Хороший план, господин Селдон!

Какие смутные дни, как дышит ветер тревог,

И мы танцуем одни, на пыльной ленте дорог.

Как будто клятва дана — ничем не дорожить,

А только в этих волнах кружить.

Пикник «Смутные дни»

 

Есть правда, есть ложь, а есть статистика…

Статистика не наука… это искусство.

С помощью статистики можно сделать многое, в том числе предсказать будущее. А зная будущее, можно его изменить, учитывая все требования, ограничения.  Можно предсказать будущее, но будущее только всего человечества, всего мира, а личность непредсказуема, нельзя устроить личное счастье в будущем для одного конкретного человека, особенно для себя… Можно изменить, но как понять, что лучше, что правильнее? А что есть личное счастье всего человечества? Что нужно исправить? Есть ли ответы на эти вопросы…

Три человека беседовали уже давно и беседа пережила самую бурную стадию. За окном наступила ночь и единственным источником света в небольшой комнате, служила светящаяся столешница чайного столика, на которой стояло несколько коробок с соком, почти пустая бутылка мартини и пара тарелок со снедью.

— Остановитесь! — Странник улыбнулся характерной для него широкой, открытой улыбкой и примиряюще поднял руку. — Мы отклонились от темы.

Странник был основателем проекта, его идейным вдохновителем, направляющим на буддийско-этическое направление. Никто не знал его настоящего имени, с самого начала проекта он назывался только этим именем. Кроме этого он возглавлял философское направление проекта и участвовал в остальных — программистском и исторических направлениях. Странник был высокого роста и строен, одет в светлую футболку и брюки, длинные волосы были собраны в хвост.

— Есть такое. — Осуждающе подтвердила Ксю. — Отвлеклись. — Она допила из бокала остатки сока.

Привстав, Ксю поставила бокал на стол. Её движения были плавны и спокойны, но пластика напоминала кого-то большого из семейства кошачьих перед прыжком. Ксю была девушкой или женой Странника, о его семейном положении ничего не было достоверно известно. Видимо в этом и заключалась её основная роль в проекте, хотя она активно участвовала в работе программистско-математического направления и везде следовала за Странником.

— А на чём мы остановились? — Спросил Влад и усмехнулся, — на риторических вопросах “что делать?” и “кто виноват?”

Влад был по образованию историком, но за время работы в проекте, получил  второе образование по психологии и самостоятельно изучал философию. Проект требовал широкого кругозора. Его коротко стриженные волосы были под стать всегдашнему костюму и белой рубашке, без которых он никуда. Он был невысок и немного полноват, костюмы на нём сидели отлично.

— Почти, да не совсем. Нам нужно выработать дальнейшую стратегию. Для этого я предлагаю поэтапно перечислить всё, чего мы добились. Мне нужно всё одновременно держать в голове, чтобы принимать правильные решения. Нужно много информации, чтобы принять решение, кроме тех случаев, когда срабатывает интуиция, что бывает редко. — Странник оглядел коллег. — Не так много мы сделали.

— Но не так и мало, — откликнулся Влад, — для трёх человек.

— Можно и перечислить, это не сложно, — вмешался Кирилл. — Всё началось с того, что мы создали искусственный интеллект.

Кирилл был программистом проекта, но, как и все, участвовал во всех направлениях проекта. За время работы, стал хорошо разбираться не только в софте, но и в железе, сам конструировал новые компьютеры. Одевался он небрежно, обычно джинсы и рубашка. В раздумьях он поглаживал клиновидную бородку.

— ИИ, который умел анализировать тексты, сравнивать, делать выводы. Мы скормили ему исторические тексты и он начал строить наиболее вероятную историю. К этому процессу мы подключили Влада. — Кирилл кивнул в его сторону. — Тем временем мы начали экспериментировать на копии ИИ и создали на его основе искусственный разум.

— Не совсем так. — Прервала его Ксю, — точнее будет сказать, что научили ИИ говорить на языке программирования и под руководством людей ИИ создал ИР.

— Прямо как для учебника! — Усмехнулся Влад.

— Вот уже появляются разногласия в истории. — заключил Странник. — Версия Ксю точнее, продолжим. Получив наиболее вероятную историю, мы начали создавать теорию психоистории. Выискивали закономерности, правила истории. Узнав теорию, мы снова перестроили историю, основываясь на новых знаниях, принципах.

— К этому времени ИР перестал быть локальным. — Подхватил Кирилл. — Он поселился на многих серверах, растёкся по всему интернету. Ни одна защита не могла его остановить, — Кирилл явно гордился своим детищем, — таким образом ИР собрал всю имеющуюся в сети информацию об истории и нынешней ситуации.

— На основе знаний об истории 20-го века, мы строили предсказания о сегодняшнем дне, — подключился Влад, — проверяли теорию.

— Последней проверкой была торговля на бирже. Мы проверили, что правильно понимаем психологию толпы и делаем правильные выводы из изменений политического и экономического характера.

— Распределённость ресурсов ИР по всей Земле позволила делать расчеты очень быстро…

— В это время я начал использовать ИР ещё и в научных целях, — довольно улыбнулся Странник, — обладая доступом к любой точке сети, ИР стал аккумулировать научные знания, столько знаний, сколько не может упомнить ни один человек, даже научный институт в целом. А значит, он мог делать больше выводов, чем люди, находить пропущенные, незамеченные знания, открытия. Или же продвигаться там, где люди останавливались из-за отсутствия знаний из других областей науки. Открытия делались прямо на ровном месте, там где, казалось, уже всё давно известно.

— Что в свою очередь помогло нам в развитии ИР — был создан принципиально новый компьютер.

— Для производства которого, мы создали фирму, а затем целую корпорацию, производящую море различных hi-tech новинок.

— При этом никому, кроме нас, не было известно о ИИ… До тех пор, пока мы не выпустили новую операционную систему, основанную на ИИ, которая была маленьким кирпичиком в нашем ИР. Так весь мир стал контролироваться ИР и стало проще реализовывать изменения истории. Но не стало проще с пониманием того, куда надо менять…

— Нужно сделать так, чтобы люди стали счастливее, чтобы больше не было войн, голода, болезней.

— Сделать утопию?..

— Изменить людей. Вспомните Азимова. Нужно принять правильное решение, даже если оно не нравится нам самим. Я не хочу жить среди нелюдей, но такие люди как сейчас — не выход из ситуации, что-то можно изменить только если изменить самих людей. Возможно, как предлагал Азимов, создать Галаксию. Нужно что-то отличное от того, что мы имеем сейчас…

— Но я не хочу быть ЧАСТЬЮ! Пусть даже Галаксии.

— Если мы её начнём создавать, то, скорее всего, до неё не доживём. А с другой стороны, наши личные желания, пристрастия, не должны играть роли при формировании правильного решения.

— Как-то обидно…

— Мы снова ушли от темы. Я хочу обратить ваше внимание на то, что в начале всё было сделано нами, людьми, но чем дальше заходила работа, тем большую часть работы выполнял ИР, так как это работа была просто не под силу человеку; например, научные разработки. У Азимова тоже важнейшую роль в эволюции человечества играли не сами люди, а роботы. Даже психоистория и Нулевой закон были придуманы роботом. Чтобы изменить человечество нужны нечеловеческие усилия…

— И ты предлагаешь отказаться от затеи?

— Нет, почему же! У нас есть средство, инструмент, с помощью которого мы можем изменить мир, людей. Проблема в том, что сам этот инструмент не может сказать, как надо изменить, что нужно человечеству.

— А мы можем это сказать? Лично я — не могу. — Нерадостно сказал Влад.

— Сейчас — видимо не можем сказать. Мне кажется, что есть одно препятствие…

— Какое?

— Мы те же самые люди, которых мы хотим изменить. — Странник бросил взгляд на Ксю. — И мы не можем точно сказать как надо изменить будущее. Нам нужно самим измениться.

— Как?

— Хороший вопрос… У меня есть одно предположение, но я хочу сначала спросить Ксю, что ОНА думает по этому поводу.

Это был неожиданный ход. Ксю задумалась на несколько секунд, её взгляд устремился в бесконечность, она полностью замерла.

— Я догадываюсь, что имеет в виду Странник. ИР считает, что вероятность правильности этого решения велика. Да, действительно, для принятия решения нужно стать Просветлёнными. И с помощью ИР добиться главной цели Бодхисатвы — помочь всем людям достич Просветления.

— Странник, ты предлагаешь нам стать Буддами?

— Я считаю, что это облегчит нашу работу, сделает её эффективнее. К сожалению, не для всех из нас доступно Просветление. Боюсь, что Ксю не сможет стать Просветлённой. Не представляю себе Просветлённого человекоподобного робота!

Добавить комментарий

Войти с помощью: