Марс для одного

Тяжёлый ботинок раздавил маленький камушек в пыль. Джек гордо поставил ногу первопроходца на крутой уступ. Первый человек, покоривший эту вершину, первый человек на этом континенте, первый и единственный человек. Он тяжело вздохнул и в грустной задумчивости уселся на камень. Перед ним простирался бескрайний красный простор.

Многих может удивить, что первого человека полетевшего на Марс зовут Джек Рассел, но администрация решила, что с таким собачьим именем будет меньше требований послать не белого человека. Представители других рас были, но оказалось, что только Джек идеально подходит для длительного одиночного полёта на Марс, пришлось как-то так объяснить это, чтобы не прилетело обвинение в превосходстве белой расы. Сам Джек Рассел, первый человек на Марсе, ничего не знал об этих политических хитросплетениях, ему честно сказали, что летит он потому, что он лучший претендент. Сказали в самый последний момент, когда он уже не мог случайно обмолвиться об этом перед журналистами.

Как бы то ни было, но Джек успешно долетел до красной планеты, благополучно высадился и теперь не знал, чем ему заняться.

Всё управление находилось в виртуальных руках корабля, чей компьютер обладал мощным искусственным интеллектом и от человека не требовалось вмешательства. Всё делалось само, но, как утверждалось, для человека.

Жилой комплекс компьютер засунул в подходящую пещеру, подсоединил к нему внутреннюю с искусственным освещением оранжерею, переходный блок и внешнюю водную оранжерею. Планировалось закрыть весь кратер куполом, защищающим от радиации, и уже внутри него развернуть, создать марсианский рай для человека.

Оставалось лишь слетать за льдом для создания водной оранжереи, что ИИ мог бы сделать и сам, но позволил человеку развлечься. Три маршрута Джек сделал в удовольствие, потом пейзаж ему надоел и он отказался лететь ещё раз. Он улёгся в свой любимый антигравитационный гамак, который по его приказу сняли с корабля, и уснул глубоким сном переселенца на новом месте.

Марсианская база развлекала человека как могла, но Джек всё равно чувствовал одиночество, которое накатывало всё сильнее. Казалось бы, в его распоряжении находились андроиды, внешне неотличимые от человека, с ними можно было общаться, вместе проводить время — максимально похожи на человека, такие запрещены на Земле, но Рассел знал, что он единственный человек на Марсе, это было важное условие полёта, которое было оговорено в самом начале, и его не могло обмануть сходство. Общение не клеилось, возможно это был самообман, а может быть недоработка (баг или фича?), но даже короткие беседы выдавали андроидов, что-то было в их речи, чего не может быть у человека. Джек ещё не понял что, но интуитивно чувствовал очень резко, болезненно.

Несколько раз Джека пытались расшевелить с помощью девушки-андройда, которую он нашёл моющейся в своём душе. У них всё сложилось, он даже забылся на какой-то момент — пока она не заговорила с ним лёжа под одним одеялом, продолжая ласкать. Что-то было недоработано в этом ИИ, чего-то не хватало. Чувство одиночество, покинутости только усилилось.

Красивые виды быстро перестали брать за душу. Цель полёта и стройки стала казаться какой-то виртуальной, вымученной, никому не нужной. Ему представлялось, что все эти труды пойдут на пользу не людям, которые остались на Земле, такие далёкие, недоступные и забывающиеся, а вот этим близким и чужим андроидам, которые так похожи на людей, но не люди.

Как Джеку хотелось иметь хотя бы одного сообщника, ещё одного живого, чувствующего человека… Вот! Андроиды не похожи на людей, потому что чувствуют, но что-то не то, не так как он. Для них нет некоторых простых прописных истин, которые так актуальны для Джека Рассела. Они думают как человек, но приходят к другим, парадоксальным выводам. Не везде, но в важнейших моментах. В них есть законы работотехники, есть какая-то заложенная человеком этика, но не та, что свойственная Джеку, какая-то холодная, злая этика. С её помощью хорошо идти вперёд, воевать с природой, отхватывать у неё кусок за куском, но оторванное попахивает мёртвечиной.

Стройка тем временем шла, но, как всё больше казалось Джеку, не туда. Он пытался получить ответы от ИИ, но получал либо отговорки либо упирался в отсутствие прав, доступа. Он простой человек, не специалист, практически пассажир — для работы ему не нужен был доступ. И всё же ему хотелось влиять на окружающую жизнь. Хотелось отстоять имя Человека. Но как это сделать?

Он стал изучать всю доступную документацию, шлялся везде, где можно и нельзя. Выходил в скафандре на поверхность, вне купола, искал другие, не задокументированные входы и проходы. И просто скучал по человеку.

На базе иногда устраивались массовые мероприятия, где можно было почувствовать себя в толпе, частью развлекающейся толпы. Толпы андроидов — не мог выкинуть из головы Джек, который приходил потолкаться, выпить и съесть что-нибудь вкусное. Он даже слушал речи, с которыми выступали на этих мероприятиях, но в них были слова и только слова, он не мог уловить никакого позитивного смысла, если складывал слова в предложения.

После долгих изысканий, после пяти месяцев поисков Джек нашёл тот самый рубильник. Рубильник, которым можно было выключить ИИ, остановить андроидов, усыпить марсианскую базу. Он понимал, что ему, единственному человеку, будет не запустить все системы жизнеобеспечения, что он умрёт вскорости после выключения рубильника, но его всё сильнее тянуло к нему.

На закате марсианская база укладывалась спать, андроиды имитировали человеческие суточные циклы. Далёкое Солнце отдавало последнее дневное тепла верхним камням кратера, на которых сидел Джек Рассел. Ещё немного подождать, тьма скроет расщелины, и можно будет выдвигаться в последний путь.

Рубильник беззвучно скользнул вниз, как будто его ежедневно смазывали и проверяли. Единичные горящие лампы погасли, коридоры и помещения залил тусклый аварийный свет. Тишина, приходящая на марсианскую базу ночью, казалось стала ещё гуще. Вот теперь Джек, единственный марсианин действительно остался один — андроиды легли спать и уже не проснутся.

Рассел тоже лёг спать и ему хотелось так же не проснуться, но не было повода — он знал, что воздуха ему хватит ещё минимум на два месяца. Так что утром тишина продолжится и ему, наконец-то, будет чем заняться, найдётся по-настоящему нужная для человека работа.

За окном было ещё темно, когда Джек проснулся от какого-то шума в коридоре. Там кто-то ходил и что-то ронял. И ругался. Человек на Марсе? Мысль промелькнула в голове у единственного человека на Марсе и угасла. Этого не может быть, прилёт следующей группы колонистов запланирован только через десять лет.

Джек вылетел из кровати и в чём был сунулся в коридор. Там действительно ходили. Несколько андроидов, плохо одетые, взлохмаченные, шли и обсуждали короткое замыкание в каком-то щитке горнопроходного бура. Или что-то подобное. Этого не может быть, подумал Рассел ещё не до конца проснувшись, андроиды не могут работать автономно.

— Рассел, вы проснулись? Не знаете, что случилось? Почему-то нигде нет напряжение, свет выключился и андроиды не работают. Хуже всего, что вся автоматика вырубилась, нет воды и канализация отключилась.

— Андроиды? А вы…

— Мы люди. Вы не знали?… На базе на каждую сотню андроидов по десять человек обслуживающего персонала.

Добавить комментарий

Войти с помощью: