Глава 3

где начинается, но не заканчивается поход за оружием.

 

Широкая дорога, явно новый асфальт. Откуда он такой новый, мелькнула мысль, странно… И зачем я стою посередине дороги? Нужно куда-то спрятаться. Вокруг никого, но как-то тревожно. Вдруг какой-то скрежет, дрожь земли под ногами. И проезжая часть раскрывается прямо по двойной сплошной — одна полоса направо, вторая, с разрывами, — налево. Щебёнка и песок летят фонтаном, искрясь на солнце. Интересно, а что с коммуникациями? Из трещины вылезает длинный зелёный побег и замирает, как будто обнюхивает. Что это, боже мой! Земля трясётся всё сильней, надо постараться убежать, пытаюсь повернуться, но чувствую, что-то крепко держит за левое плечо. Пытаюсь повернуть голову — бесполезно, голова не поворачивается. Толстенный побег с миниатюрными мелко дрожащими листьями уже прямо перед лицом.

— Андрей! — Неожиданно произнесло растение.

Андрей не успел ничего подумать про эту несуразность и… проснулся оттого, что Дмитрий тряс его за плечо.

— Просыпайся!

— Ааа, это ты! Уф, мне сон снился.

— Ничего, реальность повеселее будет, вставай. — За окном уже было совсем светло. — Да,  — догадался Михаил, — ты последний, Виктора уже разбудил. Знаешь, от Виктора это… попахивает.

— Знаю, — отмахнулся Андрей, спуская ноги с кровати, — я, когда нашёл их с Мариной, отобрал у них выпивку, но он, похоже, успел подсесть и постоянно её где-то находит. Сейчас это не проблема, как ты знаешь.

— Нехорошо это… считай на военном положении находимся, а его с утра опохмелиться тянет. Разве это дело?

— Дима, я ничего не могу сейчас сделать, попробуй ты с ним поговорить, может он тебя, главнокомандующего, послушает.

— Я поговорю, а ты попробуй через Марину на него воздействовать, она же должна понимать.

— Хорошо, попробую. А пока дай мне одеться и собраться.

— Окей, приходи в столовую. Там быстро завтракаем и в путь-дорогу.

Андрей любил утром поспать, потому частенько задерживал группу, если они куда-то собирались с самого утра. Зато он любил в одиночку ходить вечером, уже в сумерках — подумать, поизучать брошенные машины на предмет чего ценного и вообще изучить обстановку, боевую диспозицию, так сказать. Сегодня же планировался важный поход и начать его следовало пораньше. Кто его знает как дело повернётся.

Столовая располагалась на втором этаже, который почти все уже называли первым. Дело в том, что настоящий первый этаж сделали баррикадой или, можно сказать, бутафорией. Как защититься от проникновения в окна первого этажа, даже если они высокие? Забить окна, первый приходящий в голову вариант. Заложить кирпичом — второй вариант. Но оба они отпадают, так как выдают обороняющихся с головой. Учитывая, что сила общины была совсем невелика, семь человек, несколько простых охотничьих ружей, автомат калашникова и четыре пистолета, при минимуме патронов, — учитывая всё это, они не рассчитывали, что могут дать существенный отпор вооружённым бандам, которые доводили начатое пандемией до логического конца. Потому нужно было прятаться, а значит — обороняться без забивания и заложения окон. Был придуман вариант некоторой защиты, во всяком случае, выигрывание времени. Комнаты, выходящие на улицу, не трогали, оставили всё как было, но двери, которые в них вели, закрыли на замки, забили досками, забаррикадировали. Так что, если заглядывать с улицы, то кажется, что дом заброшен, а если забраться внутрь, то потребуется порядочно времени, чтобы выбить дверь и проникнуть в коридор. С другой стороны, там, где забор и гаражи, натянули незаметные сигнальные леску и проволоку. Лестницы на второй этаж подготовили к защите при штурме. Таким образом община чувствовала себя в относительной безопасности, но всё равно хотелось больше оружия. Именно за ним сегодня и собиралась экспедиция.

Дмитрий знал не только оружейный магазин поблизости, его скорее всего разграбили давно, так как он стоял на большой дороге, но и склад магазина оружия и средств самозащиты, который прятался за гаражами в каком-то складском районе, куда и попасть было не так просто. Там могло и не быть хорошего, мощного оружия, но обязательно найдётся что-нибудь полезное для защиты себя и своего дома. Решено было пойти втроём — Игорь хотел повозиться с машинами, проверить их, смазать как следует. Он много лет владел продукцией советского автопрома, так что пришлось научиться разбираться в устройстве машины. Правда зачем они, эти самые машины, им были нужны, общинники ещё не решили, но лучше обладать, чем потом выяснить, что не хватает. Девушек же решили не брать по той причине, что планировали на обратном пути тащить тяжести. Да и три человека — вполне достаточно для такой вылазки, да и не слишком заметно.

В дверях столовой Андрей на секунду замер: над газовой плитой в две конфорки шаманила Мира. Заминка была совсем небольшая, но Виктор её всё же заметил.

— Проходи, — не оборачиваясь сказала Мира, — сейчас кофе будет готов, каша уже на столе.

Свари мне кофе, и я буду верен тебе — вспомнилось Андрею. Чёрт, опять не о том думаю. Надо что-то с этим делать, мешает и жить, и просто работать. Но не сейчас, сейчас — труба зовёт, хвост пистолетом, руки автоматами, а ноги — вообще подствольными гранатомётами.

Утренний воздух обдавал морозной свежестью, если закрыть глаза, то могло показаться, что стоишь не в стремительно разрушающемся городе, а где-то на природе, в ещё тихом весеннем лесу. Как писал классик: «Если день начинается воскресной тишиной, а вы точно знаете, что сегодня среда, значит что-то неладно.» И Андрей точно знал, что неладно в его Датском королевстве. Неладно настолько, что это уже не королевство и даже не княжество — так логово разбойников, которые ходят по дорогам и грабят всех подряд.

Пройдя квартал, они вышли на широкую улицу. Солнце уже достаточно поднялось, чтобы не только убирать серебро ночной изморози, но и для того, чтобы создавать удобную густую тень, по которой двигались трое мужчин. Наверное, это была излишняя предосторожность и можно было выйти погреться на ласковое весеннее солнце, но никто не рискнул. Маловероятно, что кто-то ночует в этих домах, а любое быстрое средство передвижения издаёт столько шума в этом вымершем городе, что можно успеть сто раз спрятаться до того, как тебя заметят. Правда банд на машинах или мотоциклах практически не осталось — трудно достать бензин. Он есть, даже на автозаправках, но попробуй его оттуда получить без электричества. Далеко не всем хватало терпения выкачивать его вручную или запускать дизель, на который тоже нужно топливо, чтобы запустить штатные насосы бензоколонки. Некоторые брались за это дело и оно, это дело, заканчивалось взрывом. Община владела тремя легковушками, джипом и микроавтобусом с полными баками, а также десятком канистр, которые Виктор с Андреем принесли из близлежащих гаражей. Пока они не знали, как тратить это сокровище, потому просто чахли над златом.

— Надо бы подняться на эти мосты, посмотреть, что там да как. — Заметил Дмитрий.

Они как раз проходили под железнодорожным мостом, окружённым двумя узкими, односторонними мостами ЗСД — западного скоростного диаметра, новой автомобильной магистрали, соединяющей север и юг города вдоль самого залива. Железнодорожная ветка тут проходила исключительно грузовая, никаких электричек тут никогда не ходило, ведущая к заводу и куда-то ещё дальше.

— А что туда подниматься? Дороги и дороги.

— Я уже думал об этом, железная дорога идёт на завод, там должно быть что-то интересное — завод большой, там и спрятаться можно так, что все оставшиеся на Земле люди не найдут. Моя мечта — дрезина, чтобы тихо, но быстро передвигаться по железной дороге, по которой у нас можно доехать почти куда угодно. Сел, погрузил вещи, такой домик на колёсах, и поехал куда захотел. Красота! — Андрей несколько размечтался. — Это я к тому, что, возможно, такая есть на заводе. Или её там можно собрать.

— Мысль неплохая, — поддержал Дмитрий, — нужно будет сходить, присмотреться. Завод выпускал трактора и прочую технику, должно быть что-то полезное, хотя бы дизель. Или старый танк — поставить на рельсы и вперёд, любую банду распугает.

— Тяжёлый слишком, да и снарядов на него не найти. Лучше вагон переделать, поставить пару пулемётов. Дрезина, за ней пара вагонов — жилой и грузовой, и езжай хоть на Дальний восток, хоть на Суэцкий канал. Нужно продумать идею посерьезнее, может пригодиться. Обязательно пригодится…

Андрей замер на месте, остальные по инерции прошли ещё несколько шагов.

— Вон там напротив, в магазине, было какое-то движение. Похоже на неумелую попытку спрятаться. — Напротив них, немного наискосок, на углу стоял пятиэтажный каменный дом, в котором магазин занимал три окна, некогда застеклённые и наглухо завешенные рекламными плакатами.

— Думаешь выжившие?

— На банду не похоже, они бы не испугались.

— Тогда пойдёмте пообщаемся, — Дмитрий взял командование на себя, — Только держите оружие наготове.

— И наденьте маски, на всякий случай.

Они быстрым шагом пошли наискосок через дорогу, в середине Дмитрий резко отделился и свернул в сторону. Заходит с фланга, подумал Андрей, с другого конца магазина. Или перекрывает путь отхода. Такая тактика полезна при любом варианте действий противника.

Андрей встал около самой двери, но так, чтобы из магазина его не было видно, Виктор стоял у него за спиной подняв дуло калашникова. Дмитрий кивком подтвердил готовность.

— Доброе утро! — Нарочито громко крикнул Андрей, который единственный мог нормально говорить, так как был без маски. — Не бойтесь, мы не хотим причинить вам вреда. Мы не больны, я переболел давно, не заразен.

А точно ли мы здоровы, подумалось Виктору, могли заразиться от Ирины, но не знать об этом, ведь у нас нет необходимых тестов, а симптомы появляются когда уже поздно — и для больного и для окружающих. В таком случае, Андрей скоро останется один.

— Мы друзья, — тем временем продолжал Андрей, — мы хотим помочь. Выходите, мы не будем стрелять.

В магазине, за дверью и за разбитыми окнами, тишина. Трудно перебороть страх, тем более он обоснованный.

— Мы не бандиты, мы создаём общину, чтобы выжить. Если вам это интересно, присоединяйтесь к нам.

Какое-то шевеление, копошение внутри магазина.

— Не стреляйте, я выхожу без оружия. — Послышался мужской голос и через разбитое окно на весеннее солнце вылез мужчина.

Прилично одетый, в очках, с небольшим животиком, он создавал приятное впечатление интеллигента, из тех людей, которые плохо выживают вне цивилизации. Без маски или других средств индивидуальной защиты.

— Доброе утро, — повторил Андрей и представился.

— Павел Дементьев. Простите, руку жать не буду.

— Это уже не принято, прошлый век. — Попытался пошутить Виктор.

— Вы действительно собираетесь восстановить город?

— Нет, что вы! У нас нет таких глобальных целей, всё проще и скромнее. Хотим выжить и жить как люди, не как звери. Чтобы возродить город нужны десятки тысяч людей, куча техники и материалов — где столько взять. Да и зачем, кому это теперь надо. А у вас какие планы?

— Мы… я хотел уйти из города, может там, в деревнях меньше было этой заразы, может там ещё есть нормальная жизнь.

— К сожалению, нет, нормальной жизни нет нигде. Судя по последним новостям, что мне удалось получить, людская глупость победила: когда в Петербурге стало много смертельных случаев, люди, такие как вы, ломанулись в глушь, в Саратов, но большая их часть уже была заражена, они заразили местных… и пошло-поехало. Из мест, где появился вирус, люди побежали в другие районы и продолжали распространять инфекцию. Если учесть, что люди бежали из всех крупных городов, то можете представить всю полноту картины. Наверное, остались какие-то чистые районы, но, боюсь, их будет не так легко найти. Так что повод присоединиться к нам у вас есть.

— Вы сказали «мы» — Дмитрий снял маску, чтобы встрять в разговор, — кто эти мы?

Павел замялся.

— Мы с женой, она там, в магазине. Я сказал ей не высовываться, мало ли что…

— Мне кажется, что там не только ваша жена, — заметил Андрей, — если бы только она, не было бы смысла оставлять её одну — случись что с вами, зачем ей оставаться одной. Думаю, там ещё ребёнок.

— Ладно уж, выходите. — Павел вздохнул и махнул рукой.

Детей оказалось трое: мальчик, девочка и ещё мальчик. Все лет по  8-12. Девочка и младший сын были в мать, симпатичную пышненькую блондинку, а старший, видимо, гордость отца, больше похож на Павла.

— Елена, моя жена, а это Вася, наш старший.

— Большой уже.

— Да… Маша и Коля.

— Приятно познакомиться. — Андрей присел на корточки, чтобы стать ростом с детей, и улыбнулся каждому. — Будем дружить?

— Будем. — Уверенно заявил Вася, старший, остальные дети спрятались за ним.

— Молодец!

— Надо решать, что с вами делать. — Решительно сказал Дмитрий, продолжавший стоять в стороне.

— Простите, а что с нами надо делать?

— Ну не оставлять же вас тут. Отвести вас в нашу крепость мы сейчас не можем, она близко, но если мы вернёмся, надо будет вас устроить в карантин, прочие дела утрясти — полдня потеряем. А хочется за сегодня всё успеть, вернуться засветло.

— А куда вы идёте?

— Да тут одно место проверить, что-нибудь полезное прихватить. Вас с собой не возьмём, сразу говорю. Где-нибудь бы вас оставить в удобном месте, чтобы на обратном пути забрать.

— Так это не проблема! — Обрадовался Павел. — Тут в доме гостиница небольшая, вход с угла, там есть ключи от всех номеров. Очень удобно, можно каждую ночь ночевать в новом номере, мы один раз уже ночевали. Мы там спрячемся и дождёмся вас. Только еды возьмём из магазина — детей покормить надо.

— Хорошая мысль. А вы местные? В смысле тут живёте?

— В двух кварталах отсюда, но в наших маленьких домах стало неуютно жить.

— Знаете что, где тут? Аптеки, больницы, ещё какие-нибудь интересные места?

— Да, поликлиника недалеко, но разграблена. Школы, детские сады, филиал университета… Через дорогу гаражи, склады какие-то. Ну ещё торговые места. Следственное отделение тут рядом совсем, но мы не смогли попасть, там решётки везде.

— А вот это интересно, потом покажете на карте. Если решётки до сих пор стоят, то внутри может быть много хорошего.

— Да это тут, буквально через один дом вверх по улице.

— На сегодня планы, а завтра может дойдём. Вроде расстояния ни о чём, но времени тратится как в пробках стоишь. Берите еду и айда в гостиницу.

Добавить комментарий

Войти с помощью: