Глава 4

где ищут оружие, а находят человека.

 

Вовсю пригревало весеннее солнце и Дмитрий расслабился, стоя прислонившись к стене дома. Он ждал Андрея с Виктором, которые помогали обустроиться Дементьевым в гостиничном номере. Это же солнце било в глаза и мешало рассмотреть первую цель их похода — оружейный магазин, располагающийся в отдельном здании совсем уже близко. Двухэтажный дом на другой стороне улицы, между длинным зданием бывшего завода, мимо которого им нужно пройти, и трамвайным депо, тоже, кажется, бывшим. Завод постепенно заменился офисами, превратился в очередной бизнес-центр. Можно подумать, рассуждал Дмитрий, у нас был так развит бизнес, что на каждом углу необходимы бизнес-центры. Правильнее было бы назвать услуга-центры или шарашка-центры. Не пойми какие мелкие фирмочки снимали микро офисы в этих старых зданиях. Как и в нашей крепости: судя по тому, что осталось, было немало сомнительных организаций. Но это я отвлёкся. Что же это там поблёскивает рядом с магазином?

Когда они подошли ближе, Дмитрий понял, что магазин не только разграблен, но грабители ещё отлично повеселились. Весь асфальт был завален гильзами разных видов, газовыми баллончиками, а также целыми и битыми бутылками из-под виски, текилы и хорошего коньяка. Стёкла разбиты в мелкую крошку — били и расстреливали методично. Проезжая часть чернела следами шин, кто-то понтовался резко тормозя, разворачиваясь на ручнике — показывал своё мастерство. Которое, похоже, оказалось ниже, чем думали, —  выгоревшая машина лежала на боку уткнувшись носом в забор трамвайного парка. На днище отчётливо виднелись следы от дроби и крупных пуль — видимо именно расстрел привёл к пожару, водитель весьма аккуратно её положил, перегородив тротуар.

— Знатно повеселились. — Протянул Виктор, — странно, что не поубивались.

— Может и поубивались, трупы своих забрали, скорее всего. Даже не знаю, стоит ли тратить время и заходить внутрь.

— Думаю, стоит, Андрей. Судя по «веселью», они не слишком тщательно обыскивали магазин, могло остаться много полезного. Самое лучшее обычно не лежит на виду.

— Хорошие сейфы нам тоже не вскрыть.

— Посмотрим. Давайте так: я начну с офисной части, посмотрю что и как у них в бумагах, документах, посмотрю нет ли среди них ключей и паролей. А вы займётесь мародёрской деятельностью — проверите, что осталось после погрома.

— Окей!

Магазин их встретил трупом охранника — чуть полноватый шкаф, который, видимо, до последнего выполнял свою работу. Зрелище неприятное и не потому, что труп лежал уже несколько дней, и не потому, что его погрызли какие-то звери — крысы, кошки или собаки — сколько потому, что он был расстрелян примерно как автомобиль, то есть полностью. От лица ничего не осталось, бронежилет — в клочки, только ноги практически целые, а черные кожаные ботинки даже чистые.

Как и ожидалось, в магазине практически не осталось ничего интересного, да что там полезного — целого. Первый этаж, где продавалось собственно оружие, был разнесён в щепки. Витражи разбиты, манекены расстреляны, обувь на стеллажах тоже служила мишенью, как в тире. При этом видно, что бандиты тут переодевались: на полу насчитали около десятка штанов и курток — видимо, снятых в обмен на то хаки, которое подобрали себе в магазине.

На втором этаже было чище, видимо из-за того, что там не было оружия, многим пьяным вандалам было лень подниматься по крутой лестнице. Вот там Андрей поживился пучком удочек, мешком катушек разнообразных видов лески, крючками, блёснами и прочим рыболовным инвентарём.

— Зачем тебе это? — Удивился Дмитрий.

— Рыбу ловить.

— Это понятно, капитан Очевидность, но где? В ближайшей речке, что ли?

— Там ближайшие годы не стоит ловить, но пригодится где-нибудь ещё. Помнишь притчу про бедняка и удочку? Мы сейчас те самые бедняки, хотя может показаться, что у нас всё есть.

— Эй, ребята, смотрите. Здесь окно разбито и, судя по следам внизу, отсюда явно кто-то выпал.

— И вряд ли сам. Хорошо, что тут так капитально разграблено — у них нет повода вернуться и повторить.

— Да уж…

Кроме некоторой туристической снаряги, которую было решено оставить в гостинице у Дементьевых, в служебном помещении нашёлся винчестер — оружие убойное в ближнем бою, самое то, для самообороны в магазине, но воспользоваться им не успели, потому он лежал в укромном месте с двумя коробками патронов.

— Добротное оружие, давно такого не держал в руках. — Прокомментировал Дмитрий. — Если не возражаете, возьму его себе. Оно требует некоторого навыка и у меня получится эффективнее всего. Могу отдать пистолет, если владеете двумя руками, то можно стрелять по-македонски.

— Смешно. — Ответил Андрей, но пистолет взял, так как ничего другого у него не было — не хотел связываться с чем-то тяжелее, признавая, что толка будет мало, не его это дело воевать.

— Мне кажется, из этого места мы выжали всё, что можно, начинаем впустую тратить время. Пошли искать склад.

— Ты сказал клад? Да! Пошли искать клад! Пиастры! Пиастры!

— Надеюсь, там будет что-нибудь полезнее пиастров… и безопаснее пиратов.

— Окей, веди, ты один знаешь дорогу.

— Примерно, надеюсь, вспомню по ходу дела, там не так уж много всего.

Со вторым Дмитрий ошибся, но, к счастью, оказался прав в первом — приметы нашёл, дорогу вспомнил, хотя сначала пришлось немного поплутать: на каждом шагу бетонные заборы с колючкой поверху. Места оказались удивительными, во всяком случае, Андрей удивлялся почти на каждом шагу. Первое, что его удивило, нашлось сразу за углом, за длинным зданием завода, стоящим вдоль улицы. За ним, через небольшой проезд, располагалось некогда шикарное здание ДК сталинской эпохи. Сейчас, конечно, ни от дворца, ни от культуры не осталось и следа, просто дом, но находка была неожиданной. Площадь перед ДК, как это у нас обычно бывает, заняла полустихийная стоянка — на разбитом до щебёнки асфальте до сих пор стояли несколько легковых машин и две Газели.

— Когда-то было красивое здание. Интересно, что тут теперь?

— Теперь тут запустение, как и везде, а до этого, думаю, был очередной бизнес-центр, посмотри — названия офисов.

— И, похоже, мародёры, судя по всему, не добрались сюда, стоит зайти позже.

Затем эту фразу они повторяли много раз, так как на их пути встретились: детский магазин, строительный магазин, автомобильные запчасти, швейная фабрика, производство пластиковых изделий, сувенирных изделий, металло- и деревообработка, готовый металлопрокат. Да, станки не работали без электричества, но где-то могут быть резервные генераторы, а куда-то их можно привезти. Ещё встретились насосы, электродвигатели, парфюмерный склад, мебельная фурнитура, замки, обувь, интернет-магазины… чего только не было в этом углу между двух железных дорог, за заборами с колючей проволокой. И это они прошли всего-то одной дорогой, не заглядывали за сами заборы. Хотя, если судить по состоянию этих самых заборов и ворот в них, за ними мало чего интересного — одни ворота вообще заросли травой, их не открывали минимум пару лет.

В здании почти у самой железной дороги они, наконец, нашли искомое. Офис с небольшим складом товаров для туристов и любителей активного выживания в дикой местности — простое, но эффективное оружие. Почти то, что нужно: Петербург ещё не стал дикой местностью, но выживать уже приходится по всем правилам. Дмитрий был доволен: неразграбленный склад оружия, пусть тут нет тяжёлого вооружения, нет оружия для военных и спецназа, но всё равно глаза разбегаются. Он с удовольствием, со знанием дела, медленно и со вкусом, изучал, рассматривал, раскладывал по кучкам — это обязательно взять, это в первую очередь, это во вторую, это можно оставить до следующего раза (когда-нибудь), а это можно просто уничтожить, чтобы не досталось врагу. Виктор выбирал себе что-нибудь потяжелее, поэффектнее. Андрей подобрал себе пистолет с длинным дулом и обоймой побольше, выбирал не со знанием дела, а из эстетической красоты, и предполагаемой точности боя. Главное патронов побольше взять, чтобы пистолет не превратился в молоток.

— Тут столько всего вкусного, — заметил Виктор, — что нам всё сразу не унести. На складах, что тут рядом, должны быть какие-то тележки. Давайте возьмём парочку, загрузим их и всё сразу увезём?

— Отличная мысль! Сходи вдвоём с Андреем, а я пока закончу разбирать, отделять зёрна от плевел.

— Окей!

Прямо напротив, около самой железной дороги, располагался огромный ангар, в котором, видимо, сдавали в аренду контейнеры.

— Вот туда-то нам и нужно, там должны быть тележки.

— И ещё куча всего полезного, сданного на хранение. И если положено — то не покладено. А если не покладено — то зарыто!

— Пошли уже, тигрёнок!

На складе стояла полная темнота и глазам требовалось время, чтобы адаптироваться. Постепенно стали проявляться контейнеры, все, почему-то, с открытыми дверями.

— Что вам нужно, люди? — Раздался глас небесный.

Глас небесный — именно такая характеристика голоса пришла в голову Андрею первой. Он шёл откуда-то сверху, казалось, не из одного места, а из каждого уголка металлического свода. Голос в равной степени был человеческий и какой-то ещё. Если не загробный, могильный, то механический, в какой мере этим прилагательным можно назвать современных роботов.

Виктор вскинул автомат, с которым не расставался, и начал водить дулом, ища источник голоса. Андрей замер, ожидая продолжения.

— Уходите, вам здесь не место! — Продолжались гулкие перекаты гласа.

Андрей быстрым движением, которое долго тренировал и оттачивал, чтобы было как в фильмах, достал пистолет и выстрелил в стенку одного из контейнеров. Получилось оглушающе.

— Я знаю, ты там. Выходи подняв руки, нас много и все вооружены. — Виктор, стараясь не рассмеяться, тихонько крякнул при последних словах.

С минуту стояла тишина, а затем в открытых створках контейнера появился человек с поднятыми руками. Виктор автоматом показал ему выйти на свет. Оказалось, что это совсем ещё мальчик, подросток лет шестнадцати, лохматый, худенький, ещё нескладно сложенный, но уже видно, что вырастет высоким и видным мужчиной. Если выживет.

— Ты тут один?

— Да.

— И что ты тут делаешь? — Проводил допрос Виктор, который отошёл на пять метров и снял маску.

— Прячусь.

— Это и ежу понятно. От кого прячешься?

— Да от всех. От вируса.

— Оружие есть?

— Нет.

— А зачем пугал нас?

— А зачем сунулись?

— Ты молодец, хорошую звуковую систему сделал. — Вмешался Андрей. — Но был слышен твой настоящий голос из контейнера, так я тебя и нашёл. Колонки под крышей поставил, да?

— Да, в соседнем здании интернет-магазин, там взял. И не говорите, что украл — это неправда!

— Никто тебя и не винит, мы за тем же пришли. Звать-то тебя как?

— Марат. Или просто Мар, как меня тут звали.

— Меня Андрей зовут. Так ты тут и работал.

— Ну да, чего бы ещё я тут сидел?

— И жил тут?

— Ну да…

— Чего так? А родители твои где?

— Отец был, он меня сюда и привёз, но умер, ещё до вируса этого дурацкого. Вот нашёл работу, где жить можно, и хорошо. Не хочу возвращаться домой, там плохо. — Чем плохо он не захотел объяснять, но по лицу было видно, что действительно паршиво было парню.

— Марат… или Мар. Тебе-то какое имя больше нравится?

— Марат.

— Окей, значит будешь Маратом. И забудь другое имя, как будто его и не было. Хочешь пойти с нами? Жить не в ангаре, а в нормальном доме, с кроватью, где спать, кухней, где есть. У нас вкусно готовят. В доме тепло и уютно. Люди добрые и приветливые, тебе понравятся.

— Можно… только у вас вируса нет?

— Есть, но мы его умеем изолировать. Люди, вот Виктор, например, только на улице в маске ходит, дома-то без неё, там всё чисто и хорошо. Сначала тебя поместим в карантин, чтобы быть уверенными, что ты сам не заразен, а потом будешь свободен как ветер.

— Мне нравится.

— А чем ты тут занимался? Что умеешь делать?

— Я тут всё делал: сторожем работал, дворником, машины мыл, с разной техникой работал, на погрузчике, минитракторе, на всём, что ездит и поднимает. Чинил по мелочи. Хозяин говорил, что у меня руки из нужного места растут. Не знаю уж из какого это места, но хвалил меня и платил хорошо, мне хватало на всё.

Андрей не стал комментировать, что скорее всего платили Марату мало, просто у него потребности были минимальные. Парень ему понравился.

— Это замечательно, думаю, что ты и у нас будешь нарасхват, тебя полюбят. Но вернёмся к сегодняшнему дню — мы пришли сюда за тележками, чтобы отвезти один груз домой. Ты тут должен всё знать, есть тут что-нибудь подходящее.

— Да, конечно! — Обрадовался Марат, что может чем-то быть полезен. — У нас много всякого такого. Пойдёмте покажу!

— В темноту?

— У меня есть мощные фонари, настроил систему освещения — это не проблема.

— Тогда показывай.

— У нас есть рохли…

— Кто?

— Ну это такие… — Марат показал руками что-то вроде большой двузубой вилки. — Вы видели их в больших магазинах, отлично подходят для перевозки паллет, коробок и ящиков.

— А! Понял. Это как сдвоенный самокат для грузов. Там есть гидравлика, чтобы поднимать п-образную площадку на нужный уровень.

— Да-да! Но рохля хорошо ездит только по ровной поверхности, я проверял, на наших ямах с ней одна морока. Потому у нас купили одну тележку с мотором, самоходную. Зверь-машина!

— Хм, заинтриговал. Показывай.

Тележка действительно оказалась отличной вещью. В пару раз больше, чем обычная садовая, на трёх колёсах, два больших несущих и третье маленькое сзади, где ручки; с низкими бортиками и плоским дном, под которым прятался простенький бензиновый мотор. Небольшой бензобак располагался между рукоятками. Тележку, особенно пустую, можно было толкать вручную, но если её хорошо загрузить, Марат сказал, что реально выдерживает до двух тонн, то мотор позволяет неторопливо двигаться, правда только прямолинейно, поворачивать — сложно.

— Отличная штука! Точно берём. И рохлю тоже — хотя бы за название. Что ещё хорошее есть?

— Подъёмники есть, для паллет и более универсальные, но думаю, вам такие не нужны.

— Да, пока не нужны, бензина на них много идёт, большие они.

— Топливо — это не проблема, у меня тут ещё несколько кубов есть.

— Ничего себе! Откуда?

— Да про запас поставили цистерну, чтобы на технику всегда хватало. Ну и продавали, налево, иногда. Тут рядом производство моторов — им иногда отливали сотню литров.

— Красиво живёте!

— Жили… Я один остался.

Дмитрий очень удивился, когда увидел Виктора, управляющего тарахтящей тележкой. За ним рохлю, с гордо восседающим на огромной канистре с соляркой Маратом, которую толкал Андрей.

— Вы очумели так шуметь?

— Да ладно, — отмахнулся Андрей, — шанс, что нас услышат так мал, что можно на это забить. Зато можем увезти всё, что ты захочешь. До двух тонн самоходка берёт, и ещё сюда можно немного нагрузить.

— Хорошо, разжились, согласен.

— Там ещё есть. Это, кстати, Марат — собственник всего этого транспорта. Это Дмитрий, наш военачальник, главнокомандующий.

— Привет! Ты, Марат, не заразный?

— Не должен быть, но вы лучше держитесь подальше пока. Или маску наденьте.

— Надену, нам ещё целое семейство забирать с собой, не забыли?

— Нет, конечно, так что давайте собираться и в обратный путь. Двигаться будем совсем медленно.

— И отправим Виктора в авангард, проверять дорогу.

Процессия, к тому моменту, как группа добралась до крепости, выглядела знатно. Впереди шёл Виктор, проверял дорогу, предупреждал о ямах и поребриках. Затем ехала самоходная тележка под управлением Дмитрия, который отказался доверить кому-то своё добытое сокровище. Дальше шёл Павел с рохлей, на которой было нагружено столько всего, что его самого было еле видно. Его окружало трое детей, которые придерживали вещи — они часто пытались выскользнуть, когда Павел наезжал на неровность асфальта. Сразу за этой горой на колёсиках шла Елена, жена Павла, а Андрей шёл в арьергарде, прикрывал тылы. Посмотреть на это шествие вышли все, даже Ирина, которой стало лучше, смотрела в окно своего лазарета.

Добавить комментарий

Войти с помощью: