринной системой нового тела другого пола. Борются через влияние нервной системы на эндокринную и обратно. Мозг уже в эмбриональном развитии находился в подвешенном состоянии и с трудом развивался в соответствии с генетическим полом.

Такие разброд и шатание мозга влияли на сексуальные предпочтения. Они были… неустойчивыми, переменчивыми — если не совпадали в прошлой и новой жизнях. Если лесбиянка рождалась в мужском теле, но с предпочтениями при выборе полового партнёра проблем не было, но такие случаи редки, хотя особенно интересны с научной точки зрения. Шум вокруг сексуальной идентичности был необоснованно большим и за ним мало кто уделял внимание таким интересным изменениям, как вкусовые предпочтения. В прошлой жизни Шарлотта Баксон любила спагетти и красное вино, практически не ела мяса, но в теле Адамо ей стало нравится мясо с кровью и пиво. Никого из учёных эта трансформация почему-то не заинтересовала, хотя первые годы они крайне внимательно следили за тем, кто больше нравятся маленькому Адамо — молоденькие медсёстры с большим бюстом и декольте или накаченные медбратья. Последнее, кстати, они понять не смогли и занялись его, Адамо, младшим братом.

Шарлотта отвлеклась от изучения последних исследований по развитию мозгу у перерожденцев с памятью, смотрела на закатное небо и тени башен на противоположном склоне долины, когда в дверь постучали.

Совсем забыла! Это должен быть Вано! Опаздывает, между прочим, где в глубине подумала Шарлотта привычную для француженки со стажем мысль.

Вано полгода назад появился в Местиа и нанялся в пастухи. Он в одиночестве бродил в местных горах, которые, по его словам, знал с детства как свои пять пальцев. Шарлотта же, хотя и выросла в этих краях, если про неё можно говорить в этих терминах, практически не знала гор и укромных долин. Вано было около двадцати, но он уже полжизни жил самостоятельно, предпочитая ничего не рассказывать про родителей. С Шарлоттой, думая, что это Адамо, он познакомился, когда она заснула в горах недалеко от своего дома и промокла под начавшемся дождём. Молодой пастух спрятал её под своим временным навесом и предложил погреться у огня, выпить чаю или чего покрепче, а дальше возникла неловкая ситуация. Вано тоже промок, а потому решил раздеться и развесить одежду вокруг огня — что и сделал не спрашивая разрешения у парниши, которого привёл с собой. Шарлотта, конечно, уже много раз видела себя в зеркале, трогала за все места, но ещё не видела взрослого голого мужчины в живую и так близко — белья пастух не носил.

В первый момент Шарлотта не знала  что и думать, а тем более как поступать.

— Простите меня, мой друг — тогда они ещё не успели представиться, — пожалуй стоит представиться. Меня зовут Шарлотта, тело носит имя Адамо.

Парень уставился на Шарлотту в том виде в котором был: нагишом, держа на вытянутых руках брюки за штанины перед костром. Вано явно уже знал про перерожденцев с памятью, но, похоже, лично встретился с явлением первый раз.

— Если вы простоите так ещё минуту, то сожжёте брюки. — Заметила Шарлотта улыбаясь.

Столетний опыт позволил ей быстро взять себя в руки и с помощью юмора выйти из положения.

— А меня зовут Вано… — Ещё не придя в себя ответил молодой пастух. Он взглянул на брюки в руках, снова на Шарлотту и суетливо стал надевать брюки.

— Они же ещё мокрые! — Воскликнула французская барышня. — Вы же застудите себе… замёрзните и заболеете… Лучше завернитесь во что-нибудь сухое. Я пока отвернуть, скажите, когда можно будет смотреть.

Юмор победил и уже через час Шарлотта пригласила мальчика, для её ума он был в пять раз младшее, к себе домой — отплатить добротой и ужином за костёр, чай с водкой и бутерброды чёрствого хлеба и лучше не спрашивать какой колбасы.

Знакомство совершилось две недели назад, с тех пор молодой пастух уже трижды приходил в скромный, но уютный домик Шарлотты. Молодые люди успели обсудить множество тем, но кое-что пока ещё оставалось за скобками.

— Шарль, мне давно интересно. — После лёгкого ужина Вано обратился к Шарлотте.

Такое обращение они придумали в прошлый раз после третьей бутылки местного вина заливаясь смехом. Шарль — сокращение от Шарлотты и хорошо соответствующее имя её новому телу. Не смотря на шутливое появление, Шарль закрепился в речи обоих молодых людей, даже Шарлотта стала себя так называть, но только наедине с Вано.

— Мне давно интересно. Ты, Шарль, много сидишь в интернете, — он махнул рукой в сторону планшета, отставленного на комод, — скажи, а много перерожденцев с памятью меняют пол? Ну если рождаются в теле другого пола, как ты?

— Вано, об этом до сих пор как-то не очень говорят, мало официальных данных, но, конечно, такие случае есть и не единичны. Недавно читала, что где-то в Германии ребёнок судится с родителями: в прошлой жизни он был мужчиной, в этой родился девочкой, и когда родители об этом узнали, они за него приняли решение поменять ему пол — в самом раннем возрасте. У него не было прав, по законодательству того времени, противиться решению родителей. Сейчас он подрос, законы поменялись, и он хочет евриком наказать родителей. Думаю, ему это удастся — общественность активно  выступает за него, в том числе чтобы в будущем не было подобных прецедентов.

— Ну примерно, как часто?

— Не знаю, лично не знакома ни с одним таким человеком.

— А ты сама, Шарль, никогда не думала сменить пол?

— Я? — Шарлотта задумалась. — Нет, никогда не задумывалась. Мне кажется, мне ещё рановато об этом думать. Пубертат у меня уже заканчивается, но, мне опять же кажется, гормональный фейерверк, характерный для подростков, не повлиял на мои взгляды и ощущения в сексуально области. Сложный вопрос…

— Почему?

— Я не ощущаю потребность менять пол. Мне, как и раньше, нравятся мужчины и я не вижу в этом ничего странного, новый гормональный фон, высокий уровень тестостерона и всё такое прочее, ты сам знаешь что, никак на это не повлияло. Хотя, признаюсь тебе честно, я и в прошлой жизни иногда заглядывалась на женщин. Знаешь какие красивые бывают француженки?

— Наши женщины любым дадут фору! — Рассмеялся Вано.

— Да, тут тоже есть ничего так, я бы приударила, если бы…

— Если бы что?

— Если бы была женщиной. А с сексуальностью мужского тела я до сих пор не свыклась. Не забывай, я девяносто лет жила в женском теле со всеми его прибамбасами и особенностью поведения. А в мужском я сколько? Пять, максимум десять — до этого оно было просто детское.

— А сейчас тебя не тянет ни к мужчинам, ни к женщинам, что ли?

— Эх, не знаю, Вано. Не понимаю. Хотя, всё же, мужчины мне нравятся больше, чем женщины. Возможно это лишь остаточная память, возможно, когда начну использовать своё новое тело в этом аспекте, то предпочтения изменятся. Кто знает…

— Надеюсь, не изменятся. — Тихо сказал Вано и положил свою руку на её. — Ведь я тоже предпочитаю мужчин.

Пока молодые люди продолжали молча сидеть с вином в темноте и смотреть через широкое окно на звёздное небо, мир людей рушился.

Шестнадцать лет рождений перерожденцев с памятью разрушили общество. Человек — социальное животное и не может полноценно существовать вне его. Память прошлых жизней подкопалась под фундамент социума с разных сторон.

С одной стороны, как уже говорилось, дети уходят из семей, перемешивают населения стран и континентов, сносят преграды в виде государственных границ и паспортных контролей, требующих визы. По статистике около 93% детей рождаются с памятью о человеческой жизни, с опытом многих лет, то есть их не нужно обучать в школе, как это случилось с Шарлоттой Баксон. Большинство из них не хочет заново получать и высшее образование, хотя тут ситуация чуть проще и часть университетов удалось сохранить. Учиться не хотят, но имеют устаревшее образование, устаревшее 50-60 лет назад. Ни к чему хорошему не может привести такая консервативность, ретроградность, но большинство людей этого не понимало и не хотело пользоваться вторым шансом. Им второй шанс нужен был исключительно для получения удовольствия от жизни, где не нужно продираться, через детство и молодость с их бесправием и безопытностью. Пожилые эпикурейцы, знающие толк в удовольствиях, в молодых телах, дающих большие возможности. И всё это при отсутствии какой бы то ни было законодательной базы и юридических ограничений. Социальные институты, выстраиваемые веками, рассыпались как карточные домики, в странах третьего мира, и некоторых экономических лидерах, начался голод, грабежи и гражданские войны за кусок хлеба потолще и за масло с икоркой. Казалось бы, куда хуже, но быстро стала сказываться и вторая сторона перерождений с памятью.

С этой другой стороны, значительно более существенной, люди перестали рожать. Хочется, чтобы в семью вернулись умершие родители, пусть и в теле ребёнка, но кто же захочет рожать чужих родителей? Кто захочет вынашивать, рожать и непременно влюбиться в собственное чадо, заранее зная, что с вероятность равной почти сто процентов ребёнок уйдёт в другую семья, где у него свои дети и внуки? Какой смысл мучаться и рожать, если это не твой ребёнок, а чей-то чужой дедушка? Впервые за время наблюдения, а возможно и за всю историю человечества, численность людей стала падать, устрашающе быстро падать. В 2006 году, до начала перерождений с памятью, на Земле жило порядка шести миллиардов человек, к 2024 их могло бы стать семь или восемь миллиардов, но когда Шарлотта праздновала шестнадцатилетие Адамо, на Земле продолжало существовать всего пять миллиардов живых существ относящихся к виду Homo sapiens, и численность вида продолжала падать, средний возраст расти с катастрофической скоростью экспоненты. Деревни и города пустели, пожилые родственники умирали и не имели возможности переродиться в человеческом мире.

В странах с разной культурой ситуация различалась. Европейская личностоцентрическая культура, ставящая во главу угла индивида, человека со свободной волей, пострадала значительно сильнее, чем азиатские страны, где интересы общества превалируют над личностью, но и там население сокращалось. Китаю некем стало проводить экспансию стремительно пустеющей Сибири, Аляски, севера Канады. Правда его экспансия проявилась в другом — китайцы перерождались во всём мире и возвращались в Поднебесную. Как вообще можно заниматься экспансией, когда нет постоянства населения, когда внутри государства рождаются представители других культур, а подданные разбрасываются волей случая по всей Земле? Даже у великих китайских мыслителей опустились руки.

Даже Тёмные века не шли ни в какое сравнение по степени деградации культуры и технического прогресса с двумя десятилетиями перерождения с памятью. Ещё оставались взрослые и пожилые люди, помнящие расцвет науки, производства, полётов в космос и на орбиту, но все достижения остались в прошлом, странно структурированном, но всё же хоть как-то устроенном прошлом.

Людей на планете Земля становилось меньше, но всего живых существ, наоборот, становилось больше. Планета очищалась, восстанавливалась, природа отвоёвывала отобранные у неё территории, успешно и быстро взламывала асфальт и бетон. На фоне этого раздрая развивалась, или по крайне мере, поддерживалась только одна познавательная деятельность, поддерживаемая в первую очередь буддийскими монахами.

Будда всегда говорил, что перерождения существуют, и сам мог вспомнить любое количество прошлых жизней. Некоторые его ученики, тоже достигшие Просветления, могли вспомнить часть прошлых жизней, но в целом это являлось не частой способностью даже у продвинутых практиков. И все они, включая Будду, обрели память в зрелом возрасте, когда уже сформировались как личности, обрели собственные воспоминания, ощущение, переживания, сексуальную и гендерную идентичность — всё, что положено иметь человеку к сорока годам. Получаемые ими воспоминания, видимо, оказывались похожи на просмотренный фильм в 5D с погружением, на прочитанную биографическую книгу о ком-то близком, но не о себе. И это важно: в пятом веке до н.э личность оставалось прежней, они не меняли имён, пола, возраста, только обогащались опытом, знанием прошлых ошибок. В двадцать первом веке н. э. ситуация сложилась так, что младенцы, не имеющие ничего своего в ментальной области, оказывались владельцами сокровищ аббата Фариа. Из-за этого у них не формировалась своя личность.

Очевидная составляющая теории разбавляется неочевидной — существа перерождаются не только в человеке, как это уже упоминалось. В потоке сознания сохранялась память о всех перерождениях с 29 марта 2006 года. Чем больше времени проходило, тем более разнообразные цепочки жизни образовывались, тем интереснее становилось их изучать, тем больше информации о других мирах можно было получить.

Казалось бы, область подвластная учёным — биологам и психологам всех сортов, — но им всем не хватало фактологической базы, знания того, как устроены другие миры, откуда приходят сознания перерожденцев. Как понять по воспоминаниям из какого мира переродился человек? По тому, что описано в Палийском каноне, что Будда рассказывал об этих мирах. Учёные удивлялись рассказам людей о страшных мирах полных ярости и гнева, где существа постоянно воюют, пока не узнали, что это мира асуров. Удивительны рассказы людей, в прошлой жизни бывшие петами — голодными духами, живущими на границе с нашим миром, иногда видимые людьми. Мирознание — пожалуй единственная область человеческого знания, которая развивалась в первые два-три десятилетия перерождений с памятью.

Шарлотта праздновала сорокалетие Адамо всё в той же небольшой комнатке в скромном домике, окна которой выходили на долину и глубокое звёздное небо. Она сидела наедине с бутылкой вина — старая французская закалка всё же взяла верх над пивной пристрастью Адамо. Сорокалетие — хороший повод вспомнить последние сорок лет сто тридцатилетней жизни. Последние странные годы жизни. Сможет ли жизнь её удивить ещё раз? Разве не всё возможное в человеческой жизни она видела.

С Вано она прожила десять лет. Десять счастливо-мучительных отшельнических лет, в течении которых её тело продолжало меняться. Мозг, как будто чужая, но такая своя память твердила, что она женщина, что у неё вся физиология, строение тела, стратегия поведения — всё женское. Тело всё агрессивнее, тестостероннее твердило, что она мужчина со всеми вытекающими и стоящими при каждом удобном и неудобном случае последствиями. Это противоречие смущало душу и вводило в заблуждение тело, которое не всегда понимало, как реагировать на внешние стимулы. Шарлотта, изучив некоторые аспекты биологии, поняла, выезжая в большой город, что в ней борются характерные для разных полов поведенческие стратегии: Адамо не слишком избирательно стремился к разнообразию, Шарлотта — к выбору одного лучшего. Результатом обычно была головная боль, но Вано об этом не знал, не замечал, его всё устраивало. Шарлотта же старалась не попадать в людные места.

Однажды осенью Вано пошёл в горы, поскользнулся на мокрых после вчерашнего моросящего дождя камнях и упал с большой высоты. Нашли его следующим вечером уже окоченевшим. Зачем он полез на высоту — осталось невыясненным, вроде бы, ему там совершенно нечего было делать, он туда раньше никогда не ходил, что и затруднило поиск тела. Никакого расследования не было, всё списали на несчастный случай, Шарлотта ходила в трауре всего неделю.

Спустя пару лет она нашла парня из России, переродившегося в теле грузинской девочки. Владлену исполнилось 85, когда Тамара праздновала восемнадцатилетие, в прошлой жизни он преподавал литературу в провинциальном институте и нашёл много точек культурного соприкосновения с Шарлоттой, хотя жизнь во Франции он знал преимущественно по книга Ремарка, а Грузию знал в основном по вину, минералке и носам. Им было интересно друг с другом, комфортно, страсть в обоих била через край, но вместе прожить они смогли лишь шесть лет.

Шарлотта решила, что всё дело в их телах, в противоречии между умом и телом. Когда ей исполнилось тридцать, она начала изредко называть себя в мужском роде, что напугало Шарлотту до икоты. Не то чтобы такое случалось часто или в критические моменты, нет, но это было реализацией её страхов, которые преследовали её двадцать лет — она боялась потерять самоидентификацию, перестать быть Шарлоттой, стать Адамо. Ничего так сильно она не боялось как этого, даже смерть не была такой пугающей, как постепенная трансформация в грузинского молодого человека. Шарлотта осталась собой, но страх и внутренняя борьба сильно мешали совместной жизни с человеком, которого, наверняка, раздирали подобные ужасы.

Вот уже семь года Шарлотта Баксон жила одна, все взаимоотношения длились не более пары месяцев. Все уже знали и помнили, что она Старшая, это отбивало пыл у молодёжи, а людей старше становилось всё меньше и меньше. Грузинские посёлки и города стремительно вымирали и лишь своё хозяйство позволяло Баксон не голодать, найти работу в Местиа стало невозможно.

2 августа 2046 года нашей эры по григорианскому календарю почти никто не был занят важными делами, люди спокойно выживали без излишнего трудоголизма. Оставшиеся в живых астрономы, как пожилые, так и переродившиеся с памятью, не собирались в дорогу, не планировали наблюдать полное солнечное затмение, снова закрывающее от солнечного света большую часть планеты. Ни одной обсерватории в работающем виде не осталось, никого не интересовало, что там творится на Солнце. Никто не мог, даже если бы хотел, заметить изменения произошедшие на Земле, а, возможно, и во всей Вселенной.

Врачи-акушеры, те, что остались на своей работе, тоже скучали. Роды стали редким явлением. В Местиа вот уже пять лет никто не рождался, там ни роддома, ни поликлиники, ни больницы не осталось. Немногие жители, которые не захотели покидать родные места, выживали как могли. Шарлотту Баксон нельзя было в полной мере назвать местной, но все уже привыкли к ещё молодому парню, ковыряющему на своём клочке земли и посущему приличное по размером стадо на склонах гор и в самой долине, почти покинутой людьми.

Никто бы не запомнил этот день, если бы в Уамбо, Ангола, Африка, в 10:20 по Гринвичу пара женщин из племени баконго, одна в теле американки, вторая в теле китайца, не решили рискнуть и завести ребёнка. У них родился мальчик. Никто не принимал эти роды, мама — баконго, родившаяся в теле американки и десять лет возвращавшаяся на родину — рожала дома, в небольшом строении из кирпичей с железной крышей без электричества и водопровода. Мальчик закричал как все обычные мальчики после рождения. Старейшина деревни старался как можно быстрее выяснить, кем он был в прошлой жизни, но не смог этого сделать ни через полгода, ни через год. Похоже у него не было человеческих жизней, о которых он мог бы помнить. Ну что же, случается, подумали люди, вероятность такого рождения около 7%, должно было когда случиться. Они не знали радоваться им или нет.

Решили, что будут радоваться, этот новый человек точно останется в их малочисленной общине. Под влияние этой удачи ещё трое женщин решились забеременить. Их младенцы тоже не помнили свои прошлые человеческие жизни. Только в 2050 году, когда все женщины из племени решились рожать, они узнали, что по всей планете Земля рождаются дети без памяти о прошлых жизнях. Эпоха перерождений с памятью окончилась так же неожиданно и незаметно, как и началась.

Старый дом ветшал и разрушался. Адамо было уже восемьдесят пять лет и забраться на лестницу, чтобы починить крышу, уже не позволяли больные колени, слабая спина, дрожащие руки. Но ещё сильнее Шарлотту тяготил возраст — сто семьдесят семь лет, это вам не шутка. Из её любимого окна поддувало, честнее сказать — откровенно дуло, но она лишь затыкала щели старыми лоскутками, оставшимися от одежды. Восемьдесят пять — юбилей и Шарлотта не рассчитывала прожить ещё одну пятилетку, а потому откупорила последнюю бутылку вина из старинных запасов, из тех времён, когда в Грузии было промышленное производство вина. Праздничный пирог с мясом при свечах. Последнее не романтизм, а необходимость — электричества то нет. Она давно уже не видела людей, никто к ней на гору не заходил, не знала новостей. Да, конечно, она слышала, что уже давно рождаются люди без памяти прошлого, но это были одни из последних новостей, что до неё дошли.

Тихий спокойный праздник. О таком она мечтала сто пятьдесят лет назад, в свою первую молодость, не сейчас, но позвать некого. Не коз же звать на пирог с козлятиной. Шарлотта Баксон давно не пила вина, тем более хорошего, да и возраст сказался — она заснула в кресле за столом, когда ещё не догорела первая небольшая свеча собственного производства, когда ещё не был доеден второй кусок пирога. Последняя промелькнувшая в засыпающем мозгу мысль была о том, что неплохо было бы заснуть и уже не просыпаться.

Желание не сбылось и Шарлотта проснулась от какого-то непонятного звука. Всё тело затекло и болело. Нельзя было засыпать сидя, подумала она, надо было доковылять до кровати, но как же было сладко заснуть прямо за столом с бокалом вина, как в далёкой первой молодости. Мысли постоянно возвращались именно в первую молодость, что могло говорить о приближении смерти. Окончательной смерти для этого сознания, для этой памяти о сто семидесяти семи годах жизни. Но что же меня разбудило, вдруг вспомнила Шарлотта, что за звук был?

Окно показывало привычную картину, те же горы, те же башни. Ничего, что могло бы звучать. Или мне приснилось? Может быть это смерть приходит ко мне?

И тут постучали в дверь. Осторожно, неуверенно постучали. Смерть стучит не так — в этом Шарлотта была уверена. Она попробовала встать, но решила крикнуть.

— Входите! Не заперто! — Крик получился хриплым и не более уверенным, чем стук в дверь.

Дверь, ужасно скрипнув (стыдоба то какая!), открылась и на пороге появился силуэт молодой девушки.

— Доброе утро, дедушка! Я не помешала?

— Бабушка. — Поправила её Шарлотта, — а лучше просто Шарлотта. Шарлотта Баксон в теле Адамо Маргиани.

— О! Вот это мне повезло! — Девушка захлопала в ладошки, но тут же застыдилась и покраснела. — Простите, Шарлотта! Мы вас давно ищем, и вот мне повезло вас найти. Вот это удача!

— Искали? Меня? Вы? Девушка, вы говорите загадками.

— Простите!

— Я уже стара. И Адамо тоже стар, так что я плоховато слышу. Да и вижу уже не как в пятнадцать, так что прошу тебя, дитя, сядь поближе и расскажи всё толком. — Шарлотте было приятно внимание, она давно не слушали ни чьи рассказы.

— Ой! Я же даже не представилась! Вот же я дура! Простите! У меня всё из головы вылетело.

— Хотите вина? Мне в молодости оно помогало собраться с мыслями и перестать волноваться. Вино хорошее, старое. Только налейте сами. Вот в том шкафу стоят бокалы — только протрите его чем-нибудь почище, хотя бы своим свитером (не уверена, что в доме есть что-то чище него), я давно пользуюсь только одним бокалом и одним стаканом. Ну кроме тех случаев, когда их разбиваю. С возрастом руки дрожат, вам этого не понять, ещё молоды, а со мной это второй раз такое, хотя в прошлой жизни не так сильно дрожали, может быть потому, что я не перекапывала столько земли, мне не приходилось гоняться за козами по крутым склонам… — Шарлотта выдохлась, она уже и не помнила, когда последний раз говорила так долго.

Гостья уважительно молчала, наливая себе чуть-чуть вина.

— Да ты не бойся! Наливай полный бокал, мне всё равно не выпить бутылку. Вот в молодости, в прошлой жизни, я могла, вместе с мужем, выпить много, но это было так давно… Но что-то я заговорилась, наверное, скучно слушать непонятные россказни старушки. Занафталиненные россказни, такое же занафталинненной старушки. И ещё и запылённой.

— Нет! Нет, что вы! Очень интересно! Собственно ради них я и пришла! Но позвольте я представлюсь и расскажу немного о себе.

— Конечно, дорогуша. Не обращай внимания на меня, у меня давно не было собеседников, я уже забыла этикет. Кстати, возьми и пирог, он свежий, вчерашний и вкусный. Ты такая худенькая, небось голодаешь. Или, как я в молодости, на диете сидишь? Хотя сейчас на диете сложно сидеть — было бы что есть и хорошо…

— Меня зовут Александра Андропова, можно просто Саша. — Успела вклиниться девушка. — Я… сейчас моя профессия называется историк, но, насколько я знаю, раньше такая деятельность называлась ещё и антропологией, фольклористикой, может быть, даже социологией. Наша организация — та, где я учусь и одновременно уже работаю — пытается сохранить знаний о прошлом. Воспоминания людей, которые жили давным давно, в начале двадцать первого века, и даже весь двадцатый век. Перерожденцев с память осталось не так уж много, а потому нужно успеть записать их воспоминания о полутора веках, которые они могут помнить…

— Да… полтора века. Знаешь… Саша, да? Знаешь, Саша, я вчера праздновала день рождения Адамо. Да. Восемьдесят пять лет. А мне самой, Шарлотте Баксон — сто семьдесят семь лет. Представляешь? Сто семьдесят семь… А тебе, Саша, сколько лет?

— Мне девятнадцать. — Саша снова покраснела.

— Девятнадцать… отличный возраст. Налей себе ещё вина, чтобы не быть с ним одного цвета. Когда ещё пить вино, как не в девятнадцать. Ох… как болят ноги!

— Может быть вам лечь, Шарлотта?

— Да. Знаешь ли, я решила вспомнить молодость и заснула прямо тут, за столом в кресле. И это было ошибкой. Помоги-ка мне, дай своё плечо опереться, что-то не могу сама встать.

Александра было худенькой, но крепкой девушкой, она давно уже блуждала по горам в поисках людей. Шарлотта же оказалась лёгкой, не смотря на тело Адамо, сущий божий одуванчик. Когда старушка легла на кровать и закрыла глаза, Александре показалось, что она заснула или даже умерла, но через минуту Шарлотта подала голос:

— Я ещё жива, дорогуша, и не мечтай, как говорили в мою первую старость и во вторую мою молодость. Сядь за стол и налей себе ещё вина. Только сначала подложи мне ещё одну подушку, чтобы я могла тебя видеть.

Второй подушки девушка не нашла, пришлось сворачивать какую-то изорванную телогрейку и её подкладывать под серую и влажную подушку.

— Вот, так значительно лучше, всё отсюда вижу. Знаешь, Саша, вот теперь я бы тоже не отказалась бы от вина. Только чуть-чуть, четверть бокала, не больше, а то действительно могу уснуть. Сама-то выпила?

— Да, всё замечательно, спасибо, Шарлотта.

— Повтори-ка, девочка, зачем ты пришла?

— Моя работа заключается в том, что я записываю воспоминания перерожденцев с памятью, прошу скопировать дневниковые записи — любые материалы, касающиеся их личного прошлого. Наша группа занимается Грузией, в неё входит всего двадцать человек и работы очень много, приходится много ходить, хотя мотоциклы помогают, но не везде можно проехать. Последнюю неделю я обхожу Местию, но вы первая, кого я нашла, если не считать диких коз и собак. Очень мало людей осталось, а те, что остались… Простите! — Её щёки опять разгорелись.

Шарлотта ничего не ответила, она рассматривала молодую и полную жизни гостью. Невысокая слегка кудрявшаяся шатенка с тёмными глазами, приятным овалом лица, острым подбородком. Стройная, но крепко сбитая с грамотно подчёркнутой, заслуживающей внимания своим объёмом грудью и чётко очерченными бёдрами, что стало заметно после того как она сняла куртку и повесила её на спинку трижды ломанного стула. Голубой свитер мелкой вязки, синие джинсы и высокие кожаные ботинки на прочной подошве дополняли женственный силуэт, подобного которому Шарлотта давно не видела. Чувствовалась однозначность образа, без единого намёка на мужское начало. Шарлотту охватила зависть — не молодость её влекла, а единство души и тела, совпадение памяти ума и памяти, моторики тела. С каким изяществом Александра присела на уголок стула, который хорошо было бы как следует протереть! А как она поправляла непослушную прядку волос, что часто падала на её левый глаз! Шарлотта, когда-то, тоже так умела, но не в теле Адамо, которое она всегда коротко стригла. Счастливая молодость не отягощённая молодостью. Молодость отягощённая старостью. Чужая молодость отягощённая своей старостью.

— Что? Саша, я задумалась.

— Ничего страшного, Шарлотта. Я говорила, что мы записываем память перерожденцев с памятью. За последние восемьдесят лет очень многое утеряно, но мы стараемся возродиться.

— Мы… а кто эти мы?

— Академия.

— Академия чего?

— Просто Академия, академия всего, если так можно сказать.

— Интересно, кажется, я когда-то читала о вашей Академии…

— Вряд ли, нам всего пятнадцать лет.

— Саша, о чём мы говорили, что-то вылетело из головы…

— Мы записываем воспоминания. Не хотите, Шарлотта, поехать со мной? У нас замечательные домики со всеми удобствами. Новые, обустроенные. И сид… помощницу вам найдём, компаньонку. Хотите?

— Не верь данайцам, дары приносящим. Нет, не хочу, дорогая. Не потому, что не доверяю тебе, ты мне нравишься. Просто я столько лет живу тут, что поздно мне менять дом. Где жил там и пригодился, там и умер — я всегда так считала, так и жила. До смерти и после смерти… с снова до смерти, надеюсь, уже окончательной.

— Вы думаете, перерождений больше не будет?

— Памяти не будет — и это меня устраивает. Устала…

— Я могу уйти, приду вечером. Или завтра.

— Нет, деточка, от того, от чего я устала, уже не отдохнуть, только в дубовом гробу под землёй. Интересно, как там моё первое тело? Хотя бы косточки-то остались?

— А вы узнавали, где вас похоронили? — В голосе Александры послышался профессиональный интерес.

— Да, где-то на тех полках должно храниться письмо с официальной бумагой, где меня извещали о последних перемещениях Шарлотты Баксон в своём теле. Как же давно это было!

— Как интересно! Я не знала, что была такая традиция.

— Её и не было. Но я же первая, Первая — тогда ещё не было никаких традиций, никаких практик. Ох!

— Шарлотта! Вам плохо!

— Нет, дорогая Саша, нет, просто я вспомнила, что нужно встать и подоить коз, выпустить их пастись.

— Я могу помочь!

— Ты умеешь доить?

— Нет, но я быстро учусь! — Краска снова залила лицо Александры.

— Хороша девка! Ты мне по нраву. Помоги-ка мне встать, дорогая.

— Подъезжая к дому, я видела, что у вас крыша прохудилась. Если вы не хотите переезжать к нам, я могу позвать Игоря с Димой — это мой муж и его брат, — они приедут, вам крышу подлатают, ещё что-нибудь сделать. Я могу по хозяйству помочь. Что скажите, Шарлотта?

— А что мне остаётся делать? У меня нет родственников, можно сказать, что и не было. Я напишу завещание на твоё имя, Саша. Надеюсь, вы доживёте до тех времён, когда в эти благословенные места вернутся люди, и земля с домом будут стоит хороших денег.

Шарлотта улыбались, чего не делала уже много лет.

Добавить комментарий

Войти с помощью: