Яма для бассейна

Силы притяжения не существует. Да, именно так. Нет никаких сил притягивающих вас к Земле. Как же так, скажите вы, но яблоко же упало и до сих пор они падают. Как и молотки на пальцы. На это я могу вам ответить только одно: залезьте как-нибудь тёплым вечером на крышу и посмотрите на прекрасный закат, на то, как Солнце закатывается за край плоской Земли. Разве не так выглядит закат? Вот и с силой притяжения та же история.

На самом деле тела скатываются в яму изогнутого пространства. Как зёрнышки по стенке воронки. Как мячики для гольфа в лунку. Как последние капли по горлышку последней бутылки. Скатываются и сами искривляют пространство — чем тяжелее тело, тем сильнее оно искривляет пространство, тем охотнее к нему катятся все окружающие тела. Именно потому на Юпитера нас с вами расплющит в лепёшку, хотя на Земле мы отлично ходит на своих двоих, только устаём иногда.

Все тела скатываются в эти пространственные воронки… но подождите, все ли? Закон всемирного тяготения говорит, что да. Однако, если посмотреть на него внимательнее, то он говорит лишь, что все известные нам тела скатываются — это индуктивный вывод, не обязывающий вообще все тела так поступать. Возможно, где-то на далёких просторах Вселенной, есть такая материя, которая не скатывается в пространственные воронки, а легко вылетает из них, стремится подальше от обычной материи.

Стремится, но не всегда ей это удаётся, а потому эта история начинается давным давно в далёкой Галактике, которая столкнулась с другой не менее одинокой Галактикой. Столкновение родило много чего, но это было так давно, что свет от того события уже два миллиарда лет назад осветил Землю и пошёл дальше покорять пространство. Оно было так далеко, что только сейчас до нас долетел, шатаясь из стороны в сторону, кусочек той самой загадочной материи, которая стремиться уйти в темноту открытого космоса, желательно туда, куда не долетает свет Большого взрыва.

Дэвид развалился в гамаке, подвешенном между двумя столбами крыльца, и наслаждался покоем, тишиной и третьей бутылкой пива. Он сегодня заслужил пол ящика пива. Дело в том, что весь день, включая знойный полдень, он копал. Нет, конечно, не грядки, зачем они нужны холостому мужчине в расцвете сил с хорошей работой. Он копал яму под бассейн. Дэвид давно уже мечтал иметь бассейн с прохладной водой на собственном дворе, но все проекты, что он встречал, его не устраивали. Бассейн должен быть большим, считал он, глубоким, чтобы можно было реально поплавать, даже нырнуть, а не просто подрызгаться в воде. Потому он решил сделать бассейн самостоятельно: выкопать подходящую яму, залить газобетон, подвести воду и всё такое прочее. Всё необходимое оборудование и материалы уже заполнили гараж, сарай, дом и ещё немного лужайки перед домом. Это того стоит, думал Дэвид, рассматривая предстроительный хаос.

Яма окончена, с последними лучами солнца, завтра можно ставить опалубку, готовить смесь. Вынутая земля неровными валами закрывала строительную площадку от соседей, но не мешала дальнейшей работе. Дэвид был доволен, а потом со спокойной совестью пил пиво в гамаке.

Пил пиво, смотрел на звёзды, на поднимающуюся полную Луну и ни о чём таком не думал. Не думал о том, что даже самые маловероятные события случаются — потому, что они всё же вероятные, — что они привлекают внимания значительно больше рутины, что именно о них пишут книги, так как рутина и так всем известна, а люди хотят отвлечься — в том числе от рутинного лежания в гамаке с пивом в руке. Тем временем случилось то самое маловероятное событие.

Мы не будем оценивать вероятность того, что осколок загадочной материи случайно попал в Солнечную систему, что он пролетел между Землёй и Луной, отрекошетил от гравитационной ямы Луны и стал падать на Землю, с трудом преодолевая отвращение к такой глубокой гравитационной воронке — кинетическая энергия побеждала.

Лишь скажем, что Дэвид обратил внимание на какую-то непонятную точку на фоне красавицы Луны. Точка была похожа на грязь на очках, которых не было на носу. Молодой человек протёр, в прямом смысле, глаза — точка только увеличилась. Он посмотрел на этикетку пива — то самое, что он всегда пил. Точка увеличилась и превратилась в овал.

Падение загадочной материи представить довольно сложно. Обычный метеорит падая на Землю старается ускориться, но трётся о воздух и греется. Чем больше и тяжелее метеорит, тем быстрее он падает, меньше влияет атмосфера. Обычный небесный камень массой около ста тонн наделал бы много шума, от дома Дэвида не осталось бы и мокрого места. Да что там дом Дэвида — от почты на углу что за два квартала ничего бы не осталось! Этот же загадочный камень падал всё больше и больше замедляясь — ему крайне не нравилось искривление пространства, в которое он угодил из-за своей инерции.

Когда Дэвид смог разглядеть каждую слегка блестящую сторону метеорита, он замедлился до скорости садящегося воздушного шара, но неумолимая инерция несла его вперёд. Дело в том, что хотя у метеорита и был отрицательный вес — если его прикрепить к чаше весов, то он будет не толкать её вниз, как положено каждому приличному камню, а тянуть вверх, как какой-нибудь воздушный шарик, — массу он имел огромную, из-за чего являл собой инертное тело, почище наших прожжённых консерваторов. Потому, когда он уже на скорости гусеницы коснулся земли, камушек всё ещё имел огромную кинетическую энергию, которая звала его вглубь матушки Земли.

Тут уже пора сказать, где именно противоестественный метеорит коснулся земли. Помните, мы говорили про маловероятное событие? Так вот, оказалось, что камушек почти идеально входит в вырытую яму для бассейна. Да, да — он угодил в яму, которую Дэвид копал всю эту чёртову неделю!

Длиной порядка десяти метров он ровненько, на скорости женской парковки, лёг в пятнадцатиметровый бассейн. На таком близком расстоянии, а Дэвид успел вылезти из гамака и опрокинуть бутылку пива, метеорит больше всего напоминал огромную чешуйку, гладкий скол с кремниевой заготовки для ножа гигантского доисторического человека — длинный и плоский однородный кусок чего-то.

Загадочный камень мягко вошёл в землю, углубился и замер. Застрял — и ни туда и не обратно. Инерция поглотилась землёй, но антигравитация ещё не могла вырвать из цепких лап влажной набухшей глины.

В этот момент Дэвид пришёл в себя, понял, что нужно действовать, иначе его загадочный метеорит… могут заметить и отобрать! Он ещё не понял, что тот может сам взлететь и скрыться в небесных далях. Однако, чтобы спрятать камень, так удачно упавший в яму, нужно было его закидать землёй, что, также, препятствовало его самовольному улетучиванию. Парень снова взялся за лопату, про себя радуясь, что подарок с небес прилетел тёмной ночью, когда шансы быть увиденным, даже у такого великана, минимальны.

Закапывая метеорит Дэвид заметил, что он слегка шевелится, как будто не смог удобно устроиться на глиняном ложе, из-под него стали раздаваться странные звуки лопания пузырей — только тут Дэвид понял, что камень стремится улететь. Как же его удержать? Земля хоть и тяжёлая, но рыхлая. Что же делать?! Цемент! У него же целый гараж цемента, из которого он собирался делать бассейн!

Где мысль, там и дело. Опыт изготовления цементного раствора у него имелся, но как закрепить камень, чтобы он не улетел, пока работает бетономешалка? Дэвид попрыгал на метеорите — ноль эффекта. Вновь насыпанная земля никакого эффекта не оказывает, хотя… если налить воду, она затечёт во все трещины, образовавшиеся при заглублении метеорита, разбухнет и, возможно, камень завязнет в ней, всё-таки он ушёл больше, чем наполовину в грунт. Сказано — сделано, вода из шланга весёлым потоком начала заполнять несбывшийся бассейн.

Тем временем Дэвид выгонял технику из сарая, тащил мешки цемента и тележки песка. Делать газобетон в сложившихся условиях не было необходимости, пойдёт самый простой банальный бетон, даже без щебёнки. Лишь бы крепкий и достаточно прочный.

К утру от камня не было и следа — во дворе дома красовалась свежая ровненькая бетонная площадка для… пусть будет для настольного тенниса. Вокруг пейзаж украшали устрашающие полуразрушенные валы свежей земли, но этому тоже можно было найти объяснение. Если бы Дэвид не свалился на гамак без последних сил и не заснул бы, не обращая внимания на зарю, предвещающую новый жаркий день.

Долго проспать ему не удалось. Где-то около полудня, который настаёт в тех краях ровнёхонько в двенадцать часов, к участку подкатили четыре тонированных внедорожника. Громкие споры пассажиров этого шикарного транспорта и разбудили нашего трудягу.

— Эй, молодой человек! Молодой человек!

— Слушаю. — Не слишком приветливо ответил Дэвид, разглядывая типов в белых рубашках и широкополых шляпах.

— Вы этой ночью ничего не слышали, не видели?

— Ночью? Никак нет. Я выпил пива и уснул мертвецким сном — вчера доделывал площадку во дворе и ужасно устал. Посмотрел бы я на вас копающих яму в такую жару…

— Яму? — Насторожились пассажиры.

— Да, яму, которую вчера же залил бетоном. Он, наверное, за ночь ещё не просох. Хотите посмотреть, это у меня во дворе.

— Эээ, нет, спасибо. Дело в том, что ночью радары засекли какой-то странный метеорит, который должен был упасть в этом районе. Исходя из его размеров, вас тут не должно было быть — кратер образовался бы огроменный, но сейсмика не засекла никаких колебаний, вот что странно.

— И я тут стою, тоже странно, мог бы стоять под душем или готовить завтрак. Может быть кофе, джентльмены?

— Нет, нам надо искать метеорит… если он был.

— Может это было НЛО? Села тарелка у нас в деревне, забрала пару человек и улетела восвояси.

— Маловероятно. — Пассажиры с подозрением посмотрели на Дэвида.

— Ну как знаете, я же хочу в душ и пол литра кофе, не меньше. Не смею задерживать. — Махнув рукой на прощание, он отправился в дом.

Знали бы вы, что такое маловероятное событие, усмехался Дэвид, вспоминая прошедшую ночь.

Больше недели Дэвид отдыхал и не притрагивался к новой площадке для тихого спорта. Ждал, чтобы бетон окончательно схватился, чтобы все, и соседи, и астрономы со спецслужбами, успокоились. Лишь иногда проверял не появляется ли трещин, не пытается ли вылезти на свет божий загадочный камень. Затем, когда всё подзабылось и даже журналисты перестали пылить по просёлочным дорогам, Дэвид взял за подкоп. Как изучить камень, который хочет улететь? Подойти с той стороны, которую он жаждет покинуть. Ну или хотя бы сбоку, при этом не нарушая бетонную сбрую метеорита.

Официально Дэвид стал копать колодец — раз уж мечта с бассейном не удалась. Сделал деревянный домик, лесенку сбоку и спустился на шесть метров вглубь. Вспоминая фантастическое падение метеорита, Дэвид прикинул, что его камушек имеет в высоту шесть метров, в толщину два метра, а длина, как уже говорилось, равняется десяти-двенадцати метрам. Кубометров сто, прикинул Дэвид, каковы же его масса и вес. Пока камень в земле прикинуть невозможно, а потому он попытался отколоть кусочек. Первая попытка закончилась неудачей: от удара обычным молотком в стороны брызнули осколки, но, вот неожиданность, они стали падать не вниз, а вверх, и, скользнув по пологой деревянной крыше, почти все ушли в небо, лишь несколько мелких осколков застряли между досками.

В следующий раз Дэвид подготовился лучше и над местом работы сделал металлическую ловушку в виде полого конуса — все фрагменты камня взлетали и побирались в верхушке, открывающуюся специальной защёлкой, чтобы проще перемещать камни в другую ёмкость. Собранную крошку с особой осторожностью он отнёс в дом, чтобы изучить при хорошем освещении и без посторонних глаз.

Загадочный материал сильно напоминал малахит — распространённый поделочный камень, карбонат меди с различными добавками. Такой же зелёный, слоисто-полосатый, с большим количеством оттенков, дефектов и включений. Только влетал, стоило чуть задуматься или отвлечься. Удивительно, но даже плотность метеорита равнялась плотности малахита — по модулю, конечно, — порядка четырёх антиграмм на кубический сантиметр.

Как бы его назвать, задумался Дэвид, без названия совсем неудобно. Антигравитационный малахит, антиграв малахит, гравомалахит — нет, грамал. Грамал — коротко, звучно и совершенно не понятно, никто не догадается, даже если где-то проговорюсь. Сколько же у меня грамала и что с ним делать?

Долго думать Дэвид никогда не любил, принимал решения быстро и так же быстро их реализовывал, даже если они были сумасбродными. Он не считал себя гением, но его голова редко пустовала, идеи так и норовили там спрятаться от жаркого полуденного солнца или влажной прохлады ночи. Особенно ночью они ему досаждали, в тот час, когда хорошо бы лечь спать, завтра ведь на работу.

Использование грамала не стало исключением. О чём давно мечтал Дэвид? О путешествиях с комфортом. Грамал может в этом помочь? Ещё как! И он взялся за дело.

Перво-наперво он купил ещё цемента, песка и всего необходимого для производства газобетона, минимум ста кубометров газобетона. Первым удачным изделием получилась плита десять на два метра толщиной около полуметра — достаточно толстая, чтобы служить полом нового дома. Бетонная плита объёмом десять кубометров весом всего один килограм. Всё дело в секретном ингредиенте, который тут действительно был, в отличии от секретноингредиентного супа. Мелкая крошка грамала аккуратно замешивалась в растворе и затем стремилась из него вылететь не больше, чем песок старался выпасть. Так получилась парадоксальная бетонная плита.

Представьте себе бетонную плиту, которая должна весить порядка пяти тонн, выглядит на все двадцать тон, а весит всего килограмм. То есть её легко может поднять даже ребёнок, правда, есть одно но — масса. Масса этой плиты соответствует массе аналогичной плиты из обычного газобетона, то есть имеющая ту же ужасающую инерцию. Чтобы придать ей хоть сколько-нибудь приличное ускорение нужно постараться. Но весит она один килограмм — можете сами положить на любые подходящие весы, только не сломайте их, когда будете класть на них плиту массой пять тонн.

За первой плитой последовали ещё четыре и уже совсем скоро на некогда красивом газоне двора лежал бетонный квадрат размером в сотку. Дэвид на этом не остановился: сбив опалубку, сделал скрепляющий пояс по краю платформы. Квадратная бетонная лента со стороной полметра скрепила плиты и сделала бортик у всей конструкции. Все щели Дэвид заделал так тщательно, что внутрь можно было залить сорок кубометров воды, но он не стал этого делать, а занялся поразительной эквилибристикой.

Опять постарайтесь представить человека, который под покровом ночи руками поднимает бетонную конструкцию десять на десять, ставит её на попа, переворачивает вверх дном и крайне осторожно, задерживая дыхание, максимально медленно и нежно кладёт её на место. Более пятидесяти кубов газобетона — двумя голыми руками. Хорошо, что его никто не видел. Только он сам видел, и даже ему стало нехорошо от увиденного, пришлось после промочить горло чем-то покрепче, чем пиво. Однако, дело было сделано, на следующий день Дэвид взялся за литьё стен.

Обычно считается, что дом это недвижимость, но что это за такая недвижимость, когда её можно сдвинуть одной рукой? Или поставить парус и отправиться в путь как истинный пират. Именно такой дом построил Дэвид с помощью грамала.

Все бетонные перекрытия в этом двухэтажном доме, включая бетонную крышу, весили от силы пятнадцать килограмм. Конечно, дом заполнился вещами с обычным весом, но Дэвид это учёл предварительно: в бетонной крыше и под полом он сделал ниши, который заполнил чистым грамалом, чтобы компенсировать вес наполнения дома, включая вес самого Дэвида. Он смог сделать так, чтобы дом слегка взлетал и держался лишь на четырёх канатах, который держали его за углы, привязанные к хорошо зацементированным металлическим кольцам — примерно так крепят корабли в порту.

Внутри дом был оборудован по последнему слову техники, и Дэвид мог в нём жить до месяца, вообще не покидая его стен. Всю крышу покрывали солнечные панели, дающие достаточно энергии для поддержания начинки дома и даже для вращения огромного вентилятора, который приводил дом в движение в нужном направлении. Ещё в подполе Дэвид установил четыре горизонтальных вентилятора, чтобы дом напоминал машину на воздушной подушке и мог бы перелетать, не меняя веса, небольшие препятствия, или держаться на весу при прибавлении веса, скажем, когда придут гости, а ты завис над водой и нет ничего лишнего, что можно было бы выбросить для облегчения веса.

С управлением дома вышло несколько неожиданностей. Корабль, с которым так и хочется сравнить летающий дом, держится на воде за счёт выдавливаемой воды, архимедовой силы. Дом же, выдавливая незначительное количество воздуха, держался на соединении грамала с обычным веществом, а потому привычное выбрасывание якоря, чтобы остановить движение, не меняло общий вес дома, не заставляло его подниматься или опускаться над поверхностью. Различия не слишком большие, но для тех, кто привык управляться с яхтой, ломают многолетние привычки. Дэвиду пришлось переучиваться.

И отстаивать свои права. За дом нужно платить налоги, но это если он недвижимость. За машину тоже нужно платить, но дом не тратит бензина, не ездит по дорогам и вообще формально не является транспортным средством — точно так же как не является недвижимостью. Он не подпадал ни под какую категорию, чем и планировал воспользоваться Дэвид, когда отправлялся от своего растерзанного длительной масштабной стройкой участка.

Кругосветное путешествие не выходя из дома! Купание на белоснежных пляжах и прогулки по белоснежным горным хребтам прямо за порогом дома! О чём ёще можно мечтать, думал Дэвид, отвязывая последний канат, удерживающий дом от бесконечного путешествия.

Добавить комментарий

Войти с помощью: