Почему мне интересна ценность чёрных жизней

Или присущ ли животным расизм?

На своём телеграм-канале довольно часто пишу про события, связанные с разного вида дискриминациями, расизма. Сейчас это, в основном, про памятникопад, запреты на эскимо и радугу, исконные знания индейцев в квантовой физике. И, конечно, погромы.

Почему я об этом пишу, почему мне интересна эта тема, казалось бы, далёкая от моих основных интересов? В этом эссе я решил сформулировать, в том числе для самого себя, ответ на этот вопрос.

Во-первых, меньшее: события, связанные с BLM, распространились на разные страны, играющие большую роль в мировой экономике, следовательно, последствия могут коснуться всех. С другой стороны, как видно из перечисления выше, эти события уже начали непосредственно касаться науки, которой я сейчас занимаюсь мало, но она продолжает быть мне родной. Считаю, что наука — это ценность, которую необходимо сохранить, даже несмотря на ценность отдельных жизней.

Во-вторых, основное, происходящее меня интересует со стороны этологии.

Напомню, что в моём представлении психология, наука о поведении человека, является отпочковавшейся частью этологии — науки о поведении животных, один из коих — Homo sapiens.

В этом плане очень интересно вживую наблюдать происходящие события и пытаться понять, какова доля животного поведения в этих тенденциях.

Деление на своих и чужаков — это есть практически у всех организмов, хоть немного обладающих нервной системой и органами чувств. Свои, чаще всего, родственники, потому им надо помогать или хотя бы не мешать, чужие — конкуренты, хорошего от них не жди. Общая, грубая схема, но работающая. Делить можно по разным основаниям, включая цвет кожи, форму ушей или то, с какой стороны разбивают куриное яйцо.

А есть ли расизм или национализм у животных? Есть понимать эти термины как дискриминацию по внешнему виду и родству, то однозначно есть.

Ты не из нашего стада — пошёл вон. Ты не родственник (пахнешь не по-нашему), тебе тут не место. Чем не национализм, дискриминация по происхождению или месту жительства? Да, у них нет законов, но и у людей дискриминация очень часто нигде не прописана, просто присутствует в мышлении и поведении людей. Люди могут, разве что, её оформить вербально, но, мне кажется, суть осталась той же.

Животные не могут дискриминировать по внешнему виду при найме на работу или при аресте, но могут это делать разными способами. Интересная ситуация у пчёл, имеющих эусоциальное (настоящее социальное) поведение и организацию жизни, когда все самки, кроме королевы дискриминируются — им нельзя размножаться. Они пытаются, но работает «полиция нравов», которая борется с попытками нарушения социальных установок. У людей, разве, не так же? Чем наше общество, общество разумных существ, отличается в этом плане от пчелиного? Разве теми развивающимися хитростями, на которые идут, чтобы нарушить правила — и чтобы удержать власть королевы.

Или дискриминация по внешнему виду при размножении. Все имеют равные права, но те, кто выглядит необычно имеют больше шансов оставить потомство. И я — не про людей. В выгодном положении находится меньшинство. Причём всегда: если из-за своего успеха это меньшинство станет большинством, то противоположный пол начнёт предпочитать тех, кто  раньше был большинством — так как они стали редкостью. Нет ли схожести с нынешней ситуацией, когда за меньшинствами, как ущемленными, специально закрепляют дополнительные права?

У людей, во всяком случае пока, нет запретов на личный выбор, евгеника — запрещённый в науке термин, так же как теперь «расоведение» и даже «расы». Раньше были запреты, например, нельзя было выбрать партнёра своего пола, однако представьте, куда можно зайти: в управлении слишком мало женщин — обяжем корпорации брать 50% женщин в руководители; слишком мало однополых браков — обяжем создавать 20% браков однополыми; слишком много белых мужчин берут в жёны белых женщин — сделаем квоту на 30% смешанных браков, в которых супруги имеют кожу разного цвета. Чем это принципиально отличается от необходимости принимать в ВУЗ’ы ограниченное количество евреев или обязательно брать определенный процент негров?

Думаете до этого, до указания с кем можно размножаться, далеко? Вот пост Варламова про тренинг для белого человека — «Преодолей свою белизну!«, где говорится: «Тренеры попросят раскаявшихся в своем расизме белых отказаться от комфорта, гарантированной физической безопасности, контроля над другими людьми и землёй, социального статуса и даже… отношений с некоторыми другими белыми. Типа, у тебя так много белых друзей, а тебе не стыдно, товарищ?» Сначала друзья, потом половые партнёры…

Я не утверждаю, что люди в точности повторяют поведение различных птиц и млекопитающих, но вопрос в том, какой процент индивидуально человеческого, а какой — общего для всех высокоразвитых животных? Насколько далеко, в реальности, ушло человеческое общество от социумов других животных? Насколько человеку присуще та отличительная черта, которой он так гордится?

В чём принципиальное различие между памятникопадом (уничтожение физических свидетельств прежних социальных лидеров с целью замещения этих лидеров новыми?) от поведения льва, который, захватывая прайд, убивает котят от прежнего хозяина прайда, чтобы утвердиться и не кормить чужих отпрысков? Такой же передел власти, уничтожение свидетельств прошлого.

Кроме того на современные тенденции, в том числе связанные с национализмом и расизмом, интересно взглянуть со стороны развития мозга: о необходимости разделения на конкурирующие группы для эффективного запуска культурного драйва и возможного уменьшения мозга, и культуры, в случае исчезновения конкуренции — о культурном драйве писал тут.

Можно ещё выделить третий аспект, почему я слежу и делюсь новостями про дискриминации. Непосредственное влияние на науку. Если в первом пункте это влияние было косвенным, то есть и прямое воздействие. Например, переписывание истории: «Хижина дяди Тома» содержит слово «nigger» — запретить, как будто и не было столь влиятельной книги (об этом писал ранее). Основатели США были рабовладельцами — уничтожим памятники и, видимо, саму память о них. А что делать жителям Океании, где предки каждого коренного жителя, совсем недавно, были людоеды? Стереть из учебников историю до 20 века, забыть своих предков, свои корни и происхождение, просить прощение перед всем человечеством за то, что племя одного богом забытого острова съело племя с другого подобного острова? А всему человечеству самобичивать себя, что уничтожили неандертальцев?

В этой эмоциональной теме дискриминаций много научных проблем — возникают табу на темы исследований. Сравнивать, по любому признаку, расы нельзя — это расизм, хотя где тут дискриминация или даже её попытка (большой пост А.Илларионова с авторским объяснением того, что такое расизм). Научно изучать историю рабства тоже нельзя? Исторические исследования про евгенику, которую продвигали нацисты, — это расизм или нацизм?

Даже регламентирование того, сколько женщин нужно принимать на научные должности, может привести к упадку науки. Ну если просто нет женщин, которые хотят заниматься этой темой, они все уходят в более популярные области — что нужно нанимать не специалиста, лишь бы была женщиной? У такого человека, нанятого по квоте и частично защищённого от увольнения, мотивация работать будет сильно хуже. Что-то похожее мы наблюдали в Советском союзе, мне кажется, где формально каждый имел право на работу.

Всё это негативно сказывается на развитии наук, особенно гуманитарных, который столь важны в эпоху сильных социальных изменений, но сильнее других страдают от социальных запретов. Важны потому, что помогают преодолевать социальные, то есть те самые — гуманитарные, проблемы в рамках своих наук.

Так что, подводя итоги, можно сказать, что социальные волнения — это повод беспокоиться за науку и отличный материал для науки. Надеюсь человечество не погрузится глубоко в Тёмные века и сможет, хотя бы ретроспективно, проанализировать и сделать выводы.

Мозговая конкуренция гоминид

Большой мозг, как у человека, создаёт огромное количество недостатков, неудобств:

1. Требуется огромное количество энергии на его поддержание и работу. Наш мозг съедает порядка 20% всей энергии, что мы тратим. Даже когда мы не напрягаем извилины, мозг поглощает тоже самое количество энергии. Чтобы его вырастить в детстве нужно много питаться, что не всегда доступно (речь в первую очередь про диких животных, которые могут попытаться приобрести такой мозг). Летать с таких мозгом практически невозможно — голова перевешивает, сложно её оторвать от земли.

2. Даже при рождении, когда мозг ещё не окончательно сформировался, голова должна быть большой, что мешает при родах — сильно увеличивается смертность как матери, так и ребёнка. Анатомии приходится меняться, таз расширяется, что негативно влияет на скорость передвижения. С другой стороны, приходится рожать приходится раньше, когда весь остальной организм ещё не сформирован — позже голова будет уж совсем большой, из-за чего мы получаем третий пункт.

3. Из-за большого мозга растягивается детство. Жеребята рождаются в таком виде, что в тот же день могут бегать — это необходимо для их выживания. Человеческий детёныш начинает ходить ой как не скоро, не говоря уже о выполнение остальных функций, характерных для человека. Было бы удобнее рождаться позднее, уже более самостоятельным и сформированным организмом, но это будет слишком тяжело для матери, чересчур сложные роды. Приходится жертвовать полноценным внутриутробным развитием ради большого мозга, который, к слову, в детстве растёт очень быстро (потребляет много энергии см. пункт 1), чтобы ещё сильнее не затягивать детство.

4. Детство затягивается ещё из-за того, что большой мозг нужно чем-то заполнить, а способность к обучаемости — параметр крайне сложный, его не развить так, чтобы научиться за неделю, во всяком случае, на нашем уровне развития восприятия и нейронных связей. Потому, чем больше мозг, тем больше знаний, тем дольше нужно учиться, тем больше детство, тем меньше времени на эффективное использование мозга и знаний.

 

Короче говоря: большой мозг — сплошные неприятности. Зачем же предки нашего вида решили пойти на такие жертвы? Это сейчас мы можем сказать: для того, чтобы стать самым успешным видом (спорно), заселить, а потом засрать токсичным мусором всю Землю и полететь в космос. Эволюция не умеет планировать и думать о будущем, изменения должны помогать в настоящий момент.

Что стимулировало развитие мозга?

Данные антропогенеза говорят, что мозг предков человека стремительно развивался и рос в течении всего пары миллионов лет — с точки зрения эволюции и видообразования совсем небольшой срок. Мало какие структуры, да ещё такие сложные, с такой скоростью менялись в палеонтологической летописи. Что происходило в тот период времени, что лишь одна группа обезьян пошла по этому странному пути специализации — рост мозга, когнитивных способностей, памяти.

Скорее всего наложилось несколько случайных событий, которые и привели к появлению голой обезьяны без когтей, клыков, сильных мышц и толстой кожи:

1. Изменение социальной структуры групп гоминидов: стала формироваться моногамия, то, что мы называем традиционной семьёй; уменьшилась, за ненадобностью, внутривидовая агрессия; как следствие этого, увеличилась родительская забота, включая отцовскую.

2. Леса стали заменяться саваннами, появилась необходимость адаптироваться к изменяющимся условиям, к новой пище, новым видах добывания пищи, охоте и так далее. Например, появилась необходимость кооперативно охотиться или отбивать падаль у других падальщиков.

3. В эти условия попали достаточно умные приматы, ведущие социальную жизнь в достаточно крупных группах (несколько десятков).

4. Переход на мясную пищу — подбор падали или охота. Много питательной пищи позволило вырастить мозг, травоядные редко могут себе такое позволить.

 

Скорее всего, все эти факторы развивались в связи между собой. Необходимость кооперироваться в саванне для добычи пищи усилила социальность, повлияла на уменьшение внутривидовой агрессивности, которые могли усилить переход к моногамности. Всё это обратные связи — как положительные, так и отрицательных, хотя речь больше пойдёт о первых.

Это всё посылки для появления большого мозга, но почему же он рос так быстро? Из-за конкуренции, внутривидовой и межгрупповой, и благодаря «культурному драйву».

Виды конкуренции

Обычно говорят о межвидовой конкуренции за ресурс — этим определяется успешность вида в целом, но, на самом деле, внутривидовая конкуренция всегда сильнее, так как особи сильнее похожи между собой и занимают идентичную нишу. Внутривидовая конкуренция социальных видов интереснее тем, что могут использоваться не только банальные физические приёмы, но и различные хитрые манипуляции, обманы, создание альянсов — то, что требует ума и социальных навыков, то есть развитого мозга. Иногда такие поступки называют макиавеллевскими — в честь самого знаменитого политика-интригана. Чем лучше развивается мозг, чем выше уровень культуры, тем больше макиавеллевского поведения, оно становится эффективнее. Если вы обратите внимание на человеческую популяцию, то поймёте, что у нас большинство способов выиграть в конкуренции — это именно макиавеллевское поведение, лишь в некоторых субкультурах всё ещё решает грубая сила. Макиавеллевское поведение — почти синоним эгоистичному, так как выгоду получает только сам деятель, группа и вид от этого никаких преимуществ не получает.

Межгрупповая конкуренция возникает тогда, когда вид становится многочисленным настолько, что не может жить одной группой. Зачастую природные условия определяют численность таких групп: травоядным выгодно жить группами, так проще защищаться от хищников, но слишком большая группа быстро выедает растительность и должна будет быстро перемещаться на новые пастбища, что в какой-то момент становится не выгодно и она распадается на две отдельные группы со своим лидером в каждой. У хищников, какими стали люди, похожая картина — и довольно острая конкуренция за добычу, за легко добываемое и калорийное мясо. Чтобы группе победить в этой конкуренции ей нужно развивать навыки, которые можно назвать кооперативными, охотничьими или альтруистическими. Если особь умеет хорошо добывать еду, то от этого хорошо не только, и даже не столько ей, сколько всей группе — социальный механизм перераспределяет добытую пищу если не поровну, то более-менее равномерно, её получает не только охотник, который тратит силы, рискует здоровьем.

Таким образов два вида важных конкуренций охарактеризовали две группы поведений, навыков. Какая тут связь с изучением механизма быстрого роста мозга и как можно это исследовать?

Три типа мемов

Тут, наконец, нужно сказать об исследовании, на котором строится этот рассказ. Провели его Александр Марков с сыном Михаилом, тут их статья, вот тут можно почитать авторскую относительно популярную адаптацию научной статьи, вот здесь посмотреть длинную лекцию, прочитанную ещё до публикации статьи. А ещё можно скачать саму модель и поиграться с ней.

Дело в том, что авторы рассматривают виды поведения, которые сформулированы выше, как кусочки культуры. Действительно и то и другое не заложено где-то в нас, человек с рождения не умеет охотиться или строить козни — он этому учится, то есть происходит передача культурных знаний, которые можно расчленить на мелкие составляющие — мемы.

Мем — очень популярное сейчас слово, но, на мой взгляд, зачастую понимается неверно. Изначально термин придуман Докинсом и означает «единица значимой для культуры информации», а многие картинки в сети, мне кажется, не соответствует этому определению. Мем был придумал по аналогии с геном, носителем единицы генетического кода. У мема и гена много общего, включая мутирование, распространение и эволюцию в целом, однако с мемами всё несколько сложнее и менее однозначно, чем с генами, с которыми тоже, на самом деле, не всё просто.

В указанной же работе мемы использованы очень конкретно и понятно, мне впервые стало ясно, как же их можно использовать в науке. Объяснить можно на простых примерах. Способ добычи огня с помощью верчения палочки — один мем; способ добычи огня с применением кремня — другой мем. Оба могут меняться, эволюционировать — люди придумывают, как ловчее крутить палочку, что можно подкладывать сухой мох и так далее. Они могут конкурировать и распространяться даже между группами, если есть контакты, миграции из одной группы в другую. Так же мемом может быть способ эффективного привлечения самок, например, с помощью юмора. Два первых случая — альтруистические, охотничьи мемы, последний — эгоистический, макиавеллевский мем.

Напомню, что охотничьи мемы полезны всей группе, но могут даже слегка уменьшать приспособленность обладателя этого мема. Они полезны при сильной межгрупповой конкуренции.

Макиавеллевские мемы полезны только тому, кто их знает, но могут быть вредны для группы в целом при межгрупповой конкуренции.

Конечно, не все мемы можно отнести к этим двум группам, для исследования интересно было понаблюдать ещё и за третьей группой мемов — мемами бесполезного действия. Они циркулируют между особями, но не приносят никакой пользы, только забивают память, на их запоминание тратится время. Почему они существуют? Потому, что нет сильного отбора против них. Точно так же существуют поломанные гены в геноме — не работающие, но и не сильно мешающие жизни. В тех ситуациях, когда отбор усиливается, происходит очищение от мемов/генов. Шаманские пляски по вызыванию дождя, мне кажется, можно отнести именно к этой группе мемов, хотя в них есть некоторая небессмысленная социальная составляющая.

Таким образом, выделяют три типа мемов, которые для краткости можно назвать следующим образом: мем ОХМ — охотничья культура, кооперативно-альтруистическое поведение, мем МАК — макиавеллевская культура, эгоистическое поведение, мем БД — бессмысленные мемы бесполезного действия. В назывании последуем авторам статьи, чтобы не запутаться. И потому, что такие названия выдают в авторе биолога, привыкшего работать с генами, — их именно так и называют, тремя заглавными буквами. А белки, которые получаются с этих генов — соответствующими тремя прописными буквами.

Что дают разделения культуры на три типа мемов?

Моделирование культуры и эволюции

Снова, как по спирали, возвращаемся к развитию мозга: почему он так аномально быстро рос? Узнать это, или точнее — предположить, можно с помощью математических моделей. Именно описание и результаты моделирования и посвящена статья, на которую я опирался  при написании. К каким же выводам привело моделирование? Сначала нужно кратко и просто описать саму модель, чтобы показать в каком направлении двигались исследователи.

Построение модели основывалось на идеи, гипотезе культурного драйва, которая говорит, что развитие культуры и увеличение мозга связаны сильными положительными обратными связями. Чем больше культуры, тем больше нужен хорошо работающий мозг. Чем больше мозг, тем больше создаётся культуры.

Под культурой имеются в виду все те знания, что передаются культурным образом, то есть через обучение, а не врождённо. Не считая, иммунитета, конечно. Навыки, умения, знания об окружающем мире и самом себе — вот это вот всё. И вся культура, как из кирпичиков, состоит из мемов. В данной модели — из трёх видов мемов.

Теперь представим себе одну большую популяцию охотников собирателей, ещё не Homo sapiens, а каких-то его предков, у которых ещё нет мозга необходимого для запоминания мемов, но возможны мутации, которые приводят к тому, что отдельный индивид сможет запомнить один мем. Мемы же появляются случайно: стукнул гоминид камнем о камень, высек огонь — если смог, то запомнил и стал этим пользоваться, а, возможно, даже смог этому научить кого-то ещё.

Если первый запомненный мем будет типа ОХМ, то высока вероятность, что он потеряется: запомнящего загоняют на охоту и у него будет меньше сил и времени на размножение. Да, от него популяции будет небольшое преимущество, но важнее, что особь не сможет его передать потомкам, группа забудет мем.

Если первым запомненным мемом будет МАК, то есть шанс, что он закрепится. Индивид с этим мемом сможет убедить остальных, что его нужно кормить лучше среднего, или сможет эффектно воздействовать на самок, уговаривать из оставить потомство именно от него. Таким образом он сможет передать не только мем, но и, что важнее, гены, ответственные за более развитый мозг. Его дети с высокой вероятностью будут сообразительнее остальных, смогут запомнить отцовский мем и стать такими же успешными. Таким образом мем МАК сможет не только закрепиться в популяции, но и привести к тому, что средний размер мозга увеличится.

Именно такие закономерности показали первые, простые модели, в которые включили только два типа мемов: ОХМ или МАК и БД. Последнее, чтобы следить за тем, вычищает ли отбор бесполезные мемы. То есть МАК запускают культурный драйв и рост размера мозга, а ОХЛ — скорее нет. Ожидаемый результат.

При этом нужно отметить, что даже в случае с ОХЛ сколько-то мемов закрепляется в популяции, но даже среди этой немногочисленной группы существенную часть составляют БД. В более богатой макиавеллевской культуре (где присутствуют мемы МАК и БД), мемы БД занимают даже большую часть (треть всех мемов), чем в охотничьей культуре (мемы ОХЛ и БД).

Что же произойдёт, если сделать смешанную культуру, в которой будет все три типа мемов?

Простой очевидный ответ: получается более разнообразная культура. На самом деле, получается группа похожая на макиавеллевскую — по размеру мозга, по количеству мемов в популяции, но несколько придавливается макиавеллевская культура в пользу охотничьей, и ещё лучше вычищаются бесполезные мемы БД. Культура становится более эффективной, более содержательной, более рациональной, в конце концов.

Однако, напомню, что это всё распространяется на модели с одной крупной популяцией, где нет отдельных групп и межгрупповой конкуренции. Что будет если разбить крупную популяцию на отдельные группы и заставить их конкурировать? Эффект будет огромен.

Во-первых, феноменально снизится доля мемов БД, в смешанной культуре — до нуля. Появление межгрупповой конкуренции приводит к тому, что объём памяти необходимо занимать только чем-то полезным, иначе проиграешь гонку на выживание другой группе.

Во-вторых, эффективность мемов охотничьего мастерства возрастает в разы, так как ресурсы ограничены и нужно успевать быстрее, чем другие группы. В чисто кооперативной культуре охотников (где без конкуренции не был запущен культурный драйв) чуть ли не в десять раз, а в смешанной — в «скромные» три раза.

В-третьих, размер мозга: в смешанной культуре он немного увеличивается, в кооперативной культуре — очень сильно, так как конкуренция вызывает культурный драйв, а вот в макиавеллевской культуре конкуренция вызывает спад, что и понятно: эгоистическое поведение пусть и незначительно негативно влияет на успешность всей группы, потому побеждают те, у кого этих мемов меньше.

То есть культуры, где есть только мемы МАК, проиграют гонку за большой мозг. Задумайтесь об этом, победители этой самой гонки, о чём это говорит?

Думаете на этих выводах остановились исследователи?

Обучаемость в эволюции

Конечно, нет, экспериментаторов не остановить, особенно если им нужно просто менять математические модели, а не мучить животных, что сейчас сложно по этическим соображениям.

До этого момента мы говорил только об одной затратной функции мозга — памяти, ради которой нужно увеличивать мозг. Это большой упрощение, во многом не соответствующее действительности. Следующее приближение к реальной особи — использование в модели второй характеристики мозга, умения обучаться. Чтобы запомнить, нужно научиться, перенять знание, мем от другого индивида. Причём учиться сложнее, чем запоминать. Грубо говоря, для запоминания нам нужна одна доля коры головного мозга, а для обучения несколько, если не вся кора, потому способность быстро и эффективно обучаться (и обучать, кстати) — ещё более дорогая способность, чем память, требует большого развития мозга.

В целом результаты, нас интересует больше всего комплексная культура, как наиболее полноценная, не сильно отличаются: так же вычищаются БД (если есть конкуренция между группами), такое же количество мемов в среднем у каждой особи, такая же эффективность разных типов мемов, существенное отличие одно — мозг становится в два раза больше, а значит и скорость его роста в эволюции тоже.

Всё это говорит о том, что чем сложнее модель, чем они ближе к реальности, тем быстрее происходит культурный драйв, накопление мемов и рост объёма мозга. О том, что дорогие и, особенно, двух компонентные, функции (обучаемость+память) только стимулируют рост. Что может попадать под такое описание?

Лучше всего подходит под эти требования язык, который может обеспечить и макиавеллевское поведение, и кооперацию при охоте. Ну и бесполезные действия он тоже отлично обеспечивает, как мы знаем. То есть, видимо, язык неразрывно связан и с формированием нашего вида с крупным мозгом, и с развитием всей остальной культуры в самом широком смысле этого слова.

Всё, важные результаты получены, можно останавливаться, глубоко вздыхать и радоваться жизни? Нет, конечно. Изучены только основные компоненты, остались ещё дополнительные. Что ещё влияет на культурный драйв, накопление мемов и размер мозга?

Выделим два важных фактора: размер популяции и долголетие. Очевидные признаки.

Чем больше популяция, тем больше в ней разнообразие мемов, тем быстрее идёт отбор и лучше закрепляются эффективные мемы и гены, потому немного увеличивается и память, и обучаемость, и охотничье мастерство. Всё лучше, но лишь незначительно.

Внушительный эффект оказывает повышение срока жизни: возрастает количество мемов у каждой особи, и суммарно в группе, очень сильно вырастают макиавеллевские уловки (хочешь долго и сытно жить — учись вертеться), и, соответственно, ещё сильнее возрастает размер мозга. Эффект долголетия, мне кажется, знаком всем с детства: рассказы о том, что даже в доисторические времена стариков кормили, чтобы они учили подрастающее поколение, в той или иной форме рассказываются на каждом углу. Действительно, группа которая может себе позволить содержать тех, кто уже не способен охотится, но обладает богатыми знаниями, имеет возможность не только сохранять мемы, но и приумножать их.

Интересная деталь

В основной части рассказ не был затронут один интересный аспект исследования: измельчание мемов. Это связано с тем, что вообще был опущено описание того, что мемы могут быть разного размера и разной эффективности — опущено просто для простоты, итак очень много параметров и переменных. Про это можно и нужно сказать отдельно, так как связано с тем, что в какой-то момент средний размер мозга при моделировании начинает уменьшаться, то есть совершать то, что происходит в действительности последние 20 тысяч лет. Не факт, что модель показывает именно то, что происходит с человечеством, но, думаю, процесс как минимум схожий.

Изначально мемы довольно большие и малоэффективные — такие, какие получилось придумать, но постепенно их становится много, мозг развивается и особь получает возможность запомнить много мемов. Однако, оказывается, что польза от этого падает — индивиду всю жизнь придётся учиться, чтобы запомнить все доступные мемы. Детство затягивается, эффективность мемов падает. Какой выход? Эволюция мемов в сторону мелких. Авторы это назвали «порочным кругом измельчания мемов»:

Необходимое допущение состоит в том, что на выучивание одного большого мема требуется меньше времени, чем на выучивание нескольких маленьких мемов такой же суммарной величины (а это похоже на правду). В такой ситуации насыщение культуры мелкими мемами приводит к ослаблению отбора на увеличение объема памяти, потому что чем мельче мемы, тем менее эффективно используется память в течение жизни.

Причём тут опять нужно отметить, что при межгрупповой конкуренции измельчание мемов только усиливается.

Порочный круг, как я понял, потому, что негативно влияет на рост мозга, даже поворачивает его вспять. При этом ничего плохого, вроде бы, в измельчании мемом моделирование не нашло, хотя, можно предположить, что это недостаток модели. Мне кажется, наблюдая за жизнью современных мемов в интернете, сокращение мемов ведёт к потере изначального смысла, превращение их в БД, то есть, опять же чистое предположение, измельчение может приводить к дополнительной потере мемов, истончению культуры. Если допустить, что все мемы в культуре мельчают, то может настать такой критический момент, когда их суммарная полезность упадёт до такого уровня, что придётся заново придумывать велосипед — полноценные длинные мемы, которые не восстановить из измельчавших. Как из краткого пересказа «Войны и мира» не восстановить весь роман, хотя в чём-то краткое содержание для школьников  эффективнее четырёхтомника.

Про этот порочный круг измельчания мемов я задал вопрос автору статьи, но ответа пока нет, как только появится, внесу его в текст.

Заключение

Надеюсь, мне удалось показать насколько интересные результаты может дать математическое моделирование коэволюции культуры и мозга, как на это влияет конкуренция между группами и другие понятные параметры.

Мне эти результаты кажутся особенно интересными в свете нынешнего развития человечества и того, куда оно стремится. Межгрупповая конкуренция — необходимый компонент для быстрого развития культуры и мозга. Когда такая конкуренция пропадает, процесс может пойти в обратную сторону, так как отбор ослабевает. А что мы видим сейчас? Глобализацию: страны объединяются, люди ездят по всему миру — группы сливаются в одну огромную популяцию. Следовательно отбор ослабевает и процесс развития может пойти в обратную сторону — развития как мозга, так и культуры, причём второе должно происходить быстрее, так как культурная эволюция значительно быстрее, чем биологическая. Или просто количество мемов БД в мемофонде будет увеличиваться (или уже увеличилась) без межгрупповой конкуренции, то есть мы всё больше времени будет тратить на заучивание бессмысленной культурной информации, даже не знаю о её бессмысленности. Так что некоторое стремление в поддержании национальных государств (не будет говорить про национализм) может оказаться оправданным с точки зрения поддержания общемировой культуры — и речь не об разнообразии, о которой сейчас пекутся, а о функциональности, полезности культурного знания. Как бы нелогично это звучало. Повторю: это лишь домыслы, но, мне кажется, полезно подумать и в эту сторону результатов моделирования.

Пелевин продолжает отражать

Однако, то ли зеркало скривилось, то ли смотрится в него слишком уж печальное создание.

Каждое произведение этого автора заслуживает обсуждения, хотя и не всегда одобрительного. Последняя на данный момент вещь Пелевина «Искусство лёгкий касаний» — даже не роман, а три несвязанных, или почти не связанных, между собой произведения. Впечатление, что автору не хватило материала или времени на полноценный роман, потому он собрал что было.

Первая часть сборника выглядит так, как будто автор вытащил из заначки свою старую неопубликованную повесть: стиль больше похож на ранние рассказы, а интрига так проста, что догадываешься обо всём слишком рано и становится скучно. Первая повесть — лёгкий стиль без большого количества культурных отсылок, что стало очень ярко выделяться в более позднем творчестве и делать текст тяжёлым, медленно текучим. В ней нет нагромождений конспирологических конструкций, без которых практически не обходится поздний Пелевин, лишь немного мистики. Простой самодостаточный текст, даже слишком простой, но приятный для чтения.

Наверное, по этой причине повесть и не была опубликована, но от безысходности автор её использовал и добавил к нему новый текст, с, на мой взгляд, уже совсем другой, современной стилистикой, которая не делает его лучше. Связь между повестями есть, но, я бы сказал, следовая, совершенно не обязательная, а потому несколько отягощающая, в плохом смысле, вторую, длинную, повесть. Но кое-что интересное в повести заслуживает упоминания,что я вынесу отдельно, чтобы не смешивать с основным содержанием.

В творчестве Пелевина прослеживается не только его интерес к буддизму, но и плавный переход из махаяны в тхераваду. В «Искусстве лёгких касаний» он делает интересный шаг: сначала привлекает эзотериков и конспирологов, а потом с помощью буддийского монаха, явно тхеравадинского, показывает насколько все эти суждения поверхностны.

— Такой способ наблюдения «летуна» позволяет обойтись без поглощения дорогих и вредных психотропов, — говорит он. — Вдобавок он ясно показывает, что у нас нет никакого контроля над поработившей нас сущностью, которая ежесекундно убеждает нас в том, что она и есть мы. В такие минуты эта сущность становится отчетливо видна: все, что происходит в сознании, и есть ее прыжки… Дело обстоит точно так же всегда, просто в другое время мы не осознаем происходящего.

— Но ведь медитаторы как-то борются с этим обезьяньим умом, — говорит Голгофский. — Иначе в чем смысл медитации?

— С обезьяньим умом невозможно бороться, — отвечает монах.

— Почему?

— Потому что этой борьбой немедленно начинает заведовать сам обезьяний ум. Мало того, он проявляет в ней такое рвение, что… Вы из России, да? Я недавно читал один ваш знаменитый роман, который хвалила Бьорк, поэтому приведу пример оттуда — такое же рвение, как кот Бегемот в перестрелке с агентами КГБ…

Это лишь маленький, почти незаметный фрагмент, полноценно даже не оформленный, потом Пелевин отходит от этой пропаганды буддизма, опять погружается в махровую эзотерику не лучшего толка и конспирологию, так горячо любимую массами.

Вторая часть — как будто бы конспект ненаписанного авторского романа, который он сам и пересказывает. Как будто Пелевин понял, что полноценно произведение не может или не успевает написать и привёл в литературный вид зарисовки, материалы, созданные при подготовке полновесного романа. Готовые диалоги, сцены слепил с помощью простенького рассказа, подражая Дэну Брауну. Может быть, моя оценка не верна, но выглядит именно так. В этих кусочках видны не до конца проработанные темы, к которым автор уже не раз обращался и которые активно обсуждаются в обществе, например, феминистическая и гендерная повестка.

Голгофского — справедливо, на наш взгляд — обвиняют в мизогинии. Он подходит к женщинам совсем не так, как следовало бы в двадцать первом веке. Он любит их телесно и индивидуально, а не общественно и коллективно в лице их идейно-политического авангарда, то есть в прогрессивном смысле не любит вовсе. А это, как ни крути, мизогиния и есть — причем отягченная объективацией.

Этот текст наполнен актуальными или чуть устаревшими отсылками, например, он пишет: «существует секретная лаборатория или фабрика, где производят боевые химеры» — явная и грубая аллюзия на фабрику троллей, которая своей частой повторяемостью начинает раздражать.

При это нельзя не отдать должное отдельным интересным идеям, которые можно вытаскивать как жемчужины с сильно заиленного дна.

Конспирологи шепчутся о власти тайного правительства, но реальность куда чудесней: мы со всех сторон окружены мертвыми религиями, до сих пор делающими вид, что они есть — а управляет нами воля тайного, могучего и очень реального божества, которое делает вид, что его нет. Ибо один из главных постулатов культа Разума в том, что бога нет, а есть… Разум. Так спрятаться на самом виду надо, конечно, уметь…

Или вот, менее конспирологическое:

Россия — страна низкой культуры производства, потому что в ней в свое время растлили рабочий класс. Рабочих на самом деле не освободили, а поработили еще глубже, но при этом отвязали их физическое выживание от результатов труда.

Вряд ли это всё его выдумки, но описывает Пелевин великолепно, наглядно и понятно:

Каждый социальный класс удовлетворяет потребности привычным для себя образом, поэтому общее количество удовольствия в человеческой жизни почти одинаково в разных социальных стратах. Это, можно сказать, божеская справедливость. Или природная, если ты в Бога не веришь. И раб, и Цезарь счастливы одинаково, хотя от разных вещей. Ты, говорит, математику помнишь из школы? Вот представь себе две кривые с одинаковым наклоном. У богатого она проходит в сто раз выше, но наклон тот же. Площадь под графиком может различаться на несколько порядков, но производная будет та же. Личное персональное удовольствие и есть такая производная. Высота графика роли не играет.

Но всё портит отражённость реальности «с усталой иронией» и, я бы даже, сказал грустной иронией. Реальность, которую мы видим в этом зеркале, получается грубая и скучная, конспирологическая, характерная для Тёмных веков. Причём с каким-то непонятным, и неприятным, русофильством, которого я раньше не замечал в Пелевине. Видимо, это тоже осколок отражения: людям очень хочется, чтобы, несмотря на поверхностную полную разруху, Россия была всё ещё великая и, на самом деле, глубинно направляла развитие мира.

Сначала введем диктатуру меньшинств. То есть не самих меньшинств, ясное дело, а прогрессивных комиссаров, говорящих от их имени. А еще лучше комиссарш. И одновременно прокурорш. Таких непонятно откуда взявшихся кликуш, перед которыми все должны будут ходить на цирлах и оправдываться в твиттере под угрозой увольнения. Назовем это диктатурой общественного мнения. Потом отменим свободу слова под предлогом борьбы с hate speech — для всех, кроме наших. А затем посадим на царство какую-нибудь дурочку-социалистку или Берни. И получим вместо Америки большую невротизированную Венесуэлу с триллионными долгами.

Выглядит правдоподобно, такое может появиться, может быть, появляется, но без всякого влияния российских спецслужб. А может быть, как сказано в одном из отзывов: «А автор тут так откровенно скорбит по временам, когда свобода означала свободу нести какую угодно пургу, а критики, которых он, в общем, и так не любил никогда, обсуждали тексты, а не допустимость и приличие выявленных в них идей, что ни на какое другое переживание в этой книге и места не остается.»

Третья часть книги, рассказ, вообще не имеет отношение к первым двум, а является нелепым довеском к предыдущей книге «Тайные виды на гору Фудзи» — единственной книге Пелевина, которую я не осилил.

Печальное направление творчества писателя, раннее творчество которого я очень люблю.

Чёрно-белая книга

Книга, о которой я хочу рассказать, имеет интересную судьбу, и воспринималась людьми очень полярно, черно-бело, и до сих пор вокруг неё идут споры. Это говорит, что книга написана о чём-то важном, но неоднозначном для людей.

Говоря про Энид Блайтон, приводил имена самых издаваемых авторов и произведений, но они все представители ХХ век, за исключением классика Шекспира, что и неудивительно — именно на этот век пришёлся пик книгоиздания и чтения в целом. Но что было до него, в XIX веке, кого больше всего печатали? Конечно, Библию, она ещё более актуальна, чем в наукоцентричном ХХ веке. А вот на втором месте стоит книга, написанная женщиной, как это не удивительно.

«Хижина дяди Тома» за авторством Гарриет Элизабет Бичер-Стоу (Harriet Elizabeth Beecher Stowe). То есть несмотря на то, что женщины имели значительно меньше возможностей публиковаться, одна из них ещё в XIX веке вышла в лидеры продаж, если не считать Библию с неоднозначным авторством. Интересно, что в XIX веке она обогнала даже Жюль Верна.

Почему же эта книга стала так популярна?

Ответить можно так: потому, что быстро стала скандально известна. Как пишут, эту американскую книгу запрещали не только на родине, где на неё могли посадить на десять лет в тюрьму, но её одиозность влияние дошло даже до Европы, где её запрещал Папа, даже, вроде бы, в России она попала под цензуру, хотя где царская Россия и где негры-рабы.

Я бы сказал, что книга написана в очень интересное, для стороннего наблюдателя, время, когда негры ещё были рабами, но уже перестали быть животными, приблизились к человеку. Кто-то ещё считает их неполноценными существами, которые только рады служить настоящим людям и не способны к нормальной самостоятельной жизни, а кто-то уже признаёт их равными себе, хотя и далеко не всегда готов подпускать к себе, считает их таковыми на расстоянии.

Это и есть основная тема книги — показать как плоха система рабовладения и что негры тоже люди, но и тут не всё однозначно.

С одной стороны активно осуждается рабовладельческий строй и работорговцы:

А кто создает таких работорговцев? Кто более достоин осуждения? Образованный ли, благовоспитанный джентльмен, защищающий систему, которая неизбежно порождает таких торгашей, или сам этот жалкий торгаш? Ведь именно вы, господа, занимающие высокое положение в стране, разлагаете этого человека, развращаете его так, что он перестает ощущать позорность своего ремесла!

С другой, Стоу подмечает детали, которые неприятны жителям свободного Севера США, где в то время уже нет рабовладения, и вообще всем белым:

Вы, северяне, относитесь к неграм, как к жабам или змеям… а на словах возмущаетесь их тяжким положением. Вы не желаете, чтобы их истязали, но вы не желаете также иметь с ними что-либо общее. Вы хотели бы выслать их всех в Африку, лишь бы не видеть их, не ощущать их присутствия… Зато им вслед вы готовы направить парочку миссионеров, возложив на этих пастырей обязанность обратить их на путь истины. Разве я не прав, кузина?

И мы знаем, что сегрегация в США продлится ещё более сто лет — книга написана в 1852 году. Про остатки той сегрегации есть прекрасный фильм «Зелёная книга», но мы сейчас о книге.

«Хижина дяди Тома» была опубликована за десять лет до начала Гражданской войны в США, после которой рабство отменили, но ввели сегрегацию. Пишут, что эта книга внесла существенный вклад в развитие общества, которое и закончилось войной. Есть даже апокриф, что Авраам Линкольн, при встрече с Генриеттой Стоу, сказал: «So this is the little lady who started this great war». При этом в книге и сказано:

И еще одно: разве вина в существовании этой системы падает только на жителей Юга? Нет, Северные штаты — «свободные штаты» — поддерживали и защищали эту систему. Вина их еще более тяжкая, чем вина южан, ибо они не могут ссылаться на обычаи, привычку и воспитание.

Возможно, войной они и пытались искупить свою вину, но получилось ли?

Из перечисленного понятно, почему эту книгу встречали в штыки, причём это делали с обеих сторон, но активно читали, причём далеко не только в США, но и в Европе.

Церковь тоже отнеслась к книге неоднозначно, что и понятно. С одной стороны, автор показывала важность церкви и её моральных ценностей, с другой — очень точно описала как эта же церковь оправдывала рабовладельческий строй.

Разве то, что преподносят вам в церкви, — религия? Это — скользкая и гибкая доктрина, приспосабливающаяся к капризам и требованиям эгоистического светского общества! Религия — это нечто, делающее нас менее добросовестными, менее благородными, менее справедливыми и честными по отношению к нашим ближним, чем я был бы сам, следуя велениям моей греховной, легкомысленной, ищущей наслаждений природы!

В России книга подвергалась цензуре, так как люди проводили аналогию между рабами и крепостным, но при этом существовали переводы и её публиковали — видимо до запрета. Или подвергалась частичной цензуре, точной информации не нашёл.

Это всё, включая церковный вопрос, на мой взгляд, положительное влияние книги, за которое её включили в золотой фонд литературы и школьную программу. Тут, конечно, сказался и хороший язык, захватывающий сюжет, но сейчас не об этом. Однако, есть и другой аспект влияния.

С современных позиций, и даже не только современных, персонажи красочно описанные в романе не являются однозначными и у многих вызывают претензии. Так, главный герой дядя Том — нигде не указывается его возраст, но можно догадаться, что по нашим меркам небольшой, так как у него маленькие дети, — в целом положительный, но не нравится даже самим неграм. Например, за свою покорность судьбе, пассивность.

Так в 1960-70е «Том» было ругательством у негров, как указатель на пассивность, примерный аналог нашего «терпилы». Образ mammy — поварихи-негритянки, которая ещё и нянчится с белыми детьми, — тоже вышел из этой книги. Как тут не вспомнить Форреста Гампа и его чёрного друга Бабби, выросшего как раз у такой mammy. Причём в образ mammy входит её удовлетворённость своим местом в жизни, она не стремится что-то изменить в жизни и стать свободной.

Тетушка Дина была прирожденной стряпухой, как и тетушка Хлоя, как, впрочем, и многие другие негритянки. Но тетушка Хлоя была аккуратна и методична в своей работе и исполняла свои обязанности, придерживаясь раз установленного порядка. Дина творила только по вдохновению. Подобно многим современным философам, она глубоко презирала разум и логику и подчинялась только своей интуиции. Не было такого гения, такого авторитета, таких доводов, которые могли бы заставить ее признать существование лучшей системы, чем ее собственная, и убедить ее, что в ее систему могут быть внесены какие-либо изменения.

Это не единственные стереотипы, которые вышли из этой книги. Большинство касается негров и мулатов, но и из белых персонажей можно сделать отличные стереотипы. Вот про белого плантатора:

— Дорогая моя Вермонт, вы, северяне, придаете нелепое значение времени. Какую цену может иметь время, объясните мне, пожалуйста, для человека, у которого его вдвое больше, чем он в состоянии заполнить? Что же касается распорядка дня, то ведь если у человека нет другого занятия, кроме лежания на диване, то какое значение может иметь, если завтрак или обед будут поданы часом раньше или позже?

Такая стереотипизация сыграла существенную и негативную роль в установлении равноправия полов. Казалось бы, всего лишь художественная книга основанная на реальных событиях, но такие последствия! Как ещё, интересно, художественная, не религиозная, книга вызвала подобное? Разве что «Происхождение видов» Дарвина.

Тут хочется отметить, что действительно есть довольно много людей, всех рас и национальностей, которым не нужна свобода — им значительно проще и счастливее живётся, когда не нужно принимать на себя ответственность, мучиться проблемами выбора, а можно жить так, как сказал старший, помещик, рабовладелец. Люди разные.

Почти в самом заключении хочу отметить ещё один аспект влияние «Хижины дяди Тома», на этот раз литературный: после выхода в свет этого романа появился целый пласт литературы, который назвали анти-Том. В этих книгах описывали рабство с другой стороны, старались показать его с хорошей стороны, полемизировали с Стоу, но всё равно: осталась Хижина и анти-Том, а не наоборот.

Интересно, что долгое время роман «Хижина дяди Тома» считался высококультурным, просветительским — «правильным», но маятник качнулся в другую сторону настолько, что в США стали убирать книгу из школьной программы: в романе негров называют неграми и даже niggers, а не афроамериканцами — это не политкорректно. И вообще там есть сцена, где неграм дают свободу, а они от неё отказываются — разве можно такое детям читать? Правильно ли это? Прочитав книгу я не нашёл там ничего такого, за что её можно было бы исключать из школьной программы, но и включать туда изначально я бы не стал: в книге выпукло представлены разные взгляды на жизнь и цели в жизни, на рабов и работорговцев — все ли дети разберутся в том, какая лучше или выберут ту, которая им ближе, и сделают книгу, в которой много эмоций, поддержкой своей точки зрения? Мне кажется, это книга, как и многие в отечественной школьной программе, мало подходит для детей, разве что старшеклассников.

— Что тебе больше по душе: жить так, как ты жила у дяди в Вермонте, или иметь дом, полный рабов, как здесь?

— О, у нас гораздо лучше! — сказала Ева.

— Почему? — спросил Сен-Клер с некоторым удивлением.

— Потому что у нас гораздо больше людей, которых можно любить! — ответила Ева, глядя на отца своими выразительными глазами.

Роман написан в несколько устаревшей манере и не стыдится показывать, вызывать эмоции у читателя — в новейшей литературе от этого несколько отошли, даже в рамках женского романа, который заточен на другие интересы женщин.

Мне кажется, что роман, оказавший столь значительное влияние на историю и культуру, интересно прочитать даже просто из общекультурных соображений.

Неоднозначность генов видообразования

Мутации возникают всегда и у всех, иногда они ничего не изменяют, иногда приводят к болезням, а иногда — к смерти. Бывает, что мутации изменяют цвет волос, поведение, предпочтения и, в конечном итоге к образованию нового вида. Много чего вызывают мутации, но, оказывается, видообразование и болезни могут быть связаны.

Каких образом образуются новые виды? Разными способами, можно посмотреть перечисление в Вики, но нас сейчас будет интересовать тот вариант, когда вид разделяется на две популяции, которые лишь изредка пересекаются и скрещиваются. Такая изоляция может возникать по разным причинам: пространственным, временным, по причине полового отбора и так далее. В данном случае это не важно. Интереснее, что существуют генетические конструкции, которые помогают видам быстрее разойтись. Такие гены называют «генами видообразования» (speciation genes) — броское название, не полностью отражающая их суть. Эти различия в этих генах приводят к тому, что гибриды двух популяций, подвидов или даже близко родственных видов оказываются менее приспособленные, чем родительские особи. Или даже не жизнеспособны или не плодовиты. То есть особи могут оставлять потомство, как обычно, но их потомство не будет полноценным с точки зрения приспособленности, размножения — изоляция возникает не потому, что особи не могу спариваться, а потому что проблемы возникают позже. И сами особи, конечно же, об этом не знают.

Как работают «гены видообразования»? Их влияние разнообразно.

Есть ген, который влияет на разрезание хромосом во время образования половых клеток, — гибридные мыши (самцы) оказались бесплодны. Эффективный способ уменьшить обмен генами между популяциями: гибриды образуются, но скрещиваться уже не могут. Почему так происходит, пока до конца не понятно, хотя известно, что если выключить этот ген совсем, то ничего хорошего с половыми клетками не получается.

Нужно отметить, что, похоже, у человека, хомо сапиенса, в своё время было что-то подобное, нарушение сперматогенеза, — с неандертальцами. При этом внутри нашего вида никаких признаков изоляции не было найдено, нет понижения приспособленности метисов всех сортов.

У риса нашли более сложную систему регуляции из трёх генов: у японского подвида (круглый рис) генотип 3–4+5–, то есть два гена нерабочие, а один рабочий, а у индийского (длинный рис) — всё наоборот 3+4–5+. Если работают все три гена, как было у общего предка, или если работают указанные сочетания, всё хорошо, но если баланс нарушается, то приспособленность падает, количество семян резко падает. Зачем нужны были эти гену у предковой формы — неизвестно. Интересно, что такая несовместимость развилась всего за 3-4 тысячелетия, которые этот рис выращивают в разных областях.

Роль «генов видообразования» могут играть жизненно важные гены. Если такой сломается, то организм не сможет развиться, но бывают случаи, когда происходит удвоение гена — в генотипе оказывается два одинаковых гена, которые изначально одинаково функциональны. А теперь представьте, что один из них сломался: ничего плохого не произойдёт, так как работает другой ген, но только до того момента, как образуется гибрид с другим мутантом. У одного подвида сломана первая копия гена, а у второго — другая. При их скрещивании может получиться гибрид, у которого все копии ломанные, и он не разовьётся. Не всё потомство будет такое, но приспособленность значительно снижается. Если учесть, что такие дуплекации генов случаются часто, то можно предположить, что видообразование таким путём идёт относительно часто, но однозначных случаев пока найдено мало.

Наконец, мы подходим к самому новому и интересному. На этот раз на рыбкам, которые любят яркие и контрастные цвета. Исследование совсем новое и тут изучили всё досконально, причём на двух парах рыбок, которые дают не совсем правильные гибриды. Эти гибриды отличаются тем, что в пигментном пятне, которое у одно из родителей служит для красоты, а у второго отсутствует, с высокой вероятностью развивается меланома. У этих рыб, меченосцев, регуляция похожа на то, что мы описывали выше, говоря о рисе, только не три гена, а два. У одного вида есть ген, ответственный за чёрную пигментацию, образование чёрных пятен, а у второго нет. При этом у первого есть регулирующий ген, причём в другом месте, то есть при образовании гамет высока вероятность, что в зиготу попадёт только один из них. Без регулирующего гена не только пигментация активно формируется, но меланома, которая приводит к отмиранию мышц хвоста. Интересно, что при гибридизации, как чаще и бывает, страдают самцы, а не самки. Исследование двух пар видов рыбок показало, что у тех, кто разошёлся давно (около трёх миллионов лет назад) в природе не бывает гибридов, только в лаборатории а у тех, кто не так давно — 250 тыс поколений назад (менее миллиона лет) гибриды встречаются и в природе.

Таким образом получается, что с одной стороны, гены помогают видообразованию, очень полезному процессу с точки зрения биоразнообразия и устойчивости биосистем, с другой стороны, могут вызывать многочисленные проблемы со здоровьем, включая раковые новообразования. Отбор не поддерживает такие мутация напрямую, но они могут оказаться полезными с точки зрения приспособленности вида и потому существовуют в популяциях. Если бы отбор умел сравнивать геномы разных популяций, то, конечно, отбраковывал бы такое безобразие, но это слепая эволюция, в которой такое не возможно.

Сможет ли не слепая эволюция, генная инженерия, в молодости называемая евгеникой, справиться с этой проблемой, которая возможно уже есть или возникнет, у человека?

Постпандемический мир: анти/утопия

На развивающуюся ситуацию с пандемией коронавируса интересно взглянуть не только с точки зрения интересов человека, но с точки зрения популяции, всего человечества в целом.

Что происходит в процессе пандемии и что изменится в обычной жизни после. Уже понятно, что пандемия изменила жизнь в огромном количестве стран, временно изменит практически во всех, потому хочется понять, как именно изменится жизнь после. Это очень сильно зависит от самих людей, правда на большинство надежды мало.

Сейчас много негативных изменений. С одной стороны, это сложности с работой: кто-то не может работать, так как надо сидеть дома, кто-то теряет работу, так как пропал спрос. Многие магазинчики и точки сферы услуг закрыты да и люди туда сами не пойдут, так как боятся заразиться. С другой стороны, теряются, уходят на второй план, права человека, свобода передвижения, усиливается слежение за разрешённым передвижением — практически за личной жизнью: если человек заразился, то важно выяснить, с кем он контактировал, чтобы всех изолировать. Вот тут можно прочитать про натуральную оспу в Москве 1959 года: выяснили, что переносчик был у любовницы, подарил ей одежду. Как вы понимаете, нарушение права на личную жизнь, или как это правильно назвать, тут никого не волновало. Думаю, что ни в одной стране в подобной ситуации разумные люди не стали бы возражать против такого нарушения прав человека.

Но на эту же ситуацию можно взглянуть с другой стороны. Те, кто теряют работу, занимались необязательной для общества работой — оказывается, без них люди вполне могут жить. Просто мы привыкли, что можно не готовить еду самостоятельно, что можно вызвать домработницу, которая уберёт квартиру — привыкли к красивой и простой жизни. Зажрались, одним словом.  Когда мне говорят, что люди из-за карантина потеряют работу и им будет нечего есть, мне вспоминается Фёдор Абрамов и его «Братья и сёстры» — вот там люди действительно голодали, а у нас ситуация, во всяком случае пока, больше напоминает высказывание «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!». Нет денег, но отворачиваются от тушёнки по 20 рублей, где соя и мало мяса. Герои Абрамова бы эту тушёнку за обе щеки бы ели. Или герои Шефнера из «Сестры печали». А то, что потеряли работу — думаете не будет другой работы? Еда всегда нужна будет, её обработка, доставка. Скоро сельскохозяйственный сезон — можно восстановить многочисленные поля, которые забросили тридцать лет назад, нанять людей сеять зерно, сажать, полоть и окучивать картошку. Полезная работу на свежем воздухе, можно сделать так, чтобы и карантин не нарушался. Руководство государств может, наконец-то, воплотить в жизнь проекты, которые полезны для выживания, развития и даже процветания человечества в целом, но такие, которые не нужны лично человеку, а значит непопулярные в демократическом государстве: строить возобновляемые источники энергии, сажать деревья, ликвидировать мусорные горы — социально и экологически полезные дел много, дел, за которые сейчас никто не берётся. Всего сейчас и не перечислишь. Да, это конкретным людям не нужно, в отличии от салонов красоты и прочего, зато полезно для существования человека как вида, но кто же об этом думает в обычное время, только сейчас, при пандемии, появляются лозунги о том, что лучший способ победить вирус — это думать не о себе, а о других (в том плане, что ваша самоизоляция не для себя, а чтобы не заражать других). Я верю, что общество может перестроиться, найти общественно полезную работу тем, кто её теряет. Преподаватели, психологи и многие другие существенную часть работы могут выполнять через интернет. Сейчас службы доставки еды перегружены, различный аутсорс, онлайн-образование и другие бесконтактные работы переживают пик популярности, ищут сотрудников. В пример могу привести Степик, где ищут сотрудников на несколько позиций. Это лишь один из примеров, сейчас появляются даже успешные онлайн бэбиситтеры, которые позволяют сидящим дома родителям час заниматься своими делами, не думая о том, чем занят ребёнок. После пандемии эта популярность может сохраниться, люди привыкнут к тому, что можно очень многим заниматься не выходя из дома, полюбят экономить время и деньги, не буду снова тратить их на дорогу на работу. И я не говорю про учёных, в первую очередь биологов, чью ценность должны понять государственные чиновники, — эта область тоже должна расширяться, причём требовать не только высококвалифицированных профессионалов, но и лаборантов, мойщиков посуды и так далее.

С правами человека тоже не всё так однозначно. Понятно, что это область, где очень любят перегибать, где могут и после пандемии оставить видеонаблюдение, QR-коды для выхода на улицу. Или заставят всех вести электронный дневник. Сейчас его придумывают только для карантинных граждан, чтобы они писали о своём самочувствии, но представьте как удобно: каждый пишет в такой дневник, что сделал за день, с кем общался, какие анекдоты слышал. Вроде и не стучит, а всем всё известно. А если соврал — штраф или срок, в зависимости от. Действительно, постоянно работающая система контроля позволит остановить в зародыше любую следующую вспышку опасного заболевания, включая умственные заболевания вроде терроризма. Ну и просто инакомыслия, конечно. Есть повод оставить её работающей: чем нас больше, чем плотнее популяция, чем больше контактов у людей, тем выше шанс появления новой пандемии. Причём в следующий раз нам может повезти меньше, окажется не коронавирус, а что-нибудь типа кори или оспы. Сейчас, как показывают мировые новости, государства оказались совершенно неготовы к такому повороту событий. Так что с точки зрения прав человека, конечно, это большое поражение, но может помочь для выживания популяции в целом. Осталось определить, что нам важнее, расставить приоритеты. Возможно цели совершенно не оправдывают методы и выживать такой ценой не нужно, мы же не животные. Или животные?

Говоря про экономику можно сказать, что карантин делает её экономной: мы меньше ездим, меньше тратим бензина, горюче-смазочных материалов, запчастей, даже верхнюю одежду и обувь не изнашиваем. Меньше производит и едим сладостей, меньше делаем маникюров, причёсок, меньше летаем на самолётах в отпуска и по работе. Не только экономия, но и бережём природу. Вдруг глобальное потепление приостановится.

Как будут развиваться события во многом зависит, как всегда, от сознательности людей. С одной стороны, люди могут стать немного разумнее: начнут больше следить за своей гигиеной —своей и соседской, будут ответственнее относиться к рекомендациям и предписаниям, касающихся здоровья и поведения. Может быть, станут здоровее. Начнут заниматься социально полезными делами. С другой стороны, невозможно рассчитывать только на сознательность граждан, даже развитых стран. Особенно в руководстве этих стран. Жизнь может измениться и не в ту сторону, что сейчас хочется людям. Но и детям не хочется учится, они бы с радостью бы только играли. Тут к месту вспомнить Стругацких и привести цитату из «Гадких лебедей»: «Это что-то вроде демократических выборов! Большинство всегда за сволочь…» И за то, чтобы не нести ответственность и побольше развлекаться. Ещё вспоминается Азимов с «Основанием» aka «Академией», где главному герою приходится принимать решение, противоречащее его натуре — европейскому складу ума с ценностью личности во главе.

Так что на пандемию, карантин и их последствия можно смотреть по-разному, далеко не обязательно пессимистично.

P.S. В связи со всем сказанным, считаю, что в нынешние времена особенно важно правильно мыслить, отличать правду от лжи, а значит нужно значит и уметь пользоваться логикой. Потому, даже в официально нерабочие дни, продолжаю учить логике онлайн.

Страсть к хождению по граблям

Уолтер Миллер-младший — разрушитель монастырей. Конечно, это громко сказано, точнее было бы сказать — разрушитель монастыря. Или участник разрушения. Возможно даже не добровольный разрушитель — не по собственной воле он в этом участвовал, а как военный лётчик. Во Второй мировой войне он участвовал в бомбардировке бенедиктинского монастыря Монте-Кассино в Италии. Не только его бомбил, конечно, но именно он, этот монастырь, оставил самый глубокий отпечаток в его душе.

И отчётливее всего этот отпечаток виден в самом известном его произведении, романе «Страсти по Лейбовицу» — роман завоевавший несколько премий, ставший достоянием американской литературы. Кроме него Миллер-мл. написал горстку рассказов и повестей, и не успел закончить продолжение первого романа. Честно скажу: рассказы-повести я не читал, а второй роман, законченный другим автором, не произвёл на меня такого сильного впечатления как «Страсти по Лейбовицу», то есть никакого не произвёл.

Надо сказать, что роман читается тяжело. И сразу по нескольким причинам: мало действия, события развиваются медленно, вообще мало что происходит, так как во всём романе описано всего лишь несколько недель, правда, разделённых веками. Все эти, в основном мелкие поступки героев, усиленно сдобрены описаниями, размышлениями, переживаниями. Многое описано штрихами, так что приходится додумывать как развилась та или иная ситуация, описанная ранее, что она привела к таким последствиям, которые встречаются в следующих частях. При этом множество деталей, которые могли бы сделать выдуманный мир красочнее, опущены, хотя иногда очень хочется, чтобы они были, и воображение отрывается от вялотекущего сюжета и сбегает куда-то в сторону, в те области, которые автора совершенно не интересуют.

При этом описания простых поступков, деталей одежды, мелочей в окружении создаёт ощущение того мира, в котором существуют герои. Знакомый нам мир, полный чувственных ощущений и страстей. Зачастую непонятных ощущений и неприятных страстей. Если задуматься, становится понятно, почему автор так пунктирно описывает мир и разворачивающиеся события: если бы он делал это полнее, в своём стиле, то роман разросся бы в нечто вроде «Войны и мира», если не больше. Уолтер Миллер-мл. пошёл другим путём, оставив большую часть работы читателю. И сделал это мастерски.

О чём же эта книга? О том, что люди не меняются, но отношение к этому не булгаковское, слова Воланда плохо соотносятся с тем, что видел военный лётчик, с его ощущениями от Хиросимы и гонки ядерного вооружения. Потому действие в книге происходит после атомной войны.

Бомбёжка бенедиктинского монастыря, скорее всего именно она, привела автора к христианству, которое заняло центральную и спасительную роль в его романе. При этом Миллер получил техническое образование — церковь в его романе, орден св. Лейбовица, спасает не только души, но и знания, в первую очередь знания, которые утеряли все остальные после войны. Утеряли — неверный термин, правильнее — самостоятельно и добровольно отказались, сожгли, уничтожили.

Но это не сказка со счастливым концом, как может показаться. В романе нет золотого века возрождения и высокодуховных людей будущего. Нет, люди как люди, только мутации некоторых испортили. И в этом основная проблема, так как возрождаясь цивилизация, помнящая о войне, снова потянулась к атомному оружию. Что намекает, или говорит открыто, на бессмысленность церкви и ордена св. Лейбница. Или всё же не бессмысленны труды десятков поколений монахов?

Меня в этом романе привлекает несколько аспектов. С одной стороны, это переживание сложных условий с сохранением знаний, а затем постепенное возрождение. Эта идея есть у Азимова в его эпопее «Основание» — в хорошо развёрнутом виде. Мне всегда интересно наблюдать, или придумывать, как небольшие зачатки разворачиваются в полноценное нечто. С другой стороны, отлично показано, что может меняться уровень технического развития общества, но сами люди остаются прежними: алчными, похотливыми и ненавидящими всё, что хоть сколько-то отличается от привычного. Потому — наступающие всё на те же грабли. Именно с этой стороны показаны взаимодействия правителей, государств. Правда в той же штриховой манере, как китайская живопись — может быть не всем нравится, но многих сильно цепляет.

Всё перечисленное приводит к тому, что книга остаётся важной и актуальной даже сейчас, когда мы дальше от ядерной войны, чем во времена противостояния двух сверхдержав. Она универсальна и войну можно заменить любым катаклизмом, да хоть пандемией.

Павлины, чайки, чайлдфри — кому и зачем?

Давайте представим себе фантастическое общество павлинов с зачатком культуры и развитым равноправием, стремлением к эмансипации.

В этом обществе всё так, как положено у павлинов: самцы распускают свои шикарные хвосты, а серенькие самки ходят и выбирают себе самцов посимпатичнее, похвостатее. Однако, это начинает казаться сексистским, неравноправным положением дел, потому они принимают решение изменить ситуацию, для чего принимают два закона: самки имеют право носить красивые хвосты, самцы имеют право не иметь хвостов. К чему это приведёт?

Во-первых, некоторые самки будут делать себе хвосты — чтобы нравиться самкам, чтобы быть как самец. В любом случае, они станут более заметными, менее поворотливыми, следовательно, будут чаще гибнуть, оставлять меньше потомства. Не говоря уже о том, что с хвостами они будут восприниматься самцами как самцы — не будет спариваний. Меньше потомства — меньше особей имеющих генетическую предрасположенность к такому поведению.

Во-вторых, некоторые самцы откажутся от хвостов. Мы и без них хороши, скажут одни, мы столько всего умеем, нечего вестись на внешнюю красоту. А мне самому нравятся хвостатые самцы, скажут другие, потому я буду как самка, чтобы они думали, что я самка и расчехлили передо мной хвосты. Что с ними будет? На них перестанут обращать внимание самки и, следовательно, они перестанут оставлять потомство — или будут, но значительно меньше. И снова: меньше потомства — в будущем меньше особей имеющих такую предрасположенность.

Тут, правда, можно сделать как минимум две поправки: предрасположенности к поведению, уменьшающему приспособленность, могут быть связаны с полом и некоторый их процент может способствовать выживанию и/или плодовитости остальных особей со схожим генотипом. Но до того момента, пока таких особей будет немного.

Вторая деталь заключается в том, что могут, точно так же случайно, появиться самки, которым нравятся самцы без хвоста. Ну вот такое отклонение от нормы, которое до появления разрешающего закона, ни к чему не приводило. А теперь может привести к появлению полностью бесхвостых пар, которые имеют большой шанс очень быстро образовать новый вид. Очень быстро к точки зрения истории и эволюции — тысячи лет. Примерно так, мне кажется, было у наших предков: обезьян и доисторических людей, которых сейчас нашли огромное разнообразие — они генетически разделялись, скрещивались, образовывали гибриды и новые типы людей. Но выжил только один вид, хорошо вам известный, имеющий в своём генотипы примеси как минимум трёх других видов рода Homo.

Вернёмся же к нашим эмансипированным павлинам. Является ли любовь самок к большим и красивым хвостам самцов предрассудком? Это не культурное явление, так что вряд ли, эта странная особенность закрепилась эволюционно. При этом отмечу, что при изменении законов, любовь эта никуда не денется, так как она определяется чем-то в генах или эпигенетически. А запрещать любить хвосты — это уже против эмансипации и равноправия. Каждый может любить, что хочет, и не его вина, что это заложено у него (и ещё 99,9% павлинов) в генах.

Нужно ли павлинам бороться с этой самочьей любовью, которая приводит к тому, что самцы выращивают огромные хвосты, к тому, что самцы становятся непохожими на самок, другими? На такие вопросы нет однозначного ответа, так как сначала нужно определиться — а кому и зачем надо?

Каждой конкретной самке этого совершенно не нужно: её всё устраивает и она не знает, что бывает иначе. А, главное, от изменения она ничего не выиграет. Хвост — простой и удобный способ выбирать партнёра для размножения. Не будет хвоста, что делать самке — спариваться с первым прохожим? Это эволюционно невыгодно. Так что каждая конкретная самка не выиграет от эмансипации самцов. Самцы тоже особенно ничего не получат: их выживаемость может немного увеличиться, но как выяснять, кто круче, чем ещё мериться? Конкуренция за самок никуда не денется, следовательно, выяснять всё равно придётся.

Если же взглянуть с точки зрения всего общества павлинов, то выясняется, что избавление от хвостов и любви к оным, полезно для вида в целом: самцы легче убегают/улетают от хищников, лучше добывают еду, следовательно, дольше живут и лучше едят — нужно меньше самцов, чтобы оплодотворить всех самок, можно увеличить долю самок в популяции, то есть увеличить количество потомства в сезон. Численность от этого может не увеличиться (больше подроста будут съедать, например), но усилится конкуренция и отбор, выживать будут только самые приспособленные, вид будет быстрее меняться — выше шансы расширить нишу, увеличить численность в будущем.

Довольно гипотетическое построение и прогнозы, но в целом довольно точно показывающие как работает эволюция в области поведения. Ну и ещё один небольшой пример, а потом перейдём на человека.

Представьте себе, что есть две популяции чаек: одна состоит из молчаливых птиц, а вторая из кричащих при виде еды. Быстро окажется, что кричащие лучше питаются, так как едят не в одиночку, а зовут на пир родственников. Потому они оставят больше потомства, чем молчащие чайки. Через десятки лет их станет настолько больше, что молчаливые просто исчезнут, проиграют эволюционную гонку.

Возможно эти молчаливые птицы были умнее, лучше защищали гнёзда, но они голодали, а потому гнёзда были практически пустые, без яиц — какой смысл защищать. Вот и вымерли под натиском крикливых соседок.

Здесь были описаны общебиологические механизмы, которые работают у всех живых существ, включая человека. Человеческое общество в среднем сложнее, чем популяции других видов, потому у нас, кроме этих, действуют ещё и другие закономерности и правила. Что не мешает, в какой-то мере, работать и этим, общебиологическим, законам.

Рассмотрим это на примере поведения под названием «чайлдфри».

Из названия уже понятно, что такое поведение, или предрасположенность к нему, не может передаваться по наследству. Передаётся оно культурным горизонтальным переносом, назовём это так. Передача не связана с генетической общностью людей, но возникновение, может быть, коррелирует с какими-то особенностями генома, но эти особенности отсеивают сами себя. Как уже говорилось, такие особенности, негативно влияющие на приспособленность отдельных особей, могут поддерживаться в популяции за счёт иных механизмов.

Нужно ли разрешать такое поведение? Опять уточним: нужно кому и зачем.

Для самих людей культурное, в том числе законодательное, разрешение на такое поведение является, видимо, благом — они становятся счастливее. Наверное. И это отличает людей от павлинов, у которых со счастьем проблемы, во всяком случае, ничего подобного не было найдено. Ну живут себе люди, не плодятся — то есть имеют нулевую приспособленность, — но и другим не мешают. Почему нет?

С точки зрения общества, всё немного иначе. Пока людей-чайлдфри немного, они не понижают общую приспособленность популяции, так как дают место и ресурсы для чужого потомства. Даже могут помогать растить его, совершать альтруистическое поведение по отношению к чужим детям, например, усыновлять их. Однако, если чайлдфри станет больше какой-то доли популяции, то общая приспособленность, и общая численность, общества начнёт падать. Понятно, что если все в обществе станут чайлдфри (вспоминается Лем и планета, где все приняли монашество и обет безбрачия), то популяция моментально вымрет. Моментально — с точки зрения эволюции и даже истории. В реальном мире мы имеем несколько конкурирующих популяций людей, потому будет не вымирание, а быстрое замещение: на одной и той же территории почти сразу же сменится этнический состав и, возможно, культура. Археология нам показывает, что в истории бывали подобные смены.

Таким образом, мы приходим к тому, что биология показала давно: интересы особи, в том числе человеческой, часто противоречат интересам популяции, общества. В различных ситуациях выигрывает либо одна, либо другая сторона. Иногда особи радуются и жируют, но вид быстро вымирает; иногда всем так себе, но вид выживает. Ну и ещё куча всяких вариантов, мир не чёрно-белый, оттенков больше.

Остаётся ответить на вопрос: что именно нам нужно и зачем?

Дхаммический антропный принцип

Мы довольно много знаем о мире, в котором живём. О том, как он устроен, нам рассказывает физика. В буддизме тоже сказано о закономерностях, по которым функционирует наш мир и мы сами. Сказано совершенно иными словами, но пересечений с наукой находится довольно много. При этом мы крайне мало можем сказать о том, почему вселенная такая какая она есть.

Физики знают гравитационную постоянную, но не могут объяснить почему она именно такая. Известна масса бозона Хиггса, но физика не говорит о том, почему она такая, а не другая. Будда рассказывал про взаимозависимое возникновение, объяснял закон каммы, но не говорил про то, почему они именно такие. Можно выделить две причины этого.

Первая заключается в том, что наука не может дать ответ на вопрос почему сильное и слабое взаимодействие имеет именно такую силу. Наука говорит о том, как есть, но не может объяснить почему так есть — это нельзя проверить, во всяком случае, сейчас. Этот вопрос находится вне области науки. А Будда не говорил о таких вопросах потому, что они никак не влияют на практику, совершенно не важны.

Вторая причина в том, что мы имеем короткий, точный и однозначный ответ на этот вопрос. Мир такой какой он есть просто потому, что мы в нём существуем. Так сложилось исторически — точный, но бессмысленный ответ. Мир именно таков просто потому, что мы родились именно в этом мире.

В науке это выражают несколько иначе, используют термин «антропный принцип». Тут правда сразу возникает проблема, так как этих антропных принципов много: слабый, сильный, финалистский, антропный принцип участия, и так далее. Все они немного по-разному формулируются, по-разному расставляют акценты. Вот одна из классических формулировок:

То, что мы ожидаем наблюдать, должно быть ограничено условиями, необходимыми для нашего существования как наблюдателей.

Или вот вариант сильного антропного принципа:

Вселенная (и следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей.

То есть все они говорят примерно о том, что вселенная может существовать (и наблюдаться, что почти одно и тоже) лишь в том случае, если она дозволяет существование наблюдателя. Если фундаментальные параметры таковы, что жизнь нигде не может зародиться, то и наблюдателя не будет. Следовательно про это Вселенную никто ничего не сможет сказать, так как невозможен наблюдатель, разве что получить какие-то косвенные теоретические данные. При этом никто в физике не утверждает, что физический мир является чем-то относительным, зависящим от нашего восприятия, нет оттенка солипсизма. Так же отмечу, что речь про наблюдателя, а не конкретно про человека.

Не слишком точные и однозначные определения, но, видимо, лучшие из возможных в рамках науки. Говоря же с позиций буддизма тхеравады интересна формулировка антропного принципа участия:

Наблюдатели необходимы для обретения Вселенной бытия.

Его сформулировал физик-теоретик Джон Уилер в 1983 году. Он придумал много терминов и понятий, включая чёрную дыру и кротовую нору. По этому определению вселенная без наблюдателя не существует. Почему с точки зрения буддизма интересно это определение?

Потому, что теория дхамм в буддизме говорит практически тоже самое: дхаммы существуют сами по себе, например, рупа-дхаммы, образующие материальный мир, могут существовать независимо от сознания, от наблюдателя. Сознание не создаёт материю (и наоборот — так же), хотя может на неё влиять. При этом, одновременно, полноценно рупа-дхаммы возникают, проявляются, лишь при контакте —  при участии наблюдателя, когда ощущаются, в процессе восприятия. То есть представление о реальности идентично физике с антропный принципом: физический мир существует реально и независимо от нас, от нашего сознания, но нужен наблюдатель для полноценного существования этого независимого мира (рупа-дхамм).

Таким образом получается, что Будда сформулировал антропный принцип на две с половиной тысячи лет раньше физиков.

Кролик во времени

Хочу поговорить про кротовые норы, они же червоточины, и высказать одну идею, с ними связанную, которую не встречал в научпоп объяснениях. Может быть она есть в серьёзных работах, но они мне не по силам.

Для начала нужно задать базис.

Наша вселенная в среднем изотропная и плоская. То есть как ни строй треугольник сумма его углов будет 180 градусов. Но это в среднем, так как масса искривляет пространство, и чем её больше, чем искривление сильнее. Потому около звёзд и, тем более, массивных чёрных дыр искривления существенные и легко заметны. Вокруг человека тоже есть пространственное искривление, но заметить его сложно.

Кроме пространства масса искривляет время, то есть в области больших масс время течёт медленнее, то есть, как я понимаю, в большой звезде радиоактивные изотопы будут разваливаться существенно медленнее, чем в открытом космосе. На планете люди стареют медленнее, чем в космическом корабле, если он неподвижен. Если двигается — разные влияния и это нас сейчас не интересует.

Ещё напомню, что существует несколько загадочная скорость света, которая является предельной скоростью и всегда одинакова — в одной среде, но в разных средах разная. Мы не можем разогнать массивный (имеющий массу) объект до скорости света, не говоря уже о большей скорости.

Это тот мир, в котором мы живём. В котором могут существовать кротовые норы. Мы не будем обсуждать есть ли они, могут ли существовать (хотя было доказано, что один тип нор может существовать и не нарушать принцип причинности).

Предположим, что они существуют и через них можно проникнуть в место в пространстве, которое отстоит от начальной точки на миллиард световых лет. То есть наблюдатель, проходящий через кротовую нору ощущает, что за очень маленькое время перемещается на огромное расстояние, значительно превышая при этом скорость света. Но это лишь его ощущения, а как это выглядит снаружи, с точки зрения некого абсолютного наблюдателя, находящегося вне нашей вселенной и потому могущего наблюдать всю нашу вселенную (четырёхмерную) одновременно?

Мы говорили, что учёные установили, что наша вселенная плоская, но, чтобы получилась червоточина нужен сильный изгиб, такой, чтобы два отдаленных участка нашего трехмерного пространства оказались рядом. Не очень понятно, как это может сочетаться с плоской вселенной, но, предположим, что это локальное очень сильное влияние массы, например, чёрной дыры. Или две отдалённых галактики, которые внутри относительно плоские, но в разных плоскостях, так как между ними большой изгиб. Чёрная дыра (галактики) так сильно изгибает пространство, что соприкасается с этим же пространством (с нашим, а не параллельным миром) в другом месте. Однако, не забываем, что при этом искажается и время, процессы там идут существенно медленнее. Это значит, что если у внутреннего наблюдателя, того, что проходит через кротовую нору, проходит секунда, то во всей остальной вселенной, там где нет такой огромной массы, времени проходит значительно больше — час, дни, годы.

Из этого можно предположить, что внешнего времени, не времени проходящего, для прохода через нору потребуется не меньше, чем потребуется свету, чтобы преодолеть расстояние между входом и выходом из червоточины. Проходящему через нору кажется, что прошла минута, а для всех остальных — миллиард лет. Если человек решит вернуться, то он вернётся через два миллиарда лет после вылета. Вряд ли рядом с этим местом он найдёт те же звёзды, что были до его двухминутного путешествия.

То есть хочу обратить внимание, что говоря про кротовые норы обычно забывают про искривление времени, которое, как мне кажется, должно случаться в их пространстве.

Мне кажется, такое предположение вполне логическим, но, я понимаю, что весьма обидно принять два эти допущения: кротовые норы есть, через них можно пройти и попасть в очень дальнюю точку вселенной, но толку от этого практически никакого, обратной связи не будет.

Теория струн как Бог-Творец

Во что верили люди в начале времён? В то, что в каждом камне, каждом дереве живёт дух. Что животные тоже одухотворённые. И это всё были независимые существа, которым необходимо поклоняться, чтобы задобрить, получить что-то хорошее или отвести плохое. Со временем пантеон сократился до небольшого сомна греческих, скандинавских или индийский богов. Духи деревьев ещё могли остаться, но их роль сильно уменьшилась. В ещё более поздние времена люди придумали, что можно верить в одного, единого Бога, хотя остались рудименты в виде поклонения святым.

Общее направление — уменьшение количества независимых единиц до минимума. До одного, но сложного и непознаваемого Бога-Творца. Почему так происходило сейчас не будем обсуждать, обратим внимание на другое — физику с её законами.

Что из себя представляла физика изначально? Некоторые отдельные уравнения, правила, которые даже сложно назвать законами. Затем, постепенно, стали формироваться законы, которые объединяли уже известные правила и уравнения. Например, закон всемирного тяготения Ньютона или таблица Менделеева. Постепенно количество общих законов, которыми можно объяснить всё в физике сократилось до десятка или около того. При этом уже давно учёные пытаются создать теорию всего — формулу, которая бы описывала все взаимодействия в нашей вселенной, единый закон, которому всё бы подчинялось. Такой пока не придумали, то уже появилась теория струн — предполагаемая основа для квантовой гравитации, которая и есть теоретическая база «теории всего».

Обратите внимание, точно такая же тенденция, как в истории религии — стремление к единому, которое не может быть до конца познанным. Или может быть до конца непознанным. То есть теорию струн можно сравнить с теорией о существовании Бога-Творца.

Дело в том, что пока не существует возможности проверить теорию струн экспериментально, а из-за того, что она зачастую (или всегда) не даёт однозначного предсказания, мы, возможно, никогда не сможем её проверить. Точно так же существование Бога определяется таким образом, что у нас нет возможности экспериментальной проверки этой гипотезы, то есть вопрос находится вне научной области. Как говорится: если нет разницы, то зачем платить больше?

Сведём две истории, религий и физических законов, в одну общую схему. Когда человек начинает познавать непонятный и неизученный мир, он создаёт множество отдельных духов/правил, которые помогают ему запоминать закономерности, адаптироваться к изменчивой среде.

По мере постижения мира человек начинает объединять схожие правила в более общие законы, которым они подчиняются. Их проще запомнить. Проще приспособиться к хотелкам одного бога охоты, чем метаться между желаниями множества духов местности в одном лесу.

То есть можно выделить два однонаправленных, связанных стремления: объединить и упростить. И всё для того, чтобы повысить приспособленность и качество жизни.

При этом законы/боги — абстрактные понятия, которые всегда хуже даются людям, их труднее понять, кроме того они более оторваны от реальной жизни и потому могут быть неверными или ограниченно верными, как физика Ньютона. Это приводит к тому, что обобщающие понятия становятся всё менее понятны, особенно обычным людям, не учёным/жрецам. В итоге мы знаем результат, но лишь смутно понимаем как он получается и совсем не понимаем — зачем и почему. Это касается как квантовой физики, так и Зевса Громовержца. Почему кванты именно такие, почему Зевс решил кинуть молнию в дом?

Следующий этап объединения и упрощения приводит к чему-то единому. Проще всегда молиться одному Богу/использовать одну формулу, чем постоянно вспоминать какой бог/закон работает в этой области. Не только проще, но и приятнее осознавать, что ты общаешься с или сформулировал что-то глобальное, всеобщее. Однако, такой уровень абстракции ещё менее понятен — насколько менее, что становится принципиально непознаваем: чтобы понять Бога нужно стать равным ему (пути Господни неисповедимы), формула, описывающая всю вселенную, должна быть как минимум такой же сложности как описываемый объект, и, значит, понимающий то или другое (Бога или формулу) должен не влезать в наш мир или быть равным ему.

В итоге получается, что наука приводит к тому, что очень не любят многие учёные — к Богу, что физика со своей стороны подходит к теологии. И, мне кажется, в этом вина не самой науки, а людей, которые стремятся упростить, с одной стороны, и хотят создать что-то сильное и мощное, во что можно верить. Ведь в теорию струн, во всяком случае на данном уровне развития физики, можно только верить.

Гарри Гаррисон и бог-исключение

Проходя редкими граблями по литературе, которую хочу знать, зацепил и перечитал Гарри Гаррисона. Не всё, но то, что уже когда-то читал. Про две серии романов, про Язона дин’Альта и Джима ди Гриза, расскажу коротко и подробнее остановлюсь на альтернативной истории викингов.

Первое, что я осознал перечитывая Гарри Гаррисона — понятно почему он известен, но не входит в первую десятку фантастов. Слишком простая литература, я бы сказал подростковая, что-то вроде «Дозоров» или «Глубины» Лукьяненко, о которых когда-то писал (тут и тут). Героический эпос с однозначными и простыми героями. Увлекательное чтение, но пустоватое для ума, даже у Лукьяненко интереснее будет. Раньше читал с удовольствием, сейчас уже скучновато, потому не дочитал длиннющую серию про Джима ди Гриза.

Говоря о героях нельзя не отметить, что Язон дин’Альт и Джим Ди Гриз — одно лицо, один персонаж, хотя это герои разных серий книг. Характер и идеалы совершенного одинаковые, можно использовать авторские слова: «благородный, гордый, гибкий, бесчестный и переменчивый Джим ди Гриз Скользкий. Человек с тысячью лиц, знаток многих культур, квалифицированный лингвист». Можно ещё добавить: игрок, который предпочитает ставку «жизнь». Я бы не смог отличить одного персонажа от другого, если бы не имя и особенности окружения, которые, кстати, довольно часто очень схожи: планеты, населённые людьми, с альтернативной историей, где общество развивается как-то иначе, чем было на Земле.

Гаррисона я читал очень давно, многое забыл, но оказалось, что некоторые сцены помню ярко, но совершенно потерял контекст, который, видимо, в подростковом возрасте не очень понимал. В итоге в памяти осталось с десяток сцен из полдюжины книг, которые сейчас читать чаще неинтересно или неприятно. В целом — как будто читаю первый раз. Наверное, это говорит и о качестве литературы, но, в первую очередь, о том как меняется понимание и восприятие с возрастом.

Собственно о двух первых сериях книг сказать больше нечего.

Романы про викингов, как я их условно называю, имеют связанные названия: «Молот и крест», «Крест и король», «Король и император».  Последний после перевода на русский разделился на два, и последний кусок истории стал называться «Император и молот». Чем эти книги лучше?

В них есть материал для размышления, там не всё так однозначно, нет деления на белое и чёрное. Там оттенки, которых больше. Это отличие, скорее всего, связано с тем, что книги написаны в соавторстве с Джоном Холмом (настоящее имя Томас Шиппи).

Томас Шиппи оказался интересной личностью: он не только филолог и писатель, но и литературовед, который профессионально занимался творчеством Джона Р. Р. Толкиена (этот вариант его фамилии мне привычнее и милее уху). Согласно Википедии, он самый авторитетный толкиенист. Среди литературоведов, конечно, а не толкиенутых. Кроме Толкиена он занимался и другой фантастикой. А ещё средневековой литературой — думаю, отсюда идёт тематика викингов и Европы девятого века нашей эры.

Я сказал, что лишь условно называю эту серию романами о викингах, так как они, на самом деле, об идеях. Можно выделить две основные идеи, которые, опять же условно, я назвал идеей Гаррисона — она похожа на то, что он описывал в сольных романах, — и идеей Шиппи, так как она касается скандинавской мифологии.

Идея Гаррисона заключается в том, что технический прогресс может идти не только за счёт приобретения нового знания, но путём поиска старого: если ты не знаешь, как сделать то, что тебе нужно, задавай вопросы всем вокруг — скорее всего кто-то знает то, что тебе нужно, но не знает как использовать своё знание.

И в книгах доказано довольно много примеров, красивых, но не всегда правдоподобных, как могла бы повернуться история, если бы люди собирали частички знаний, хранили и развивали их.

Нужно отметить, что важной особенностью этой идеи является и необходимость любопытства: не хранить знания как святыню, а пробовать, экспериментировать.

– Я ничего не имею против книг и письма как ремесла. Но люди, которые учатся только по книгам, начинают думать, что в мире ничего больше нет. Они делают из книг свою Библию, и таким вот образом старые знания превращаются в устаревшие мифы. Мне нужны новые знания или старые, но позабытые.

Эта идея приводит читателя в любимый Гаррисоном мир альтернативной технической истории. Однако, в книге показано и альтернативная духовная история.

Идея Шиппи заключается в том, что не Бог или боги создали человека, а человек создал богов своей верой. И чем больше людей верит в бога, тем сильнее бог. Похожая, но несколько проще, идея (она там далеко не единственная) лежит в основе романа «Доннерджек» Роджера Желязны. Именно эту идею, давно запомненную и оторвавшуюся от источника, я использовал в рассказе «Дэва вероятности«.

В книге слегка затрагивается вопрос силы веры: почему христиан так много, но скандинавские боги сильнее? Ответ даётся простой и правдоподобный: многие христиане думают не о Боге, а о том, чем платить церковную десятину. Но это не самый важный аспект.

Важнее то, что вера людей даёт не только силу богам, но и характер — потому боги так похожи на людей. Почему боги кровожадные, злые, агрессивные, лживые, похотливые? Потому что большинство людей, верующих людей, именно такие. Они тоже карают невиновных и обманывают своих последователей, поклонников.

Хуже того — существует положительная обратная связь, согласно идее Шиппи, между богами и людьми. То есть люди создают богов, похожих на себя, а боги обладают огромной властью и создают условия для взращивания всё тех же качеств у людей. Порочный круг, который некоторым даже нравится.

Боги созданы людьми. Но как только они созданы, они становятся реальностью. Они – плоды воображения, порожденные нашей верой, но когда они созданы, они обретают власть даже над теми, кто не верит в них. Я также думаю, что они злы, ведь они рождены из-за слабости.

Но и тут не заканчивается идея Шиппи, ведь есть же другие люди, значит могут быть и другие боги — им надо дать шанс, тогда мир может измениться к лучшему, опять же в силу положительных обратных связей. Если выдвинуть вперёд на божественной арене бога, который не поведёт в Рай, Валгаллу, а будет создавать рай — мирную и счастливую жизнь — на Земле, то мир может измениться. В этом идея Шиппи неплохо сочетается с идеей Гаррисона.

— Он — бог первопроходцев и горных бродяг. В его власти — заставить человека совершенствоваться. И не через воинскую доблесть, как это делает Один…

При этом изменятся не только люди, но и боги, в которых они верят. И здесь хорошим примером может служить Локи, бог хитрости и обмана, коварный бог, которому по книге никто не хочет поклоняться. Кстати, последователей Одина тоже немного — слишком уж он любит предавать своих поклонников, чтобы заполучить их в Валгаллу. Локи не любят все, и люди, и боги. И есть за что — он отец многих чудовищ, «отродья Локи». Один из них, Фенрир — участник Рагнарока и будущий убийца Одина. Правда надо отметить: люди часто забывают или не знают, что Локи сделал очень много полезного для богов. Благодаря ему боги получили практически все известные артефакты: молот Тора Мьёлльнир, копьё Одина Гунгнир, корабль Скидбладнир, кольцо Драупнир и вепря Гуллинбурсти. Кроме того, конь, на котором ездит Один — восьминогий конь Слейпнир — тоже «отродье Локи», причём появившееся как следствие другой помощи богам. То есть Локи может быть и трикстер, но без него боги не были бы такими могущественными. И счастливыми.

Авторы выделяют одну интересную историю про Локи, в которой объясняется за что его заковали в пещере до самого наступления Рагнарока. Она о том, как Локи хитростью подстроил убийство Бальдра — самого прекрасного, красивого бога.

Если Ханд прав и Локи существует, тогда это мы его создали. Создали из страха и ненависти. Сделали так, что он погубил добро и красоту, потому что мы завидовали. Приковали его, чтобы не винить во всем самих себя. Сделали его безумным.

Почему же Локи хотел смерти Бальдра? Авторы объясняют это тем, что боги не ценили Локи, то, что он для них сделал. Это такая месть, желание признания. Очень типичное для человека поведение.

Так вот. Если изменить отношение к Локи, поблагодарить его, оценить его дела по достоинству, то, скорее всего, он не захочет устраивать Рагнарок, не захотел бы убивать Бальдра.

Потому в книгах создана альтернативная история и малоизвестный, малозначимый бог Риг выходит на первый план. Он тоже хитёр и непрост как Локи, но стремится к другому. Именно он хочет сделать рай на Земле, помогает развить технологии, как когда-то создал социальную структуру (отец, в прямом смысле, конунгов, свободных людей и рабов).

Я думаю, что в мире однажды что-то пошло не так, он получил рану, которую нельзя исцелить. Мы говорим: Бальдр умер, и из мира ушел свет. Христиане рассказывают глупую сказку про яблоко и змея, но суть одна: мир болен, и ему нужно исцеление. Кто-то должен прийти и исцелить его. Христиане говорят, что Спасителем был Христос и мир уже исцелен, теперь можно посиживать и уповать на личное спасение. Ха! А у нас рассказывают – или рассказывали раньше, – что приходили два короля и выбрали для нас правильную дорогу. Потом мы с нее сбились. По-моему, наш король, не случайно его зовут Шефом, пришел вернуть нас на правильный путь, как и его пра-пра-пра и так далее дедушка. Потому что я считаю нашего Шефа и его древнего тезку посланцами бога Рига. Который, может быть, и не старше, чем Один, но мудрее.

Рига — как и прочих богов Асгарда нельзя назвать добрым, если понимать доброту как это делают христиане, но это пожалуй единственный бог, которому мне бы хотелось поклоняться. Или хотя бы просто поклониться. Думаю, что в этом выдуманном мире я мог бы быть хорошим жрецом Рига. И мне нравится его символ, придуманный в книге (вряд ли это настоящий):

Он протянул ему пектораль на серебряной цепи. Шеф с интересом повертел ее в руках: черенок, к которому с разных сторон крепилось пять перекладин.

— Что это?

— Эта вещь называется kraki. Лестница на одном шесте. Знак Рига.

Вряд ли настоящий символ, так как авторы связали его в единое целое с неким христианским образом — лестницей, с помощью которой Христа снимали с креста.

То, что ты носишь на шее, это может называться kraki на норвежском языке или «лестница» – на нашем с тобой. Но на латыни – ты слышал латынь от священников? Так вот, это называется graduale. От слова «ступенька», понимаешь.

Шеф выжидал с некоторым недоумением.

– Есть такие, кто верит в святой Graduale. Франки называют его святой Грааль. Ужасно, как франки коверкают латынь – можешь ты представить себе язык, на котором aqua вода, произносится eau? Да, святой Грааль – это и есть то, что ты носишь на шее. Некоторые говорят, что он должен сочетаться со Святым Копьем.

Но в любом случае мне нравится символ — символ движения вверх, развития —  ступенька за ступенькой, символ жизни — в отличие от Святого копья, символа смерти.

Первая идея Гаррисона мне запомнилась, и понравилась, с первого прочтения — материальный прогресс понятная и простая вещь. Вторая идея — идея Шиппи — полностью понятой оказалась только сейчас, но также оказалась глубже и интереснее. Увлекательнее для разминки ума. Именно таких идей не хватает в сольном творчестве Гарри Гаррисона.

– Если мы сейчас выходим его и вернем к власти, подумай, что станут говорить. Одноглазый король, распятый вне городских стен, хромой кузнец, восставший из мертвых. Из него сделают живого бога. Нет. Пусть он исчезнет в темноте, и пусть мир получит передышку. Он повернул историю на другой путь, и этого достаточно.

Какая наука самая сложная?

Наук много, и можно спорить о том, какая из них больше наука, более точная, более сложная или более нужная. Я хочу представить свою точку зрения на один аспект подобного сравнения и поговорить о том, какая наука сложнее всего и почему.

Чтобы подойти к самой сложной науке нужно проследить траекторию мысли, для чего я выделил пять наук, которые расставил по сложности. В топ вставил основные науки необходимые для очерчивания траектории, все неуказанные можно отнести к той или иной категории.

Начнём с самой простой науки.

5. Физика.

Чем, в самом общем виде, занимаются физики? Они пытаются понять, что из того, что придумали математики, реализуется в действительности.

Математика позволяет придумывать очень много всего, но реальность накладывает свои ограничения, а физики из всего математического набора формул выбирают те, что реализовываются в физическом мире. Из логически (теоретически) допустимого выбирают физически (практически) допустимое.

В первую очередь это самые общие законы, закономерности и правила. Они сложны, но во многом экспериментально, с точки зрения исследователя, постановки эксперимента, а не методологически, с научной стороны. Измерить длины сторон треугольника формально просто, но экспериментально сложно, если речь про огромный треугольник, у которого углы — звёзды. Для физики требуются дорогие огромные приборы и длительные наблюдения.

Самая простая, следовательно, самая развитая, самая формализованная и точная наука.

4. Химия

Её можно назвать отраслью физики: область, которая занимается не большими объектами (людьми, горами), не очень большими (звёзды, галактики), не маленькими (атомами, субатомными частицами и полями), а чем-то средним. Взаимодействием атомов и молекул.

Здесь так же есть общие законы, хотя они распространяются не на всю физическую реальность, а только на определённый её уровень.

Методологически химия не сильно сложнее, чем физика, но хорошо показывает нам, что при выборе более узкого объекта изучения мы можем использовать другие законы и правила, которые удобнее и точнее, но не работают на более широком объекте. Все физические законы работают в химии, но не наоборот.

3. Биология

Ещё одна наука, которую можно назвать разделом физики: физика живых существ. Хотя есть и доля химии живых существ, но, если учесть, что химия тоже подраздел физики, то этим можно пренебречь.

Здесь ещё ýже выбран объект изучения и ещё сильнее внутренние, биологические, законы отличаются от физических, хотя последние работают в полную силу во всех биологических системах.

Методологически биология сложнее не только из-за сложных объектов, но и, в первую очередь, потому, что этим объектом являемся мы сами. Сложно изучать самого себя. Причём сложность не только методологического, формального плана, но и психологического. Ну не хотят многие люди происходить от обезьяны или быть родственником свиньи — никакая наука тут не справится. И эта, на первый взгляд, ненаучная проблема оказывает очень существенное влияние на методологию науки.

2. Психология.

Объект всё ýже и всё больше с ним сложностей. И дело не только, и не столько в том, что люди не хотят признавать наличие разума и психологии других животных, сколько в том, что объект является одновременно и субъектом. Психика, сознание, разум — называйте как хотите — пытается изучить самого себя. Иногда, мне кажется, забывая, что нельзя что-то познать, не выйдя за границы того, что ты изучаешь. Известно, что нельзя создать формулу, которая описывала бы всю реальность, так как она сама при этом должны быть больше (сложнее) реальности, а значит описание станет не верным. Ну или просто мы не сможем, находясь в нашем мире, создать общую формулу всего. (Это было авторское понимание теорем Гёделя, Тарского и других источников, которые затерялись в памяти — буду благодарен, если подскажете какие.)

Психологию частично спасает то, что для познания нашей психики мы можем использовать не только чистый разум, но и его плоды — различные инструменты, которые мы используем во всех науках. Они позволяют нам вырваться, пусть частично, вовне нашего сознания и дать некоторые представления о том, как сознание выглядит снаружи.

Но что же ещё сложнее, чем понимание самих себя? Уже догадались, какая наука стоит на первом месте?

1. Философия.

То, что сложно отличить от словоблудия, то, что многие не считают за науку, можно назвать самой сложной наукой.

Сразу оговорюсь, что речь пойдёт не обо всём, что называют философией, так как с ней случилась примерно та же история, что с софистикой: полезное дело подменили игрой в слова, заменили цель. Софистика изначально была достойным делом, которое выявляло проблемные места логики и языка, как врач-диагност, но теперь ею называют бесконечные и бестолковые разговоры ради разговоров и победы в споре, а не ради поиска истины и решения важных проблем. Философией и философствованием же теперь называют всё заумное, с большим количеством терминов, не всегда понятных и не всегда к месту, занудное, чаще всего не имеющее никакого отношения к науке в целом и философии в частности.

Если психология, с помощью разума и его продуктов, старается понять разум, то философия берётся за плоды его, причём самые сложные и самые специфические для человека. Если орудия труда являются продуктом не только человеческого разума, то абстрактные, теоретические, формальные умопостроения — дело исключительно человеческого ума. Исключительно —  потому, что мы пока не знаем ни одного другого вида, их производящего, и потому, что философия занимается результатами исключительно человеческой психики.

Получается, философия не может использовать что-то выходящее за собственные границы, как это было с психологией, так как все интеллектуальные инструменты, выводящие нас за рамки разума, являются предметом философии. Логика, когда она используется для анализа мышления и рекурсивного анализа, является частью философии. Здесь нет таких поблажек и ухищрений как в психологии, чтобы хоть как-то взглянуть на проблему снаружи. Философия — классический пример попытки решения проблемы без выхода за границы; изучение самого себе без внешних контрольных точек.

В связи с этой методологической особенностью у философии немало коренных, методологических проблем, из-за которых философия не может достичь высот точности физики или химии. И даже биологии с психологией. Потому её легко превратить в говорение слов и написание статей ни о чём.

Украинские правила русского языка

Несколько необычный анализ, но, как мне показалось, он получается показательным, не требующим особых фактических знаний, кроме самой методологии, логики.

Речь пойдёт про пост из Фейсбука, который озаглавлен «В УКРАИНЕ или НА УКРАИНЕ?» с комментарием «Справка составлена Андреем Анзимировым».

Мы не будем вдаваться в сам вопрос, постараюсь воздержаться от высказывания собственного мнения, хотя оно будет проглядывать, конечно. Нам сейчас важна авторская аргументация, которая, как мне кажется, опровергает саму себя. Давайте посмотрим, что пишет автор.

С некоторыми островами исключение: старая норма требовала говорить «в Сардинии» и «в Сицилии», т.к. ЭТО БЫВШИЕ КОРОЛЕВСТВА. Но уже «в Корсике» – ошибка. Британия, Исландия и Ирландия – острова, но исторически воспринимаются только как страны. Поэтому в Исландии, в Ирландии, в Гренландии и в Британии. Исключение по той же причине с одним полуостровом (бывшее ханство): В КРЫМУ. Здесь сохранилось и старое окончание Местного падежа (как в лесу, в саду, в году, на берегу, на стогу и т.д.). Сингапур — остров, но и страна, сперва колония Англии, поэтому «в бананово-лимонном Сингапуре». Тоже самое — в Пуэрто-Рико (стране), если «:на» — только на острове Пуэрто-Рико. В новых островных странах (Мальта, Кипр, Мадагаскар, Антигуа, Науру и др.) допускается и «в» и «на», хотя последняя форма в разговорной речи преобладает.

При этом, если на Сардинии и на Сицилии ещё можно сказать (они перестали быть отдельными королевствами), то никак нельзя сказать НА Крыму, НА Исландии, НА Англии, НА Ирландии. Да и НА Гренландии плохо звучит.

Обратим внимание на исключение, не норму, которое сохранилось и нарушает общий закон — «в Крыму», а не «на Крыму». Хотя тут автор, мне кажется, подгоняет факты под себя: «на Крыму» сказать нельзя, но только потому, что это исключение — «на Таймыре», «на Камчатке» (тоже полуострова) можно сказать, следовательно последний абзац из цитаты не корректен. Напомню, что Крым — полуостров, а не страна.

То есть, смотрите: Сицилия перестала быть государством, потому «в» сменилась на «на» — из-за того, что это остров; Крым как был «в», так там и остался, хотя уже не государство — из-за того, что… мы часто говорим про Крым и так привыкли, а не потому, что он полуостров, про которые говорят «на». Так ли уж часто русский народ говорил и говорит «а я вот в/на Сицилии…»? Мы видим, что в тех случаях, когда название часто используется работает традиция, а не правило языка.

Также не ясно с Кипром, где, как утверждает автор, «допускается и «в» и «на», хотя последняя форма в разговорной речи преобладает». Я нигде не встречал «в Кипре» — ни в разговорной, ни в письменной речи. С Мальтой и Мадагаскаром — тоже. Остальное просто не встречал.

Если в Сингапуре, в Исландии и в Ирландии, то тем более «в Украине».

Сравнивает острова с Украиной. А Сингапур — ещё и город, потому говорят «в». Кроме того, автор чуть выше говорил, что допускается оба варианта.

Названия регионов по-русски тоже используются с «В», а отнюдь не с «НА». В Поволжье, в Приуралье, в Сибири, в Прикаспии, в Прикамье, в Забайкалье, в Закарпатье. На Урале, на Кавказе и на Памире – потому что это горные страны, с ними обычно идёт «на». Кроме того, Кавказ – ещё и перешеек.

Урал — это страна? Хмммм Русь тоже горная страна, ведь мы говорим «на Руси»: «поехали на Русь». Я никогда не встречал «в Русь».

При этом автор говорит, что точка зрения портала «Грамота.ру» содержит примесь политики:

Однако эта рекомендация вызвала критический отклик «Справочного бюро» Грамоты.Ру, усмотревшего здесь «примесь политики»: Да, мы знаем, что в последних изданиях «Справочника по правописанию и литературной правке» Розенталя вариант «в Украине» зафиксирован как нормативный. Но представляется, что это позиция не самого Розенталя, а редакторов, переиздававших справочник уже после смерти Дитмара Эльяшевича и внесших свои дополнения. Претензий к справочнику нет, но… без примеси политики, «Справочное бюро» предпочитает консервативную норму при употреблении названия суверенного государства – «на Украине».

То-еть, «примесь политики» у Д. Розенталя, умершего в 1994 году, а не у Грамоты.Ру? А не наоборот ли?

Простите, а «в 1993 году по требованию Правительства Украины нормативными следовало признать варианты в Украину (и соответственно из Украины) » — не является политическим действием? Или, как будет дальше, про переименование стран — изменение того, как называют страну, это политическое или лингвистическое изменение? Мне кажется, первое.

Все переходы на иное название, либо написание страны НЕОБРАТИМЫ. Поэтому в 1993 году и далее в официальных русских текстах об Украине или с участием Украины никаких «традиционных написаний» не было. Ибо речь шла именно о немедленной ломке традиции.

Сломать традицию можно только убив всех носителей этой традиции: люди, которые привыкли называть страну Белоруссией будут её так называть, во всяком случае для себя, сколько законов не принимай. И не потому, что они ненавидят Беларусь, а просто потому, что так привыкли.

Поэтому и из английского языка НЕМЕДЛЕННО ушло и словосочетание the Ukraine. Как ранее ушли словосочетания the Lebanon (Ливан; по горному хребту, требующему в английском артикля), the Congo (река тоже всегда требует артикля), the Sudan (по названию географической области южнее Сахары от Атлантики до Эфиопии). Исчезли сразу.

Интересно у многих ли носителей английского языка в активной речи есть эти словосочетания? И действительно ли перестали их использовать те, у кого есть?

Здесь правило ещё и таково: в названии подчёркивается независимость и предпочтение самой страны. Иначе бы мы все по-прежнему говорили Персия, Абиссиния, Сиам, Бирма, Цейлон, Ньясаленд, Верхняя Вольта, Золотой Берег, Убанги-Шари и так дальше. Ведь традиции давние! Тем не менее, сегодня мы говорим Иран, Эфиопия, Тайланд, Мьянма, Шри Ланка, Малави, Буркина-Фассо, Гана, Центрально-Африканская республика.

Вот тут интересно. В моём детстве ещё был Цейлон, но, когда я активно стал использовать в речи название этой страны, уже была Шри-Ланка, которая и закрепилась. При этом чай до сих пор остался цейлонским — никогда не видел шриланкийского (или ланкийского) чая, разве что в Шри-Ланке. Или на Шри-Ланке?

Все остальные названия я практически не использую. Иран стал Ираном раньше, чем я стал говорить, так что не застал тех времён, когда его называли Персией. А Малави, Буркина-Фассо, Гана, Центрально-Африканская республика вообще не входят в мой лексикон, хотя я и могу найти их на карте. Так что про них нельзя утверждать «сегодня мы говорим» — кто эти мы и когда именно говорим? Если и говорим, то сверяясь с картой или Википедией.

Осталось сказать про предпочтение самой страны: что не так с названием независимой Украины? Мы неправильно её называем, надо другое название использовать?

Когда страны просят – надо исполнять. Не исполняете – стало быть причины ваши не лингвистические, а политические.

Мне кажется, в данном случае наоборот: исполнение будет по политическим причинам (официальная, то есть политическая, просьба страны), а неисполнение — по лингвистическим (языковая традиция, которая нарушает общие правила). Требование говорить «на Крыму» будет политическим или лингвистическим? Или просто необоснованным?

Германия никого никогда официально не просила называть себя Дойчланд. Финляндия не просит называть себя Суоми, Греция — Элладой, Литва — Литувой, Китай — Джунго, Португалия — Португалом, Япония — Ниппоном, Венгрия – Мадьярорсаг, а Ирландия — Эйре.

Россия тоже не просила. Поэтому для латышей Россия по прежнему Кривия (по кривичам), для эстонцев и финнов — Венемаа и Веняйя (по венедам), для венгров – Оросорсаг, а для немцев — Руссланд. Черногория для всех европейских языков Монтенегро и точка… А будет запрос — и все изменят как милые.

К чему этот пассаж непонятно. Ведь он показывает, что практически все страны спокойно относятся к тому, что их чёрте как называют заграницей: как хотите, так и называйте, нам до этого дела нет, хотя Оросорсаг звучит как-то не очень… дорогие оросорсагане…

Сравните две цитаты:

Все переходы на иное название, либо написание страны НЕОБРАТИМЫ.

Возврат к предыдущему старому названию или написанию возможен только по ходатайству самой страны. Заир сейчас опять Конго, а Кампучия – опять Камбоджа. Это из-за смены режимов.

Так необратимы или только по ходатайству? Очередное, пусть мелкое, противоречие идёт в общую копилку логических ошибок автора. И как это относится к теме?

Русский человек примет и проглотит все что угодно — Таллинн вместо Таллин, Кыргызстан вместо Киргизия, Беларусь вместо Белоруссия, Буркина Фасо вместо Верхней Вольты, Кот Д’Ивуар вместо Берега Слоновой кости, Тыва вместо Тувы — но «в Украине» НИЗЗЯ! По поводу Украины найдется тысяча и одна причина, всплывут в человеке дремавшие до сих пор тонны любви к правилам русского языка.

Я не использую названия Буркина Фасо, Кот Д’Ивуар, Тыва, Кыргызстан, потому не проглатываю, просто нечего. А Таллин с двумя «н» до сих пор смешно смотрится (потому, что я из Петербурга, который рядом). До сих пор говорю Белоруссия — не из-за нелюбви или неуважения, а из-за языковой привычки.

Русские без возражений приняли точку в конце предложения до, а не после заключительных кавычек при написании цитаты («Прямая речь или цитата.»), хотя норма русской грамматики была и остаётся – «Прямая речь или цитата».

Видимо я не русский… или просто, в отличии от большинства, часто использую, и встречаю читая, цитаты в правильном оформлении и потому привык к той норме, которая была у меня в детстве?

Быстро разберу оставшуюся официозную ложь «Справочного бюро» Грамоты.Ру.

1) «Однако литературная норма русского языка, согласно которой следует говорить и писать на Украине, – результат исторического развития языка на протяжении нескольких столетий».

Каких-таких нескольких столетий? В 18, 19, и 20 веках ГРАММАТИЧЕСКАЯ НОРМА была «в Украине».

Не знаю, какая норма действительно была, но автор сам приводит примеры:

Из писем императора Петра Великого (июль-декабрь 1708 г.):
«Господин гетман, <…> того ради вам надлежит итти по Киева, в Украйну свою и смотреть того, о чем уже вы известны.» (К Мазепе)
«А ныне по всем обстоятелствам идет в Украйну [чево болше не чаю для лесов].» (К Б. Шереметьеву)

Заметили, да? Почему-то автор не замечает букву «й» в слове Украина и предлагает брать только часть нормы. Как было в черновиках «Мастера и Маргариты»:

– Необходимо быть последовательным, – отозвался на это консультант.

Даже в начале 20-го века была такая норма:

«Епископ Самуил, подобно своим предшественникам, боролся против распространенного в Украйне выбора священников прихожанами, хотя выступал здесь не очень резко.»
(«ИСТОРИЯ ГОРОДА ХАРЬКОВА», Историческая монография проф. Д.И. Багалея и Д.П.Миллера (1905-1912)

Так что варианта, с точки зрения языка, только два: «в Украйне» или «на Украине». Что выбираете?

Вот ещё из одного русского горе-«справочника»: «Между носителями русского языка существуют разногласия по поводу того, является ли изменение статуса Украины достаточной причиной, чтобы говорить «в Украине» вместо «на Украине». В России преобладает мнение, что такая причина недостаточна. Значительная часть носителей русского языка на/в Украине считает, что в связи с новым статусом страны теперь нужно говорить «в Украине», по крайней мере в официальном контексте (особенно там, где «Украина» обозначает полное официальное название государства)».

Ну естественно, что именно «в России преобладает мнение». Как было естественно для носителей идеологии британского империализма говорить по-прежному Цейлон, Месопотамия (вместо «Ирак»), Палестина, Трансиордания, Ньясаленд, Сомалиленд, Северная и Южная Родезия, Танганьика, Малайя, Бечуаналенд, Басутоленд и т.д.

Ммм… простите, а какая связь «носителей идеологии британского империализма» и носителями русского языка, которые стали говорить Шри-Ланка вместо Цейлона? А англичан можно понять: они реально использовали названия своих колоний (небольшая часть англичан) и привыкли к этим названия. Поколение сменилось и молодёжи привили новые названия, думаю, без проблем. Если их родители дома постоянно не говорили про эти страны с использованием старых названий.

Автор продолжает цитировать и разбирать мнение Грамота.ру:

«Литературная норма не может измениться в одночасье из-за каких-либо политических процессов».

Обретение независимости большой европейской страной (чуть ли не половиной обжитой и развитой территории бывшей «европейской России») – всего лишь «какой-то политический процесс»?

А что, это лингвистический процесс? И автор делает подмену: у Грамота.ру «каких-либо», а не «какой-то» — отличие лишь на первый взгляд небольшое: в «каких-либо» нет пренебрежительного оттенка, в отличии от. Это некорректный метод ведения спора.

 А почему тогда не Киргизия, а Киргизстан, не Башкирия, а Башкортостан, не Молдавия, а Молдова? В Брокгаузе даже и слов таких нет! Там есть только Молдавия. Никакой Молдовы.

Не Молдавия, а Молдова? Да, я и не знал. Хотя какая разница, всё равно не использую ни то, ни другое название. Кстати, а вино-то (или что там у них) какое молдавское или молдовское?

Почему тогда для мелких архипелагов Океании, 200-250 лет известных под «традиционными» названиями, теперь в русском языке используются странные слова Кирибати, Тувалу, Вануату?

Вот вы, читатель, используете эти «странные слова»? Я вот только Ниуэ использую, про это можно прочитать тут.

Давайте кратко исследуем использованное выражение «Справочного бюро» Грамоты.Ру. «в одночасье». Наберите в русскоязычной Википедии названия древних городов Бомбей, Мадрас, Рангун… Первые два поменялись в 1995 и 1996 годах, т.е. позже Украины.

Для меня до сих пор Бомбей ближе и роднее, чем Мумбаи, хотя если я туда поеду, наверное, начну называть Мумбаи, сейчас просто слова не находится в активном лексиконе.

ПРАВИЛО ВСЕГДА БЫЛО ОДНО – «В Украине» ибо «в стране». Без разговоров.

Если судить по цитатам, которые приводил сам автор, это неверное утверждение: правильно «в Украйне».

Откуда же взялось «на Украине»?

«На Украине» — это чистой воды ПОЛОНИЗМ. Потому что по-польски с группой ряда соседних близких стран и земель, в том числе некоторых своих провинций, исторически используется предлог «НА»:

na Białorusi – в Беларуси
na Krymie – в Крыму
na Litwie – в Литве
na Ukrainie – в Украине

Окей, а почему тогда мы не говорим «на Крыму» или «на Литве»? Обоснование либо неполное, либо неправильное. Почему заимствовалось только «на Украине», но не «на Беларуси»?

В украинском языке «на Украине» иногда используется поэтически, в значении «на украинской земле». Но всегда «в Украине» как в стране.

Ммм и что? Речь же про русский язык.

Далее автор комментирует ответ Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН по этому вопросу (приведён в тексте, не цитирую):

Иначе говоря, сегодня Москва исполнила все просьбы всех стран называть их и их города по-новому, КРОМЕ ОДНОЙ ЕДИНСТВЕННОЙ ПРОСЬБЫ ОДНОЙ ЕДИНСТВЕННОЙ СТРАНЫ – УКРАИНЫ.

Мы называем страну не Окраиной, не Украйной, а Украиной, как того требует страна. Мне кажется, всё остальное — уже не дело другой страны, мы не не пишем название стран на их языке их алфавитом.

Иными словами, фраза НА УКРАИНЕ для украинцев равноценна слову «жид».для евреев.

Интересно, а самих простых украинцев об этом спросили, действительно ли все так относятся? Иначе эта фраза выглядит необоснованно или, говоря другим языком, напоминает наброс определённой субстанции на вентилятор.

Ну и заключение:

Все русские, которые сегодня упорно говорят «в Украине», во-первых, следуют правилу русской грамматики, во-вторых, уверенно и спокойно подтверждают этим статус Украины, как суверенного государства.

А говоря «в Крыму» нарушают те же правила и что? В живой естественном языке практически нет правил без исключений (в правиле «нет правил без исключения» тоже есть исключения). И я подтверждаю статус суверенного государства поступками, а не словами, которые у меня не имеют политической окраски, политических коннотаций.

Вывод

Аргументация автора не вызывает доверия, не является обоснованной, содержит логические ошибки и внутренние противоречия.

Я не против «в Украине», понимаю, что нормы меняются, и мои дети, возможно, будут говорить именно так, но я не хочу по политическим причинах цензурировать собственный язык.

Письмо персонажу — ты нужен!

Для конкурса Театра Дождей.

КОМУ: Биллу Старбаку, известному как Билл Смит, Билл Харли и Торнадо Джонсон.

КУДА: Туда, где давно ждут дождя.

Дорогой Билл!

Вас беспокоят из далекого города Санкт-Петербурга, того, что в холодной России, а не в Пенсильвании или Флориде. Понимаю, что у вас много работы — в Америке постоянно проблемы с погодой, всегда найдутся места, где вас не ждут, но в конце концов оказываются вам рады. Я к вам обращаюсь не потому, что у нас засуха — в нашем городе дождь слишком частый гость, сейчас, в декабре он тоже идёт. И, думаю, вы поймёте, что ваша книжка с видами дождя не полна, когда приедете к нам в Петербург.

Но речь не о том, меня отвлекли потоки воды, струящиеся по стёклам. Я хотел бы пригласить вас приехать в наш город. Да, тут не продать дождь, но можно его выгодно купить, хотя это работа больше подходит Менахему-Мендлу из Анатовки. Зато тут вас знают, ждут, на удивление, и будут рады. Во всяком случае, я надеюсь, что все три пункта правдивы.

Дело в том, что в Петербурге, даже под дождём, который поливает наши грустные тела, у многих на душе засуха. Вы легко найдёте тут тех, кто сердцем заржавел под мелким осенним дождём и непременно нуждается в починке. Тех, кто ищет успокоения во лжи под декабрьским дождём. Мне кажется, как только вы приедете, вы почувствуете внутреннюю необходимость устроить грозу, шторм, ураган в душах петербуржцев.

Приезжайте, хотя бы ненадолго, покажите пример, уверен, найдутся те, кто последует вашему примеру. Ведь и сейчас есть те, кто занимается похожим делом — знаю одно место, где вам точно вам будут рады, где регулярно промывают сердца и души людей благотворным дождём — в Театре Дождей. Так что у нас вы не будете одиноки, для вас найдётся небольшая, но замечательная крыша над головой.

Билл Старбак — ты нужен!

 

Константин

Россия, город дождей Петербург

Псевдонаучная игра в Сеттлеров

Подобное притягивает подобное: в комментариях к рекламному посту Викентьева (см. статью про его сайт) встретил человека, у которого в профиле был указан сайт “Сеттлеретика“. Как вы понимаете, мне стало интересно, что это такое, тем более на первой же странице сказано:

СЕТТЛЕРЕТИКА (калька от английского «settler» — «переселенец», «resettlement» — «переселение») — это новая междисциплинарная наука, о нейрокибернетическом дублировании и резервировании структур и функций нейроткани головного мозга человека, с целью обеспечения неограниченно долгого функционирования его высшей нервной деятельности.

Давайте вместе изучим сайт и посмотрим действительно ли это наука.

Работы автора

Вся современная наука строится на публикациях. Публикациях в рецензируемых научных журналах, желательно, на английском языке, чтобы максимальное количество людей могло бы прочесть. Прочесть и оценить, процитировать, развить. Если какие-то исследования не опубликованы в научных журналах, то считается, что их и не было. Мы сейчас не будет говорить о том, правильно ли такая система или нет, но она такая сложилась и если какие-то исследования не опубликованы, то это вызывает вопросы в их состоятельности и научности. Скорее всего не опубликовано потому, что рецензенты не пропустили (конспирологическую теорию «учёные скрывают» мы не учитываем). А почему не пропустили? Потому, что ненаучно, не доказано или что-то подобное.

На сайте есть специальный раздел “Работы автора“ — правильный и важный раздел для сайта посвящённого науке. Там, конечно же, нас больше всего интересует раздел научных статей автора (зачем каждый повторять слово “автор“?) — что там? Оказывается большой список, но чего?

Тринадцать пунктов, из которых:

1. Три рукописи, которые, видимо, нигде не опубликованы.

К научным работам их отнести трудно, так как таковыми сейчас считаются только опубликованные статьи или монографии, которые прошли научное рецензирование. Тут о рецензировании нет ни слова.

2. Девять тезисов конференций, форумов разного направления. Тут правда проблема: все русскоязычные, кроме самой последней:

СЕТТЛЕРЕТИКА-2018: НАНОНЕЙРОТЕХНОЛОГИИ. (Обзор дайджестов новостей науки и высоких технологий, за период 2010 — 2018 г.г.) Август – сентябрь 2018 г. г. Волгоград, Россия.

(Цит. по: Yan I. Korchmaryuk. Settleretics-2018: NANONEUROTECHNOLOGY. (Review of science and high technology news digests for the period 2010 – 2018 years.) — Scientific report. //International & interdisciplinary scientific conference «Vanguard Scientific Instruments in Management: 2018» (vsim: 18) /University for National and World economy, Department of Management, 11 – 16 September 2018, in Ravda, Bulgaria. E-journal: «Vanguard Scientific Instruments in Management» (ISSN 1314-0582). CD & DOI: http://vsim-journal.info. – Sofia: «Eudaimonia Production», Ltd., 2018.

К сожалению, по ссылке на журнал нет архива статей за 2018 год. Гугл ничего не знает про английский вариант названия, Яндекс про русский выдаёт только какой-то левый сайт с текстом. Не учитывая сайт, который мы изучаем. Часть докладов сделана сильно раньше — в 90-е, а часть на непонятно насколько научных событиях, например, “Первый Международный футурологический конгресс. – Москва, 17 – 20 февраля, 2012 г.“

Немного об оформлении, мне очень понравилось уточнения про выступления на конференциях:

(Доклад и презентация.)

(Пленарный доклад и презентация.)

Так мило. И это из 12-й статьи автора, где список авторской литературы, почему-то, больше, чем список статей автора, хотя содержание примерно то же — доклады на конференциях.

3. Статья в журнале “Химия и жизнь“ от 1999 года. Напомню: мы разбираем раздел научных статей. Нигде не нашёл информации о том, что “ХиЗ“ является научным, а не научно-популярным журналом. То есть там нет научной системы рецензирования и всего, что полагается в научных журналах. Эту публикацию стоило бы перенести в раздел (он есть на сайте) «Научно-популяр. статьи автора».

В последней “монографии“ автора можно найти список всех “публикаций“ автора, который наглядно показывает, что полноценных научных публикаций нет. О чём это говорит?

Идеи автора этого сайта не являются общепризнанными научным сообществом, что ставит большой вопрос в научности всего содержимого сайта.

Мы не изучаем саму идею, смотрим лишь формальные признаки, по которым можно решить: стоит ли вообще тратить время и разбираться с самой идеей? Мы можем не понимать в высоких материях, которые изучает автор, и не важно есть публикации или нет, зачастую сложно содержательно отличить науку от ненауки, но по оформлению, подаче — часто всё становится понятно. Тут надо упомянуть статью про признаки псевдо-научности статей, книг, сайтов (забавно, что она лежит на сайте, которых по ней же относится к разряду псевдонаучных), в ней много полезных пунктов, помогающих определить псевдонаучность.

Но вернёмся к публикациям на тему сеттлеристики.

В разделе научно-популярных статей — всего одна. Бедненько так, по сравнению с тринадцатью научными статьями (из которых не все опубликованы).

Про сетевые дискуссии и разные видяшки не будем говорить —  называть это научными работами сложно, но мне нравится раздел “Статьи коллег“, где три пункта: опять из “Химия и Жизнь“ (1986 год), какой-то переводной текст 1962 года и какая-то статья из “журнала о современном человековедении“, возможно 1983 года (глубже копать не интересно).

Видимо позднее 86-го года коллеги ничего не писали.

Хотя нет, подождите! Есть же раздел “Ссылки на сеттлеретику“, где… всё начинается с “Колев Таньо Ж. Личното безсмъртие без мистика и религия. — Пловдив: Ракурси ООД, 2012. — 368 с.“ и битых, неоткрывающихся картинок — понять что там невозможно. Да, можно пойти искать где-то ещё, но мы же анализируем сайт. Остальные три (целых три!) ссылки оформлены так, что разбираться с ними нет никакого желания. Можете посмотреть сами.

Что ещё на сайте есть интересного, что может нам дать информацию о научности или псевдонаучности? Информация об авторе.

Об авторе

Автор новой междисциплинарной науки, скорее всего, признанный автор, доктор каких-нибудь наук, академик или ещё что-нибудь такое?

Нет, он скромно пишет о себе:

Родился в 1963 г., в г. Волгограде (Россия), в семье инженеров. Русский. В 1970 г поступил, и в 1980 г окончил, Волгоградскую среднюю школу № 105, получив аттестат с отличием (средний балл 4,75). В том же году поступил в Волгоградский инженерно-строительный институт, факультет ПГС, специальность ЭОС, который успешно (с красным дипломом, средний балл 5,00) окончил в 1985 г, получив специальность «инженер-экономист». Второе высшее — «инженер-программист», третье — «инженер-системотехник САПР». Аспирантура — Ростовский-на-Дону НИИ нейрокибернетики им. Когана (спец. 05.13.18), тема исследования — моделирование синестезии (взаимосвязи восприятия мозгом цвета и звука) средствами нейрокибернетики.

Тут много интересного. Зачем отдельным предложением писать про национальность? На научном сайте, между прочем. Акцентируется внимание на среднем балле, который далеко не всегда говорит что-то существенное о человеке — чаще о том, как учили, или о том, как не учили, но ставили отлично. Много образований, но не слишком научных, и аспирантура — то есть научной степени нет, но научная тема, видимо, близка специальности, что неплохо. Хотя ни одна специальность не имеет “био“ содержания, что было бы желательно при изучении биологических систем (“структур и функций нейроткани головного мозга человека“).

Работал инженером-программистом разной специализации, управляющим среднего звена, преподавателем в вузе, научным сотрудником в НИИ, пробовал себя и предпринимателем в софтверном бизнесе.

Очень полезная информация и выдерживающая официальный научный тон.

Интересно, что в разделе «Убеждения» есть ещё одна регалия:

Убеждения — научный атеист, диалектический материалист, классический марксист. Беспартийный. Симпатизирует «трансгуманизму». Действительный член Российского философского общества РАН.

Знаете, кто является членом РФО? Ответ есть на сайте РФО:

Членом РФО является только тот, кто уплатил ежегодный членский взнос и, следовательно, внесен в список членов РФО на текущий год.

Взносы не более 500 в год, так что стать действительным членом РФО совсем несложно.

Ну и последнее, для развлечения:

15 сентября 2011 г. была зарегистрирована ООО «Сеттлеретика»,  директором  которой стал  Корчмарюк Я.И.

Сейчас куча открытой информации, про это фирму можно посмотреть тут: никакой прибыли, никакого оборота, 01.07.2019 — «Добавлена отметка о недостоверности сведений об адресе». Почётная должность, важная организация, ничего не скажешь.

Выводы

После анализа сайта не остаётся сомнений в псевдо-научности “новой междисциплинарной науки“. Конечно, бывают недооценённые гении и идеи, но это редкое исключение, которым можно пренебречь.

Энид Блайтон разжигает

В детстве у меня было несколько книг про приключения английских детей. Книги читались запоем, одним глотком, так как там было всё, что хочется детям: приключения, детектив, море, остров, развалины замка, загадки, подземные туннели и многое другое. Имя автора я в то время не запомнил: какое-то странное имя, ничего не говорящая фамилия — что-то английское, но не более. Так книги и забылись, почти забылись.

Имя — знаменитое, но забытое

Не помню уже точно как, но мне почему-то вспомнились эти книги и захотелось перечитать. Благодаря названию серии «Великолепная пятерка» удалось найти автора и узнать о ней много интересного.

Энид Блайтон, как оказалось, знаменитый автор, хотя по тому сколько её книг было в моём детстве, наверное, популярность уже несколько прошла, так как писала она преимущественно в середине двадцатого века — в 40-х и 50-х годах. И писала много.

А публиковали её ещё больше. Вы знаете, кто самый издаваемый автор? Думаю, знаете. Шекспир. Вот тут можно посмотреть весь список. Дальше идут не менее известные имена: Агата Кристи, Барбара Картленд. Потом ещё два мне мало известных: Даниэла Стил и Гарольд Роббинс. Шестым идёт Жорж Сименон, которого я, к сожалению, тоже плохо знаю. А вот уже седьмой идёт Энид Блайтон, имя которой я узнал совершенно случайно. Она издавалась больше, чем Сидни Шелдон, Джоан Роулинг (хотя она ещё может обогнать многих), Толстой, Пушкин, Стивен Кинг и все остальные.

Ещё есть интересные данные ЮНЕСКО по переводам, там ситуация немного другая и первая тройка состоит из Агаты Кристи, Жюль Верна и Шекспира. А уже на четвёртом месте оказалась то, кого я не ожидал — Энид Блайтон. Хотя в топе наиболее издаваемых я тоже не ожидал её увидеть. Как пишет наша Вики:

 Эти книги имели огромный успех во многих частях света, было продано более 400 миллионов экземпляров. По одной из оценок, Блайтон пятая по популярности автор переводной литературы во всём мире. Так, согласно Указателю Переводов ЮНЕСКО (Index Translationum) к 2007 году было учтено более 3400 изданий переводов её книг; в этом отношении она уступает Шекспиру, но превосходит Ленина.

Согласно ЮНЕСКО, сейчас переводных изданий почти 4000.

Лирическое отступление: интересная вещь, наиболее издаваемые авторы — англичане: топ-3 чисто английский (Шекспир, Агата Кристи, Барбара Картленд), причём с большим отрывом. Переводили больше всего с английского, причём во многом с британского: Шекспир, Агата Кристи, Энид Блайтон, Барбара Картленд. А дальше начинаются американцы с добавлением французов, немцев, русских.

Но  несколько отвлёкся, ведь хотел сказать про книги, а не про автора, хотя этот контекст весьма важен для понимания текста.

Реальные сказки

Я уже говорил, что в её книгах есть всё, что нужно детям. И постаревшим на тридцать лет детям тоже. Так что их можно назвать подростковой сказкой — не в том смысле, что там сказочные события, хотя слегка не без этого, а в том, что герои живут сказочно замечательной жизнью. Мне кажется, каждый мальчик и девочка должны мечтать о такой жизни на школьных каникулах, мечтать встать на место одно из героев, среди которых есть и храбрые старшие братья, и немного трусливые, но догадливые младшие сёстры, и сообразительные нестаршие братья, и умные хвастунишки. Каждому найдётся место. Кстати, для родителей и бабушек-дедушек тот тоже раздолье — дети так вкусно и много едят! Хотя не всегда их диета совпадает с современными взглядами на правильное питание.

Выбрать приключение по вкусу — легче лёгкого: 50 книг в трёх главных сериях. Вам нравится море, купание, острова — пожалуйста. Пираты, карты, тайные ходы — пожалуйста. Пустоши, вереск, купание в холодных реках и жизнь в палатках — пожалуйста. Лично мне всегда нравились тёмные дубовые панели на стенах старых каменных домов, скрывающие за собой тайники и коридоры.

– Очень славные и уютные комнаты, – сказала Энн. – Мне нравятся эти темные дубовые панели. А что, Уголек, в наших комнатах тоже есть потайные ходы?

Конечно не сказать, что это высокая литература, не Достоевский или Шекспир, но не зря же Блайтон входит в топ — книги сделаны очень добротно, идеально подходящие для детей-подростков и тех, кто сохранил подростковую мечту.

Я видел, как те, кто ушел из игры,

Стали взрослыми за несколько дней,

Когда больше нет подростковой мечты,

Что ты будешь делать с жизнью своей?..

Когда больше нет подростковой мечты,

Кого и чем ты сможешь согреть?

Тараканы «Тишина — это смерть»

Однако, перечитывая эти небольшие простенькие книги я обратил внимание на ещё одну особенность, которую впервые подметил читая другие книги первой половины двадцатого века, о которых рассказывал в рецензии «Запах старых книг«. Там я об этом не упомянул, так как ещё не успел сформулировать, у Блайтон это стало настолько явно, что не могу не сказать.

Эмоциональная насыщенность, постоянная эмоциональная напряжённость, при которой ощущения как американские горки: очень страшно (должно быть впечатлительным детям и именно так — персонажам книг) — крайне радостно, счастье — горе, печаль, ужасное расстройство — опять счастье — снова страшно — ужасные переживания героев — снова радость через край. Если встречаются описания чего-либо, то это эмоционально значимые, обычно короткие, но ёмкие описания, а не просто холодная красота или ещё что-то. Через край — вот точное описание эмоций, которые пытается вызвать автор в читателях. На мой взгляд, в более поздней литературе авторы уже не стараются вызвать такой эффект, может быть, больше упор на интеллектуальную составляющую: увлечь, но не эмоциями, а закрученным сюжетом, сложными персонажами и так далее. В детских книгах Блайтон взрослому почти сразу понятно, кто из персонажей хороший, а кто плохой, так как даже описания внешности говорят о характере и будущем поведении героя — за редким исключением, когда автор хочет слегка запутать читателя — и главных героев.

В приключенческой литературе, вроде «Среди факиров», «Грабители морей», о которых я писал раньше, такое встречалось часто. Мне вспоминается, что у Артура Конана Дойла в «Затерянном мире» был похожий приём, такой же эмоциональных контрастный душ. Возможно сейчас, под давлением научной фантастики, чисто приключенческих произведений не осталось и потому не встретить такой наполненности эмоциями, которые считаются чем-то второстепенным или даже второсортным. Может быть что-то ещё, но и без выяснения причин я могу сказать определённо: очень непривычно читать книгу и понимать, что тебя захлёстывает эмоциями. Стругацких, Саймака, Лукьяненко и других я читал запоями, так что в два часа ночи не оторваться, но там не было таких ощущений, чем-то другим она хватали за душу, не такими чистыми эмоциями. С непривычки оказывается даже тяжеловато читать, когда от тебя требуется настолько выпускать противоположные эмоции. Автор просто разжигает пламя эмоций в читателях. Если продолжить аналогию, то Блайтон — это контрастный душ, который «ухххх!, хорошо!», а более современная проза — очень приятный тёплый душ после длинного трудного рабочего дня.

Мелкие детали быта

События в книгах, которые писались сразу после Второй мировой войны, описывается быт людей в английской провинции, недалеко от Лондона, совсем иной, чем сейчас у нас. Приведу несколько примеров.

Вкусная еда — это хлеб с маслом, бекон, помидоры, сливы, джем, имбирное пиво (безалкогольное), собственного приготовления булочки, пироги с мясом (иногда). Ну и мороженое, изредка встречаются апельсины. Конечно, на самом деле, они едят и кашу, но кому это интересно, так что об этом почти ничего не сказано, как и про супы — книжка же для детей.

То, что дети могут отправиться на остров и питаться там бутербродами, варёными яйцами, рыбными консервами и помидорами — это нормально. Максимум ещё молоко возьмут. Никакой заботе о желудке и прочем. Многое домашнего производства, иногда даже хлеб. На фермах, где дети в походах покупают еду, делают хлеб, пироги сытные и сладкие, там же можно найти яйца, молоко, помидоры, но сыр, почему-то, не упоминается, хотя дети иногда его едят.

Простая одежда, простая еда, простая жизнь. Иногда даже завидно.

В разных сериях дети несколько по-разному питаются, но общего много. Вот несколько цитат про пищевые ценности:

Как там Луки в беседке? Пип сел на кровати и стал прикидывать, что можно придумать на завтрак. Если сосиски, можно незаметно спрятать одну и отнести Луки. А вот с яйцами хуже. На крайний случай – опять хлеб с маслом, это уж наверняка.

Кажется, это единственный случай, когда я встретил упоминание сосисок — видимо не слишком привлекательная для детей еда. А вот простой хлеб с маслом дети в книжках Энид Блайтон часто едят с удовольствием.

Сандвичи с крутыми яйцами – красота! И две булочки с маслом, да еще и с медом!

Или вот что дети получают в подарок на деревенском рынке:

Они нашли сестру миссис Джолли, и та заставила их взять в подарок по большому коричневому яичку и кусочку домашнего масла к завтраку.

Яичко и масло — приятный детям (!) подарок. А яичница с беконом — долгожданный и любимый ужин, который бывает далеко не каждый день в доме полицейского (видимо не очень обеспеченный дом).

Дети где хотят бегают, плавают на лодках среди опасных скал, спускаются в подземелья и туннели, едут один в поход в домике на колёсах, который тащит лошадь (дети маленькие, водительских прав нет, потому машину нельзя — лошадь пожалуйста), идут почти одни в поход с палатками на длительное время, и во всех походах покупают еду на фермах, мимо которых проезжают. И это дети младше 15 лет, одни, без взрослых. Но если дома, то нужно возвращаться к чаю, обеду и ужину.

Или ещё один момент. Подростки младше 14 лет пошли в деревню и в магазине купили технического спирта для спиртовки, который впоследствии оказался… Метиловым! Детям в магазине продали метиловый спирт! Можете себе такое представить? Сейчас даже очень сильно разбавленный этиловый не продадут — водку, вино, пиво, а у них вот так запросто продаётся метиловый спирт для спиртовки, на которой готовят еду… Чтоб я так жил!

И, конечно, никаких тебе телевизоров — телефоны, да, стоят в домах, иногда радио. Сами дети редко пользуются телефонами, нет необходимости, всегда можно и так договориться о встрече и прочих совместных делах. Письма пишут родителям, когда вдалеке от дома. Обычные бумажные письма, те, что с марками. И никаких тебе уткнувшихся в смартфоны детей на каждом углу. Зато велосипед — основной вид транспорта, хотя детям одним можно ездить в автобусе и на поезде.

Завуалированные нравоучения

Мне очень нравится и ещё одна деталь этих книг: очень глубоко и корректно завуалированная нравственность и этика. В начале одна из героинь себе на уме, предпочитает всё делать сама и ни с кем ничем не делиться, но со временем она понимает какое это счастье, когда что-то (остров, например) принадлежит не только тебе, но и твоим друзьям, когда ты можешь чем-то поделиться. А очень умный, талантливый хвастунишка начинает понимать, что никому не нравится его хвастовство и перестаёт быть таким невыносимым. Доброта и порядочность всегда побеждает, так же как честность и открытость. Отзывчивый, радостный, счастливый и красивый человек не может быть плохим.

– Ворюги всегда трусливы, – прошептал Фатти на ухо Луки.

Показывается какие последствия будут, если плохо себя ведёшь, плохо относишься к людям, если ты злой и вредный человек. Везде дружба и взаимовыручка побеждает зло. Автор объясняет даже отдельные плохие черты характера, мне кажется, довольно доходчиво, понятно для подростков.

Вот чем страшна вспыльчивость: она толкает нас на глупые, опрометчивые поступки, за которые нам потом стыдно – но тогда это уже бывает слишком поздно.

И при этом Блайтон очень точно описывает ошибочное отношение взрослых к детям:

Взрослые обладают такой властью… И от них можно ждать любого наказания.

— Взрослые всегда так! Сначала дарят тебе что-то, а потом ведут себя так, будто эта вещь все еще принадлежит им.

Очень точно: родители очень часто не считаются с правом собственности собственных маленьких детей. Так что эти книги могут полезны не только детям, но и их родителям – если они задумаются о своём поведении.

При этом я не уверен, что все книги Энид Блайтон прошли бы современную издательскую цензуру: главный герой толстый и его открыто зовут Фатти — сейчас это многим не понравилось бы. Шутки, не всегда корректные, над полицейским — тоже.

 

Стоит ли читать Энид Блайтон во взрослом возрасте? Я считаю: однозначно надо! Книги небольшие, можно проглотить за день-два, а удовольствие как за неделю-две.

Запах старых книг

Читая биографию Стругацких, стало очень интересно прочитать книги, которые упоминал Борис Натанович. Если такой классик отсылает, то значит в них должно быть что-то интересное и сейчас, хотя я даже не всех авторов знал по имени.

Перечислю упомянутые книги, затем скажу о каждой несколько слов, а вы уж сами решайте, стоит ли браться за эти произведения, которые были образцами у классиков.

Луи Анри Буссенар «Среди факиров»

Луи Жаколио «Грабители морей»

Иван Сергеевич Тургенев «Накануне»

Александр Петрович Казанцев «Пылающий остров»

Андрэ Нортон «Саргассы в космосе»

Как видите, вперемешку идут отечественные авторы и зарубежные. Из них я был знаком, и кое-что читал, с Буссенаром, Тургеневым и Нортон. Оставшиеся два автора оказались в чём-то даже интереснее, но обо всём по очереди.

«Среди факиров»

Приключенческий роман, достаточно динамичный и увлекательный даже сейчас. Но очень несовременный: все герои однозначно хорошие или плохие, практически всё заранее предсказуемо. Дело происходит в загадочной, на момент написания, Индии, но сейчас все авторские описания уже не выглядят такими сказочными и таинственными, местами можно легко найти ошибки (автор, видимо, получал информацию о стране из вторых рук).

Читается легко, но интерес скорее историографический, аналитический — как же писали раньше, какой раньше была хорошая литература.

«Грабители морей»

Это тоже сильно устаревшая книга: такие же однозначные герои, причём их образы составляются прямыми описаниями черт характера, а не поступками в развитии сюжета, как делается сейчас. Ещё одна черта, которая есть во многих старых книгах, такова, что сейчас бы в таком виде никто бы роман не опубликовал. Смотрите сами:

Самуил Бартон и его сородичи, владевшие одним из главнейших торговых домов в Глазго, были происхождением немецкие евреи, поселившиеся в Шотландии еще в третьем восходящем поколении. Их дед Захария Бениаминсон родился во Франкфурте, этой родине всех странствующих евреев, и прибыл в Глазго в качестве помощника местного раввина. Но служба в синагоге и толкование Талмуда не принадлежит к особенно выгодным занятиям, поэтому Захария скоро вышел в отставку и открыл комиссионерскую контору. Многие евреи с этого начинают: никогда еврей не бывает производителем, а всегда лишь посредником между производителями и потребителями, эксплуатируя обе стороны.

Думаете такую неполиткорректность хоть кто-нибудь сейчас опубликует? Сомневаюсь… а если опубликует, то его потом засудят по самое немогу. Или вот ещё коротенькая цитата:

…но англичане именно и отличаются совершенным отсутствием великодушия: это их характеристическая черта. Если даже проследить всю историю Англии, в ней не найдешь ни одного великодушного деяния.

Луи  Жаколио — француз и этим объясняется такое отношение к англичанам. У Буссинара, кстати, были сходные описания англичан, но не шотландцев.

При всё том, книга отличная и увлекательная. Я бы назвал её отцом или дедушкой «Капитана Блада» — похожий стиль, сюжет, герои, хотя и более старомодная. И так же мне нравится.

В ней я заметил особенность, которая характерна и для Буссинара: многие моменты активных событий книги описываются очень кратко. Например, главный герой нападает на тайный остров пиратов — он долго искал как на него попасть, какой капитан сможет его провести туда и так далее. Само нападение описывается в одном абзаце: напали, убили всех пиратов, всё хорошо, уплыли оттуда обратно. Сейчас бы это было бы центральное место, а в фильме так вообще — половину времени бы посвятили этому смертоубийству. У Жаколио — совершенно неважное место, которое занимает меньше страницы.

Почему так?

Возможно автор полагался на фантазию читателя, что он сам себе представит как нужно. В целом такое ощущение возникает довольно часто при чтении фантастов того времени: они оставляют место для работы читателя, не всё разжёвывают, как начали делать в эпоху фильмов. Это и сложно, непривычно, и приятно одновременно. Я бы попробовал это перенять, но совершенно непонятно как это делать в современном мире.

«Накануне»

Школьная программа по литературе отбивает желание читать русскую классику, в которой есть много замечательных вещей. «Братья Карамазовы» я читал не отрываясь, кроме некоторых скучных мест, но значительно позднее школы.

С Тургеневым примерно такая же история: я с ним познакомился самостоятельно, но не особенно проникся. Видимо читал не то — «Накануне» я оценил и быстро проглотил. Хотя тоже многие сюжетные ходы очень предсказуемы для современного человека и из-за этого увлекательность немного падает.

Не знаю почему Борис Натанович упомянул именно этот роман, но его выбор мне близок. Нужно бы ещё узнать какие-нибудь его рекомендации, чтобы прочитать старые, забытые, но хорошие книги.

«Пылающий остров»

Огромный роман, который писался в несколько этапов, начиная с 30-х годов и заканчивая 1975 годом. Читая его мне подумалось, что фантазия современных авторов стала какой-то скудной: все глобальные катастрофы, что можно встретить в книгах и фильмах, имеют очень скудный список причин. Вот вы где-нибудь встречали книгу или фильм, где сгорала бы атмосфера? Не вся, но столько, что давление падало как на высоте несколько километров и заканчивался весь кислород. Вообще у Казанцева огромное количество мелких деталей, которые вызывают интерес своей необычностью. При этом они все достаточно обыденные, без безумной фантазии, к которой сейчас приходится прибегать фантастам, видимо, чтобы компенсировать отсутствие фантазии. Или узость традиции, норм фантастической литературы, культуры.

Читая этот роман, начинаешь понимать откуда растут ноги такого насыщенного творчества Стругацких. Видно откуда они набираются опыта, что берут за образец, которому не следуют, но на который опираются.

«Саргассы в космосе»

Андрэ Нортон я уже когда-то читал, но, судя по тому, что не могу вспомнить ни одного названия, она (именно она, что удивительно) на меня не произвела впечатление.

Саргассы примерно так же: хорошая, добротная книга с интересным, достаточно неожиданным, закрученным, сюжетом, неплохими персонажами, но, хотя я читал её последней, уже размывают детали, ещё чуть-чуть и я уже не смогу вспомнить о чём роман и как он называется. При этом я понимаю его литературные достоинства. Интересно, что про него сказали Стругацкие, которые его переводили:

Предлагаемая вниманию читателя повесть «Саргассы в космосе» принадлежит перу одного из самых талантливых авторов американской приключенческой фантастики, писательнице Эндрю Нортон, и является, пожалуй, самым сильным ее произведением. Как увидит читатель, следы идейного и языкового родства с бесшабашной романтикой Берроуза–Хаггарда в этой повести почти не заметны, она написана в добротной реалистической манере и вполне отвечает современным литературным нормам. Нет в ней похищенных красавиц и супергероев, которым космос по колено, а есть суровые и тяжкие будни обыкновенных космопроходцев, в поте лица своего добывающих хлеб свой насущный. Кстати, именно хлеб насущный, а не таинственные сокровища исчезнувшей цивилизации является основной движущей силой в поступках героев повести. Мир, в котором они живут и работают, не менее жесток и безжалостен, чем Белое Безмолвие Джека Лондона. Государство — Федерация, объединяющая сотни солнечных систем, — раздирается внутренними противоречиями. Жадные монополии подгребают под себя все, до чего могут дотянуться. Одиночки отчаянно бьются за существование, слабые идут ко дну, сильные едва и кое-как держатся на поверхности. Бедняк без связей может надеяться только на свою смекалку, профессиональное мастерство и удачу. Но не будет удачи — не помогут ни смекалка, ни мастерство.

Отмечу, что Хаггарда и Берроуза они относят к категории литературы, которая ниже, чем Уэллс и Чапек, из которых выросли Бредбери, Шекли и Азимов (и сами Стругацкие). Эта категория хорошо написанных, качественных романов, но про банальные приключения, без психологических аспектов, без необходимости для читателя задуматься. То есть для Стругацких Андрэ Нортон находится где-то между литературной верхушкой и вторым десятком. Не самое лучшее, но оттолкнуться, использовать как фундамент для собственного творчества можно.

Общий вывод из прочтённого могу сформулировать так: лучшая литература любой эпохи до сих пор отлично читается, вся проблема в том, чтобы её найти. Нужно довериться профессионалам — не критикам и литературоведам, а самим писателям — они выведут на нужные книги.

Бессильные поиски предназначения

Читая «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики», я очаровался Б.Н. Стругацким (aka С.Витицкий) — про этот роман писал тут. Читая «Бессильные мира сего» — разочаровался и, под впечатлением, написал для памяти у себя в заметках:

Не сказать, что книга плохая, нет, но от неё складывается ощущение отточки пера в одну голову, выработки стиля и слога, которые достигнут апогея, вершины в Поиске. Примерно такое же ощущение было с Оруэллом: читать повесть «Скотный двор» после романа «1984» совершенно не интересно, всё предсказуемо, все сюжетные ходы понятны — были подробнее и изящнее описаны в романе. В Бессильных чувствуется та же идея, но ещё не отработанная, представленная в ряде вариантов, как на выбор в лавке образов. Ещё лишь слабо соединённая с автобиографической линией. Может быть это тоже был поиск предназначения, поиск самого автора? Он нарисовал несколько вариантов, чтобы из них выбрать тот, который ему ближе всего и, потом, проработав каждый из них, создал ещё один, совершенно отличный, но такой же бессильный.

Но оказалось — всё не так. Или не совсем так. Разобрался с этим, когда начал читать другую вещь — «Дьявол среди людей», которая была опубликована под псевдонимом Аркадия Стругацкого — С. Ярославцев, хотя, как пишут, брат участвовал в написании. Начав её, понял, что именно в ней появляется идея, раскрытая в Поиске — после этого глянул в Вики, посмотрел годы написания. Оказалось вот что: «Дьявол среди людей» — действительно самое раннее произведение, 1991 год; вторым идёт «Поиск предназначения», который был начат Борисом Натановичем в начале 90-х и опубликован в 94-95 гг; заключают тройку «Бессильные мира сего» сильно позднее — это уже 21 век, издание 2003 год.

Следовательно мои предположения неверны, но некоторые общие выводы всё равно остаются непротиворечащими действительности, потому я их приведу.

Видимо, это был обратный процесс: из идеи о том, что человек может своей психикой влиять на людей и весь окружающий мир (Дьявол), которая, видимо, принадлежала АНБ или было общей, БНС создал свой основной индивидуально-автобиографический труд (Поиск) и разработал образы нескольких типов такого влияния (Бессильные). Тут важно отметить, что несмотря на такие сверхъестественные возможности и совместное их использование, герои всё равно у него получились бессильные.

Бессильные поиски предназначения.

Бессильные поиски предназначения пожилого человека с длинной и яркой историей жизни.

Они напоминают бессильные, бесполезные попытки Максима Каммерера, Руматы Эсторского — прогрессоров, которые испытывают этические муки, но не могут изменить человеческий мир, общество. Эта ситуация замечательно описана в диалоге Руматы с Будахом:

— Ну, а если бы вы имели возможность посоветовать богу?

— Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.

— Сердце мое полно жалости, — медленно сказал Румата. — Я не могу этого сделать.

Книги, которые Борис Стругацкий писал один, отличаются от совместного творчества братьев, в них есть свои характерные черты, не скажу, что всегда положительные. Например, имена. Именование героев, особенно в Бессильных, какое-то функциональное, как бы для себя — и совершенно не похожее на то, что было у АБС.

И общий фон. Основные декорации книг: Петербург, политика, борьба за власть, сверхвозможности, необъяснимые сверхспособности и… И старики и больницы — с их неизлечимыми болячками, болями, старческими немощами, а также врачами, работающими на структуры, и ищущими бессмертие через боль, страдания и унижение человеческой личности. Врачи эти вроде бы добиваются своего, хотя бы частично, но тоже выглядят какими-то бессильными.

При этом сохраняются и сквозные для всего творчества АБС темы (из Бессильных):

…Но вот ведь что поражает воображение: все довольны! Или – почти все. Или – почти довольны. Недовольные – стонут, плачут и рыдают, молятся, бьются в припадках человеколюбия, и ничего не способны изменить. Святые. Отдающие себя в жертву. Бессильные фанатики. Они не понимают, что ВОСПИТАННЫЕ никому не нужны. Во всяком случае, пока – не нужны…

…Что-то загадочное и даже сакральное, может быть, должно произойти с этим миром, чтобы Человек Воспитанный стал этому миру нужен. Человечеству. Самому себе стал нужен. И пока эта тайна не реализуется, все будет идти как встарь. Цепь убогих пороков и нравственной убогости. Ненавистный труд в поте лица своего и поганенькая жизнь в обход ненавистных законов… Пока не потребуется вдруг и почему-то этот порядок переменить…

Жаль, что Бориса Натановича хватило только на одну книгу (зато какую!). И на этом фоне очень интересно насколько эффективным и плодотворным было соавторство братьев.

Так оно и было на самом деле

 

Рамкопф: Но это факт?

Бургомистр: Нет, это не факт.

Феофил: Это не факт?!

Бургомистр: Нет, это не факт.

Это гораздо больше, чем факт.

Так оно и было на самом деле.

“Тот самый Мюнхгаузен“

 

Школьное образование, да весь бытовой наукоцентризм, говорит о том, что факт — неоспоримая штука. Или как говорил Воланд —  “факт – самая упрямая в мире вещь“. Однако, если копнуть глубже, как делают философы науки, то окажется, что это не совсем так.

Конечно, нельзя подгонять факты под теории, нельзя выбирать из фактов только удобные и отрицать все остальные. Нужно строить теории на основе всех имеющихся фактов, но проблема в том, что факты и сами зависят от теорий, они не могут быть независимы от той системы знаний, в которой получаются. Следовательно, если меняется теория, то меняются и факты. Давайте рассмотрим эту ситуацию на нескольких примерах, начиная с относительно простого физического.

Что есть атом? Раньше думали, что это неделимая единица материи…

Стоп, стоп. Стоп! Что значит думали?

Для них это было фактом, причём в какой-то момент даже экспериментально доказанным. Это мы сейчас знаем, что дело было в возможностях экспериментаторов, что у них просто не было возможности поставить более сложные и более точные эксперименты — но это с нашей точки зрения, исходя из наших знаний, нашего научного уровня. В то время для людей неделимость атома была фактом, который постепенно изменился, заменился фактом, говорящим, что атом делится на элементарные частицы, которые в свою очередь уже неделимы. Но и этот факт для нас уже не факт — мы научились делить и элементарные частицы на части. Является ли фактом та позиция, которой придерживается современная физика? Да, только при условии, что мы придерживаемся той научной теории, которая у нас сейчас. Возможно, когда-нибудь учёные найдут ещё что-то и то, что мы сейчас считаем фактом, станет историей.

Атом — это единица материи, частица, думали люди, принимали это как факт. Потом оказалось, что и атом можно считать волной. И что вообще материя — это сгусток энергии.

Что из этого факт и что было и есть на самом деле?

Это вопрос, на который не так уж и легко ответить. И нужно отметить, что ни одна из точных и естественных наук не отвечает на него, так как он, этот вопрос, не входит в её область, не является её предметом изучения. Именно тут и нужна философия, которая занимается методами познания. Процитирую учебник для аспирантов:

В настоящее время, в связи с развитием таких новых направлений в науке, как синергетика, глобальный эволюционизм и др., с процессами интеграции естественнонаучного и социогуманитарного познания, возрастает роль философии как методологии научного познания и расширяется проблематика философии науки, одной из центральных тем которой оказывается типология научной рациональности.

Солнце кружится вокруг Земли, оно утром восходит над нашей плоской Землёй, а вечером садится с другой стороны. Для нас это бред, у нас есть огромное количество доказательств, прямых и косвенных, что это не так. Однако, пару тысяч лет назад мало кто в этом сомневался и это было (считалось?) фактом. Причём, насколько я помню, у этого факта были некоторые доказательства.

Будем говорить, что у них были кривые, ошибочные факты? А чем наши собственные лучше? Они точно так же построены на эмпирике, на системе доказательств. И что такое вообще «кривые факты»? Если мы напрямую что-то наблюдаем — это факт или нет? Может быть это ошибка наблюдения, ошибка интерпретации. Замечу, что интерпретации есть всегда и они всегда зависят от системы знаний у нас в голове. Яблоко зелёное? Нет, оно отражает свет (электромагнитное излучение) определённой длины волны, который мы договорились называть зелёным. Мы так договорились, потому мозг интерпретирует получаемую информацию как зелёный цвет.

Или вот пример, который я попробовал приводить студентам: в дом ударила молния и он сгорел — что тут факт? Зевс с помощью своего оружия наказал людей, которые его разгневали? Удар молнией? Электрический разряд, образовавшийся в тучах, пробил воздух и прошёл через здание? Гнев Зевса был несомненным событием, не менее понятным и естественным, чем сейчас молния или, тем более, шаровая молния.

Эль скис, так как его заколдовали тролли — это факт или нет? Вообще-то нет: так же как и с молнией событие можно разделить на несколько актов и сказать, что часть является фактом (эль скис), а часть — нет (тролли заколдовали). Однако, такое разделение — это тоже влияние научной системы знаний, подхода к восприятию и анализу (разложению на составляющие) событий. В древности люди воспринимали действительность и у них такого разделения могло не быть: для них скисание эля было тождественно колдовству троллей. Соответственно, если ты не сомневаешься, что эль скис, то не сомневаешься, что тролли виноваты.

Очень легко, приятно и удобно говорить, что раньше люди ошибались, ничего не знали и ничего не понимали, искажали факты. На самом деле они ошибались с точки зрения нашей системы знаний, наших теорий — исходя из их собственных теорий они были правы. Точнее, даже не так: в  то время сами факты были другими, потому и люди не ошибались.

Возможно, наше описание реальности точнее, чем то, что было двести лет назад, но почему мы уверены, что те факты и теории, которые есть у нас сейчас, не изменятся за следующие сто-двести лет? Почему учёные говорят так, как будто обладают конечным, неизменным знанием? Ведь это противоречит самому научному методу, которого должны придерживаться учёные.

Хотя ещё хуже и более некорректно говорят и пишут не сами учёные, а люди, которые защищают научное мировоззрение от любых покушений на него. Мне кажется, что при этом они делают только хуже: столь неграмотное поведение вызывает отторжение у тех, кто в ином случае мог бы и прийти к критически-научному мышлению. Чтобы защищать что-то нужно сначала разобраться в сути того, что ты защищаешь, и научиться пользоваться этим инструментарием.

Эта статья написана под влиянием прочтения главы учебника “Философия и академическая наука“ под названием “Предмет и основные направления современной философии науки“. Книга предназначена для подготовки к кандидатскому минимуму по философии в академических институтах. Мне кажется, что тем учёным, которые говорят про неизменность фактов и ненужность философии в современной науке, стоит проверить свои знания кандидатского минимума. Отмечу, что я читаю этот учебник просто из собственного интереса, не для экзамена.

Пять незаменимых книг

В ЖЖ идёт книжный флешмоб под названием 5 книг:

Блогеры Живого Журнала — самые читающие в мире. Расскажите нам о главных книгах в вашей жизни!

Опубликуйте в своем ЖЖ-блоге пост о самых любимых, важных, незаменимых книгах в вашей жизни.

Лично для меня в этой цитате содержится странное сочетание “самые читающие“ и “5 самых важных книг“ — когда много читаешь, оказывается, что важных, незаменимых, а уж тем более любимых книг значительно больше. Как выбрать — не представляю, потому возьму первые пять важных книг, которые первыми придут в голову, и постараюсь расположить их в хронологическом порядке, соответствующем тому, как я с ними познакомился.

Книжная куколка

Начнём с небольшой книжки, которую я долго не мог начать читать. Автор мне тогда, в старшей школе, был совершенно неизвестен — какой-то Джон Уиндем, но название завлекательное “Отклонение от нормы“ и красивая картинка.

Я отлично помню, как начал её читать: взял с собой в путешествие, просто на всякий случай. Оказалось не зря: отравился и несколько дней лежал в кровати в гостинице — делать нечего, дай-ка прочту всё же. И чтобы вы думали? Прочёл, перевернул последнюю страницу, обложку, затем перевернул всю книгу и начал читать с начала. И так раза три или четыре.

Позднее я её прочёл ещё огромное количество раз и с большим удовольствием. Потом купил полное собрание сочинений Уиндема, но, что интересно, там не было этой повести, потому, что в собрание включили другой перевод, менее художественный, но более точный, под названием “Куколки“. Ещё позднее я купил оригинальную книгу в букинистическом магазинчике в Англии, сравнил все три варианта.

Оказывается, что Уиндем практически не известен на родине, в России он популярнее. Знаете почему? Ответ очень простой: его переводили Стругацкие (все их переводы сделаны под псевдонимом).

Книжное преследование

Выбрать вторую книгу оказалось сложнее: я был уверен в том, какого автора нужно поставить хронологически вторым, но определиться с произведением… Я люблю у него почти всё, но не отдельный рассказ же помещать в список книг, хотя был такой небольшой рассказ, после прочтения которого я понял однозначно: Кортасар — мой автор, нужно читать и всё остальное.

Для списка из пяти книг выделю из всего творчества Хулио Кортасара повесть “Преследователь“ — снова достаточно короткое произведение, даже короче, чем “Отклонение“.

Не могу сказать, что это самая важная для меня книга у Кортасара, но именно “Преследователь“ определил мой интерес к джазу и конкретно Чарли Паркеру. Я даже купил биографию Паркера и с удовольствием прочёл — редкий случай, когда читаю биографические книги.

Не люблю пересказывать содержание книг — лучше один раз прочитать источник, тем более в данном случае он совсем небольшой. Но можно сказать, что “Преследователь“ — типичный образчик фантастического реализма, которым славится автор. В нём сплетается реальная биография Паркера и фантазия Кортасара весьма замысловатым образом. У меня есть подозрение, что этот подход (и, возможно, непосредственно “Преследователь”) повлиял на раннее творчество Пелевина (см. “Ухряб“).

Добро со злом

Третий автор, о котором необходимо сказать, мне тоже был понятен сразу, но выбрать произведение оказалось ещё сложнее. У братьев Стругацких я люблю ещё больший процент произведений, чем у Кортасара. Решил остановиться на книге, которую перечитывал несколько раз и каждый раз понимал из неё совершенно разные смысловые слои — “Отягощённые злом или сорок лет спустя“. Как и все поздние произведения Стругацких — очень философское и сложное для восприятия чтение, во многом посвящённое вопросам воспитания Человека.

Я до сих пор помню этот тоненький томик в суперобложке. Правда что было на суперобложке память мне не подсказывает, кажется, что-то абстрактное, зато прекрасно помню первую страницу с названием.

Не скажу, что Стругацкие заставили меня задуматься о вопросах образования и воспитания, но они поставили передо мной много сложных вопросов, на которые до сих пор нет ответов — ни у меня, ни у общества.

Хотя произведение сложное и отчасти не фантастическое, язык Стругацких продолжает быть богатым, насыщенным, красочным — книга отлично читается, разве что в начале немного затянуто длинными описаниями, создающими образ действительности, в которой будет разворачиваться действие.

Про творчество А. и Б. Стругацких я писал в рецензии “Внутренняя автобиография Стругацких“.

Однозначный поиск предназначения

Наконец-то у меня не было сомнений ни с автором, ни с конкретным произведением! С этой книгой я сначала познакомился в аудиоформате, а затем прочитал. Хотя… может быть и ошибаюсь, так как то и другое хронологически были очень близко. В любом случае, и тут и другой цифровой вариант захватывал меня полностью. “Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики“ — произведение, которое произвело на меня такое впечатление, как никакая другая книга. Не сказать, что впечатление сильнее, чем от других книг, — скорее более насыщенное, концентрированное и притом более разноплановое.

Автор книги значится С.Витицкий — псевдоним Бориса Натановича Стругацкого, который он использовал, когда писал в одиночку. В данном случае, уже после смерти брата.

Позднее я ещё раз перечитывал книгу, пропуская некоторые моменты, которые либо менее интересны, либо менее приятны — в конце жизни главного героя таких довольно много, но по ним видно, что писал их пожилой и больной человек, который знает о старости не с чужих слов.

Книга произвела на меня такое сильное впечатление, что с неё я начал писать рецензии на книги, рассказывать о тех книгах, которые оказали на меня большое влияние. Потому о более ранних увлечениях у меня нет рецензий, хотя о том же Кортасаре нужно бы написать. Про Поиск предназначения я написал отдельную “Рецензию на малоизвестную книгу известного автора“.

Самое книжное время

Последняя книга будет достаточно неожиданна, не скажу, что она особенно важна для меня, но из недавно прочитанных она явно выделяется.

Сергей Лукьяненко — весьма известный современный фантаст, по книгам которого снимают фильмы. Многие его произведения я читал уже давно, некоторые даже перечитывал — “Дозоры“ проглатываются легко и увлекательно, однако, не являются серьёзной фантастикой. Недавно решил познакомиться с неизвестными мне романами Лукьяненко — скажем так профессиональный интерес, заключающийся в том, как же сейчас пишут отечественные авторы, у которых можно было бы набраться опыта, взять за образец.

Заострив внимание на тех произведениях, которые раньше были мне  неизвестны, я весьма улучшил всё мнение о Сергее Лукьяненко — у него нашлись произведения значительно глубже и интереснее, чем про «Глубину» и «Дозоры». Не только глубокие и интересные, но и уютные, например, “Осенние визиты“.

Мне сложно сформулировать почему этот роман для меня характеризуется как уютный, но что-то в нём такое родное, камерное: реальный мир, привычное общество и обычные люди, типичная, нашенская, осень. И отсылки, во всяком случае, лично для меня, к другой уютной книге — Роджер Желязны “Ночь в тоскливом октябре“.

Про своё отношение к творчеству Лукьяненко и про “Визиты“ я написал в рецензии “Миры Сергея Лукьяненко“.

Вот такой получился список #5книг, хотя сюда же очень хочется вставить и капитана Блада, и “Основание”, и “Мост на Дрине”, и “Снег” и многое другое, что оставило достаточно глубокий след в моей читающей душе. Придётся о них рассказать в другой раз.

Буддийский словарь

Когда начинаешь какой-то проект, желательно уже иметь стройную идею того, что ты хочешь получить в итоге. Иначе развитие проекта может зайти куда-то не туда. Не обязательно знать все детали, но общую идею — обязательно.

Именно так получилось с буддийским словарём — его идея у меня сложилась значительно раньше, чем я написал первую словарную статью для него. В чём же она заключается?

В интернете можно найти довольно много ресурсов, где есть не только переводы текстов, но и переводы отдельных слов с пали. Однако, они, с одной стороны, зачастую неполные, содержат мало слов, а, с другой стороны, просто переводы и толкования, то есть являются теоретическим подходом, а не инструментом для реальной жизни, общения. Мне же хотелось создать словарь живого языка, живой тхеравады на русском.

Отличие в том, что живой язык меняется, адаптируется. И в том, что для существования тхеравады в русскоязычном обществе, нужны русские слова, обозначающие буддийские понятия. Чтобы было понятнее, приведу несколько примеров, для начала не буддийский.

Когда люди общаются на каком-то языке, они активно заимствуют слова из окружающей языковой среды. Благодаря анекдотам широко известна реальная фраза американских русских: вам сыр писиком или слайсиками? Слова «писик» и «слайсик»  — это слова русского языка, хотя понятно, что совсем недавно заимствованные. Почему именно русские слова? Потому что они уже начали вести себя как и положено словам русского языка: появился пол, уменьшительно-ласкательная форма, склонения, окончания и прочее. То же самое происходит с английскими биологическими терминами: если они реально (реально — важная деталь) используются в общении, на лекциях, то они заимствуются и начинают подчиняться правилам русского языка. Возможно, не всем правилам, но, во всяком случае, некоторым, наиболее нужным для удобства использования.

Следует заметить, что при заимствовании и активном использовании смысл, содержание термина может меняться и начать отличаться от того, что значит этот термин на другом языке. Потому бывает нужно зафиксировать этот новый смысл — а где фиксировать? В словаре. Словарь именно фиксирует словоупотребление, а не задаёт его.

В этом и заключается моя идея буддийского словаря: зафиксировать реальное словоупотребление буддийских терминов в рамках школы тхеравады на русском языке. То есть не палийские значения слов, а то как их реально у нас используют. И я с самого начала знал, что работа предстоит непростая, так как тхеравада распространена не очень широко и носителей интересующей меня терминологии мало. И вообще большинство читает и переводит английские переводы с пали, но не использует термины в реальном общении. Можно сказать, что люди знают книжные термины, а не живой язык.

Зафиксировать именно живой язык мне кажется важным, так как именно его наличие позволит тхераваде развиться в русскоязычной среде. Наличие терминов на языке, который не знает большинство, не сделает традицию русскоязычной, она будет оставаться чем-то чужеродным.

Ещё одна особенность — исходные термины палийские и многие из них не имеют однозначного и точного короткого перевода. Использовать транслитерацию и другие банальные способы заимствования не очень удобно и интересно, так как получается, что мы добавляем много слов, которые интуитивно даже близко непонятны людям, которые интересуются вопросом. Но и все палийские слова заменять привычными нам словами тоже плохо, так как многие оттенки смыслов потеряются. Приходится искать некую середину. Например, слово «дуккха» стало привычной в буддийской среде, при этом у него нет точного перевода и использование вместо него слова «страдание», как часто делают, будет искажением смысла. А вот «каруна» я перевёл как «сострадание«, так как перевод достаточно точен, а исходное слово не сильно закрепилось в языке, во всяком случае пока — из-за редкого использования. С взаимозависимым возникновением ещё сложнее, так как исходный термин «paticcasamuppāda» достаточно сложен для русского языка, а перевод не очень понятен. Сейчас, по моим данным, термин не очень часто используется, потому не имеет устоявшегося варианта, но, мне кажется, он не сможет зафиксироваться в исходном звучании — слишком сложно и долго произносить — но в каком виде он будет, не знаю.

Тут мы подходим к преимуществам онлайн-словаря: его можно оперативно менять при изменении норм словоприменения. Если появится какой-то новый вариант адаптации этого термина к русскому языку, я смогу сменить название статьи в словаре. Чтобы не запутаться и не потеряться, все статьи имеют адрес соответствующий палийскому термину, то есть имя можно менять как угодно, но всегда будет понятно к какому исходному палийскому слову идёт отсылка. Следовательно, у этого словаря не будет окончательной версии, он всегда будет стремиться к отображению реальной языковой ситуации.

В связи с вышеизложенным при создании словарных статей,  я не мог дословно использовать имеющиеся определения терминов в различных источниках. В том числе потому, что большинство словарных статей, которые я изучил, либо английские, либо их почти дословный перевод на русский — без учёта того, как реально употребляются.

При создании словаря всегда будет учитываться мнение реальных носителей буддийского русского языка — русскоязычных монахов, которые читают лекции, отвечают на вопросы и прочее на русском языке. К сожалению, таких монахов очень мало и не все термины достаточно «проверены боем».

Онлайн словарь позволяет создавать списки терминов, которые помогут в изучении отдельных групп понятий, например, рупа-дхаммы, читасики или можно начать со списка базовых терминов.

Работа над словарём является бесконечной, хотя бы потому, что необходимо отслеживать словоприменение и обновлять словарь. Сейчас ещё далеко не все термины внесены в словарь, а те, что есть, не всегда имеют полноценную словарную статью. Однако, дело движется и если у вас есть вопросы, комментарии, замечания, то пишите мне в Телеграм @Merkader и следите за новостями на канале @rolfmerkader «Оттиск на тисе «.

Популярные заблуждения о буддизме

Специально для сайта theravada.world

 

Здесь разобран ряд заблуждений о буддизме, которые довольно глубоко проникли в головы даже хорошо образованных людей, в том числе из-за того, что первые переводы буддийских текстов содержали много ошибок. Набор заблуждений и их разбор сделан на основе англоязычной статьи, но с существенными изменениями в области аргументации.

1. Будда — это статуэтки толстого парня.

Лысый, толстый Будда в виде статуэток и изображений на самом деле является китайским монахом, который жил в 9 веке нашей эры. Его звали Хотей — так часто называют и статуэтки. Он был монахом буддийской школы Чань, но люди часто отождествляют его с Буддой Гуатамой, что совершенно неправильно.

2. Все буддисты лысые.

Бритая голова является обязательным атрибутом буддийского монаха, но миряне редко бреют головы и это не является обязательным.

3. Все буддисты — вегетарианцы.

Будда не запрещал есть мясо. На употребление мяса есть ограничение у монахов — животное не должно быть убито специально для бхиккху. Для мирян нет таких ограничений, несмотря на то, что есть запрет на убийство живых существ.

4. Все буддисты медитируют.

Медитация была определена как центральная практика буддизма, но большинство буддистов на протяжении всей истории не медитировали. До недавнего времени медитация считалась практикой, предназначенной только для монахов, причём не для всех. Будда действительно уделял большое внимание медитации, но также говорил, что практика начинается с нравственности и дарения (даны).

5. Все буддисты медитируют, сидя в полном лотосе.

Очень немногие буддисты сидят в полном лотосе, когда медитируют. Будда всегда настаивал на внимательности, а не определённой позе сидя или ещё как-то. Все позы приемлемы и используются.

6. Перерождение — это весело.

Первая благородная истина говорит нам о том, что жизнь является страданием, следовательно следующая жизнь не будет весельем, а будет такое же страдание, как эта и прошлые жизни.

7. Все дороги ведут к одной и той же вершине.

Представители других религий, с точки зрения буддизма, могут накапливать благую камму этическим поведением, но достичь Просветления не могут. Представители разных школ буддизма говорят про Просветление в рамках своего учения, но, если глубоко разбираться, выясняется что цели разные, только название одинаковое. Из-за всего этого данное утверждение ложно.

8. Все буддисты живут в монастырях.

Большинство буддистов на протяжении всей истории были мирянами и, следовательно, не жили в монастырях. В современном мире не все монахи могут жить в монастырях. Кроме того, монахи, которые живут в странах, где буддизм не является традиционной религией, довольно часто не имеют средств и возможностей создать собственный монастырь из-за небольшого размера общины и тоже не живут в монастырях. На буддистах-мирянах держатся все монастыри, потому большинство буддистов не могут жить в монастырях.

9. Вы должны быть монахом или монахиней, чтобы стать просветленным.

Даже в Палийском каноне есть случаи, когда миряне достигали Просветления. Подробнее можно почитать тут.

10. Все буддисты— хиппи.

Тхеравадины бывают очень разными. В странах, где буддизм является традиционной религией, большинство жителей в той или иной мере исповедуют эту религию и ведут себя как обычные люди, то есть очень разнообразно. Те, кто строго следуют буддийским канонам, принимают Прибежище, вообще не пьют алкоголь и не употребляют психоактивные вещества.

11. Буддисты — идолопоклонники.

Традиция изображать Будду в скульптуре пришла в Индию из Древней Греции. В буддизме изображение Будды не является более священным, чем другие символы, например, колесо Дхаммы.

12. Далай-лама является главой буддизма.

Далай-лама является духовным лидером тибетского народа, но даже не является руководителем школы Гелуг, не говоря уже о многих других школах махаяны, и, тем более, школах дзен или тхеравады.

13. Буддисты верят в реинкарнацию.

На самом деле буддисты верят в перерождение, которое не связано с переселением души, так как в буддизме отсутствует само понятие души.

14. Буддисты верят в камму, что означает, что у них нет сострадания, потому что любая сложная ситуация и страдание являются плохой каммой человека.

Распространенное заблуждение, что камма является причиной всего. На самом деле в буддизме есть ещё четыре причины того, почему что-то происходит, включая естественные законы (дхамма нияма), биологические законы (баджа нияма), физические законы (уту нияма) и психологические законы (читта нияма). Некоторые вещи случаются из-за погоды (уту нияма), некоторые происходят случайно, и во всех случаях буддисты должны быть сострадательными. И никто, кроме Будды, не может однозначно сказать о том, как работает камма, так как нельзя точно знать, является ли какой-то отрицательный результат следствием каммы, или он вызван ненормальностями погоды и другими причинами.

15. Буддисты должны носить рясы (специализированную одежду).

Только у буддийских монахов есть строгие правила, касающиеся одежды, миряне носят все, что им нравится. Лишь в некоторых случаях, например, посещение монастырей, приветствуется закрытая одежда белого цвета.

16. Будда — это Бог или один из богов.

Будда родился таким же смертным человеком, как и любой из нас, в конце жизни он заболел и умер. Он достиг Просветления и Ниббаны, прервал цикл перерождений, но родился Гаутама, предположительно, в 563 г. до н.э. — это было его последнее рождение, последняя жизнь и последняя смерть. Он также не был сыном Божьим и после смерти не стал Богом, помогающим людям.

17. Буддизм — это пессимистическая религия.

Да, первая благородная истина — это благородная истина о страдании, вторая — о причинах страдания, но кроме них есть третья — говорящая о возможности прекращения страдания и четвёртая благородная истина — о пути, ведущем к прекращению страдания. То есть Будда показал путь избавления от страданий и то, что по нему возможно пройти, что сложно назвать пессимистическим взглядом на жизнь.

18. Это все иллюзия.

Будда никогда не говорил, что наш мир — иллюзия. Он говорил, что весь мир взаимозависим и то, что мы видим иллюзию, но только в том плане, что не понимаем мир так, как он есть на самом деле. Мы принимаем непостоянное за постоянное, некрасивое за красивое, создаём иллюзию «я», но это не означает, что мира на самом деле не существует. Он есть, но совсем не такой, каким мы его видим. Мудрость, к которой стремятся буддисты, включает в себя правильное понимание того, как есть на самом деле.

19. Буддизм — это преобразование индуизма.

Буддизм появился в индуистской среде, долгое время полемизировал с индуистскими течениями. Если взять нынешний индуизм, то скорее он получился из буддизма, так как он многое перенял, чтобы не уступить новой религии. Во времена Будды в Индии был брахманизм, который проповедовал переселение души, кастовую систему, многобожие, жертвоприношения животных — все базовые воззрения индуизма Будда отверг как неправильные.

20. Буддисты — ужасно серьезные люди, они не носят макияж и никогда не веселятся.

Для буддистов-мирян нет ограничений на макияж и веселье, за исключением дней, когда соблюдается упосатха (один, два или четыре раза в месяц) или ретритов, когда рекомендуется носить белое и не краситься. Монахам запрещено использовать макияж и посещать исключительно развлекательные мероприятия. При этом театр или кино может не быть увеселительным — в таком случае, они не запрещены монаху, если он не брал дополнительных обетов.
Монахи в своих лекциях и проповедях могут рассказывать смешные (и поучительные) истории из жизни или из книг.

21. Буддистам не разрешается желать чего-либо, поэтому они не могут заниматься спортом или чего-либо достичь.

Буддистам не запрещается желать чего-либо, даже наоборот — им необходимо желать достижения Ниббаны. Другое дело, что они должны знать, что страстное желание приводит к страданиям, потому нужно с такими желаниями бороться. Буддисты обязуются не убивать живых существ, но если спорт, даже стрельба из лука, не предполагает убийства животных, то ничего не мешает им выступать. Среди буддистов есть не только спортсмены, но и актёры, бизнесмены, ученые и многие другие. Будда не рекомендовал лишь пять профессий, связанных с убийствами, торговлей людьми, оружием и наркотиками.

22. Все техники медитации приводят к подавлению так называемых базовых эмоций и уменьшению их выражения, что приводит к ухудшению психического здоровья и болезням.

Во-первых, нужно разделять то, что называют медитацией на многочисленных курсах личностного роста, повышения работоспособности и пр., и настоящую буддийскую медитацию. Во-вторых, буддийская медитация не приходит к ухудшению психического здоровья, если изначально, до практики, не было существенных отклонений. В-третьих, буддийская медитация не борется с эмоциями и чувствами, но некоторые практики направлены на осознанность негативных чувств, благодаря чему человек учится вовремя останавливать развивающийся в нём гнев, злость, похоть и так далее. Это не подавление, которое потом может привести к выплёскиванию накопившегося, а именно остановка развития — выплёскивать в дальнейшем будет нечего. При этом надо не забывать, что целью медитации является достижение Ниббаны, а не выздоровление тела человека.

Есть ли леса на Земле?

В рамках проекта “Анализ: логика и базовые знания”

Казалось бы странный опрос, но некоторые считают, что их нет. Так как уже несколько раз встречал разговоры об этом, а тут мне ещё и предложили эту тему для разбора, я решил взяться за одну статейку под названием «На земле лесов нет!» Давайте разберём логическую структуру, не сильно затрагивая содержание.

Прочитав такой громкий заголовок, да ещё с восклицательным знаком в конце, любой здравомыслящий человек покрутит пальцем у виска и закидает меня миллионами фоток с изображениями леса.

Поверьте, на ваших фотках леса нет. Это очередная уловка! Нас просто заставили думать, что это лес, но на самом деле — это всего лишь, 30 метровые кусты.

Видимо автор не знает отличия деревьев от кустов. Вот можете сравнить определения: дерево, кустарник. Определения таковы, что различить легко. Деревья могут быть и десяти сантиметров роста, они всё равно останутся деревьями. Уже исходя из этого можно ответить на исходный вопрос: леса есть. Но что же на самом деле хотел сказать автор, ведь не это же самое главное?

А ведь, действительно, старые деревья — это, редкость, они все на учёте и охраняются как памятник природы. В сети, даже шум подняли по этому поводу: почему, мол все леса, даже в Сибири не старше 200 лет? (Куда подевались гиганты?)

Далеко не все деревья так долго растут, что в искусственных условиях, что в природных. Про Сибирь не скажу точно, но в Петербурге совсем недавно ещё было несколько дубов, которые посадил Петр Первый. В Сибири — вспомните сколько случается пожаров каждый год. Но пойдёмте дальше:

Дело в том, что ещё советские биологи обнаружили некую странность: на полюсах скоплено неестественное кол-во воды в виде льда и снега, а в водах мирового океана растворено неестественное кол-во углекислого газа. Такая сумасшедшая концентрация однозначно доказывает о глобальном пожаре прошлого. Нехитрыми расчётами учёные вывели цифру, которая говорит, что совсем недавно случился пожар спаливший 99,9% биосферы Земли.

Тут можно прочитать целый курс лекций о том, как развивалась биосфера и планета в целом, но это лишнее. Отметим другое: что значит неестественное? А какое количество естественное и как это определить? Растворимость углекислого газа в воде определяется рядом факторов, включая температуру, причём высокая температура препятствует растворению. А теперь промоделируем описанную ситуацию: горит 99,9% биосферы, то есть в тысячу раз больше органики, чем есть сейчас. Представляете какой это выброс энергии и углекислого газа? Атмосфера и океан должны были сильно нагреться, очень сильно. Следовательно, углекислый газ не смог бы сразу раствориться в океане, его концентрация в атмосфере сильно бы выросла. Какие у этого следствия? Парниковый эффект, становится ещё жарче. Ну и вымирание всех животных, так как они бы не смогли выжить при такой температуре и такой концентрации углекислого газа. И ещё вопрос: откуда столько кислорода для горения?

В общем, моделирование глобального пожара приводит нас к мысли, что такого не могло существовать, так как жизнь на суше бы просто вся вымерла, не осталось бы ни одного здания старше 200 лет — ничего бы не осталось.

А теперь вдумайтесь в цифру 99,9%! Другими словами:то, что сейчас растёт, ползает, летает, плавает и бегает по Земле, в 20.000 раз по обьёму меньше, чем было до пожара!

Интересно, откуда цифра в 20 тыс раз? 0,1% — это одна тысячная. Возможно из каких-то других сказочных источников.

Биологи поделили эту цифру на площадь всех континентов вместе взятых и у них ничего не получилось — места на суше не хватило. Теория затрещала по швам, но снег на полюсах никуда не денешь — факт есть факт, и его нужно разместить по суше.

Мы уже выяснили, что эту цифру нет смысла ни на что делить. Связь происхождения снега и пожара никак не доказана.

Как всегда, озарение пришло внезапно: оказалось, что всему виной стереотип мышления, потому что привычный лес 30-ти метровой высоты вирусом засел в головах биологов и помешал быстрой разгадке этого вопроса. Если растения не помещаются вширь, значит их надо разместить вверх. И всё сразу срослось!

А вы когда-нибудь задумывались, почему лес имеет такую высоту, какая она есть? Ответ давно известен и он чисто физический, можете нагуглить, но нас сейчас это не интересует, так как мы не факты разбираем.

В новой теории быстро нарисовался гипотетический лес немыслимой высоты.

Далее автор приводит фотографии толстенных срубленных деревьев и комментирует их:

Это варварская вырубка секвой Калифорнии (с 1880-х по 1920-е годы), которые чудом уцелели после планетарной бомбардировки 1816г. Вы только представьте, сколько нужно лет, чтобы вырасти дереву до таких размеров! А потом пришли твари с пилами и топорами: Раз-два и нет дерева…

Ах вот почему случился пожар! Планетарная бомбардировка 1816 года — даже конкретная дата известна. Давайте и мы представим. А потом вспомним, что есть секвойи, которым тысячи и более лет. Причём не только в США. Вот список. Есть в Чили, Японии, на Шри-Ланке. И это только зарегистрированные. А есть с неточно определённым возрастом — они вообще отовсюду. Почему их всех пожар обошёл стороной?

Если говорить про конкретные секвойи, которые на фотографиях, то сложно сказать сколько им лет, они могли расти довольно быстро. Каких-нибудь 200-300 лет вполне бы хватило, чтобы вырасти такому дереву. Но дальше автор пишет ещё интереснее:

 В пропорциях деревьев есть такое правило: диаметр пня примерно, в 3 раза превышает рост лесоруба, пускай (1,75м х3)х20=105метров!

Какое правило есть? Правило, что диаметр пня в три раза превышает рост лесоруба? Видимо пропущена часть, что высота в 20 раз больше диаметра пня, как следует из уравнения. Однако, это очень странное правило и явно неточное. У разных деревьев будет разное соотношение, это во-первых, а во-вторых, ствол должен утолщаться быстрее, чем растёт дерево вверх. Легко находится вот такой график:

Или вот данные из сравнения двух дубов возрастом 115 и 112 лет выросшие в разных условиях (на поляне и в лесу): диаметр ствола 100 и 51 см, высота 21,5 и 30,1 м, соответственно. Легко посчитать, что тут пропорции, указанной автором, не будет от слова совсем. Так что измерение диаметра пня нам мало что даёт без конкретных данных про этот вид деревьев в конкретных условиях. При этом отмечу, что да, самые высокие деревья действительно около ста метров в высоту, это не сказка, но это физический предел. Вот пример. Идём дальше.

 Если кто-то считает, что лес вырубали из-за древесины, то спешу развеять вашу наивность. Дело в том, что старые деревья являются информационным накопителем, базой данных, жёстким диском, говоря современным языком. Всё, что происходит на планете, деревья записывают в свой информационный портал. Человеку с хорошими сенсорами достаточно зайти в такой лес и легко считать любую информацию о прошлом, просто коснувшить ствола дерева. А какая силища перетекает в нас через прикосновение, я вообще молчу…

Что тут комментировать даже не знаю… Да, деревья копят информацию, например, о погоде, за счёт годовых колец можно многое узнать о прошлом планеты, есть дендрохронология — очень интересная наука. Наука, а не вот это вот. Дендрохронологи не общаются с деревьями, если что. Что такое «человек с хорошими сенсорами» — мне вообще не ясно.

Подведём итог: как видите, остатки гигантского леса нашлись, следовательно — теория об исполинских лесах прошлого доказывается, а беспризорный снег полюсов занял своё место в мозаике.

Подведём итог: гигантские леса немного сохранились и сейчас, но деревья эти обычные и не доказывают существование каких-то более крупных деревьев в прошлом. И не было никакого доказательства, что снег как-то с этим связан — мы уже разобрали, что глобальный пожар привёл бы к гибели всех животных. Однако, это только вступление, автор на этом не останавливается, но там сложнее вычленить что-то адекватное, подходящее для разбора, так как встречается, например, вот:

Не забывайте, что пока светил Солар, смены дня/ночи и лета/зимы не было!

О как! А затем задаётся вопросом:

Так куда же подевались кремниевые деревья или хоть бы, их остатки?

Вот оно что! Оказывается раньше были кремниевые деревья: точно такие же как углеродные, но кремниевые. Интересно…

Вы не поверите, но они нашлись! Угадайте, где? Всё в той же Северной Америке, в Аризоне, если быть точным.

А дальше начинается другое развлечение: лингвофричество. Типичное, махровое.

И река Коло-РА-до…

Вы только вдумайтесь, что делает древний руСкий корень «Коло» на другом краю света? Про «РА» я вообще молчу.

И что им так бог Ра всем дался? Или просто влияние Задорнова, который, кстати, далее упоминается в тексте? Но вернёмся к деревьям, как это сделал и автор этого сказочного текста:

Представляю вашему вниманию музей под открытым небом. Окаменевшие деревья здесь тупо разбросаны по пустыне и также огорожены забором. Сегодня любой желающий может посетить этот туристический приёмник под названием: Petrified forest national park.

Обычные окаменелые деревья. Ну бывает, что тут такого? Я сам как-то раз сидел на окаменевшем пеньке липидодендрона, который мы притащили в лагерь, но не смогли увезти с собой. Да, это не частое событие, нужны особые условия, для замещения древесины на камень, но что это доказывает? Вот угля, в котором можно найти остатки деревьев, у нас значительно больше — не значит ли это, что раньше, ещё до кремниевых, у нас деревья были угольные?

Далее автор подводит ещё один итог:

 -Все наши леса молодые и не растут выше 30 метров;

Не все. Например, в Белгородской области, в заповеднике, есть трёхсотлетняя дубрава, там студенты проходят практику. И выше 30м метров растут, причём многие виды деревьев.

 -Остатки сказочного леса сохранились в виде американских секвой, а биологи тем самым пристроили полюсной снег;

Связь снега и сказочного леса никак не доказана, так же как и пожар вообще.

  -Нашлись окаменелости кремниевой эры, включая деревья из самоцветов.

Обычные окаменелости, которые ничего не доказывают. И не самоцветы.

Если вы решили, что на этом всё заканчивается, то нет. Это, оказывается, только начало:

Это в идеальном мире всё сходится, а в нашем аду нихрена не сходится!!!

Дальше автор показывает своё незнание о том, как образуются окаменелости, считает, что учёные утверждают: органическая ткань превращается в SiO₂. Не буду это разбирать, так как нужно глубоко погрузиться в специальные термины. Приведу разве что один вопрос:

  Объясните мне, как деревяшка обратилась в полу-драгоценные камни???  Нет ответа?

Ответ есть: почитайте специальную литературу, там это отлично описано. Причём отлично описаны процессы замещения (не превращения) не только органики в кремний, опал или ещё что-нибудь, но и замещение одной неорганики другой. Очень интересные и красивые процессы, но мы немного отвлеклись. Вывод: автор просто не хочет знать, что уже известно в этой области.

А дальше автор переходит к другой популярной теме, которая тоже много раз уже разбиралась с помощью геологических знаний, тема про гору «Башня Дьявола» в штате Вайоминг, США. :

А я не верю и утверждаю, что это пень от гигантского древа кремниевой формы жизни и легко это докажу.

Но, опять же, это не предмет анализа логики, хотя…

Дальше, к сожалению, анализировать практически нечего (да и скучно), так как всё дальнейшее рассуждение строится на вульгарной (самой неточной) аналогии: гора по форме похожа на пень, её каменные элементы на сосуды в дереве, другие каменные структуры похожи на соты (которые, вообще-то делаются пчёлами круглыми, а получают конечную форму позднее) и так далее. Эта поверхностная аналогия на основе сходства внешнего вида, которая ничем не обосновывается. Такая аналогия не является точной, так как рассматриваются несущественные признаки, а точнее, в данном случае, вообще один признак, который был выбран просто по хотелке автора — точно так же можно было выбрать другой признак, например, цвет, и делать аналогии по цвету — эта аналогия была бы ничуть не хуже, чем та, которую делал автор этой длинной и странной статьи. Кроме того, автор полностью отказывается понимать и принимать то, что строгие геометрические структуры могут формироваться в природе без участия разума по чисто физическим причинам.

Там дальше ещё множество всяких картинок и текста, но думаю, что уже достаточно.

Вывод: даже без научных знаний, лишь с помощью логики и беглого поиска в сети, мы может понять, что рассуждения автора построены неправильно, следовательно выводы, к которым он приходит, не являются обоснованными. Всё было не так, как хочется.

О чём Будда не говорил

Специально для сайта theravada.world

В интернете можно встретить огромное количество цитат великих людей, и часто у нас нет возможности проверить действительно ли они это говорили. Некоторые цитаты самодостаточны и даже не важно действительно ли их говорил тот или иной деятель, но иногда эти псевдоцитаты искажают действительность и запутывают людей.

Именно так обстоит дело со словом Будды, которое переиначивают в цитатах на любой лад, не оставляя от его учения ни одного следа. Давайте рассмотрим некоторые распространённые в интернете псевдоцитаты Будды и выясним насколько иначе на самом деле говорил Будда. Для этого нужно пройтись по сайтам, где есть страницы с названиями типа » Десять лучших цитат Будды», «Все цитаты Будды», «Неизвестные цитаты Будды» и так далее.

Он этого не говорил или за него сказали другие

Мы сформированы из наших мыслей. Мы становимся тем, о чем думаем.

Я думаю о вкусной-вкусной варёной кукурузе… Ой, помогите! Я становлюсь кукурузой! Можно привести несколько вариантов этой цитаты:

Ваш ум – всё. Вы становитесь тем, что думаете.

Мы — то, что мы думаем. Все, что мы есть, возникает с нашими мыслями. Своими мыслями мы создаем мир.

Конечно же, Будда этого не говорил. Почему мы можем быть в этом уверены? Например, потому, что мы не то, что мы думаем, а мы состоим из трёх групп дхамм: рупы — материи, читты — сознания и читасик — психических состояний. Или в другой классификации из двух групп: рупы — формы и намы — концепций (подробнее тут). То есть мы состоим не только из мыслей. Кроме того часть материи возникает не под действием сознания, а по другим причинам, например, каммическим или природным (см. тут). Нельзя сказать, что всё в мире формируется мыслями — это некорректное упрощение. Наши мысли, желания, стремления, наша жажда создают камму, то что будет влиять на нас в этой и следующих жизнях, но не только камма ответственна за то, что будет у нас впереди, есть ещё целый ряд причин.

При встрече с такими максималистскими цитатами всегда нужно вспоминать, что у всего есть больше одной причины.

То, что мы есть сегодня,— это следствие наших вчерашних мыслей, а сегодняшние мысли создают завтрашнюю жизнь. Жизнь — это порождение нашего разума.

Первая часть очень приблизительно правильная, если не учитывать того, что каммические плоды могут проявляться через значительное время, и, следовательно, ваша завтрашняя жизнь зависит и от ваших прошлых жизней. Если вы в прошлой жизни убивали и совершали прочие неблагие поступки, то это может сказываться ещё не одну жизнь в будущем. Кроме того, не всё в жизни объясняется каммой — есть и другие причины. Если вы поскользнулись и сломали руку — это не обязательно камма такая, это просто погода (уту-нияма — тут) в Петербурге отвратная.

Вторая часть ещё менее правильная, чем первая, что уже должно быть понятно из объяснения предыдущей псевдоцитаты. Есть дживит-индрия — дхамма относящаяся к материи и определяющая есть ли жизнь в материальном теле. Она не порождается нашим разумом. У всего есть больше одной причины — эта максима работает и тут.

Каждое утро мы рождаемся вновь. Только то, что вы делаете сейчас, имеет настоящее значение.

Эта псевдоцитата несколько противоречит предыдущей. Если бы мы рождались каждое утро, то не помнили бы, что делали вчера. С другой стороны: какая разница проснулись или родились — закон каммы всё равно работает и вчерашние поступки вовсю аукаются сегодня. Это особенно знакомо тем, кто любит выпивать перед сном.

В свете закона каммы не важно, когда вы делаете тот или иной поступок — вчера, сегодня, завтра — важно какой он, благой или нет, то есть какие каммические плоды принесёт.

А если посмотреть на псевдоцитату с логической точки зрения: попробуйте что-то сделать не сейчас, а в любое другое время. Вряд ли у вас что-то получится.

Не задерживаться в прошлом, не мечтать о будущем, сосредоточить ум полностью на настоящем моменте.

Ещё одна цитата о том же. С одной стороны всё верно, с другой стороны, нужно анализировать свои поступки и планировать будущее, следовательно, находиться в прошлом. Анализ прошлых поступков позволяет понять, что было сделано неправильно, и какие следствия получились у того или иного поступка. Памятование о смерти, то есть в какой-то мере о будущем, является важной составляющей буддийской практики.

 Ваши страдания вызваны вашим сопротивлением тому, что есть.

Дуккха или страдание является центральным положением всего учения Будды. И Будда много раз и однозначно говорил, что страдания вызываются жаждой, привязанностью. Дуккха обусловлена самим существованием человека (см. Четыре Благородные Истины). Можно натягивать сову на глобус и говорить, что привязанность — это сопротивление уходу в Ниббану или ещё как-то толковать эту фразу, но это не будет иметь никакого отношения к словам Будды.

“Боль — несомненно. Страдание — необязательно”.

Как уже сказано выше — дуккха, страдание является обязательным компонентом нашей жизни, именно на избавление от дуккхи направлено учение Будды. Правда здесь, скорее всего, ошибка перевода и имеется в виду другое, про физическую и психическую дуккху. Если тебе отдавили ногу у тебя обязательно будет физическая боль, физическая дуккха, но ты ещё можешь злиться, обижаться, испытывать отвращение — создавать дополнительную дуккху. Видимо, это неправильно истолкованная или переведённая сутта «Дротик«.

Вы сами, как никто другой во всей вселенной, заслуживаете своей любви и преданности.

Буддизм говорит о равенстве, так что не понятно, чем конкретно вы лучше, чем кто-либо другой. Такая формулировка способствует развитию эго, поддержанию иллюзии «я», с которой буддизм борется. Будда никак не мог такое сказать.

Любовь, освободительница ума, вмещает в себе всё, сияя, сверкая и излучая.

Эта фраза является весьма неоднозначной. Скорее всего здесь речь идёт о метте (см. Вики), но без контекста об этом невозможно догадаться, особенно в таком переводе, при этом она отлично подходит всяким эзотерикам и тантрикам, где под любовью понимается что-нибудь совсем другое. Практика метты — сильная и полезная практика, но из приведённого высказывания это не понять. Именно такие неоднозначные фразы больше всего вводят в заблуждение, ведь, с одной стороны, Будда говорил что-то подобное, а с другой стороны, этой псевдоцитатой можно обосновать свободное сексуальное поведение как практику дхаммы.

“Насколько сильно ты любишь? Насколько наполнено ты живешь? Это самое главное”.

Эти слова можно немного переиначить: «насколько ты поглощён страстями, насколько ты наполнен страстями? Это самое главное». Чувствуете смысловой оттенок уже несколько поменялся и ответ хочется дать уже другой. А ведь суть та же самая: речь идёт о страстях, о танхе — жажде, о том, с чем Будда призывал бороться, искоренять. То есть важно не то, на что указывают эти вопросы, а обратное. Произошла подмена понятий до полного искажения смысла буддизма.

Мне нравится, когда можно рядышком найти цитаты, которые противоречат друг другу — для меня это явный признак того, что Будда не мог этого говорить. Вот сравните:

Счастье — это, когда мы живем и ничем не владеем.

Счастье никогда не приходит к тем, кто не в состоянии ценить то, что у них уже есть.

Можно быть счастливым, если ценить то, чем владеем, но счастье может быть только в том случае, когда мы ничем не владеем. Именно так можно понять эти цитаты. Можно и иначе понимать, можно строить длинные софистические объяснения того, как это нужно понимать, но проблема таких коротких цитат в том, что каждый их понимает в силу своего разумения и неразумения. Они запутывают и уводят с Пути.

Ваше предназначение в жизни — найти свое предназначение и посвятить ему все свое сердце и душу.

Ещё одна цитата, которая напрямую противоречит буддизму, так как говорит про душу, про которую Будда прямо говорил, что её нет. Анатта — безличность, нет ничего, что было бы постоянным и неизменным как душа. Это один из трёх базовых принципов буддизма.

Вы сами себе учитель.

Это очень типичное высказывание, которое приписывают Будде, встречается огромное количество вариаций:

Подвергайте все сомнению. Найдите свой собственный свет.

Будьте сами себе светильником.

Человек должен учиться тайнам жизни у самого себя, а не слепо верить в другие учения.

Не верьте ничему, независимо от того, где вы это прочитали, или кто это сказал, даже если это сказал я, если это не согласуется с вашим собственным рассудком и вашим собственным здравым смыслом.

И так далее, список практически бесконечный. Бесконечный и весьма приятный людям с развитым эго, так как позволяет не слушать других, а понимать учение Будды так, как хочется, так как удобно и приятно. Соблазн очень велик и многие ему поддаются — а зря.

С этими цитатами есть одна тонкость: Будда действительно говорил похожее, но в очень специфической ситуации для определённой узкой группы людей. Про этот случай можно прочитать в Калама сутте. Однако это не годится для буддистов по ряду причин, самая важная из которых заключается в том, что буддизм религия и требует веру в Три Драгоценности. Самма-диттхи, правильное воззрение, нельзя построить на пустом месте только практикой, в начале требуется просто поверить в истинность слов Будды. И уж тем более нельзя доверять собственному рассудку или здравому смыслу, так как мы все находимся в заблуждении, не видим мир таким, какой он есть на самом деле. И совершаем огромное количество логических ошибок.

Можно выделить целый блок псевдоцитат Будды, которые были заимствованы, скорее всего, из различных китайских традиций и не имеют никакого отношения к слову Будды.

Победи себя и выиграешь тысячи битв.

“Путь не в небе. Путь в сердце”.

“Твоя работа — раскрыть свой талант, а затем без остатка отдать себя ему”.

Тот может, кто думает, что может.

Все дороги ведут на одну вершину.

“Лучше путешествовать хорошо, чем до конца”.

“Когда внутри вас нет гнева, вы нигде не найдете врагов”.

“Когда ты поймешь, как все совершенно, ты откинешь голову назад и посмеешься над небом”.

Хорошо зная буддизм тхеравады, истинные слова Будды и их смысл, можно найти схожие смыслы в этих цитатах, но лишь осколки, если брать все фразы целиком, то они оказываются противоречащими буддизму. Например, не все дороги ведут на одну вершину, есть благие и неблагие поступки, которые приводят к совершенно разному результату, то есть дорога монаха и дорога вора не приводят в какое-то одно место. Если не заниматься софистикой.

Так что фраза, которую любят использовать в конце списка псевдоцитат —

И это очевидно, что все высказывания Будды навсегда останутся в истории человечества.

противоречит истине: не все высказывания дошли до нас, а те, что дошли, часто искажаются до неузнаваемости.

Гордиев узел социального одобрения

Наполняя сайт текстами, я просмотрел много старых текстов в ЖЖ и заметил одну особенность: мне очень нравятся статьи, которые писал 5-7 лет назад. Длинные, обстоятельные, продуманные, идейно насыщенные — всё, как я люблю. Да, стиль, свобода письма хуже, чем сейчас, за это время я набрался опыта, стал чувствовать себя раскованнее со словами, но почему-то нет таких приятных текстов. И я задумался о том почему так.

Чтобы разговор был предметнее и понятнее, приведу пример такого старого текста. «Этика как способ уменьшения страдания» — размышление, опубликованное в далёком 2013 году. Я взял именно этот текст по ряду причин: в нём идёт речь про темы, которые актуальны для меня и сейчас — этика, альтруизм/эгоизм, буддизм; он структурирован и я помню, как продумывал три взаимоотношения, которые рассматриваются в тексте. Теперь текст для меня не очень актуален в том плане, что идеи, которые я сформулировал в 2013 году, сейчас, в 2019, стали обыденными, очевидными. Однако они до сих пор, мне кажется, важны для нашего общества, которое не стало ближе к идеальному — тому, которое можно найти между строк этой статьи. И старое размышление оказалось в какой-то мере рекурсивно по отношению к этому тексту.

Так почему сейчас у меня не получаются такие статьи как «Этика как способ уменьшения страдания»? Ответ нашёлся довольно быстро: я стал более экстравертен, подсел на иглу зависимости от социального одобрения.

Перед тем как перейти к объяснению, нужно разобраться с терминами, дать хотя бы примерные определения.

Три термина

Данные определения не являются универсальными или общепринятыми, но именно так я буду понимать термины в этой статье.

Интроверт — это самодостаточный человек, которому не очень нужно общение, который комфортно ощущает себя в одиночестве. Ему для получения удовлетворения от жизни не нужно постоянно получать социальное одобрение. Самодостаточность заключается в том, что он может занять себя самостоятельно так, что ему это будет приносить удовольствие, радость.

Экстраверт — человек, который стремится к общению не ради самого общения, а потому, что ему хочется получать социальное одобрение своим поступкам. Он зависим от получения социального одобрения, так как именно оно приносит ему удовольствие, которое проще всего получить — примерно как нажать кнопку, которая посылает электрический импульс в центр удовольствия.

Социальное одобрение — любой акт, который человек делает, чтобы показать, что ему нравится поступок другого человека, что он одобряет и поощряет. Благодарность, лайк, апвот, шер, репост, ретвит, комментарий — что угодно, лишь бы было понятно, что твой поступок одобряется, поддерживается. Даже комментарии в виде троллинга или жёсткого спора могут быть социальным одобрением, так как показывают, что действие кого-то заинтересовало, зацепило. Деньги, получаемые за какую-то активность, в этом плане тоже являются неким эквивалентом социального одобрения, показывают, что человек всё делает правильно, он интересен другим.

Отмечу, что чистых интровертов или экстравертов, конечно же, нет, всегда есть некая пропорция, но можно прикинуть чего в человеке больше.

Так какая связь качества текстов и социального одобрения?

Одобрение vs текст

В школьные и студенческие годы я был близок к чистому интроверту: социальное одобрение меня интересовало довольно слабо, как и общение. В университетские годы я часто сразу после занятий отправлялся домой, иногда пешком — это два часа, когда я оставлял все дела позади, шёл по знакомой дороге не требующей много внимания, и размышлял о чём-то своём: придумывал фантастические миры, такие как про Рольфа Меркадера, или продумывал тексты вроде «Этики» или вот этого самого текста, который именно так и продумывался.

При этом не было потребности написать текст побыстрее, чтобы быстрее получить социальное одобрение в виде лайков или комментариев. Идеи продумывались неторопливо и со вкусом, а сформулированные и отполированные много раз конструкции выливались в текст только тогда, когда появлялась внутренняя потребность в этом. То есть это делалось не для других, а для себя, из внутренней необходимости. Нет, конечно было приятно получить лайк или комментарий, но не это было определяющим стимулом, основной причиной деятельности. Именно внутренняя потребность требовала зафиксировать текст, чтобы он уже не менялся, сохранился в том виде, в каком появился, когда я увлекался идеей. Если вовремя не записывал, то интерес пропадал и идеи оставались в неоформленном виде, о чём я позднее сожалел, но хороший текст уже было не написать.

Позднее я стал в большей степени экстравертом, чаши весов несколько сдвинулись. Этот процесс никак не связан с текстами и творчеством (и появлением соцсетей), так что сам по себе он нам тут не важен, но интересно последствие. Нужно отметить, что, конечно, изменение социального статуса тоже сказалось — стало сложнее отодвинуть висящие в голове проблемы, чтобы сконцентрироваться на отвлечённых мыслях, так что далеко не в каждой прогулке удаётся подумать о чём-то не связанном с непосредственно окружающим миром. Но давайте промоделируем, что будет с текстами, если автору лонгридов, то есть нормальных текстов, вдруг стало необходимо социальное одобрение. Или если просто какой-то человек решил зарабатывать это одобрение лонгридами.

Продумываешь, пишешь длинный текст, выкладываешь его и ждёшь социального одобрения, но получаешь его весьма немного: мало кто ставит лайк не дочитав, а для большинства окажется сложно осилить всё  — многабукаффф. Но хочется же получить одобрение. Что делать? Гуглишь вопрос. Нужно раскручивать блог, делать так, чтобы люди постоянно приходили, тогда появятся постоянные читатели, а для этого необходимо постоянно публиковаться, регулярно.

Именно так я и делал сначала в ЖЖ, а потом на блог-платформе Голос, где у меня несколько тематических блогов. Чтобы регулярно что-то публиковать, нужно иметь что публиковать, а хорошие тексты появляются редко и, главное, нерегулярно. Что же постить? Можно брать отдельные идеи, не до конца разработанные и их публиковать, делать коротенький пост.

Тут выясняется, что за короткий пост можно получить даже больше социального одобрения, чем за длинный, так как большее количество читателей дойдёт до конца и поставит лайк. То есть если один хороший текст разбить на несколько средних, то одобрения получится больше. Профит!

Затем выясняется, что пост с картинкой открывается читателями новостной ленты с большей вероятностью, чем без картинки. Нужно вставлять в пост с любым текстом хоть какую-нибудь картинку — это приносит социальное одобрение. Профит!

В конце концов ты приходишь к тому, что текст вообще не нужен, что достаточно картинки. Просто хорошая картинка собирает больше лайков, чем любой более или менее длинный текст. И всё — эпоха текстов заканчивается, социальное одобрение побеждает. Все маршем идут в Инстаграм!

Получается, что экстравертность, точнее потребность в получении социального одобрения, мешает написанию длинных хороших текстов. Почему человеку нужно это одобрение и что с этим делать?

Социальный примат

В человеческую природу заложена потребность в социальном одобрении, в поддержке обществом. Мы слишком социальны, чтобы можно было бы закрыть глаза на это. Возможно такая потребность выработалась эволюционно, как «защита от дурака», чтобы отдельные люди не творили ерунды, которая не одобряется всей группой. С другой стороны, социальное одобрение является индикатором положения в иерархической системе: кто в племени получает больше одобрения, чем вождь (попробуй не вырази)? Или вспоминается выступление различных политических лидеров перед возбуждённой толпой. Эти примеры показывают важность социального одобрения в человеческих обществах с изначальных времён.

Думаю, что очень многие из нас периодически, или иногда, просматривают сколько же лайков (и от кого) собрали посты — про это даже анекдоты есть. Это как нажимание на кнопку, которая посылает импульс в центр удовольствия нашего мозга. Для чего ещё люди заводят Инстаграм и постят туда фоточки, если не для того, чтобы получать удовольствие от горки (или горищи) лайков и восторженных комментариев. Разве что для того, чтобы раскрутиться, получить большую аудиторию и начать зарабатывать — получать деньги, которые являются своеобразной формой социального одобрения: если тебе много платят, значит это кому-то нужно, значит общество, в лице конкретных людей, одобряет твои поступки.

Современный мир европейской цивилизации нашёл очень много простых способов удовлетворять человека: социальные сети во многом направлены именно на это. Попробовали бы вы до появления Инстаграма получить пару сотен актов социального одобрения имея одну средненькую фотографию. Или даже крутую фотографию, даже целую серию отличных фотографий. Новый технологический мир дал инструмент, который легко превращает человека в наркомана. Причём такая зависимость почти никак не порицается обществом, значительно меньше, чем курение или употребление алкоголя.

При этом следует отметить, что хорошая фотография, минутный ролик и длинный текст могут требовать примерно одинакового времени на создание, но очень разного времени для получения социального одобрения: посмотреть фотографию и лайкнуть — секунд десять или даже меньше, минутный ролик — минуту, а хороший текст — как минимум на порядок больше, ведь его требуется не только прочесть, но и хотя бы чуть-чуть обдумать перед тем, как ставить лайк. С комментариями к этим жанрам примерно то же самое. Поэтому с точки зрения времязатрат, траты сил значительно выгоднее постить фотографии, чем тексты: даже если ты тратишь на фотографию уйму времени (а не минуту), то отклик будет больше. Именно потому так популярен Инстаграм с его бесконечными фотографиями и лайками.

Кроме того, можно ещё обратить внимание на то, почему люди так много проводят времени в соцсетях смотря чужие посты. Казалось бы это не должно приносить большого удовольствия, иногда даже наоборот, как показывают исследования (у всех фоточки из отпуска, а ты вкалываешь на работе), но люди продолжают плакать, колоться, но грызть кактус. Мне кажется, это просто современный тип груминга: если ты не будешь лайкать и комментировать других, то и к тебе никто не придёт, не выскажет одобрения твоим себяшечкам. Взаимозависимость: ты сам не можешь нажать на педальку, которая возбуждает центр удовольствия, но если ты будешь постоянно нажимать на неё для других, то эти другие в ответ будут нажимать тебе и всем станет хорошо. Ну и ещё потребность в новостях, бесконечном потоке чего-то нового, пусть и бессмысленного.

Получается, что все те, кого можно отнести к экстравертам, не могут написать хороший длинный текст? Нет, конечно, нельзя, с одной стороны, всех мерить одной меркой, с другой стороны, ситуации бывают очень разные. Да и, как уже говорилось, не бывает чистых экстравертов. Я строю умозаключение на основе своего опыта, но, мне кажется, его можно экстраполировать на довольно большой спектр социальных взаимоотношений, ситуаций.

Исходя из этого именно потребность в социальном одобрении и лёгкость его получения приводят к тому, что всё меньше создаётся длинных текстов, всё меньше привычки уделять много времени одному посту. Весь интернет захватывают селфи и котики.

Что можно и нужно сделать, чтобы разрубить гордиев узел социального одобрения и писать в тех формах, которые приятны тебе самому?

Осознанность

Перед тем как отвечать на поставленный вопрос нужно опять обратиться к определениям и выяснить, что же я имею в виду под осознанностью. Начнём с апофатической части определения.

Осознанность — это не только и не столько то, чему учат на курсах быстрорастворимого просветления, личностного роста, саморазвития и прочем. Это не та осознанность, которая призывает быть «здесь и сейчас», не та, которая говорит «когда вы едите, вы просто едите», «когда вы идёте, вы только идёте», «когда вы делаете селфи и постите в Инстаграм, вы делаете себяшечку и постите её». Это лишь самая первая часть осознанности, самая простая и грубая, на которой не нужно зацикливаться и останавливаться.

Под осознанность я понимаю то, что имеет в виду буддизм школы тхеравады, но, конечно, в личной интерпретации — знающие люди могут со мной и не согласиться.

Осознанность — это, когда ты осознаёшь, что ты делаешь на самом деле. Осознанность всегда связана с правильным пониманием, то есть это то, что говорит «когда я ем, я просто насыщаю своё тело, чтобы жить и иметь возможность совершать хорошие поступки, этично себя вести» или «когда я делаю селфи и пощу его в Инстаграм, я впустую трачу время на самоудовлетворение через получение социального одобрения». Вот это осознанность.

Чем же такая осознанность может помочь? Она не позволит освободиться от потребности в социальном одобрении, так как эта потребность заложена в нас слишком глубоко, но даст возможность отделить деятельность направленную на продумывание интересных идей, написание хорошего текста, от процессов направленных на получение социального одобрения. Можно понять, и принять, что лонгриды не будут пользоваться большой популярностью (и до этого места этой длинной статьи дойдут далеко не все), что они не соберут много лайков и комментариев, зато будут приятны самому себе, сам процесс создания будет приятен и потому самодостаточен. И что можно сделать отдельные активности, не отягощённые ничем лишним, нацеленные просто на получение одобрения. Осознать и не пытаться смешивать разные удовольствия в одно, что часто приводит к неполучению ни социального одобрения, ни удовольствия от процесса творчества. Наверное, примерно так делали некоторые писатели: часть произведений создавались, чтобы прокормиться, а часть ради собственного удовольствия. Так делали и художники: вот интересный пост про Джозеф Райт из Дерби, который писал на заказ в одном стиле, а для себя писал совершенно в другом — красиво, но совершенно не популярно.

Осознанность позволяет понять, как правильнее себя вести, чтобы достигнуть желаемого результата, а не вестись на каждую эмоциональную приманку: зачастую лучше пройти мимо близкой выгоды в угоду далёким перспективам — именно этому посвящена статья «Этика», с которой и начался этот текст.

Как же я разделил свою публикационную активность, чтобы получать удовольствие (прямое и косвенное через социальное одобрение) от деятельности? Кто не интересуется данным вопросом, может смело пропускать следующий раздел и переходить сразу к заключению — ничего ценного с точки зрения идеи этой статьи там нет.

Личное решение

Не буду утверждать, что тут представлена окончательная система, но временной срез моего решения по публикациям.

Основное место, центр всех текстов — это сайт «Оттиск на тисе«, где я собираю тексты, которые были написаны для ЖЖ, Голоса и прочих мест. И, конечно, все новые тексты, кроме всяких мелочей, бытовых мыслей, которые я продолжаю публиковать на Голосе ради получения фантиков (вдруг они обретут реальную ценность). Именно тут хранятся все первоисточники лонгридов, которые могут встречаться и на других ресурсах.

Канал в Телеграме использую для публикации новостей сайта, интересных цитат, собственных мыслей, создания опросов и всякого прочего. При этом канале есть чат, где можно не только обсудить публикуемое на канале, но и общением заработать криптовалюту VIZ. Буду строго модерировать и банить направо и налево.

Инстаграм я пробовал использовать для раскрутки сайта, но понял, что у меня это совсем не получается и оставил его для социального одобрения фотографий, преимущественно с тэгом #дорогадомработа, где показываю красоту, которая встречается на ежедневной дороге на работу и обратно. Правда тема получилась не очень популярная, мне не удалось расшевелить людей на подобные фотографии. Себяшечки не люблю делать, что уж есть, то и публикую.

ЖЖ забрасывал на долгое время, но сейчас вернулся, в том числе в связи с участием в проекте «Просветитель» от администрации ресурса, который даёт возможность бесплатно раскручивать посты. При этом, как следует и из нового названия моего журнала, он также является рекламным по отношению к сайту, хотя там и будут публиковаться самостоятельные тексты, в основном посвящённые моему проекту «Анализ: логика и базовые знания«.

Блог-платформа Голос, которая в данный момент раздвоилась (https://golos.id и https://golos.io) и дальнейшая судьба точно неизвестна, будет служить для публикации небольших текстов, фотографий и прочей мелочёвки, включая рекламу сайта, Инстаграма и ЖЖ. Вдруг там получится копеечку заработать. Планирую продолжать публикации тут.

Прочие соцсети (ВК,ФБ) использую почти только для рекламы сайта и сбора социального одобрения фотографиям из Инстаграма.

Заключение

В конце хочется разобрать один вопрос: почему именно сейчас так сильно сказывается влияние социального одобрения? Нельзя сказать, что люди сильно изменились за последние двадцать тысяч лет — это слишком малый срок для биологической эволюции, но изменилась культура и окружающий мир человека.

В группах охотников-собирателей можно было получить одобрение десяти-двадцати человек своей группы, но не более. И это было непросто. Со временем увеличивались социумы и менялись способы коммуникации, появилась письменность, возможность распространять свои мысли, слова.

Здесь мне вспоминается книга и мюзикл «Собор Парижской Богоматери», хотя в мюзикле интересующий нас вопрос о переходе от архитектуры к литературе затронут значительно меньше. Раньше, с временной позиции Виктора Гюго, чтобы прославиться, передать свою идею, сделать что-то красивое, нужно было построить здание, храм. Именно архитектура была носителем искусства и культуры. То есть социальное одобрение масс можно было получить лишь построив Собор Парижской Богоматери, что несколько сложнее, чем выложить себяшечку в Инсте. Писать тексты с этой точки зрения было невыгодно.

Все тексты писались от руки, переписывать их было долго, дорого да и ошибок много возникало, книги были дорогие, мало кто мог их себе позволить, вообще грамотных было мало, так что текстами сложно было получить социальное одобрение. Кстати, миллионов туристов, спешащих к Мона Лизе или Ночному дозору, тоже не было, так что шедевры создавались, но видел их узкий круг лиц. А вот архитектуру могли увидеть и восхититься многие, особенно если речь о церквях, где регулярно собирались толпы.

Гуттенберг всё изменил: книги заполонили мир, они подешевели, уметь читать стало выгоднее и научиться проще — литература изменила мир. Распространять тексты стало значительно легче, хотя получать отзывы всё ещё сложно: написать письмо автору книги — это вам не комментарий под постом оставить. Ведь автор может жить в другой стране или вообще умер к тому времени, как до вас добралось его произведение.

Интересно, что романы того времени, которые дошли до нас — весьма толстые и обстоятельные, не из двух-трёх твитов. С тех пор толщина книги постоянно уменьшается до практически брошюрок. В целом история с толщиной книг мне напоминает эволюцию мемов, которые, если верить моделированию, имеют постоянную тенденцию к уменьшению и упрощению.

Второе, что приходит в голову, после «Собора» — это мой любимый пример с попсовой литературой. Сейчас многие ругают многочисленные женские детективы, которые во множестве расплодились под мягкой обложкой. Соглашусь, что качество литературы в них так себе, но они особенно и не претендуют — чисто заработок. При этом такая лёгкая, ни к чему не обязывающая литература не является выдумкой нашего поколения, она была и раньше. Я люблю книги про Джона Картера и Барсум — серия романов Берроуза, известного своим Тарзаном, который, как я понимаю, написан в том же стиле лёгкого чтива. Уровень литературы Берроуза существенно выше, чем современной детективной попсы, хотя в своё время он занимал ту же нишу.

Всем этим я хочу сказать, что люди не менялись, им всегда хотелось социального одобрения, но средства для получение были таковы, что даже Венера Милосская или Автопортрет с отрезанным ухом и трубкой не могли собрать такое количество лайков, как сейчас собирают популярные инстаграмеры за обычные себяшечки. Менялась окружающая среда и это привело к изменению поведения людей. Тексты, которые можно назвать маленькими мемами, раньше не имели возможности существовать независимо, доминировали длинные и сложные мемы, которые сейчас утратили свой статус. Представьте себе, как мог поддерживаться и выживать текст размером в полстраницы или с твит в эпоху до книгопечатания — такой клочок бумаги или пергамента просто потеряется, это вам не многословная рукопись Герострата.

Как итог всего сказанного отмечу, что буддизм с его практикой осознанности является учением идущим против течения, потому я буду стараться не поддаваться тенденциям и не скатываться в постинг картинок, а продолжать писать длинные статьи в своё удовольствие. Если нравится и вам — просто отлично!

Гендерные различия у шимпанзе

Спорное место

В современном обществе принято говорить о равенстве полов, о том, что наше общество слишком маскулинно и даёт предпочтение мужчинам, ущемляя женщин. Со многими аргументами я согласен, но с некоторыми поспорил бы.

Есть ли равенство между полами и если есть, то в каком плане? Нужно ли предоставлять мужчинам и женщинам одинаковые возможности?

Разговор о равенстве между мужчиной и женщиной мне напоминает старый разговор о формировании фенотипа: что определяет фенотип — генотип или окружающая среда, что из них важнее? Так и с различиями между полами — их определяет генетическая, физиологическая, психологическая природа или влияние общества, культурные нормы? Из истории решения вопроса про фенотип мы знаем, что влияет и то и другое, в разные моменты в разной степени и взаимосвязи очень сложные.

Чтобы выявить роль врождённого в формировании различий между полами, можно понаблюдать, как с этим обстоят дела у наших родственников, у которых влияние культуры, социума значительно меньше или совсем отсутствует. Не претендуя на полноценное исследование воспользуюсь материалами из книги «Политика у шимпанзе»  Франса де Вааля, где описано множество различных аспектов взаимодействия шимпанзе. Уверен, что изучение большего объёма материалов (в том числе, новых) может дать более точные и наглядные выводы, но я, как и обещал, изучил лишь одну книгу и сделал анализ тех данных, которые в ней есть.

На самом деле анализировать эту книгу я начал исключительно по причине относительно длительного спора о различии полов в Телеграм-чате. Аргументы оппонента строились на знании этой книги, которую я тогда ещё не прочитал, и мне было нечего ответить, потому я решил её прочитать и собрать все данные, касающиеся сходства и различия полов, которые встречаются в этой книге.

Общий анализ показывает, что поведение шимпанзе очень похоже на наше — именно это и привело к популярности книгу, которая была написана тридцать лет назад, когда гендерные вопрос ещё не стоял так остро, как в современном западном мире. И это сходство позволяет людям говорить, что шимпанзиное поведение является исходным, «правильным» для человека. Более подробное изучение аспектов связанных с взаимодействием полов, которое автор мало акцентировал, позволяет предположить, что общество шимпанзе больше похоже на традиционное патриархальное общество, чем на то равноправное, которое пытаются построить в рамках европейской цивилизации. Используя множество цитат я постараюсь это показать.

Чтобы не бороться с соломенным чучелом, не опровергать или подтверждать размытые мнения давайте сделаем так: будем исходить из того, что шимпанзе показывают естественные отношения, те которые наиболее свойственны и оптимальны для высших приматов, к которым относимся и мы. То есть если так себя ведут шимпанзе, то и для человеческого общества было бы полезно, чтобы люди так себя вели; хорошо было бы отбросить те культурные наслоения, которые мешают такому устройству, таким гендерным ролям, которые есть у шимпанзе. Часто говорят, что женщинам навязывается мнение, что нужно быть красивыми, нравится мужчинам, потому, что это приятно мужчинам. Обвиняют патриархальное общество в формировании стереотипов поведения, возведении преград для реализации женщин в тех же областях, в которых мужчины имеют успех. То есть винят сложившиеся культурные взгляды, а не нашу животную природу. Обосновываться это может тем, что у шимпанзе нет такого гендерного (полового) различия, самка тоже может главенствовать в группе и так далее. Давайте посмотрим так ли это. Предположим, что естественные межполовые отношения оптимальны — так ли это мы обсудим в заключении — и поищем, где наследство от наших общих предков с шимпанзе. Я не буду делать многочисленные выводы, приведу данные из книги, а окончательные выводы вы сможете сделать и сами — уверен, это будет несложно.

Рассмотрим как устроено общество шимпанзе, напоминаю, что по материалам одной книги, в свете различий полов. Сначала хотел собрать цитаты и сделать из них смысловые блоки, но в самом конце книги нашлась небольшая главка про различие полов, где автор говорит о некоторых интересующих нас, в рамках заданной темы, вопросах, и я решил взять эту главу за основу, раскрывая её части цитатами из других мест книги, так как Де Вааль сам мало акцентирует внимание на этом для него маловажном вопросе.

Различие доминирования у полов

В главе «Различие полов» далеко не всё посвящено интересующему нас вопросу, что ещё раз подчёркивает насколько изменились взгляды на эту тему за последние тридцать лет, но всё же там есть много интересного:

Можно сделать вывод, что сотрудничество не всегда основано на симпатии, особенно в те периоды, когда среди взрослых самцов идет активная конкуренция за статус. Напротив, самки и детеныши обычно совершают вмешательства, определяемые симпатиями: как группа в целом они набирают около 75 %.

Вот уже здесь нам косвенно показывается различие: самки вмешиваются в драки на стороне тех, кто им нравится, а самцам приходится поступать иначе — чтобы поддерживать свою власть, своё иерархическое положение. Сразу возникает вопрос: а что самкам не нужно его поддерживать? Да, не нужно, так как оно значительно более условно.

Самцы строят строгую иерархию с доминированием, чтобы получать доступ к самкам — альфа-самец, если он единоличный лидер, что бывает не всегда, как показано в книге, осуществляет большинство спариваний в группе.

Йерун был альфа-самцом, он один отвечал примерно за три четверти всех спариваний. Если не считать половых актов с молодыми самками (которые вызывают не так много соперничества), его доля доходила почти до 100 %. Секс был его монополией в группе.

Потому самцу очень важно (точнее его эгоистичным генам) стать главным. У самцов возможность стать доминирующим определяется силой и умением договариваться. При этом у самок всё несколько иначе:

Основа иерархических позиций связана с полом. У самцов доминирование определяется коалициями. Господство самцов над самками в основном определяется их физическим превосходством. Но у самок самыми главными факторами, судя по всему, являются свойства характера и возраст.

Зачем вообще самкам нужна иерархия? Им не нужно выбирать самца — они сами разберутся, кто самый успешный, приспособленный. Самкам нужно вырастить потомство этого приспособленного самца и защитить их от убийства другими самцами. Что для этого нужно? Покровительство альфа-самца, его защита и еда. За защиту не нужно конкурировать — нужно поддерживать самца в драке с другими самцами, а вот за еду бывает конкуренция, но не в зоопарке.

Видимое отсутствие у самок амбиций, вероятно, связано с тем, что шимпанзе обычно не живут в столь закрытых сообществах и ищут пищу самостоятельно. У них гораздо меньше конкуренции за еду, чем в закрытых группах макак и бабуинов. А это означает, что у шимпанзе, живущих на воле, нет важного мотива стремиться к более высокому рангу, и по самкам в нашей колонии это заметно.

Однако, есть некоторые данные, что в дикой природе конкуренция всё же есть, а, значит, иерархия важна:

…доминирование много значит для диких самок шимпанзе: вероятно, высокий ранг обеспечивает их индивидуальными территориями с наиболее высококачественной пищей.

Я бы сказал, что современное европейское общество живёт почти как в зоопарке: нет необходимости конкурировать за еду. При этом де Вааль приводит и вот такое мнение исследователя, занимающегося дикими шимпанзе:

Это было отмечено и в Гомбе, где Дэвид Байгот пришел к выводу: «Вероятно, нет большого смысла описывать антагонистические отношения самок в терминах доминирования».

То есть поведение самок в плане доминирования и иерархии очень сильно отличается от поведения самцов. Я имею в виду, что помещённые в идентичные условия самки и самцы будут вести себя по-разному, так как имеют разные потребности. И это различия формируются не культурой.

Далее де Вааль пишет:

Контраст полов невозможно отрицать. Если попытаться выразить его в наиболее простых словах, один пол склонен защищать на основе личных привязанностей, тогда как другой склонен к стратегии и ориентирован на статус.

Если говорить про отличия в доминировании, то нужно отметить интересный факт: лидерами в нормальных условиях всегда являются самцы, если самки приходят к власти, то ничего хорошего не получается. Продемонстрирую это на примере.

В начале создания группы шимпанзе, о которой идёт речь в книге, новоприбывшим самцам не сразу удалось заполучить власть, что привело к стрессу для всех, а также к повышенному количеству травм. Шимпанзе по имени Мама была альфа-самкой и какое-то место занимала место альфа-самца — о последствиях этого положения для самой Мамы ещё будет ниже.

До присоединения к группе самцов частота травмирования составляла примерно одну обезьяну в неделю, и до выздоровления животное приходилось изолировать. В основном, травмы были работой Мамы. Она не только сильно кусалась, но даже пускала кровь и иногда разрывала своей жертве кожу. Хотя самцы никак не могут считаться милашками, они редко демонстрируют столь опасные формы агрессии. Похоже, они лучше контролируют свою агрессию. Кроме того, они блокируют эскалацию конфликтов самок, вмешиваясь в их драки.

При этом, когда проходила война самцов за престол альфа-самца, всё было значительно спокойнее:

Несмотря на силу Никки и возмущение самок, их столкновения никогда не приводили к травмам.

А два самца, борющихся за трон, за несколько месяцев получили лишь небольшое количество ранений:

Раны у Йеруна и Лёйта мы видели только после двух драк в спальном помещении и трех драк в группе.

Это может быть следствием ряда причин. Например, самцы, которые постоянно устраивают агрессивные демонстрации и драки, эволюционировали в сторону неприменения силы.

В биологии уже давно известна закономерность, что чем смертоноснее животные для особей своего вида, тем более символичной становится их агрессивное поведение: всё больше демонстрации агрессии, а не собственно её реализации, драк. Шимпанзе весьма сильные животные, имеют большие зубы: если бы самцы постоянно дрались в полную силу, то было бы очень много травм и смертей, и вид просто бы вымер. Потому эволюция отбирает такое поведение, которое позволяет без травм выяснить, кто сильнее, агрессивнее, кто будет альфа-самцом. У шимпанзе самцы очень часто совершают устрашающую демонстрацию, которая заменяет драки. Это поведение мне напоминает ритуальные человеческие бои до первой крови: дуэль не до смерти, а всего лишь до первой раны или падения с коня, чтобы выяснить, кто искуснее фехтует или лучше сидит в седле. Одна и та же цель: если рыцари будут убивать друг друга на турнирах, то вымрет весь цвет нации.

Так что у шимпанзе эволюция в течении длительного времени проводила отбор на менее травмирующее поведение. Но в основном у самцов, а не самок, так как самки, как мы уже видели, последние значительно меньше конкурируют, следовательно, у них значительно меньше отбор в этом направлении.

Тут нужно привести ещё одну развёрнутую цитату:

Эффективность самцов с большим рангом в контролировании агрессии стала ясной через пару лет, когда мы попытались держать самцов и самок раздельно в двух больших зимних залах. Мы полагали, что это приведет к снижению напряженности в колонии, поскольку у самцов не будет самок, за которых можно конкурировать, а самки и их потомство будут избавлены от частых демонстраций среди самцов. Через несколько недель самцы в своем зале чувствовали себя отлично, однако среди самок мы стали замечать все больше драк. Однажды разразился такой конфликт, приведший к серьезным укусам, что нам пришлось послать самцов, когда самки не стали отвечать на наши крики. Самцы, следившие за стычками на слух, бросились в зал самок и раскидали дерущихся в стороны. Тот же маневр нам пришлось повторить и через несколько дней – с тем же результатом. Я никогда не видел, чтобы самки шимпанзе так относились друг к другу. В целях предотвращения новых травм мы решили содержать колонию вместе.

Самцы играют регулирующую роль, без которой женский коллектив может скатиться до убийственных конфликтов. В нормальных сообществах шимпанзе основную роль защитника слабых играет альфа-самец. И, когда в описываемой группе шимпанзе к власти пришёл самец, травм и укусов стало значительно меньше.

Неудивительно, что Лёйт как альфа-самец должен был играть роль поборника мира и спокойствия, пытаясь предотвращать эскалацию конфликтов и помогая проигрывающей стороне. Поведение такого рода называют «контролирующей функцией» альфа-самца, и оно встречается у многих видов приматов.

Защитником, на самом деле, альфа-самец выступает не совсем по своей воле: это ему нужно, чтобы добиться поддержки самок и удержаться на вершине.

Другими словами, альфа-самец, который не способен защитить своих самок и детенышей, не может ожидать того, что они помогут ему отогнать потенциальных соперников.

При этом самки активно участвуют в формировании вертикали власти в группе, хотя в дикой природе меньше, чем на относительно небольшой площади зоопарке, где нельзя далеко уйти от других особей для драки один на один. Причём самки могут играть разную роль:

Характерная черта побуждения состоит в том, что самки, которые занимались таким подстрекательством, самоустраняются, когда в дело вступает самец. Они предоставляют ему возможность сделать всю работу самостоятельно.

Иногда подстрекают, но чаще наоборот:

В подобной ситуации самец никогда не реагировал на самку агрессивно. Иногда он пытается вырвать свою руку из рук самки, а если ему это не удается, он может поискать другой камень или палку. Потом он продолжает свою устрашающую демонстрацию. Но и это второе оружие также может быть конфисковано: однажды самка конфисковала не менее шести предметов у одного и того же самца.

У людей такое тоже часто встречается. А вот ещё интересная деталь, которая напоминает этическое одностороннее правило не поднимать на женщин руку:

Самцы иногда кусают самок, но только резцами. Напротив, самки, у которых нет больших клыков, используют свои зубы гораздо менее осторожно – как в боях с другими самками, так и при защите от агрессоров-самцов.

Отличие в силе конкурирования влияет и на структуру иерархии, её стабильность.

Основное отличие между иерархиями самцов и самок в том, что последняя оставалась стабильной годами.

За время наблюдения, которое описывается в книге, было трое альфа-самцов (все взрослые самцы группы), а структура иерархии самок не менялась. В этом плане ещё интересно привести цитату, которая имеет сильную внутреннюю отсылку, как мне кажется, к человеческому социуму:

Неопределенность иерархии самок связана во многом с отсутствием в их среде самоутверждения.

Закончим тему про доминирование интересным аспектом: самцы сильнее самок, чем часто пытаются объяснить то, что они доминируют, но есть вот такой аспект:

Согласно формальному критерию, определяемому тем, кто кого «приветствует», самцы доминировали в 100 % случаев; а по тому, кто выигрывает в инцидентах агрессии, – в 80 %. Но если речь была о том, чтобы отнять предметы или места, где можно посидеть, тогда самки доминировали в 81 % случаев. Поскольку у самок нет физических качеств, позволяющих требовать ресурсы силой, их превалирование должно зависеть от терпимости самцов. Однако тогда возникает вопрос – почему самцы позволяют самкам так поступать? Не может ли быть, что самки выходят на поле боя не с физической силой, а каким-то другим оружием?

Не только физическая сила и политика решает вопросы — точно так же как и у людей: прекрасному полу нужно уступать. А не говорить о равенстве.

Вернёмся к заключительной главе:

Различия полов, если речь о людях, раньше были весьма дискуссионным вопросом. Споры вращались вокруг противопоставления врожденных факторов развития и среды, причем многие феминисты и социологи подчеркивали последнюю и преуменьшали первые. Многим биологам такая дихотомия не нравилась: мы считаем, что все, что делают люди, определяется сочетанием различных факторов. В настоящее время общественное мнение тоже постепенно приходит к этой точке зрения. Мужчины и женщины различаются генетически, анатомически, на уровне гормонов, неврологии и поведения, т. е. просто нет смысла отделять поведенческие отличия от всех остальных.

Интересно, что автор пишет про общественное мнение. Я не особо за ним слежу, но, мне кажется, оно изменилось с тех пор. Так что мнение автора можно выразить очень коротко и точно: «мужчины и женщины различаются». Такое мнение служит для обоснования какой социальной структуры общества?

При этом де Вааль не считает, что это чисто генетическое отличие:

По прошествии какого-то времени я изменил свое мнение о различии полов у шимпанзе: раньше я объяснял их как врожденные поведенческие склонности, а теперь считаю, что они отражают различные социальные цели самцов и самок. Если разные полы пытаются получить от жизни разное, мы, очевидно, будем наблюдать разное поведение: путь к цели X требует поведенческой стратегии, отличной от пути к цели Y. Эти стратегии не обязательно генетически запрограммированы; они могут развиваться благодаря опыту и обучению.

Правда здесь возникает такой аспект: генетически не запрограммированы, но генетически заложена разница в требованиях и возможностях полов, а, следовательно, и поведении, то есть генетика и тут косвенно влияет на поведение.

При этом важно отметить вот такую отсылку, которую делает де Вааль, и который соглашается с ней:

Поскольку это различие полов универсально, Дж. Дерден, сделавший обзор литературы по этой теме, подчеркивает биологические, а не социально-культурные факторы.

Я использовал все интересные цитаты из главы про различия и почти все цитаты из книги в целом, которые относятся к теме доминирования и иерархии, но материал, связанный с темой различия ещё остался, так что я его приведу отдельно. Здесь же пора заканчивать — цитатой и выводом.

Кроме того, тот факт, что самцы часто вступают в конфликт безо всякой видимой причины, тогда как у самок и детенышей этого обычно не наблюдается, указывает на то, что перводвигателем тут выступает именно соперничество за такую «нематериальную» вещь, как статус.

Вывод: иерархия самцов и самок у шимпанзе качественно сильно различается. Самцы конкурирует за сильно ограниченный ресурс самок и потому их иерархия строгая и относительно быстро меняющаяся. Самки приматов конкурируют за еду, но у самок шимпанзе почти нет причин для конкурирования, так как они собирают еду индивидуально, из-за этого их иерархия значительно менее выраженная и более стабильная, чем у самцов. Социальные роли (и политика) самцов и самок, связанные в том числе с иерархией и особенностями конкурирования, достаточно разные, и размытие этих ролей до стадии неразличимости, как призывает теория равноправия, не обосновывается исследованиями на шимпанзе.

Прочие различия

Существуют некоторые различия, которые совершенно очевидны, например, связанные с детством. Понятное дело, что дети всегда находятся при матерях — искусственного вскармливания не существует, да и самцы шимпанзе вряд ли бы согласились этим заниматься. (В условия зоопарка, на самом деле, искусственное вскармливание есть, так же как и передача детёныша от одной самки, которая не хочет или не может его растить, другой).

Матери всегда защищают своих детёнышей, что и понятно — кто мать всегда понятно, а вот кто отец — обычно нет. Последнее является дополнительной защитой детёнышей: каждый самец в группе может быть отцом, следовательно агрессии с его стороны будет меньше. При этом альфа-самец защищает всех самок и детёнышей группы, о чём уже говорилось.

Если говорить не о кормлении, то заботятся и играют с детёнышами не только матери, но и «тётушки» — самки, обычно ниже рангом, которые в этот момент не имеют своих детёнышей, часто молодые или даже подростки. Самцы тоже участвуют, но только когда не заняты своими иерархическими делами.

Только в гармоничной группе взрослые самцы готовы проявлять внимание и терпение к детенышам и их поведению.

Проявлять внимание и терпение — это означает играть. Примерно как отцы в больших патриархальных семьях.

Понятное дело, различий между полами детёнышей не делается, но лишь до тех пор пока они не достигают подросткового возраста, то есть возраста 3-4 года, когда подростки оказываются в очень разном положении. Я бы сказал, что самцы в подростковом возрасте становятся изгоями, мальчиками на побегушках, а самки — принцессами, которым всё можно.

Во время подросткового периода самкам проще, чем самцам. Им не нужно силой прокладывать себе путь во взрослую жизнь, и к ним относятся гораздо более снисходительно, чем к молодым самцам. Не только Амбер, но и трех остальных девиц крайне привлекают детеныши других самок. Связь с более старыми самками выстраивается достаточно мягко – благодаря общему интересу к самым молодым шимпанзе.

Подрастающие самцы ещё слишком слабы, чтобы встраиваться в систему доминирования взрослых самцов, но и уже слишком большие, чтобы оставаться с матерями, потому болтаются отдельно. Самки могут «подрабатывать» играя роль «тётушек» при взрослых самках, то есть оставаться в защищённом положении в группе самок. Видно, что уже с подросткового возраста самцы и самки воспитываются по-разному, приспосабливаются и живут в разных условиях. Обуславливается это тем же набором причин, что и различия поведения у взрослых, которые мы уже рассмотрели. И только на социо-культурные причины тут всё списать нельзя.

Выше уже было сказано, что самки могут конкурировать за еду. Исходя из данных разбираемой книги сложно сказать, если ли такая же конкуренция у самцов, но кое-что интересное можно отметить. Сначала самое общее:

Самцы бонобо живут вместе, однако они крайне конкурентны: они не охотятся вместе, в отличие от самцов шимпанзе, и точно так же они не защищают вместе территорию и не образуют политических союзов.

Самцы шимпанзе охотятся, в отличии от самок, более того, охотятся совместно. Почти как наши прямые предки охотники-собиратели. У шимпанзе могут быть разные цели охоты, не только добыча мяса, которой они делятся со всеми.

Известно, что шимпанзе в диких условиях делятся мясом после охоты. Взрослые самцы загоняют жертву, демонстрируя порой высочайший уровень кооперации, после чего другие члены группы приходят попросить своей доли. Согласованные действия и дележ добычи являются обычным делом и в жизни колонии Арнема, которая «охотится» за запрещенной листвой. Самцы используют длинные ветки, чтобы забираться на живые деревья, защищенные электрическим ограждением.

Ещё есть данные, возможно не из книги, в ней не нашёл цитаты про это, что молодые самцы устраивают охоту на самцов и детёнышей из других групп шимпанзе, но, ясное дело, что в зоопарке это нельзя наблюдать. Эта охота устраивается не столько ради каннибализма, сколько ради уничтожение конкурентов из слишком близко расположенных групп — самок обычно не трогают. Однако вернёмся к «охоте» в зоопарке — добыче свежих листьев. Почему именно самцы этим занимаются? Можно придумать разные объяснения, включая исключительно половой деморфизм:

Не находя веток, которые бы валялись на земле, они стали отламывать большие ветви от мертвых дубов. Это требует огромной силы, поэтому выполнять такую работу всегда приходится взрослым самцам. К нашему облегчению, ветви теперь используются уже не для побега, а для того, чтобы перелезть через электрическое ограждение и попасть на живые деревья.

Однако, если есть ветки, которые не нужно отламывать, насколько я понял, всё равно добывают листья только самцы. Возможно это связано и с тем, что тут нужна кооперация, к которой самцы привыкли и в иерархических битвах, и в настоящей охоте. И с тем, что они не сидят с детёнышами. К сожалению, роль альфа-самца в охоте, как на мясо, так и на листья, в книге не обозначена.

Интересно ещё отметить пару мелочей, которые показывают насколько схожи в поведении шимпанзе и люди. Например, как девушки часто привлекают мужчин?

Многие считают Амбер самой привлекательной в сексуальном плане самкой, поскольку во время флирта она при ходьбе виляет бедрами.

Узнаёте? Честно говоря, думал, что это чисто культурная находка, а оказывается, что если и культурная, то не только человеческая.

Ещё одна интересная деталь, говорящая о том, что самки образуют более тесные социальные группы, больше общаются.

Социограмма показывает, как Мама и Джимми образовали ключевые связи в сети женских отношений. У Пёйст и трех из четырех самцов мало связей с остальной сетью. Важным исключением в числе самцов является Лёйт, у которого почти столько же контактов, как и у двух центральных самок.

У человека подобные наблюдения иногда эволюционно обосновываются тем, что женщины сидели с детьми в поселениях и общались, а мужчины ходили на охоту. Однако у шимпанзе же нет такого разделения труда.

Чтобы картина получилась полной, нужно сказать и о различных отклонениях, модификациях поведения, связанных с генетическими или социальными изменениями особей.

Редкое гендерное поведение

Что происходит с самками, если они начинают выполнять мужские социальные роли? Если бы не было различий между полами, то можно было бы предположить, что никакого изменения не должно быть, однако, мы наблюдаем иное у Мамы, которая выполняла роль альфа-самца:

Когда я начал работать в Арнеме, прошло уже два года со смещения Мамы. В это время у нее как раз был переходный период. Она стала демонстрировать меньше мужского поведения, направленного на устрашение, однако у нее тогда еще не появилось и большого интереса к потомству. В этот год она родила малыша, но не хотела сама с ним нянчиться. Она постоянно пыталась отдать его своей подруге Горилле.

Мужское социальное поведение привело к подавлению женских инстинктов, возможно, из-за изменения гормонального уровня. Родить она смогла — после того как ушла с должности альфа-самца, но нянчиться это уж слишком не самцовое поведение, лучше уж отдать подруге.

В группе шимпанзе, которой посвящена книга, была одна самка с нетрадиционной для шимпанзе половой ориентацией — Пейст.

Она – единственный взрослый член группы, который в среднем проводит больше времени с взрослыми особями противоположного пола, чем своего. Таким образом, она занимает промежуточную позицию между мужской и женской сферами колонии. Поскольку эти сферы с годами все больше расходятся, Пёйст со временем может сыграть роль важного связующего элемента.

Наблюдение за таким отклонением может дать много информации о характерном для самок и самцов поведении, но де Вааль очень мало места посвящает рассказу об этом.

Пёйст не только часто оказывается в одной компании с самцами, но и в одной «лиге» с ними. За пределами сексуального контекста она в целом не готова солидаризоваться с другими самками. И если другие самки защищают друг друга от агрессии самцов, Пёйст обычно присоединяется к противоположной стороне. Когда какой-либо самец атакует самку, Пёйст порой тоже набрасывается на нее, кусает или бьет. Она также может с успехом натравить самцов на других самок. Поэтому неудивительно, что самки, находящиеся в подчиненном положении, страшно боятся ее.

То есть поведение Пейст во многом напоминает поведение самцов — они не хочет быть самкой, но в общество самцов она попадает не полностью, не участвует в формировании иерархии. Она очень долгое время не соглашалась спариваться самцами, но интересовалась самками в период течки. Правда в конце она таки родила и оказалась неплохой матерью.

Мне кажется, что я достиг желаемой цели — описал особенности поведения шимпанзе в аспекте различий полов. Напомню, что для описания использовалась только одна книга, вокруг которой в своё время и разгорелся спор.

Заключение

Надеюсь, мне удалось показать наличие гендерных отличий у шимпанзе в социальном поведении, в политических стратегиях, которые похожи на особенности социальные роли в патриархальном обществе. Важно задуматься откуда появляются эти различия. Понятно, что это не чисто культурно-социальное явление, во всяком случае у шимпанзе, явно есть и биологическое влияние, как уже было сказано. Часто эти различия списывают на физические различия, половой деморфизм: самки меньше, нет хорошо развитых клыков, потому они не могут конкурировать с самцами, но, опять же, уже говорилось, что он не всё объясняет. Но почему возник половой деморфизм? Разница в целях, стратегиях полов: самкам нужно добиться спаривания с самым успешным самцом, а потом длительное время защищать его детёныша от других самцов; самцу нужно получить доступ к максимальному количеству самок, чтобы оставить максимальное количество потомства. Самкам для достижения цели не нужно драться, а самцам — нужно. Именно эта разница приводит к появлению полового деморфизма, к физическим различиям и к разным политикам, говоря языком автора, у самцов и самок.

Но и это не является конечным объяснением. Разница в половых стратегиях частично объясняется тем, что самцы и самки вносят разный вклад в создание полноценного потомства: самка тратит значительно больше сил и времени на детёнышей, чем самец, то есть её вклад значительно больше, а ценность для продолжения вида — существеннее. Потому и происходит конкуренция самцов за самок. Чего конкурировать за самцов, если их вклад в потомство весьма мал или стремится к нулю? Чем больше разница вкладов, тем сильнее конкуренция за тот пол, который вкладывает больше. У Шимпанзе самцы играют некоторую роль в выращивании потомства, они защищают самку с детёнышами — потому деморфизм не очень ярко выражен, не так сильно как у горилл или павлинов, например, но всё же есть. И накладывает свой отпечаток на политику этих обезьян.

У человека половой деморфизм выражен слабее, возможно потому, что у какого-то предка современного человека самец стал играть большую роль в выращивании потомства — как охотник, защитник или ещё как-то. На этом основании можно сказать, что выводы о гендерных различиях в политике шимпанзе нельзя переносить на человека. Тогда и все остальные шимпанзиные доводы не адекватны, не годятся для человеческого общества.

Возможно, чтобы выявить исходное, естественное для человека поведение, социальную политику нужно изучать не шимпанзе, а другие виды, у которых схожая степень выраженности полового деморфизма, например, гиббоны или бонобо. Однако, многие схожие аспекты поведения шимпанзе и человека говорят о том, что общего достаточно и некоторые аналогии могут быть довольно строгими, даже научными.

Интересно отметить, что у предков человека с самого начала материальной культуры уже было разделение труда между полами, при одновременном уменьшении физического полового деморфизма: самки и самцы имели свою специализацию, хотя в разных культурах они выполняли разные роли. Коротко, но насыщенно это изложено в небольшом ролике Дробышевского.

Книга «Политика у шимпанзе» была написана в то время, когда гендерный вопрос ещё не стоял так остро (или просто важным в нём считали другое), потому в ней не акцентируется внимание на этой проблеме, в связи с чем данные о различии полов приходилось собирать из обрывков, из рассказов про другое. Это тоже может вызвать нарекание и претензию, которая заключается в том, что де Вааль сам собирал данные исходя из априорного мнения, что самцы в обществе важнее, чем самки. В таком случае его данные тоже нельзя использовать, они тоже неадекватны — все данные, а не часть из них, которая не подходит под определённые мнения.

Если же принимать данные книги, то напрашивается однозначный вывод, что различия полов существенны, что естественные и оптимальные гендерные роли (исходя из начальной установки, см. Вступление) больше похожи на патриархальные порядки, чем на современные взгляды, уравнивающие положение и роль полов в обществе. Причём эти отличия, наверное схожие с традиционными, видны уже с подросткового возраста, когда детёныши приближаются к половозрелому возрасту, но ещё не входят в него.

Анализ книги может поставить ещё несколько вопросов, ответы на которые нужно искать вне биологии.

Есть ли смысл пытаться восстанавливать естественные отношения? Мне кажется, нет — потому, что мне неблизко общество с гаремами и прочими полигамными отношениями. Хотя, готов признать, что, возможно, для популяции и нашего вида в целом полигамность оптимальнее и выгоднее для выживания. Однако вопрос можно поставить и иначе.

Нужно ли поддерживать у человека в обществе эволюционно сложившиеся положение полов или нужно менять что-то? Вопрос не имеет однозначного ответа, так как необходимо уточнить: для чего менять или не менять, какова цель? Эволюционно отобранные роли полов нужны для повышения выживания вида в целом, но только в природных условиях. Та среда, которую создал человек, уже мало похожа на леса, где живут шимпанзе, потому, возможно, человеку нужны другие роли самцов и самок, но какие именно сказать сложно. У приматов особенности поведения складывались в процессе длительного отбора, человек же преобразовывает природу слишком быстро для естественной эволюции. Ну и опять вопрос: для какой цели мы выбираем роли? Для счастливой жизни конкретных особей, для выживания вида или чего-то ещё. Над этими вопросами я предлагаю задуматься уже вне связи с шимпанзе.

Научная задачка с решением

Давайте проведём мысленный эксперимент, для которого нам, казалось бы, будет достаточно школьных знаний физики.

Представьте, что в космосе летает каменный шар массой равной Земле, без всякой атмосферы, просто каменный шар. Давайте предположим, что мы на него прилетели и начали ставить эксперимент: бросать с равной высоты свинцовую дробинку и пудовую гирю и смотреть, кто первый упадёт. Какой мы получим результат?

А теперь главный вопрос: будет ли полученный результат верным?

Подумали над своим ответом? Тогда читайте дальше.

Задачка возникла в связи с относительно давним опросом ВКонтакте, который я провёл среди своих друзей. В нём я спрашивал влияет ли масса падающего тела на скорость падения. Многие сказали, что нет — видимо вспомнив эксперименты в пером и чем-то там ещё тяжёлым, про который рассказывают в школе. Однако, если мы обратимся к формуле, то увидем, что зависит:

Сила притяжения напрямую зависит от массы обоих тел. Другое дело, что при притяжении к Земле масса второго тела настолько мала, что её обычно не учитывают. Однако, если мы возьмём систему Земля — Луна, то окажется, что нужно учитывать обе массы.

Это теория, теперь перейдём к практике. В нашем мысленном эксперименте условия заданы так, что масса падающего тела практически не влияет на силу притяжения. Расстояние не было указано точно, но предполагалось, что оно не очень большое, в пределах нескольких километров. Масса каменного шара равная массе Земли была придумана исключительно для отвлечения внимания, так как точная величина тут не важна.

В таких условиях мы не сможем заметить разницу в силе притяжения и скорости падения. Кстати, если быть точным, то в эксперименте падало три тела: дробинка, гиря и сам шар — последний настолько медленно, что мы не можем это засечь. Так вот, ответом на первый вопрос будет: полученным результатом будет одновременное падение.

Однако, это ещё не окончательный ответ, о чём нас призывал задуматься следующий вопрос: будет ли полученный результат верным? И вот тут уже нет такого однозначного ответа.
Исходя из теории, сомневаться в которой у нас нет повода, наш результат ошибочный — они должны были упасть не одновременно. Но отличие настолько мало, что у нас нет возможности его зафиксировать. Значит ли это, что можно пренебречь ошибкой и сказать, что результат точен? Ведь тогда получится, что теория неточна, пусть и крайне мало. Иногда можно, но…

На мой взгляд, научным будет ответ: упали одновременно с такой-то погрешностью. Наука, особенно экспериментальная, эмпирическая и индуктивная, не даёт достоверных результатов и ответов, она даёт вероятностные выводы, о чём мы очень часто забываем, особенно в области такой точной науки, как физика.

Когда социологический опрос или биологический эксперимент даёт ответ 10±0,5% нам представляется нормальным, но длина линейки 100см ±0,5% встречается только в очень профессиональных сферах. Из-за этого в бытовом представлении точные науки дают нам абсолютно точные и однозначные результаты. Да, обычно практически так, неточности пренебрежительно малы, но иногда сам факт их наличия оказывается важнее, чем размер. Хотя размер, конечно, тоже имеет значение, как известно.

Возвращаясь к задаче: из-за того, что в быту все предметы падают относительно одинаково, нам не нужно учитывать массу меньшего тела, но уже в космосе это может понадобиться. Похожая ситуация с физикой Ньютона и Эйнштейна: в быту законы Ньютона действуют с достаточной точностью; обывателя, который не гоняет на субсветовой скорости, можно не углубляться в сложные вычисления Эйнштейна.

Вот так вот простая задачка поднимает глобальные общенаучные вопросы, я бы даже сказал философские вопросы.

Внутренняя автобиография Стругацких

Список сокращений

АБС — Аркадий и Борис Стругацкие

АС — Аркадий Натанович Стругацкий

БС — Борис Натанович Стругацкий

Вступление

Стругацких читаю и люблю так давно, что как-то даже не думал, что можно о них что-то написать. Это же просто обязательные для чтения произведения: обязательные с точки зрения и развлечения, и с точки зрения постановки мировоззренческих вопросов — с точки зрения «умного читателя». Да с любой точки зрения для русскоязычного читателя (и писателя) Стругацкие — обязательная программа. Жаль, что их не проходят в школе (или что-то изменилось?), ведь у них есть произведения для разных возрастов.

Почему же я вдруг решил про них написать? У меня уже была рецензия на книгу, которую БС написал в одиночку, но это уже совсем другое творчество. На рассказ про совместное творчество АБС, на свой взгляд на их творчество, меня подтолкнула книга Бориса Вишневского «Аркадий и Борис Стругацкие. Двойная звезда», где собраны автобиографические тексты и интервью БНС на различные темы, включая творчество.

Что должна содержать книга, посвящённая писателям да и вообще людям? Конечно же биографию. И книга Вишневского не исключение, однако из-за того, что АБС не любили рассказывать о своей жизни, биографии получилось не очень много. Мне же кажется, что биография вообще не самое важное. Может быть, АБС были того же мнения и потому не рассказывали о себе?

Почему я считаю, что биография не самое интересное? Потому, что это лишь внешнее, самое простое, что мы можем узнать о человеке, но это и то, что может ничего не говорить о качествах человека. Люди любят доставать чужое грязное бельё, разбираться в деталях детства знаменитых людей. Мне кажется, это иногда может помочь понять людей, но, если речь о писателях, мало поможет понять их творчество. Какие факты из жизни АБС повлияли на их творчество, благодаря чему появился Максим Каммерер и Прогрессоры — вряд ли это можно выяснить, связать реальную жизнь и мир мечты, о котором будет ниже. Разве что астрономия, и наука в целом, программирование и японские мотивы в их творчестве имеют однозначные корни.

Что же может быть интереснее или полезнее биографии? Мы часто зацикливаемся на внешнем, на том как выглядим, что носим, чем владеем и так далее. Эти внешние характеристики проще оценить и сравнить, а значит ими проще меняться с другими, выяснять, кто круче и более продвинутый. Если же речь заходит о внутреннем мире, то тут с линейкой к проблеме не подойти, не изменить у кого больше. Однако, именно этот внутренний мир значительно лучше говорит о человеке. Из актуального на момент написания: такая черта человека как любовь вести срач просто ради удовольствия на мой взгляд говорит о человеке больше, чем весь внешний вид. Потому хотелось бы прочитать не биографическую книгу про Стругацких, а их внутреннуюю биографию. Однако я такого ещё не встречал. Жаль.

Что можно написать в книге про внутреннюю биографию? Довольно сложно сказать, так как здесь нет таких точных методов как в обычной биографии. Может быть, даже не очень понятно, что я имею в виду под этим понятием. Попробую объяснить это двумя способами: некоторым определением и разбором книг АБС, где можно найти много автобиографических обрывков — касающихся как внешних, так и внутренних аспектов. Внутренняя биография должна рассказывать про взгляды, вкусы, предпочтения, воззрения человека; должна рассказывать о его мечтах и стремлениях, о его этике и морали; из неё должно быть понятно как менялся человек, как менялись его взгляды. Да, конечно, в обычных биографиях встречаются кусочки про внутреннюю биографию, но отрывисто и самое интересное теряется в куче менее важных фактов.

В этой статье я буду опираться на уже упомянутую книгу Бориса Вишневского и на произведения АБС. Как всегда, я постараюсь никак не упоминать сюжет книг — не из-за того, что это спойлеры, а просто потому, что мне кажется, что это излишне. Если и будут спойлеры, то они не будут мешать получать удовольствие от замечательных книг АБС.

Биографические фрагменты

АБС не написали развёрнутой автобиографии, можно найти лишь очень краткую, но мы знаем о них достаточно много, в том числе благодаря активным (по)читателям. Зная некоторые элементы этой биографии мы с лёгкостью находим её в произведениях. Не утверждаю, что все найденные мною связи есть на самом деле, может быть это просто совпадение или ещё что-то, но про некоторых прототипов пишут и сами авторы.

Есть ли прототип у главного героя повести «Понедельник начинается в субботу» я не знаю, но БС был не очень удачливым астрономом, но стал хорошим программистом, работающим в Пулкове — так он называет Пулковскую обсерваторию. То есть образ Саши Привалова из «Понедельника» близок БС, может быть с него и списан, тем более что работа в обсерватории, как я понимаю, была близка к идеалу НИИЧАВО.

Если говорить про БС, то нельзя не вспомнить книгу, которую он написал в одиночку под псевдонимом С.Витицкий «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики», где очень много биографических деталей. Читая эту книгу я удивлялся, почему у него герой один с матерью выживает в блокадном Ленинграде. Прочитав Вишневского я понял, что это совершенно автобиографично: АС с отцом эвакуировались в начале 1942 года, а БС с матерью остались. Точно так же в книге много деталей из более поздней жизни БС, например, его так же как героя не взяли на физфак, без объяснения причин.

Также тут нельзя не вспомнить про роман «Отягощённые злом, или Сорок лет спустя» , где один из главных героев — астроном, которому потребовалась сверхъестественная помощь, чтобы защитить своё открытие — БС, тоже как астроному, она бы тоже не помешала, для защиты кандидатской. А часть действия проходит в городе Ташлинске, который соответствует посёлку Ташла, куда в 1943 году АС смог эвакуировать младшего брата с матерью из Ленинграда, куда, видимо, эвакуировался в начале 1942 года и сам АС.

В романе «Хромая судьба», где в одной из частей главный герой — писатель, член Союза писателей СССР, тоже можно найти автобиографические детали, но они скорее относятся к следующей части, так как это о внутреннем. Вот как БС писал про эту книгу:

«Хромая судьба» это — прежде всего — роман о беспощадно надвигающейся старости, от которой нет нам ни радости, ни спасения — «признание в старости», если угодно.

Возможно, есть и ещё примеры, особенно про АС, но я никогда особенно не акцентировал на этом внимания и потому мог что-то пропустить.

Внутренняя биография

О внутренних устремлениях АБС можно судить по очень многим деталям. И эта связь подтверждается словами самого автора, БС говорил:

В конце концов мы пришли к мысли, что строим отнюдь не Мир, который Должен Быть, и, уж конечно, не Мир, который Обязательно Когда-нибудь Наступит, – мы строим Мир, в котором НАМ ХОТЕЛОСЬ бы ЖИТЬ и РАБОТАТЬ, – и ничего более .

Тем самым они показывают какой мир больше всего подходит им, соответствует их личным качествам. Следовательно, мы может сделать вывод об этих личных качествах, что, на мой взгляд, и является самым интересным. Ведь не будут же тунеядцы и мизантропы выдумывать институт Прогрессорства, мир Полудня или НИИЧАВО. Или какой образ мышления должен быть у людей, чтобы они задумывались о роли и способе воспитания, об образе учителя, точнее — Учителя.

Кроме того можно проследить изменения политического характера, происходящие в авторах, которое хорошо видно по книгам, и о чём, опять же, сказал и сам БС:

Слова «коммунизм», «коммунист», «коммунары» – многое значили для нас тогда. В частности, они означали светлую цель и чистоту помыслов. Нам понадобился добрый десяток лет, чтобы понять суть дела. Понять, что «наш» коммунизм и коммунизм товарища Суслова – не имеют между собой ничего общего. Что коммунист и член КПСС – понятия, как правило, несовместимые.

«Страна багровых туч», «Стажёры», «Путь на Амальтею» — все ранние произведения говорят о том, что АБC были оптимистами и верили в светлое, обязательно светлое, будущее коммунизма. Позднее они поняли, что светлое будущее и коммунизм — понятия несовместимые. Более того, я бы сказал, что они поняли, что вообще светлое будущее — это совершенно не обязательное событие, оно может и не настать.

«Трудно быть богом» — нельзя сказать, что это про будущее, но, мне кажется, там показывается, что авторы уже теряют понимание того, как прийти к этому будущему. Так же, как и в «Обитаемом острове» — нет пути в тот мир, который легко и красиво представлялся молодым авторам.

С другой стороны, Максим Каммерер, до цензурной правки бывший Ростиславским, или дон Румата — разве это не отражение авторов, того, какими они хотели бы быть, того, как они хотели бы менять мир? Да, ничего автобиографичного тут нет, они не ходили с гранатами на ретрансляционные вышки, — не решали проблему люденов или близких по образу, — с мечами на королевский дворец и Весёлую башню, но хотели же изменить мир к лучшему. Думаю, что им это немного удалось — своими книгами.

Говоря про Каммерера, не могу не вспомнить про «синдром Сикорски» и отказ от действий с необратимыми последствиями — ещё один пример проблемы, которую ни АБС, ни человечество так и не решили. В трилогии про Максима Каммерера отлично описываются безрезультатные поиски решения. Сейчас для человечества этот вопрос актуален в основном во второй его части — можно ли совершать такие действия, и кто готов (и должен) нести за них ответственность. Вообще вопросы выбора — одна из самых важных тем АБС, которые раскрывают внутреннюю проблематику авторов.

В позднем творчестве прослеживаются, особенно в «Хромой судьбе» и «Отягощённых злом» авторские раздумья об образовании — обучении и, главное, воспитании детей. Очень важная тема и в современном обществе, однако, АБС не нашли ответа в своих поисках, в своём моделировании различных ситуаций, кроме, разве что, образа Г.А. Носова, учителя из специального педагогического лицея. При этом точно подмеченных проблем они сформулировали много:

Подумайте, попытайтесь подумать, что вы можете дать детям. Поглядите на себя. Вы родили их на свет и калечите их по своему образу и подобию.

Можно вспомнить, к сожалению, малопопулярную повесть «За миллиард лет до конца света», где главный герой списан с БС — по его собственным словам — и тоже ставится глобальный вопрос о силах, грозящих всему человечеству.

Всё это говорит о том, что творилось внутри у АБС, во многом независимо от того, как менялся мир вокруг.

Заключение

Изучать внутренний мир АБС, их взгляды, динамику изменений мировоззрений, на мой взгляд, значительно интереснее, чем изучать обычную биографию, находить соответствия между героями и реальной историей, хотя последнее очень популярно и социально поддерживается. Такое изучение позволяет лучше понять в первую очередь не одно конкретное произведение, а эволюцию творчества, как менялось понимание мира — реального и мира идеального, в котором хотелось бы жить  — с возрастом, с изменением политической и экономической ситуации, с обдумыванием и моделированием той или иной идеи, детали мира. Произведения АБС перестают быть чем-то отдельным, несвязанным, начинают образовывать общую картину, меняющуюся со временем, но в каждый момент опирающуюся на предыдущий этап.

Научное мышление постмодернизма

Проходил я курс «Научное мышление» на Степике, критиковал автора, удивлялся тому, что он говорит, ругался на тестовые задания, но даже не думал о том, что буду писать тест, пока не услышал из уст лектора одну фразу. Она была ближе к концу и звучала вот так:

…модельеры не очень талантливые люди, они, видимо, не могут придумать какую-нибудь модель, которая бы подходила для всех типов тела, потому они продвигают культуру худого тела.

Реакция у меня на это была простая и короткая: как?! После этого я решил объединить все мысли о курсе в полноценный отзыв.

Как может человек, читающий курс про логику и научное мышление выдавать такие высказывания? Конечно, это может быть моей профдеформацией, но мне понятно, что культуру худого тела продвигают не модельеры, которые бы разорились, если бы шли против общего культурного тренда. А что раньше были какие-то модельеры, что они шили одежду только на полных женщин? Или раньше одежда была такая, что её было проще шить на тех, кто был в теле? Ох… Впечатление, что человек оторван от действительности и закономерностей реального мира.

Было ещё очень странное высказывание: из-за того, что нет названия профессии «математик» женского рода (слова нет) в математики не идут женщины… Интересно, есть ли научные исследования, которые это подтверждают? Или это оттенок лингвофричества в курсе «Научное мышление»?

Правда, что можно взять с человека, который открыто говорит, что любит в соцсетях устраивать срач просто ради удовольствия, а когда срач становится скучным — банит оппонентов. Мне кажется, это много говорит о человеке.

Чтобы моя критика не воспринималась неверно, отмечу, что на момент написания нахожусь на 374 месте по количеству полученных баллов из более чем 1100 людей, получивших сертификат, причём без учёта двух эссе, за которые дают много баллов, но которые медленно проверяются, так как нужно получить три рецензии на каждую от других обучающихся.

Процитирую отзыв, который я оставил на сайте при первой возможности (прохождении более 60% курса):

В этом курсе есть:

лектор, который, по его же признанию, любит устраивать срач в соцсетях — просто для своего удовольствия;

раздел, посвящённый тому, как эффектно победить в сваре;

много посвящено софистике, но нет этого термина, так же как полемики и эклектики (см. четыре типа споров);

встречается термин «дискуссия», но очень мало говорится про этот основной для научного мышления тип спора. (может быть лектор использует не термин, а слово обыденного языка — но это не лучше);

в задачке на силлогизмы встречается сорит (такого термина в курсе нет);

в рамках знаний, которые даёт курс в истинной дизъюнкции «Дождь идёт или не идёт» обе части (дождь идёт и дождь не идёт) могут быть одновременно истинными, так как говорилось только про неточную дизъюнкцию, где это возможно, — точная не упоминалась;

много интересных рассказов про историю, историю науки, историю культуры, психологию, но, на мой взгляд, про научное мышление меньше половины;

объяснение нашего поведения на основе фейдизма, без уточнения того, что это не имеет никакого научного обоснования, что учение Фрейда можно рассматривать только с исторической точки зрения;

очень странные (субъективные/ложные) варианты правильных ответов в тестах (не буду тут приводить ошибки, чтобы не подсказывать ответы);
показано плохое знание биологии;

целый ряд полезных и нужных примеров ошибок мышления и того, как с ними бороться.

Ну и в конце честно сознаюсь: на момент написания отзыва прослушал только половину курса — остальное просто пробежал, решая тесты, легко получил сертификат и почти дошёл до сертификата с отличием. В связи с этим перечислил не всё, что есть в курсе.

Решайте сами хотите ли вы проходить этот курс.

Пройдя курс до конца, у меня появилось что добавить, как вы уже видели, но это ещё не всё. В процессе общения, автор курса скинул ссылку на свой пост, на который я написал ответ под названием «Формальная логика: чтобы продать, нужно купить«. Где-то в этом месте он прекратил общение.

И в заключение отмечу, что складывается впечатление, что курс сделан переводом с английского языка какого-то учебника или курса: примеры с англоязычными именами, почти все примеры актуальные для Америки, многие термины не переведены или нетрадиционные для русскоязычных логиков. Ещё одним аргументом в пользу этого служит то, что он использует диаграммы Венна вместе кругов Эллера, которые используются во всех классических курсах логики, которые мне известны, включая курс логики на философском факультете СПбГУ и онлайн курс логики от Института гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, который я прохожу на том же самом Степике. Многие обозначения соответствуют американской традиции, которую можно найти в классическом учебнике «Введение в логику и научный метод» М.Коэн, Э.Нагель. Если к этому добавить некоторые особенности, связанные, видимо, с изучением логики с математической и программистской, а не с классической точки зрения, то, кажется, что лектор находится вне русскоязычного логического общества. То есть с его же точки зрения, высказанной в курсе, его нельзя относить к учёным, которые занимаются логикой.

Прослушав курс «Научное мышление», я ещё раз убедился насколько я не люблю постмодернизм, которому посвящён большой курс курса (зачем?), и мне ближе ценности модерна и науки, которой не находится места в постмодерне.

Формальная логика: чтобы продать, нужно купить

— Чтобы продать что-нибудь ненужное, — надо сначала купить что-нибудь ненужное.

(с) Кот Матроскин

Чтобы выйти из зоны комфорта, надо сначала в ней оказаться.

(с) Народ

Прохожу на Степике курс «Научное мышление», где, на мой взгляд, далеко не всё про научное мышление, и активно комментирую лектора, спорю по разным моментам курса, стараясь не переходить в свару, которую любит, по его же словам, лектор. Но сейчас речь не об этом, а о той статье, ссылку на которую дал автор в одном из обсуждений. Называется она «Формалинная логика«. Ситуация обычная: есть комментарии, но он требуется такой развёрнутый, что лучше сделать отдельную статью. Чем я и занимаюсь.

Начнём с конца, то есть с авторского комментария (орфография сохранена):

Summary, наверное, такое: важно уметь абстрагироваться (я с этим полностью согласен и не уделяю этому внимания лишь потому, что считаю это умения в некоторой степени пререквизитом— кто не умеет, с тем вообще не о чем говорить и уж точно для таких людей не следует писать), но важно также уметь переставать это делать.

Речь идёт о том, что одной формальной логики, которая работает с абстрактными, не связанными с реальностью, формами, не достаточно. Что нужно не только проверять на формальную правильность, но и работать с материальной, предметной, составляющей понятий. Во всяком случае, я так понимаю и соглашаюсь. Но тут есть некоторая тонкость, которая замечательно описывается в эпиграфах. Давайте её, эту тонкость, найдём в авторских примерах из поста. Не буду разбирать всё, приведу лишь наиболее характерные.

Я работаю на математико-механическом факультете, то есть в месте, где с формальной логикой нет никаких проблем: даже те, кто не специализируется конкретно в этой области, все равно отлично владеют аксиоматическим подходом, импликацией и всем остальным — без этого они бы не смогли работать. Однако это не мешает одному из них наукообразно обсуждать некие особые свойства святой воды и в целом передачу информации через воду нефизическими способами, другому — верить в телегонию, а третьему — весьма назойливо рекомендовать окружающим фильм “Секрет”. Это все наиболее одиозные случаи, неадеквата меньшей выраженности, конечно, куда больше.

На самом деле очень типичный пример, я и сам много раз сталкивался со случаями, когда отличные учёные, знающие научный метод, верят во всякую чушь. Однако, тут вылезает та самая тонкость: люди могут отлично знать формальную логику, методы выведения и так далее, даже ежедневно ими пользоваться в своей работе, но, и очень важное но, — они этим пользуются только в работе отвлечённой от реальной жизни. В быту же, выясняется, у них всё иначе. Возьмём сотрудников матмеха: пусть кто-нибудь из них попробует построить формальную схему выведения, доказательства, умозаключения, что святая вода имеет особые свойства или что телегония работает. Уверен, что окажется, что в этом умозаключении будут совершенно ненаучные посылки, нелогичные импликации и так далее. Я часто пытался вывести таких людей на чистую воду, но сталкивался с обоснованиями на уровне веры, убеждений не относящихся к науке.

То есть человек знает формальную логику и даже использует, но не там, где появляются его эмоции. Легко использовать формальную логику, заставляющую получать (и принимать) неприятные выводы, когда это чисто работа, какое-нибудь моделирование или что-то ещё оторванное от жизни, но очень сложно, когда затрагиваются твои эмоции, например, патриотизм или желание, чтобы в жизни были загадки. Или что там ещё возбуждает людей на создание «Тайн воды» и планетарных правительств рептилойдов. Соблазн отказаться от логики слишком велик, когда дело доходит до эмоций — и это не вина формальной логики, как утверждает автор:

Таким образом, формальная логика, изначально созданная для строгости рассуждений, для их очистки от эмоций, для алгоритмической верификации, оказывается на поверку ключом к двери натурального безумия. Происходит это, конечно же, из-за людей, которые биологически не приспособлены быть логичными, и с радостью срываются в иррациональность, как только представляется возможность.

Тонкость в том, что знать логику — это одно, а применять её в жизни, особенно там, где можно получить неприятные результаты — это другое. То есть переходить к предметному анализу следует после того, как мы проверим, что формальная структура верная. Ведь если логическая структура нарушена, то уже неважно, что там с фактами — никаких гарантий истинности вывода у нас нет.

Последняя цитата достойна того, чтобы её упомянуть ещё раз, так как показывается, скажем так, странное понимание автором биологии. Речь про фразу «биологически не приспособлены быть логичными». Что значит быть логичными? Если рассуждать формулами формальной логики, то — да. Но это очень странное понимание этого понятия. На мой взгляд, быть логичным — означает понимать и действовать адекватно причинно-следственным связям, то есть понимая «логику» происходящего. Даже животные очень часто бывают логичными, так как без понимания взаимосвязей невозможно выжить. У человека это называется интуитивная логика: набор логических правил и законов, которые формируются у человека естественным путём в процессе развития. Именно так он постигает окружающий мир, учится с ним контактировать и им управлять. Полностью нелогично мыслящие существа очень быстро погибают и не оставляют потомства. Не нужно ещё забывать, что логика бывает очень разной, например, двоичную можно расширять до многозначной Какая из троичных логик логична, а какая нет — бессмысленный вопрос, хотя результат они дают разный. Так и с логикой живых организмов, включая человека.

Так что нельзя говорить, что мы «биологически не приспособлены быть логичными»: эволюция в течение миллионов лет только и делала, что приспосабливала нас к тому, чтобы быть логичными. Да, эволюция мозга человека прошла очень, чрезмерно быстро и потому у нас возникло много ошибок мышления, которых нет у животных — просто потому, что у них мышление значительно проще, но логичность всё-таки есть, без неё невозможно понять, что если мясо поместить над огнём от молнии, то мясо станет горячим и значительно более мягким, его будет легче есть.

Но вернёмся к формальной логике. Автор пишет (мы продолжаем идти снизу вверх):

Я хочу подчеркнуть, что проблема тут не в формальной логике: это совершенно необходимый в критическом мышлении инструмент, и без формальной логики полноценно мыслить невозможно. Дело не в том, что в этом инструменте какой-то изъян или что его не нужно изучать, а в том, что люди стремятся этот инструмент полностью отделить от остального рационального мышления, от реального мира и от какого бы то ни было практического применения, любуясь на него в его неизменности и превратив, таким образом, формальную логику в логику формалинную.

Люди стремятся отделить формальную логику от просто своего мышления, когда речь заходит о тех областях, где люди хотят получить определённый приятный результат, а не тот, что подсовывает холодная и мерзкая формальная логика. Люди просто отказываются от логики в угоду эмоциям и, мне кажется, именно потому нужно учить формальной логике — чтобы люди могли останавливать собеседников и показывать им их ошибки, или, хотя бы, не попадаться в силки самим, когда они слушают хорошего оратора, умеющего воздействовать на сферу эмоций, чувств. То есть проблема не в отделении формальной логики от рационального мышления, а в отделении рациональности в целом от мышления.

Последний пункт, про который я хочу сказать, это «логически верный», вот что пишет автор:

Более серьезная проблема заключена в конструкции “логически верный”. Как это ни странно, она не имеет никакого отношения к логике. В логике она не существует. Бывает лишь, что вывод “логически следует” или “выводится” из посылок.

С этим я категорически не могу согласиться. Если говорить про силлогизм, как в этом примере, то он может быть логически верным, если соответствует дедукции, то есть из истинных посылок всегда даёт истинный вывод. Напомню, что категорический силлогизм — это формальная логика, которой всё равно о чём конкретно идёт речь, здесь важно лишь то, чтобы соблюдались логические выводы. Можно по-разному называть силлогизм составленный по правилам дедукции, но суть от этого не поменяется. Процитирую учебник по логике философского факультета СПбГУ под редакцией А. И. Мигунова:

Суть правильного силлогизма заключается в том, что какие бы понятия мы ни подставили вместо переменных, всегда если посылки истинны, то заключение в нем с необходимостью будет истинно. Это означает, что мы никогда не сможем подобрать такой тройки конкретных терминов, при которых посылки правильного силлогизма были бы истинными, а заключение — ложным.

Здесь используется «правильный силлогизм», что вполне синонимично «логически верный», так как ни то ни другое ничего не говорит об истинности посылок и заключения, а лишь о формальной структуре.

Возможно, такое отношение к терминам и логике возникло у автора из-за знакомства с логикой по англоязычным источникам, которые он ставит во главе, пренебрегая русскоязычными (это уже немного иная история). Чтобы проиллюстрировать это приведу цитату, которая в тексте непосредственно следует за предыдущей:

Можно обратиться к английскому языку, в котором логика поддерживается гораздо лучше — например, в нем есть хорошо запоминающиеся термины для логических ошибок: “Straw-man fallacy”, “slippery slope argument”, “red herring” — для всего этого в русском языке переводы либо отсутствуют, либо весьма неуклюжи и не имеют широкого хождения.

При этом лёгкий гуглинг показывает, что “straw-man fallacy” имеет русский вариант «соломенное чучело» или, что на мой взгляд ещё понятнее, называется подменой тезиса и имеет широкое распространение. “Slippery slope argument” можно перевести как тенденциозность, правда в учебниках такого не встречал. Так что как минимум в одном пункте автор неправ, следовательно суждение о том, что в английском языке логика поддерживается гораздо лучше — оказывается как минимум частично несостоятельным. Зачастую нет прямых переводов терминов, но если какие-то аналогичные понятия — так же как с поговорками. То есть автор находится вне русскоязычного логического общества, peer’a, используя его же терминологию.

Какой вывод можно сделать из всего сказанного, как логически подвести конец статье? Автор знает логику, думаю, что весьма хорошо знает, но, с одной стороны, по англоязычным источникам, которые не всегда соответствуют нашим, русскоязычным реалиям (особенности языка сильно влияют), с другой стороны, в том числе из-за незнания биологии, строит некорректные связи между логикой и поведением человека. Возможно ещё одна причина этого: не только американский подход, но и математический, вместо философского — подходы к логике у математиков (среди программистов особенно) и философов, насколько я встречал, очень разные.

Рецензия — несамостоятельное произведение

Я мало читаю литературоведческих материалов, наверное, это связано со спецификой обучения литературе в школе — вспомните мем «синие занавески». Однако недавно за короткое время мне попались две такие работы и я в очередной раз поражаюсь почему литературоведы так странно себя ведут, пишут и говорят.

Приведу пример. Сейчас читаю книгу Бориса Вишневского «Аркадий и Борис Стругацкие. Двойная звезда», где существенную часть занимают главы про лучшие произведения Стругацких. Вот как автор начинает главу про произведение «Далёкая радуга»:

ДР – единственный у АБС «роман-катастрофа». Правда, гибнет в ней не Земля и не ее часть, а земная колония на далекой планете Радуга, превращенной в гигантский полигон для экспериментов по нуль-транспортировке. В книге две ключевые темы: возможные трагические последствия выхода научного эксперимента из-под контроля и поведение людей перед лицом неминуемой гибели.

Зачем пересказывать сюжет или выделять в нём ключевые темы? Эту книгу вряд ли будет читать человек, не знакомый с творчеством Стругацких, она для тех, кто не просто знаком — для тех, кто любит творчество АБС, а, следовательно, им не нужно пересказывать сюжет или выделять поверхностные ключевые темы, они и так всё это прекрасно знают. Расстраивают меня литературоведы, в отличие от самих авторов, чьих комментариев много в этой книге. Цитирую я, для себя и у себя на канале в Телеграме, исключительно Аркадия или Бориса Стругацких, но не автора книги Бориса Вишневского. Вот сравните сами начало главы про «Далёкую радугу», которую привёл выше и вот эти слова Бориса Натановича Стругацкого:

И вот вопрос – должны ли мы, авторы, рассматривать как наше поражение, то обстоятельство, что идея, которая помогла нам сделать повесть емкой и многомерной, осталась, по сути, не понята читателем? Не знаю… Так что, может быть, единственная возможность для «предмета искусства» уцелеть как раз в том и состоит, чтобы иметь не одно, а множество толкований?

Вам не кажется, что уже тут видно противоречие двух высказываний. И мне однозначно ближе второе: в хорошей книге каждый находит что-то своё, зачем принуждать читателя видеть в книге только узкозаданный спектр толкований, «ключевых тем». Тут вспоминается ещё одна цитата АБС:

Обычно Стругацкие ничего зря не пишут, и наверняка мы что-то имели в виду. Но вот что – я уже не помню…

Если даже авторы не помнят, что они имели в виду, то какое право имеет кто-то ещё додумывать за авторов, а, главное, навязывать это другим читателям? Книга написана и она начинает жить своей жизнью. Можно её комментировать, высказывать своё мнение, но зачем же навязывать и быть увереннее в своей точке зрения, чем сами авторы? Странная самоуверенность, если не сказать наглость, которая встречается у целого ряда профессионалов. Или «профессионалов».

Если говорить более обобщённо, то зачем пересказывать сюжет книги в рецензии? Вот главный вопрос, который у меня встаёт, каждый раз, когда я читаю рецензии. Для кого и для чего пишутся рецензии? Если придёт человек не читавший рецензируемую книгу, то вот такое описание ничего ему не даст, оно всегда хуже оригинала, меня бы даже скорее оттолкнуло — отбивает желание читать книгу. Если рецензия попадёт в руки «опытного» читателя, то он и так знает содержание, ему читать такой краткий пересказ, выжимку обычно несравнимую по уровню с оригиналом, будет просто скучно.

Для чего пишутся рецензии? На мой взгляд для двух целей (и одна рецензия может выполнять обе функции):

  • привлечь нового читателя, который не знаком с произведением или автором в целом;
  • привлечь «опытного» читателя к произведению, к перечитыванию (второй или более раз), с целью увидеть его, это произведение, с новой стороны.

Так рассказ АБС о том, как писались произведения, заставляет меня, опытного читателя АБС, взглянуть на тексты иначе, чем раньше, и вызывает желание перечитать некоторые из них. Слова АБС, а не Вишневского, замечу. Зачем же нужны слова литературоведа, мне не ясно.

Если у вас другие взгляды на цели рецензий, напишите об этом в комментариях.

Биологический метод в лингвистике

Я давно говорю, что междисциплинарность хороша тем, чем можно использовать методы из одной области в другой. По этому поводу даже был у меня текст, в соавторстве с лингвистом, — про аналогию биологического вида и языка, где предлагалось такое использование. И вот читаю в новостях, что реализовали-таки то, что мы предлагали. Совершенно независимо. Препринт доступен здесь: https://www.academia.edu/39903804/

Российские учёные сделали филогенетическое дерево индоевропейских языков — по названию понятно, что это те языки, которые распространены от Индии до Европы, а теперь и во всём мире. Про них можно посмотреть тут, а в целом информации про них море. Однако, как это обычно бывает, самые ранние стадии развития языков изучены слабо, слишком мало информации, можно лишь косвенно изучать.

Как я писал, аналогия биологического вида с языков достаточно точная, чтобы можно было переносить методики обработки информации с одной системы в другую. Аналогия точна потому, что существенные признаки сходны. А какие признаки существенны? Эволюция, появление, изменение, вымирание того и другого. Потому и можно взять отлично разработанные программы по построению филогенетических деревьев — крайне популярное дело в современной биологии — для изучения языков. Вот что пишет один из учёных, авторов обсуждаемого исследования:

Я для себя называю это «лингвистическая филогения с человеческим лицом». За всю историю индоевропейских штудий это первый раз, когда, используя формальные биологические классификационные методы без каких-либо предварительных ограничений на топологию и вообще без какого-либо насилия над материалом и матаппаратом, были получены дерево и датировки, не противоречащие традиционным взглядам индоевропеистов.

На мой взгляд, это замечательное доказательство моей идеи о строгой аналогии. И замечательное исследование, которое показало:

Наша главная находка — это одномоментное разделение узкоиндоевропейских языков на четыре ветви в промежутке 3400–2200 до н.э.: (1) греко-армянскую, (2) албанскую, (3) итало-германо-кельтскую, (4) балто-славяно-индо-иранскую.

В новостных пересказах, конечно же, сразу вспомнили про Вавилонскую башню и не указали, то, что приводит тот же учёный, которого только что цитировал:

Полученные датировки промежуточных узлов удивительно хорошо соответствуют радиоуглеродным датам некоторых археологических культур, которые традиционно связываются с расселением индоевропейцев:

1) Возникновение афанасьевской культуры: 2800 до н.э. // Отделение тохарского: 3727–2262 до н.э. (средняя дата 3011 до н.э.)

2) Закат синташтинской культуры: 1800 до н.э. // Распад индоиранской клады: 2044–1458 до н.э. (средняя дата 1740 до н.э.)

3) Закат культуры шнуровой керамики: 2300-2000 до н.э. // Бинарный распад балто-славяно-индо-иранской клады: 2723–1790 до н.э. (средняя дата 2241 до н.э.)

4) Закат культуры колоколовидных кубков: 2100 до н.э. // Троичный распад итало-германо-кельтской клады: 2655–1537 до н.э. (средняя дата 2080 до н.э.)

Исследование соответствует не мифам, а научным данным — что очень важно, но, опять конечно же, значительно менее увлекательно (и понятно) для обычного читателя.

Выводом из всего сказанного можно выделить: подтверждение аналогии между биологическим видом и языком; единство различных областей науки: биологии, лингвистики, археологии; системность научного знания, даже когда речь заходит о совсем разных областях науки.

Раковые фрукты

В рамках проекта “Анализ: логика и базовые знания”

В интернете можно найти уйму различных советов по питанию, но, как говорится, не все йогурты одинаково полезны. Давайте снова в рамках проекта Анализ: логика и базовые знания” разберём без углубления в теорию один набор таких рекомендаций, поищем нет ли в нём внутренних противоречий или несоответствия каким-нибудь базовым знаниям.

Советы, о которых пойдёт речь, можно найти во множестве. Сайт по поиску плагиата text.ru выдал мне целый список источников. Приведу один из них, чтобы было понятно, откуда я беру цитаты. Будем продираться через текст не спеша, разбирая фразы по отдельности. Начнём с заголовка:

Лекарство от рака уже найдено — это то, как мы едим фрукты

Честно говоря, уже странно, но посмотрим, что имел в виду автор. Следующая фраза:

Доктор Стивен Мак обращается с больными раком «неортодоксальным» способом, и многие его пациенты выздоравливают.

А кто это? Почему мы должны уважать его мнение, его взгляды? Быстрый поиск в интернете дал только ссылки на такие же статьи. Где эти выздоровевшие и где про это статьи в научных журналах или просто независимые свидетельства? Чисто эмоциональное воздействие на человека. Почему же они выздоравливают? Это написано ниже БОЛЬШИМИ БУКВАМИ:

НЕЛЬЗЯ ЕСТЬ ФРУКТЫ ПОСЛЕ того КАК ВЫ ПОЕЛИ ДРУГУЮ ПИЩУ!

ФРУКТЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ СЪЕДЕНЫ НА ПУСТОЙ ЖЕЛУДОК!

С этим сложно спорить не зная аргументов, какие же они?

Если вы едите фрукты на пустой желудок, они будет играть важную роль в детоксикации вашего организма, снабжая его огромной энергией для снижения веса и других видов жизни.

Эта фраза выносит мозг. Энергия для снижения веса — это что? Для снижения веса нужно получать меньше энергии, а не больше. Что такое детоксикация и как она проводится отлично рассказывает Алексей Водовозов — на Youtube много его лекций (спойлер: полная чушь и обман людей). Других видов жизни?! Надеюсь, это кривой перевод, а не подкармливание паразитов, глистов.

ФРУКТЫ — САМЫЙ ВАЖНЫЙ ПРОДУКТ.

Я очень люблю фрукты, так что мне сложно спорить, но хотелось бы объяснение почему? Если вспомнить состав фруктов — много воды, сахара, клетчатки, мало белков, жиров — то станет понятно, что человеку плохо питаться лишь одними фруктами. Более того, человек легко обходится совсем без них.

Предположим, вы едите два куска хлеба, а затем кусочек какого-либо фрукта. Кусочек фрукта готов идти прямо через желудок в кишечник, но это не происходит из-за хлеба, съеденного перед плодом.

Почему собственно фрукт должен идти прямо в кишечник? Ему тоже нужно перевариваться: в желудке разрушаются белки и всасываются аминокислоты. Если пройти мимо желудка, то польза любой еды сильно снизится. И не уверен, что кишечнику понравится непереработанный желудком фрукт.

Тем временем хлеб и фрукты гниют, заквашиваются, и превращаются в кислоту.

Оооочень популярное высказывание, которое легко опровергается. Что такое гниение? Разрушение органики бактериями. Но беда в том, что в желудке такая кислотность (так много кислоты), что мало кто из бактерий там выживает, а кто выживает не вызывает гниение. Да и желудочный сок сам активно разрушает то, что могло бы гнить. Про выделение кислоты при несуществующем гниении — ещё смешнее: достаточно посмотреть силу кислот. В желудке у нас соляная кислота и такая кислотность, что органические, являющиеся слабыми, кислоты не смогут повлиять на неё, разве что разбавить, снизить кислотность.

В тот момент, когда фрукт входит в контакт с пищей в желудке и пищеварительным соком, вся пищевая масса начинает портиться.

Ну да, можно так сказать: когда пища переваривается, она портится — портится её внешний вид, цвет, запах, консистенция, второй раз не захочешь её есть. Совершенно нормальный процесс необходимый для усваивания полезных веществ из пищи.

Фрукты смешиваются с продуктами гниения другой пищи и производят газ, и, следовательно, вы будете раздуваться!

Мы уже сказали, что ничего в желудке не гниёт, но есть одно но. Во фруктах много целлюлозы, которая не переваривается человеком, но может употребляться в пищу бактериями в кишечнике и… «производить газы».

По словам доктора Герберта Шелтона, который делал исследования по этому вопросу, не существует такого понятия как кислый фрукт, как например апельсин или лимон, так как поступая в наш организм все плоды становятся щелочными.

Ух, какой компактный текст, никакой воды. Шелтон — известный деятель, разработавший псевдонаучную концепцию раздельного питания, не имея медицинского образования. Действительно, зачем профильное образование, мы же все питаемся, перевариваем, значит знаем о чём говорим.

Как это «становятся щелочными»? Если сравнивать с кислотностью желудочного сока — да, но в химии есть чёткие критерии кислотности и не ясно как кислоты из фруктов могут стать щелочами.

Не ешьте вареные фрукты, потому что вы не получаете питательных веществ вообще.

Не ешьте варёную картошку, только сырую! Только сырое мясо, а то никаких питательных веществ не получите! Будете питаться одним супом — умрёте от истощения!

Клубника имеет самую высокую общую антиоксидантную способность среди основных фруктов и защищает организм от раковых заболеваний, засорений кровеносных сосудов и свободных радикалов.

Легко находятся в интернете статьи о том, что высокий уровень антиоксидантов может способствовать развитию рака или мешать лечению. Засорение сосудов — малопонятная штука, видимо речь про холестерин, тут действие антиоксидантов неясно.

Поедание 2-4 апельсинов в день может помочь уберечь вас от простуды, снизить уровень холестерина, предотвратить и растворить камни в почках, а также уменьшить риск рака толстой кишки.

Опять панацея? Хотелось бы хоть какие-то пруфы, свидетельства того, что так бывает. Или вот, что сказано про арбуз:

Состоит из 92% воды, она также заполнена гигантской дозой глутатиона, что помогает повысить нашу иммунную систему.

Мне не удалось найти концентрацию глутатиона в арбузе, также как про его роль в иммунной системе (может быть авторы спутали лейкоциты и лейкотриены, в синтезе которых участвует глутатион?), зато нашёл, что это он «не является незаменимым веществом» и что он плохо всасывается в желудочно-кишечном тракте. Как говорится, шах и мат.

Он также является основным источником ликопина, который борется с раком.

Вторая часть утверждения, про рак, вызывает большие сомнения, а вот первая нет: основной источник ликопина — томаты, а точнее томатная паста. В ней 54—1500 мг/кг, при этом в арбузе всего 23—72. Конечно, арбузов мы едим значительно больше, но значительно проще каждый день есть томатную пасту, чем целый арбуз. И, думаю, в жизни именно так и происходит.

Тем не менее, холодная вода или напитки делают твёрдым маслянистый материал, который вы только что съели.

Рассказывают, что на Байкале рыболовы часто попадают в больницу с коликами, так как очень жирную рыбу запивают ледяной водкой. Не знаю правда или ложь, но это единственный пример, который я знаю, когда холодная жидкость влияет на «маслянистый материал, который вы только что съели».

Это замедляет пищеварение.  Как только этот «ил» реагирует с кислотой, он будет разрушаться и поглощаться кишечником быстрее, чем твердая пища. Очень скоро это превращается в плохие жиры и приводит затем к раку!

Последняя фраза — достойна анализа. Она отлично отражает внутренние противоречия текста в целом. Замедляет пищеварение, но поглощаться будет быстрее. А дальше вообще феерично: быстрое поглощение превращается в плохие жиры и приводит к раку. Как «хорошие» жиры превращаются в «плохие» путём охлаждения? Какая связь «плохих» жиров и рака? И какого именно рака?

Вывод: рекомендации не имеют под собой никакой основы, авторы пытаются воздействовать на человека через эмоции и псевдонаучные высказывания, которые не имеют никакой научной опоры в виде исследований и публикаций.

Мясо-костный антисептик-стимулятор

В рамках проекта “Анализ: логика и базовые знания”

В современном мире, наполненном информацией, очень сложно понять, где ложь, а где правда, не говоря уже о постправде. Поток выливается такой, что просто некогда остановиться и задуматься. Тем более, что многие рекламщики понимают, что нельзя давать клиенту задумываться и активно мешают это делать воздействуя на его эмоции. Проект «Анализ: логика и базовые знания» направлен на обратное: показывает как можно и нужно остановиться, задуматься и вывести на чистую воду людей, которые пытаются впарить нам какую-нибудь ерунду.

Что можно сделать с помощью скромных знаний азов логики и небольших знаний, которые легко найти или проверить в интернете? Давайте посмотрим на примере. Отмечу только, что иногда мне бывает сложно оставаться в рамках базовых знаний, так как присутствует много специальных, но я стараюсь.

Представьте себе, что вы в интернете искали лекарство от какой-то болезни, как это часто бывает, и наткнулись вот на такой сайт:

Справочник по лечению заболеваний препаратами АСД-2 и АСД-3 у животных и людей

Где сказано, что эти самые препараты помогают от огромного количества болезней (орфография сохранена): артроз, туберкулёз, геморрой, онкология, матка, почки, простатит, облысение, отит… продолжать можно долго. Верить и бежать покупать или почитать, выругаться, закрыть сайт и пойти к проверенному врачу за нормальным лекарством?

Давайте почитаем и посмотрим, есть ли на сайте маркеры лженаучность и того, что не стоит доверять подаваемой информации.

Один из маркеров уже приведён выше: нет эффективно действующих лекарств, которые помогают против огромного числа болезней. Если не брать в расчёт гильотину и, моё любимое, раствор цианистого калия в синильной кислоте. Почему не бывает панацеи? Потому, что причины у болезней очень разные и, следовательно, лечить нужно по-разному. Если мы возьмём уже приведённый список болезней, то там часть будет инфекционной природы, а часть — нет. Даже инфекционные болезни лечатся по-разному, при ОРВИ антибиотики не помогают — их прописывают только тогда, когда появляется бактериальное осложнение. При этом ни антивирусное, ни антибактериальное, ни антигрибковое лекарство не будет высокоэффективно против онкологии или артроза. Тут же нам предлагается одно средство против всего — сразу подозрительно. Панацей не бывает.

Ещё стоит отметить, например, непонятный пункт в списке заболеваний «почки«. Здесь видим частный случай того же самого: заболевания почек бывают очень разные, по разным причинам, как инфекционной, так и нет. Так что мы опять должны понимать, что лечение должно быть разное. А что нам предлагают тут?

Предлагается три метода лечения: для лечения почечных болезней, почечной недостаточности и при камнях в почках. Но методы различаются преимущественно дозировкой одного и того же препарата. Вчитаемся в некоторые детали лечения, которые указаны на сайте:

Для информации: основное вещество АСД 2 – фолиевая кислота, которая положительно влияет на работу почечных канальцев, увеличивая их активность. Она, как раз и присутствует в препарате Дорогова.

Гуглим фолиевую кислоту: пишут, что при хронической почечной недостаточностьи требуется больше фолиевой кислоты, но не для самих почек, а для организма в целом — вымываются вещества при диализе. Пишут, что может быть полезна как вспомогательный элемент лечения почек, но не как основное лекарство. При этом, если мы откроем химический состав (документ называется «Исследование химического состава препарата АСД-2Ф»), то поиск по документы не находит слово «фолиевая», то есть сколько этой кислоты в препарате мы не знаем. И есть ли она там вообще. Ссылка на этот документ есть на главной странице справа.

Статья про лечение почек заканчивается вот таким высказыванием:

АСД фракция 2 для лечения почек – натуральный природный лекарь, который помогает избавиться от недуга и укрепляет организм. Так не хочется, чтобы наши органы превращались в «подошву кирзовых сапог» из-за нана-лекарств, заполняющих полки аптек.

Которое тоже является признаком псевдо- и лженаучности.

Ещё чуть-чуть про неаккуратность и странность терминологии: в списке заболеваний есть «онкология» и «рак», причём обе статьи говорят про онкологию, но советы по методам лечения несколько различаются. При этом стоит дочитывать статьи до конца — там самое интересное, например:

Материал предоставлен в информационных целях и не является руководством к самолечению, которое может стать причиной критических последствий.

Хм… если учесть, что авторы сами признают, «что препарат апробирован не только на животных, но и на людях. А поставляется он в ветаптеки лишь потому, что не признан официальной медициной», то встаёт вопрос: как им можно лечиться не методом самолечения? На самом деле с этой фразой всё ясно: авторы защищаются от исков о причинении вреда здоровью и прочим поводам.

В статье про онкологию окончание ещё более интересное:

Внимание! АСД-2 при патологии печени принимать внутрь с особой осторожностью. Это касается гепатитов. Прием Асд вызывает повышенную выработку печеночных ферментов.

При этом легко находится статья, рассказывающая о том, как с помощью этого волшебного лекарства лечить… гепатит:

АСД  в лечении гепатита применяется давно и успешно… Современная фармацевтическая промышленность располагает огромным количеством медикаментозных препаратов для лечения гепатита. Но всем нам известно одновременно и полезное и вредное действие лекарств на организм, в особенности на печень, которая итак поражена. При помощи препарата АСД-2 можно не только избавиться от заболевания, но и уменьшить действие медикаментов на жизненно-важный орган и существенно повысить защитные свойства организма.

В этой цитате проскользнула одна правильная мысль: «известно одновременно и полезное и вредное действие лекарств на организм». Я бы уточнил — эффективных лекарств. Из этого делаем вывод АСД не является лекарством, так как не приносит вреда (хотя, что мы читали выше?). Не приносит вреда по словам авторов, читаем в конце статьи про гепатит:

Это одно из немногих средств, которое, согласно отзывам пациентов, приносит организму исключительную пользу.

Исключительно пользу, следовательно не является эффективным лекарством, так как не ошибается (не приносит вред) лишь тот, кто ничего не делает. Как известно. Но самая последняя фраза ещё лучше:

Главное принимать лекарство в комплексе с назначенными медикаментами и с ведома и одобрения лечащего врача.

Зачем, если оно такое эффективное и безвредное? Может быть потому, что недействующее? И, если принимать с медикаментами, то можно вылечиться и всё списать на замечательную панацею.

Вам достаточно аргументов в том, что АСД-2 является выдуманной панацеей? Что такой метод лечения является непроверенным, лженаучным? Нет, тогда читаем дальше.

Интересно, что если посмотреть официальную инструкцию Армавирской биофабрики ветпрепаратов, то в ней будет только внешнее применение, что неудивительно, учитывая  наличие в составе аммиака и других биологически активных веществ. Вообще, состав впечатляет: содержание воды (70-75 %) и аммонийных солей (10-15 %), то есть на всё остальное остаётся не более 20%. Причём в состав входит цианид аммония — ядовитое вещество, соль синильной кислоты, как пишут, типичный цианид. Всё ещё хочется лечиться этим средством?

Возмём ещё одну статью, сейчас наверху висит прекрасная статья «АСД при раке молочной железы». Большую часть статьи занимает информация никак не относящаяся к изучаемому лекарству, рассказывается про профилактику, иные методы лечения и последствия. Запугивание? Судя по характеру текста, он является переводным. Очень сильное, с точки зрения психологического воздействия, вот это высказывание:

Авицена сказал, что в медицине есть три основания, это — СЛОВО, ТРАВА, НОЖ. Ножу он уделил последнее место, дав первые места бескровным методам. Добавлю, что если здорового человека облучать и проколоть ему 6 курсов химии, как это делают раковым больным, то перспектива только одна — смерть.

Как Авицена и химиотерапия здоровых относится к делу — не ясно, но на неустойчивую психику людей, особенно женщин только узнавших, что у них рак, должно действовать эффективно. Про эффективность лекарства, содержащего аммиак и цианид, против рака можно сказать так: да оно может работать и убивать раковые клетки, но точно так же как и все остальные — обычное действие токсичных веществ на организм. Именно потому мы встречали комментарий, что это средство может быть опасно для печени.

Можно ещё долго изучать сайт и находить новые и новые интересные подробности, но давайте закончим на прочтении статьи про туберкулёз. Примечательно, что туберкулёз животных не предлагают им лечить, хотя причины болезни очень близкие (близкие виды микобактерий). Начало статьи отличное:

АСД-2 фракции при туберкулезе дает очень обнадеживающие показатели.  Многие излечившиеся пациенты утверждают, что после применения АСД-2 патология излечивается бесследно, даже у тех, у кого проявилась устойчивость к медикаментозному лечению и антибиотикам. Но прежде чем принимать это средство за панацею, стоит сказать: панацеи нет. Одним АСД-2 помогает сразу, другим нужен продолжительный курс лечения, на третьих он вообще не действует, есть случаи даже индивидуальной непереносимости.

Как это нет панацеи? АСД-2 очень похож на неё, если верить списку болезней. А что говорят многие лечившиеся АСД-2 и не излечившиеся? Ой, они уже не говорят, не могут сказать, как им не помогло. Последнюю фразу можно перефразировать: кто-то выздоравливает сам (или помогают антибиотики), кто-то долго лечится, а кому-то совсем плохо и он умирает. Не забываем про ошибку: «После» не значит «вследствие». На приведённом вступление не заканчивается, дальше не хуже:

Информация, приведенная в этой статье собрана из различных источников и не является руководством к самолечению. Любое ваше действие или решение — под вашу ответственность. Перед тем как принимать решение лечить туберкулез препаратом Дорогова АСД-2, необходимо проконсультироваться со своим лечащим врачом. Но вряд ли он согласится с этим методом, если не практикует в области народной медицины или гомеопатии.

Авторы лекарства, которые его вовсю хвалят и советуют против всего, снимают с себя всякую ответственность, потому что не хотят отвечать за смерти тех людей, которые выбрали альтернативную медицину и упустили момент. Как Стив Джобс. Но посмотрим как же действует АСД-2 против туберкулёза:

Для туберкулезной микобактерии характерно то, что она проникает и поселяется внутри клеток носителя. Это внутриклеточная инфекция. Вот почему защитные иммунные  механизмы организма на нее не действуют, они не могут бороться со своими собственными пораженными клетками.

Антисептик стимулятор Дорогова (АСД-2) легко преодолевает клеточные мембраны и разрушительно действует на бактерии. Одновременное подключение собственных иммунных механизмов позволяет организму избавиться от возбудителя заболевания и все силы направить на регенерацию поврежденных тканей легкого.

Что-то я не понял: иммунная система не может бороться или её подключение позволяет избавиться от возбудителя? И почему иммунная система не может бороться с собственными заражёнными клетками, если она именно это делает при заражении вирусами? Действительно, как мы можем наблюдать, туберкулёз сильно распространён и это значит мы плохо умеем с ним справляться, но дело в чём-то другом.

Ещё вопрос: как он воздействует на бактерии, каком именно веществом? Мы знаем, что именно так действуют антибиотики, но тут про эту способность ничего нет, хотя проверить её проще простого: берёте культуру клеток человека, заражённую бактериями, добавляете потенциальный антибиотик и наблюдаете гибель бактерий, но не клеток человека. Причём добавляете вещество в той же дозе, что и предполагается добавлять в человека: 5-30 капель АСД-2 фракции на человека за один приём. Посчитаете концентрацию, да? Учитывая, что во фракции 70% воды.

В статье есть красивые фразы:

АСД 2 — антисептический стимулятор Дорогова 2, мощный адаптоген, который, повторяя структуру клеток организма, не отторгается им, нормализует работу всех органов. Этот препарат не имеет побочных эффектов и противопоказаний.

Что такое адаптогены? Какую структуру клеток он повторяет, каких именно клеток? И заметьте — «нормализует работу всех органов», а они говорили, что нет панацеи. И обратите внимание, что опять говорится, что нет противопоказаний и побочных эффектов. А как же воздействие на печень и непереносимость препарата, о которой упоминали выше при лечении рака молочной железы? Но читаем дальше:

Согласно существующей версии, лечение ASD 2 туберкулеза может привести к полному излечению. Это утверждение основано на уникальных свойствах препарата, выражающихся в способности адаптироваться к процессам, происходящим в организме, находить источник заболевания, разрушать его,  одновременно стимулируя защитные механизмы.

Какой версии? Где ссылки на публикации об излечениях? Ни одного пруфа, только общие слова. И опять же, если он такой полезный и действенный, то зачем писать вот такие предостережения?

Это важно! АСД-2 совместим с любыми препаратами от туберкулеза, но только не в один прием, ас промежутком не менее 2 часов. Не стоит прерывать курс лечения или заменять его только лишь приемом АСД.

Можно найти ещё много признаков лженаучности и недоказанности препарата, рассказать про ненадёжность рассказов тех, кто вылечился, и прочее, но остановимся на этом. Мне кажется, было приведено достаточно аргументов в пользу того, что не стоит пользоваться этим препаратом. При этом, отмечу, мы не использовали специальных медицинских или биологических знаний, не ловили авторов на незнании этих наук, просто внимательно изучали материалы, сопоставляли, анализировали, иногда заглядывая в интернет, чтобы проверить тот или иной несложный тезис.

Закончу цитатой, которая не требует разбора:

ASD не имеет побочных эффектов, но многих людей отталкивает сильный неприятный запах этого препарата. Поэтому пейте его в комнате с хорошей вентиляцией или на улице. Перед приемом необходимо глубоко вдохнуть, сделать резкий выдох и на задержке дыхания выпить готовый раствор. После чего сделайте несколько резких вдохов через нос и выдохните через рот.

Миры Сергея Лукьяненко

Решил расширить своё знакомство с творчеством Лукьяненко и не пожалел об этом. Две его основные серии романов, Дозоры и Глубина, я уже читал и перечитывал, а про Дозоры даже уже писал. Что можно сказать про остальное мною прочитанное творчество? Начнём с популярной Глубины.

Хакеры vs Дайверы

Здесь сюжет поразительно похож на Дозоры: есть избранные, неясно как и почему, но они другие и могут то, на что никто другой не способен; главный герой — один из этих, не самый крутой, но, скажем так, в первой десятке; постепенно он становится круче всех, получает новые уникальные способности и всё такое. Примерно как в Дозорах, только короче — всего два романа и повесть.

Любое изменение общества – техническое, социальное, или комплексное – как глубина, никоим образом не меняло индивидуальной морали. Постулировалось все, что угодно – от презрения к холопам до равенства и братства, от аскетизма до вседозволенности. Но выбор всегда совершался индивидуально. Глупо считать, что виртуальность сделала людей хуже, чем они есть. Смешно надеяться, что она сделает их лучше. Нам дали инструмент, а будем мы им строить или разбивать черепа – зависит от нас.

Лабиринт отражений

В своё время, когда был сильно младше, я прочёл с огромным удовольствием, но при последнем перечитывании, Глубина не показалась мне глубокой, хотя интересные идеи там есть. Одна из причин этого — избитость темы; сейчас про виртуальность, искусственный интеллект и прочее говорят, пишут, снимают все кому не лень. «Лабиринт отражений» был написан за два года до «Матрицы», а «Прозрачные витражи» — через год после. Хотя идея в Лабиринте даже ближе к «Доннерджеку» Желязны, о котором будет дальше. В то время это было в новинку и актуально, хотя эти темы в фантастике появлялись уже не впервые, а сейчас это уже слишком близко к реальности и потому описания слишком не похожи на настоящее.

Да, сюжет динамичный, идеи интересные, не плагиатные, но что-то не то… Очень холодная эта Глубина, как и Дозоры в большинстве, чтение для разума, но не для чувств. Чего нельзя сказать о других произведениях Лукьяненко.

Это нетерпение разума, эта великая и неутолимая жажда…
Понять, объяснить, покорить!
Чудо должно быть ручным и послушным. Мы даже Бога сделали человеком – и лишь после этого научились верить. Мы низводим чудеса до своего уровня.

Лабиринт отражений

Линия of Orion

Небольшой цикл романов «Линия Грёз» сразу же привлёк меня тем, что «действие происходит во вселенной по мотивам стратегии «Master of Orion»». Я с огромным удовольствием играл и в первую и во вторую игру (третью пробовал, но не понравилась), потому мир игры мне знаком, стало интересно, как Лукьяненко использует его для повествования, как вообще игровую вселенную можно использовать в творчестве.

Не скажу, что супер увлекательно получилось, но не жалею, что потратил время: не хуже многого, особенно для тех, кто знает расы мира «Master of Orion». Такая отсылка позволяет очень сильно сократить объяснения и описания: «это же дарлоки (или алкари)! всё понятно, ясно, что они из себя представляют!» Мир наполняется красками и смыслами, которых нет в самом тексте, можно не писать два-три тома описаний рас и технологий для создания полноценного мира — всё уже есть, все законы мира готовы. Вот как пишет Википедия про создание этого цикла:

Во многом вселенная романа создана по мотивам популярной компьютерной игры в жанре пошаговой космической стратегии «Master of Orion», вышедшей в 1993 году. В период написания книги Лукьяненко с увлечением играл в эту игру — «жил в ней», по собственным словам. У писателя был творческий кризис, несколько месяцев не шла работа, а за игрой Лукьяненко представлял какие-то образы и сюжет. Мир «Master of Orion» был «ясен и правилен, прост и логичен», он «был полноценной жизнью — цинично упрощенной, и тем привлекательной». Попавший под влияние маниакальной идеи, Лукьяненко «сделал то единственное, что может сделать писатель» в подобном случае, — написал роман.

Здесь, может быть, меньше динамики, чего-то увлекающего, чем в Дозорах или Глубине, но есть что-то тёплое, приятное, что привлекает не меньше. Мне приятны герои, они не супермены, хотя главный герой и «прокачанный» генетически, он не уникален, а второй персонаж пусть и уникален, но это не даёт ему всемогущества — лишь страдания. Местами книга заставляет задуматься… В «Линии грёз» не всё так линейно, хотя это и линия, как в Дозорах, где даже сложные комбинации руководства Дозоров просты с точки зрения внутреннего мира героев.

Как оценить качество книги, то насколько она цепляет и увлекает? Я могу оценить по тому, сколько цитат выписываю при чтении. Очень по-разному получается, совершенно не ровно, и непонятно почему. Из «Линии грёз» нет ни одной цитаты, а вот из второго романа «Императоры иллюзий» — есть несколько, хотя не могу сказать, что в целом он мне больше понравился. Скорее несколько разная тематика и вопросы, поставленные в «Императорах» мне ближе и важнее.

– Он не старается нас любить. Он старается просто понять. Никому не нужна любовь чужих, ни людям, ни булрати, ни мршанцам. Понимание – вот чего не хватает в мире. Понимания, и стремления понять.

Императоры иллюзий

По количеству цитат можно судить насколько произведение заставляет задуматься. И сколько красивых образов создаёт. В следующем произведении, которое прочёл, я довольно часто обращался к виртуальному блокноту для записи цитат.

Осенние визиты в тоскливом октябре

Когда я читал внесерийный роман «Осенние визиты», много раз задавался вопросом: нет ли тут прямых отсылок к роману Желязны «Ночь в тоскливом октябре«? Мне кажется, само название уже содержит отголосок. Ну очень же похоже! Смотрите сами: все персонажи имеют напарников, борются и вступают в союзы; осень — визиты могли бы быть в любое время года, но почему-то именно осенью, причём на это делается упор в названии. У меня почему-то постоянно при чтении в голове всплывала Ночь. В «Вики» не указано про эти отсылки романа, но, думаю, автор читал Желязны и использовал произведение, опубликованное за четыре года до этого. Это было бы здорово. Кстати, в романе «Ночь в тоскливом октябре» автор совершенно не скрывает, чьи образы он использует: «книга посвящена Мэри Шелли, Эдгару Аллану По, Брэму Стокеру, Артуру Конану Дойлю, Говарду Лавкрафту, Рэю Брэдбери, Роберту Блоху, Альберту Пейсону Терхьюну и создателям многих старых фильмов», а названием является строчка из стихотворения «Улялюм» Эдгара Аллана По.

Господи, ну что за странная штука – человек! Думать о красоте ночи, проснувшись, чтобы помочиться.

Осенние визиты

Я не считаю, что такие отсылки, так же как использование мира «Master of Orion», является чем-то плохим, нет, мне кажется, что, если правильно использовать, то такое наполнение придаёт многослойность, увлекательность, позволяет сказать значительно больше, передать огромный пласт информации буквально в паре строк. Если не прямо копировать идеи, а именно использовать, добавлять как специи, то это просто прекрасно. Тем более, как известно, всё уже придумано до нас и новых сюжет не выдумать.

«Осенние визиты» я цитировал много, хотя начало романа, разворачивание действия было несколько скучновато. Тут, кстати, можно вспомнить другой роман Желязны «Доннерджек»(английская Вики, фантлаб), где сюжет закручивается из нескольких независимых линий, которые постепенно перекручиваются в динамичный канат событий. Может быть в этом романе Сергей Лукьяненко ориентировался на целый ряд произведений Роджера Желязны? Почему бы и нет, я бы так же поступил. Кстати, надо взять на заметку.

Их различие пролегало на тонкой грани морали, которую легко почувствовать, но невозможно определить.

Осенние визиты

Хотя обсуждаемый роман является фантастикой, описываемый мир совершенно наш, обычный и привычный. И герои не супермены, не обладают уникальными способностями (за редким исключением, которое не существенно), а потому как-то ближе мне, читателю. Так что произведение тоже теплее и уютнее, что ли, чем раскрученные Дозоры. Так же как и следующий роман.

Семь цветов авторства

«Спектр» получил целый ряд литературных премий и стоит по популярности на третьем месте после Дозоров и Глубины. Интересно, что Википедия пишет:

Как и в прочих произведениях автора, в тексте присутствуют шифровки и «акростихи».

Так может быть и раньше я всё правильно находил? И ещё больше не находил. Спектр по своему разнообразию героев, обитаемых миров и событий опередит все произведения Лукьяненко, потому не удивительно, если автор для него набрал идей из целой орды фантастических классиков.

В «Спектре» я примерно равное количество раз записывал цитаты и задумывался о том, какое произведение мог использовать автор в той или иной части повествования. Мне близок подход, когда название отражает не содержание, или не только содержание, но и форму: спектр — это не название тайной организации и не главная цель поисков, не имя героя; спектр вообще не имеет отношения к содержанию романа. Это просто семь цветов планет (уверен, что цвета планет сделаны такими просто в угоду названия — внутренней необходимости в этом не было), где побывал главный герой, семь частей (можно было и по-другому организовать текст, но почему бы и не так) и, возможно, семь литературных источников, на которые опирался автор. К сожалению, я не знаток фантастики, даже научной фантастики, так что мог упустить большую часть литературных цитат. Единственное, что мне часто вспоминалось при прочтении — это замечательный роман «Заповедник гоблинов», который должно быть известен Лукьяненко со своими колесниками, раздвоением героя и планетой-библиотекой. Очень возможно, что часть идей, пусть и существенно изменённых, в книге именно оттуда. На мой взгляд прекрасное использование классических мотивов.

Кроме названия, и вынужденной, в связи с этим, организацией текста, в романе интересны и действующие лица (или морды, не знаю как точнее про мохнатых инопланетян), например, ключники, обладающие огромной силой и властью, но использующие её совсем не так, как это сделал бы человек. И, опять же, тут нет супергероев, которые уже навязли на зубах, но нет и совсем опустившихся людей, которые характерны для современного американского кино, где для простоты и остроты кидаются в обе крайности. Приятная детективно-приключенческая история с элементами фантастики, фэнтази, вестерна, психологического романа… чего там ещё не хватает до семи? Мне кажется «Спектр», как литература, достоин быть более популярным, чем Дозоры и Глубина.

И, конечно, ружьё, которое герой получил в первой половине книги, выстрелило в самом конце, как и положено.

Жизнь не имеет смысла. Смысл – это всегда несвобода. Смысл – это жесткие рамки, в которые мы загоняем друг друга. Говорим – смысл в деньгах. Говорим – смысл в любви. Говорим – смысл в вере. Но все это – лишь рамки. В жизни нет смысла – и это ее высший смысл и высшая ценность. В жизни нет финала, к которому ты обязан прийти, – и это важнее тысячи придуманных смыслов.

Спектр

Тестирование

Здесь тестируются разные стили

 

Обычный абзац, форматирование просто текста, должно быть везде в Публицистике

А здесь запихнём цитату

Заголовок 5 должен быть почти как обычный абзац, но слегка другой, чтобы делать его в художке вместо обычного

Заголовок 4

Заголовок 3 — это основной

Заголовок 2

Заголовок 1

и форматированный текст, не знаю, что это

Обратная связь

Уважаемые читатели!

Мне, не как писателю, а как владельцу сайта нужна обратная связь. Если у вас что-то плохо открывается, что-то не показывается, то расскажите об этом. В комментариях к этому тексту или в какой-нибудь соцсети, в Телеграме — там, где вы это прочли. Выявленные ошибки, проблемы мне нужны для того, чтобы знать в каком направлении пинать программиста, который неторопясь допиливает (надеюсь) сайт.

Если возникла проблема, то очень желательно иметь её скрин, информацию о том, как возникла ошибка, на каком устройстве, в каком браузере, с каким разрешением — всё это нужно, чтобы мне было что представить программисту.

Напомню, что если вы читаете сайт с компьютера, то нужно открывать браузер на весь экран, иначе очень возможны проблемы. Так как сайт менялся, то в вашем браузере мог остаться кэш старой версии сайта — его нужно почистить, так как возможно у вас проблема, которая уже побеждена в новой версии. Ещё проверьте не стоит ли зум в браузере (ctrl+,ctrl+) — если не 100%, то могут быть проблемы с отображением.

Одиссея от яблонь до яблонь

— Это ошень поэтишно, — сказал он, и

в его голубых глазах промелькнул весёлый

огонёк. — Капитан Блад любит поэзию.

Ви помниль яблок в цвету? Да? Ха-ха!

Эпиграф этой рецензии отсылает нас к самому концу рецензируемого текста. Приведённый фрагмент, я думаю, сразу же узнают все любители романа Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада». Ошень поэтишно! Начальная поездка Питера через яблоневый сад, думаю, меньше запоминается читателю:

В это чудесное и душистое июльское утро Блад шёл среди яблоневых деревьев, склонившихся под тяжестью плодов, и думал, что человек, как он давно уже подозревал, — это не венец природы, а её отвратительнейшее создание, и только идиот мог избрать себе профессию целителя этих созданий, которые заслуживали уничтожения.

В этой фразе свёрнуто очень многое про главного героя.

Капитан Питер Блад

Иногда лучше ошибаться во имя гуманности, даже если эта ошибка, пусть даже в виде исключения, объясняется состраданием.

Перечитывая в очередной раз книгу я понял, что капитан Блад является редким представителем идеальных людей, во всяком случае, на мой вкус. Он именно что человек, не супергерой, каких сейчас любят придумывать, но Питер такой человек, каких не бывает на самом деле: честный, добрый, элегантный, хорошо воспитан, врач, отличный фехтовальщик, флотоводец, хитроумен, но по-хорошему хитроумен, ради относительно положительных целей. Он благороден, хотя и вынужден быть пиратом, кроме родного английского, идеально говорит на испанском, неплохо по-французски. Читает классику, разве что музыку не слушает, но с этим на корабле сложно.

Ещё он преданно влюблён и ради этой любви ведёт себя максимально по-джентльменски, насколько позволяют обстоятельства, а они многое позволяют.

По образованию врач, но провёл несколько лет под командованием знаменитого адмирала, у которого и научился тонкостям морского боя. При этом и лечит раны весьма неплохо, видимо, опыт не пропить. Несмотря на пиратский образ жизни остаётся верен своей мечте, своей Арабелле. Не бывает таких людей.

 

Как смеялись бы над ним его пираты, если бы он сказал им, что всё это делалось им из уважения к девушке, в которую он так сентиментально был влюблён!

 

Таких людей не бывает в жизни, в реальности, а вот в литературе — бывает, хоть и редко. Мне сразу же подумалось: а кого ещё я знаю, вроде Блада — человека, но идеального? Сразу же вспомнился только один — Джон Картер с Барсума. Мне кажется, он практически брат Питеру Бладу, ведь и произведения писались примерно в одно время, в 10-20-х годах двадцатого века. Похоже, замечательное было время с точки зрения литературы.

В какой современной литературе или кино можно встретить таких людей? Сейчас всё больше или какие-то моральные уроды, однобокие гении или супергерои. У Питера Блад описаны очень разные способности и черты, он многогранный персонаж, в отличие от большинства главных героев и их помощников.

Наверное, из-за этого книга и стала популярной — кто не хочет почувствовать себя идеальным хотя бы те часы, которые его поглощает «Одиссея капитана Блада». Слишком уж привлекателен этот образ благородного пирата.

Но есть ли ещё интересные образы в книге?

Другие персонажи

Если ты ищешь спокойной жизни, то не выходи в море, а тем более со мной, потому что со мной спокойно никогда не будет.

Я бы сказал, скорее нет, чем да. Есть Арабелла Бишоп, девушка мечта, женский идеал, но он прописан значительно меньше, отдельными штрихами, не думаю, что так уж много девушек мечтали ею стать. В этом образе не всё так идеально, как в Бладе, хотя своя привлекательность, конечно есть: ты богата и красива, тебя любит самый знаменитый и богатый пират, который ради тебя готов пойти даже на смерть. Но что-то есть не то… или просто я мальчик или слишком мало черт характера, описывающих Арабеллу.

«Среди моих знакомых нет воров и пиратов»… Эта жестокая фраза многократным эхом отдавалась в его мозгу.

Про всех остальных можно сказать ещё меньше. Джереми Питт, один из ближайших друзей и соратников Блада, практически не имеет личных черт, даже молодость, которая показывается в начале потом пропадает. Все второстепенные герои — картонные мишени, которые нужны лишь для создания сутуаций, в которых капитан Блад может показать себя.

Однако, есть кое-что интересное, если интегрировать отдельные персонажи в множества. Это лишь личное мнение, но постараюсь его сделать обоснованным: как показываются различные национальности в романе?

Европейцы в море

Этот конфликт, эта борьба с заносчивым генералом помогла Бладу быстро стать самим собой, и только одна мысль портила ему настроение — мысль о том, что он был небрит.

Начнём с англичан, они самая противоречивая группа. Это объясняется тем, что Питер Блад почти англичанин — ирландец, то есть у него есть причина не любить англичан, но в большинстве случаев он относит себя к ним и признаёт власть короля. Потому среди англичан есть негодяи, но это в основном госслужащие, например, противный судья, который выносит ему приговор. Рядовые англичане вполне себе хорошие, честные, преданные и так далее.

Основной враг Блада — это испанцы. Действительно, в Карибском море они были грозой и угрозой для всех остальных; пираты, корсары преимущественно с ними и воевали. Однако, автор часто пишет, что Блад был похож на знатного испанца (не понятно, как ему это удавалось с ирландской кровью), и большинство испанцев просто враги, которые тоже могут быть благородными и держащими слово. Конечно не все, но это достойный сильный враг. Почти приятный враг.

В отличие от французов. Известна нелюбовь народов к своим соседям, а уж у англичан с французами причин ненавидеть друг друга предостаточно. Возможно Рафаэль Сабатини впитал эту нелюбовь с молоком матери, которая была родом из Ливерпуля. Интересно, а итальянцы у Сабатини хорошие в других книгах? Да, в книге есть положительные французы, под его началом успешно ходит один капитан француз, но самые неприятные персонажи — именно франзуцы. Лавасёр, де Ривароль и множество рядовых пиратов.

Всё как по прописи, всё определяется ролью государства и его отношением к родине капитана Блада.

А что же в продолжениях?

Всего про Блада я прочитал три книги, но лишь из первой у меня накопились цитаты в заметках. Про продолжения не буду рассказывать не потому, что они очень плохи, а потому, что там есть та самая вещь, которая мне ужасно не нравится, и которую я разбирал, говоря про Хронику Дюны. Чтобы понять, где она в продолжениях про Блада, достаточно начать читать вторую книгу «Хроники капитана Блада»:

В судовом журнале, оставленном Джереми Питтом, немалое место уделено длительной борьбе Питера Блада с капитаном Истерлингом, и последний предстаёт перед нами как некое орудие судьбы, решившее дальнейшую участь тех заключённых, которые, захватив корабль «Синко Льягас», бежали на нём с Барбадоса.

Когда читал специально проверил: в первой книге ни разу не упоминается капитан Истерлинг и его шлюп «Бонавентура». Конечно можно придумать оправдание для автора, но слишком уж белыми нитками оно шито.

Изменчивый мир Дюны

Мир Дюны, который создал Фрэнк Герберт (Херберт), покорил меня сразу и прочно. Правда я очень долго, до этого года, думал, что Герберт написал только один роман, а весь остальной мир — дело рук последователей, как это часто бывает с великими произведениями.

Сначала я познакомился с фильмом по книге, что вызвало непреодолимое желание прочесть книгу. После этого, надо отдать должное роману, фильм стал казаться ущербным, не передающим огромное количество важных деталей оригинальной идеи, внутренних процессов главного героя. На свою беду в этом году, я в очередной раз залез в Википедию, не помню уже зачем, и выяснил, что есть ещё 5 авторских книг. Я не был уверен в их качестве, продолжения почти всегда хуже первой книги, но решил рискнуть… и не пожалел, как говорят.

Сначала немного скажу о достоинствах, а потом пройдусь по основному, на мой взгляд, недостатку.

Первой книге можно лишь петь дифирамбы. Чтобы вспомнить её, и сэкономить время, я прослушал аудиокнигу после прочтения всего цикла. Отличная идея, сюжет и прочее. Не хочу уподобляться обычным рецензиям, скажу, что её стоит прочитать всем. Можно пособирать бэкграунд: почитать про влияние книги и фильма на массовую культуру, а потом углубиться в то, что использовал Герберт при создании книги. Тут найдётся множество очевидных и неочевидных аспектов, например, заимстовование терминов арабских кочевников бросается в глаза почти сразу, когда действие начинает разворачиваться на Дюне; а Апокалипсис лично мне мало знаком и было удивительно прочитать про аналогии. И Лоуренс Аравийский проявляется ожидаемо на фоне бескрайних песков Арракиса, но не слишком явно:

Ассимиляторский миф, с которым вольно или невольно, но намертво связал себя Лоуренс, через некоторое время вышел за пределы колониального романа в научную фантастику, осваивая межпланетные просторы. Разумеется, ярче всего проявляется эта параллель в фантастическом романе «Дюна» Фрэнка Герберта.

И для комплекта иллюстрации к «Дюне», которые одобрил автор романа/

Роман плотно вплетён в общие научно-фантастические и культурные идеи в целом. Он до сих актуален и хорошо читается. Фильм несколько затянут, но тоже великолепен.

Неожиданно оказалось, что часть последующих романов Хроники Дюны, содержат не меньше интересного; когда я их читал, так и хотелось цитировать, что и делал, хотя и сдерживаясь, в своём канале в Телеграме. Они неровные, местами скучнее, местами не оторваться, но в целом захватывающее чтение.

Дерзость Муад’Диба проявляется в том, что знал он с самого начала путь свой, но ни разу не сошел с него. Яснее всего сказал об этом он сам: «Говорю вам: пришло время моего испытания, и покажет оно глубину служения моего». Так сплетал он все воедино, чтобы и друг, и враг поклонялись ему. Поэтому и только поэтому взывали его апостолы: «Боже, спаси нас от прочих путей, которые Муад’Диб укрыл под водами своей жизни». Даже представить себе эти «прочие пути» можно лишь с глубочайшим отвращением.

Мессия Дюны

Цитаты из книг у меня получились очень разноплановые: и психологические, и научные, и политические. Как много всего Герберт очень точно подметил и описал!

«Вы создаете опаснейший из парадоксов, — писала Джессика. — Правительство не может утверждать свою власть, будучи в то же время религиозным. Опыт религии требует спонтанности, а ее-то и подавляют законы. Вы не можете править, не прибегая к законам. В результате ваши законы вытесняют и мораль, и всякое самосознание, и тогда встанут на место той самой религии, прибегая к которой вы надеетесь править. Только благодать и духовный подвиг могут породить священный ритуал, сопряженный с высокой моралью. С другой стороны, правительство можно считать культурной формацией, особенно подверженной сомнениям, вопросам и разногласиям. И я предвижу — настанет день, когда ритуал вытеснит веру, а символизм заменит собою мораль».

Мессия Дюны

Сейчас я тоже могу сыпать цитатами, которые и при самостоятельной жизни, вне контекста мира Дюны, являются поводом задуматься. Интересно, что не все книги хотелось цитировать, они очень разные по содержанию.

Халлека охватило тихое бешенство. Он не желал меняться!

Дети Дюны

Как это типично для людей! Как часто я с этим сталкиваюсь!

Мне в какой-то момент стало неловко постоянно публиковать цитаты с подписью «Бог-император Дюны» — уж очень пафосно звучит, особенно для тех, кто не в теме, но, на самом деле, оправдано.

Если вы найдете истину, пусть даже временную, она может потребовать, чтобы вы совершенно изменили свой образ жизни.

Бог-император Дюны

Всё это прекрасно, хотя чем ближе к концу, тем более затянуто, всё больше не особенно нужных разговоров. До конца книг, вынужденного конца, — автор умер, хотя у него были задумки на дальнейшие события, — дочитать стоит.

Какой же главный минус в этой замечательной серии книг? Недостаток достаточно распространённый: автору, чтобы развивать сюжетную линию, приходится выдумывать то, чего не было в изначальном мире. И хорошо, если эти нововведения не противоречат исходным характеристикам выдуманного мира. К сожалению, тут не всегда так. Меняется очень много чего и весьма существенного.

Например, в первой книге совершенно не упоминаются Бене Тлейлаксу и планета Х, которые играют очень важную роль в дальнейших книгах. Причём их существование и история противоречат тому, что описывается в «Дюне». Ещё одна деталь, которая имеет внутреннее противоречие — создание гхолу, генетических клонов умершего человека. Сначала их делают за пару лет, складывается ощущение, что их выращивают в чанах сразу взрослыми, такими, какими они были в момент смерти, а потом выясняется, что они рождаются и растут как обычные люди, то есть на подготовку молодого человека, например Дункана Айдахо нужно десятки лет. Конечно, можно придумать как обойти, чтобы не выглядело противоречием, но получается натягивание совы на глобус: ведь понятно, что автору нужно было изменить способ появления гхола для необходимых ему сюжетных линий и изменений личностей. Описание ордена Бене Гессерит сильно меняется, его организация, складывается ощущение, что меняется авторское отношение к ним.  Это лишь пара примеров, перечислять все противоречивые изменения можно долго, у меня нет такой цели.

Почему мне это так не нравится? Возможно это авторское отношение к создаваемому миру. Такие изменения свидетельствуют, что автор изначально не продумал всё до конца и решил, что можно изменить правила, чтобы написать ещё книг и заработать, или просто, чтобы развить свои мысли в уже имеющемся мире. Мне кажется, это очень неуважительным поступком по отношению к миру и его жителям, пусть они и выдуманные. Это как придумывать продолжения к Шерлоку Холмсу: если придумали детективную интригу, придумайте и своих героев, зачем ставить уже придуманных и сформировавшихся героев в несвойственные ситуации?

Когда я придумывал Рольфа и его мир, то сразу же задал свойства мира и характер главного героя. В какой-то момент Рольф исчерпал все возможности мира, я не смог придумать новых приключений в заданных условиях и мне пришлось закончить историю, довести её до логического конца — смерти Меркадера. Если есть мир со своими закономерностями, правилами, скажем так, своими физическими законами, которые могут быть не похожи на наши, то как же можно их менять по своей прихоти? Лучше сделать другой мир, так будет правдоподобнее (и честнее) — сложнее для автора, но интереснее для читателя. Пример своего выдуманного мира привожу лишь для того, чтобы показать, что смотрю на эту ситуацию изнутри, как автор, а не читатель.

Чтобы не сравнивать свой выдуманный мир, приведу другие известные миры, хотя, к сожалению, положительный пример мне вспоминается только один, или полтора. Цикл книг «Мир Эхо» Макса Фрая, при всём уважении, является негативным примером, а обсуждаемый недостаток — причиной почему я не дочитал серию до конца. Хороший же пример — цикл романов «Основание» Айзека Азимова, где никаких таких противоречий я не нашёл. Про основание коротко писал тут.

Ещё можно вспомнить серию книг Карлоса Кастанеды, где наблюдается эта же проблема: появление в поздних книгах того, чего нет в первых и никак не «вытекает» из них, что выглядит как более поздняя придумка, вплетающаяся в более ранние события. Про это я когда-то писал.

Мне кажется, что почти каждый автор, который замахивался на большой цикл романов попадал в эту ловушку. Хотя тут может быть и банальная причина, одна из, не единственная: автор уже забыл, что описал в первых книгах и потому противоречия возникают ненарочно. Каждый роман может писаться год, то есть между первым и шестым может проходить 4-5 лет — несложно забыть детали, ведь не будешь же постоянно перечитывать свои же книги, это долго и скучно. Нужно уметь вовремя остановиться…

Мне такие противоречия очень сильно портят впечатление от чтения, потому я дочитал книги про мир Дюны, но сильно плюясь, про себя, и ругаясь при встрече каждого нового казуса, хотя и понимал, что это я читаю все книги за месяц, а автор трудился годами. Плевался, но не мог оторваться…

Многие отметили скорость, с которой Муад’Диб приспособился к нуждам Арракиса. Конечно, Бинэ Гессерит знают причину такой быстроты. А для остальных достаточно знать, что Муад’Диб учился быстро потому, что его с самого детства научили учиться. Первый урок в том-то и состоял, что он может выучиться. Просто удивительно, сколько людей не верят в то, что смогут учиться, но еще больше считают, что учиться трудно. Муад’Диб знал, что в каждом жизненном опыте кроется свой урок.

Принцесса Ирулан. «Муад’Диб — человек»

Дюна

Рольф

 

Рольф Меркадер

Рольф Меркадер, принц Города — так официально представлялся Рольф. Титул простой, но для знающих очень важный. Ведь Город не просто город, а единственной город в мире Рольфа. Не просто единственный город, а столица, центр мира. Ну просто пуп Земли — он действительно так пафосно придумывался, так что отец Рольфа, Вунт Меркадер, был если не повелителем всего мира, то властителем всей его цивилизованной части. Кстати, Рольф, как младший сын, никогда не претендовал на престол, ни официально, ни в своих мечтах.

Можно долго рассказывать про Рольфа, но лучше прочитать первоисточник, который постепенно полностью появится на страницах этой книги. Здесь же, в книге в целом, он появляется в первую очередь как противопоставление Страннику, как продуманно созданный персонаж супротив стихийно сложившегося образа. Герой, придуманный специально для одного мира, для одной семьи, а не универсальная палочка-выручалочка. Приятный, позитивный, радостный художественный вымысел против холодной, жесткой и логичной реальности.

Странник

 

Странник

Как много для меня смысла в этом имени. Оно объединяет прошлое и настоящее, моё творчество началось с этого имени и так получилось, что аллегорией раздела «Публицистика» стал именно Странник.

Странник — персонаж из моих ранних историй, большинство которых я придумывал для себя, рассказывал их себе перед сном, в транспорте, на прогулке и других местах, где ничего хорошего не сделаешь, но ум не занят. По этой причине персонаж оказался не очень подробно зафиксирован в текстах, да и просто у меня не было необходимости его продумывать, так как его образ всегда был перед мысленным взором. Это имя я часто использовал, до сих пор использую, в игрушках.

Про один такой случай расскажу. Я люблю серию книг Лукьяненко «Дозоры» и, когда появилась онлайн игра по мотивам книг, не смог пройти мимо. Однако, узнал о ней не сразу, так что множество хороших имён для регистрации было уже занято, в том числе, и то, которое я всегда пробую первым — Странник. Что же делать? Не люблю имена типа Петя123, потому придумал красивое и отражающее суть персонажа: Странник в Сумраке. Это имя очень хорошо передаёт особенности, так как Странник не любит яркий свет и открытые пространства, предпочитает сумрак, полусвет, тени. Странник в Сумраке… Не только сам в сумраке, но и путешествует в полутьме. Приятная многозначность. Конечно же я придумывал и собственные приключения Странника по мотивам Дозоров, но это совсем иная история.

Что содержит в себе имя Странника? С одной стороны, он странный, не такой как большинство, с другой стороны, — странствующий. Чем различаются турист, путник и странник? Тем насколько продуман маршрут и какова цель. У странника цель в самом странствии, а не в достопримечательностях или достижения какой-либо географической цели. «Дорога мой дом, но для любви — это не место», как сказано в одной песне. Очень точное описание внутреннего мира Странника. Оба эти компонента: странный и странствующий — отлично дополняют картину описания Странника.

Нельзя сказать, что Странник живёт в каком-то одном мире, он образ, который я помещал во всевозможные среды и ситуации. От книжных миров капитана Блада, Джона Картера, мушкетёров, Амбера до собственного плоского двумерного мира, состоящего из суши в виде тонкой сетки с квадратными ячейками энергетических водоёмов. Он бывал отшельником в лесу, пещере, космосе; воином с мечом, пистолетом, лазерным мечом; магом, владеющим ментальным оружием; пиратом, обязательно пиратом!; принцем Амбера, старостой деревни — кем только не был. Однако, чаще всего все эти роли были с существенным оттенком интроверсии: Странник не стремился быть в центре толпы, общаться с большим количеством людей. Да, он мог управлять государством, армией или кораблём пиратов, но делал он это через несколько подчинённых или общаясь tet-a-tet. Часто Странник уходил из мира людей, например, улетал один на космическом корабле, чтобы изучить глубины… нет, не космоса, а собственного ума, своих возможностей. Внешний мир вообще мало его интересовал.

Познание внутреннего мира всегда было целью и интересом Странника, хотя сам он этого не осознавал. Изучение себя через других, через ситуации, в которых он оказывался. В этих историях для себя, куда я помещал своего персонажа, было очень много развлекательного, но иногда, весьма неожиданно, всплывали важные вопросы и интересные ответы на них. Через обычные ситуации, в которые заводили истории героя, я приходил к мировоззренческим вопросам, о которых я до этого не задумывался. В этом плане он был прямым предком Рольфа Меркадера.

Какова же связь раздела «Публицистика» и Странника, почему Странник олицетворяет этот раздел и почему представлен на иллюстрации? Я бы сказал, что они схожи характером: безэмоционально логичный, строгий, принципиальный. Нельзя сказать, что Странник плохо относится к людям, он их любит, но эта любовь холодна и строга; он не делит людей на своих и чужих в том плане, что ко всем, в том числе и к себе, относится по одним меркам. К нему нельзя прийти и сказать: сделай мне поблажку, я же твой дядя или брат мужа твоей сестры.

Так и тексты этого раздела — они безличностны, в них я всегда стараюсь избавляться от личности, как автора, так и, например, того, чей псевдонаучный текст критикуется. Если работает логика, то нет места для эмоций и неважно, кто именно сказал. Да, в Публицистике есть эмоциональные посты, например, в разделе Театральное, но это исключение, связанное с чрезвычайным разнообразием текстов.

В этом разделе тексты не только по логике, хотя она проходит красной нитью почти во всех моих рассуждениях, особенно последние несколько лет. Тут есть тексты, связанные и с биологией, и с лингвистикой, и с философией, хотя всегда очень трудно определить к какому разделу отнести текст. Рецензии на книги, фильмы и спектакли тоже попали сюда. Можно сказать, что разнообразие тем соответствует разнообразию миров, в которых побывал Странник.

Проблема построения гипотезы в науке

Все слышали о принципе «бритва Оккама», который говорит о том, что не надо создавать лишние сущности: «не следует привлекать новые сущности без крайней на то необходимости».

В научной методологии есть очень близкий принцип — принцип простоты, который говорит о том, что при выборе гипотезы, объясняющей то или иное явление, нужно выбирать ту гипотезу, которая строится на минимальном количестве независимых допущений. То есть НЛО можно объяснять разными способами, но принцип простоты говорит о том, что гипотеза об инопланетянах является далеко не самой научной, не самой предпочтительной, так как содержит множество независимых допущений.

Этот же принцип простоты необходимо соблюдать, когда вы сами создаёте гипотезы, которые будете затем экспериментально доказывать или опровергать. Наблюдая какой-то процесс в клетке, организме или в социуме, вы можете выдвинуть множество различных гипотез, которые объясняют этот процесс, но часто ли люди находят, и затем выбирают гипотезу, которая соответствует принципу простоты?

Многие ли учёные достаточно знают методологию науки и могут её полноценно использовать для создания, выбора и проверки правильных гипотез?

Начнём издалека. С моей любимой задачки, которую можно сформулировать так: почему с точки зрения биологии снежный человек, как биологический вид, не может существовать? Или: какие знания о снежном человеке противоречат биологии?

Суть этой задачи в том, чтобы вспомнить, что мы знаем из мифов и легенд о снежном человеке, соединить их в систему знаний, добавить немного биологии и прийти к внутренним противоречиям идеи о существовании снежного человека. Какое же решение у этой задачи?

Если бы снежный человек существовал, то мы бы имели его достоверные следы, скелеты, качественные фотографии и прочее. Но это всё спорные аргументы, не имеющие отношения к биологии. Как именно доказать с биологической точки зрения?

Нужен минимум знаний о снежном человеке: популяция снежного человека маленькая, вид с нынешней численностью существует давно, сотни лет. Какой из этого можно сделать вывод? Снежный человек не может существовать. Делается этот вывод через следующую цепочку рассуждений: малая численность в течение длительного времени, следовательно, многочисленные последовательные близкородственные скрещивания, которые приводят к вырождению из-за проявления рецессивных признаков, уменьшения разнообразия и прочего. Следовательно длительное время малочисленная популяция снежного человека не может существовать. Всё! Больше ничего не нужно выдумывать, не нужны больше никакие допущения и лишние сущности. Необходимо два факта и немного знаний из области биологии. И, самое важное, — умение сделать вывод, построить правильное умозаключение.

Опыт общения со студентами, и не только с ними, показывает, что люди часто не могут связать эти простые факты, чтобы построить умозаключение. Они всё знают, но даже не догадываются, что эти знания годятся для решения задачи, даже когда я их довольно близко подвожу к решению. Часто люди ищут подвох, что-то более сложное, думают, что нужно использовать какие-то сложные биологические закономерности, глубокие биологические знания для решения этой задачи. Хотя всё на виду, всё совершенно просто.

От людей, которые не могут придумать гипотезу на основе двух известных им фактов и одной биологический закономерности, в науке требуется построение гипотез на основе множества фактов и целого ряда законов. Можно ли ожидать, что такие гипотезы будут соответствовать научным критериям, принципу простоты? Вряд ли.

Почему люди не могут сделать правильное умозаключение на основе известных им вещей? Можно выделить целый ряд причин.

Во-первых, нужно вычленить все отдельные факты, которые могут быть важны. Если говорить о приведённой задаче, то нужно из имеющихся мифов выделить отдельные биологические факты, не важно, что вымышленные. Оба факта лежат на поверхности, о малочисленности прямо говорят некоторые адепты существования этого вида.

Во-вторых, нужно найти биологические законы, которые связаны с этими найденными фактами. Эксперименты на студентах показывают, что это проще, чем отобрать факты: когда первый этап пройден, то студенты довольно быстро приходят к идее инбридинга. Но это в простой модели, а не в реальной научной задаче.

В-третьих, нужно придумать гипотезу, которая бы не только не требовала бы лишних допущений, но и объясняла бы максимально большое число случаев, фактов в системе. Чтобы гипотеза была желательно реально проверяемой, а не чисто теоретически, как того требует методология науки.

К сожалению, всему этому практически не учат ни в школе, ни в вузах. Для того, чтобы реализовать всё то, что описано выше, необходимо знать формальную логику, которая учит выделению существенных признаков, построению гипотез и их проверке. Логика и методология науки — это то, что нужнее, чем выучивание набора фактов, которые человек не может соединить в единую систему.

Достижение Ниббаны в безначальной сансаре

Написано специально для theravada.world

Европейцы, все кто с детства усвоил европейскую культуру, науку, цивилизацию, при знакомстве с буддизмом сталкиваются с большим количеством вещей, которые им кажутся парадоксальными, необъяснимыми с их привычных позиций, с точки зрения европейской философской системы.

Такие моменты есть и в основе учения, связанной с четырьмя благородными истинами, и вдалеке от ядра учения, что не делает последние менее важными для понимания. Как раз одно такое место мы и рассмотрим.

Когда люди, знакомящиеся с буддизмом, погружаются в него немного глубже поверхности, они узнают, что мир не был никем создан, более того, что мир — безначален. На первый взгляд, что в этом такого? Физика говорит, что был Большой Взрыв, но ведь и до этого могло быть что-то ещё, есть такие идеи в физике, так что с этим проблем не возникает, пока мысль не заходит чуть дальше.

Если мир безначален, то значит у нас было бесчисленное множество жизней до этой жизни. Бесконечное множество жизней. Так почему же мы не достигли Просветления, если у нас было бесконечное время, бесконечное число возможностей достигнуть Ниббану? Почему у нас сейчас есть шанс достичь Просветления, если мы не смогли этого сделать за бесконечное время? И вообще, почему осталось хоть одно живое существо, почему все не достигли Просветления, ведь за бесконечное время все должны были достигнуть Ниббаны?

Будда про это ничего не говорил, но, думаю, лишь потому, что его слушатели не знали теории множеств. Не скажу, что сам её знаю досконально, но моё знание позволяет понять, почему так происходит, почему ещё так много страдающих существ в нашем мире.

Всё дело в мощности множеств: мощность множества существ больше, чем мощность множества времени, возможностей достижения Ниббаны. Кто понял, о чём дальше можно не читать, а сразу перейти к выводу в конце, так как понятно, что из-за этого все существа никогда не достигнут Ниббаны.

Чтобы пояснить математическую мысль, сделаем школьно-математическую аналогию. Для этого вспомним, что такое натуральные числа и сколько их. Натуральное число — это количество предметов: 1, 2, 3, 4, 5… и так до бесконечности. Про ноль не будем говорить — тут нет единогласного мнения, а нам он сейчас и не важен. Важно, что натуральных чисел бесконечное количество: мы можем к любому натуральному числу добавить один и получим ещё одно: n+1, где n — натуральное число. Что может быть больше, чем количество натуральных чисел?

Если мы возьмём два любых соседних натуральных числа, скажем 2 и 3, то между ними есть дробные числа — 2½, 2⅓, 2¼, 2⅕, 2⅔, 2¾ и так далее. Сколько дробных чисел находится между двумя натуральными? Бесконечное количество дробей между любой парой соседних натуральных чисел. Так сколько же всего дробных чисел? Бесконечность бесконечностей? В таких случаях говорят, что мощность одного множества больше, чем другого. Если множества имеют одинаковую мощность, то все члены этих множеств можно соотнести друг с другом, а если разную, то нет. В нашем примере дробных чисел всегда будет больше, чем натуральных, мы никогда не сможем сделать соответствие членов одного множества с другими.

Теперь представьте, что натуральные числа — это жизни или возможности достижения Ниббаны в течение этих жизней. Их будет бесконечное количество, то есть соответствовать безначальной Сансаре. Потом представьте, что дробные числа — это количество живых существ в сансаре: как не было бы много жизней в череде рождений, существ всегда на бесконечность больше. Даже если в каждом цикле существования мира достигать Просветления будет бесконечное количество существ, то всё равно будет оставаться ещё бесконечность — большей мощности.

Возможно именно по этой причине Будда не призывал помогать всем существам достигнуть Ниббаны — это просто невозможно, потребуется бесконечное время.

Может возникнуть вопрос: а почему не наоборот, может быть мощность множества жизней больше? Тогда бы все уже достигли Ниббаны, некому было бы задать этот вопрос — так что такое толкование невозможно. Приведённое мною описание мира не доказывает, что мир устроен именно так, но показывает почему слова Будды могут являться истиной даже с европейской математической точки зрения: вероятность достижения Ниббаны в каждой жизни мала, но есть, потому стать Просветлённым возможно, но эта вероятность так мала, что за простую бесконечность времени не все реализовали эту вероятность.

Как вы видите, на самом деле в Учении Будды нет никаких внутренних противоречий, которые бы делали буддийскую космологию невозможной. Если разбирать сказанное Буддой внимательно, с полноценным знанием самой Дхаммы и необходимого логического аппарата, то все кажущиеся противоречия снимаются.

02.04.2019

Какой бы фильм посмотреть? Или «свой/чужой»

«Я столько раз давал обещание не вмешиваться

в чужие дела, но, видимо, я неисправим.

Или для меня нет чужих дел.»

Продавец дождя

 

Какой фильм я хочу посмотреть? Как выбрать то, что мне понравится? Долго не мог сформулировать, что должно быть в фильме, чтобы я был уверен, что хочу его посмотреть, а потом и пересматривать. Только совсем недавно понял, смогу сформулировать, что ищу при выборе кинокартины.

Я хочу посмотреть фильм, в котором этичные поступки побеждают. Все мы ищем в кино, и прочих способах отрыва от реальности, то, чего нам не хватает в этой реальности, и мне не хватает именно этого. Мне хватает новых знаний, путешествий, бандитизма, перестрелок в новостях, мне не нужны гонки, погони. Я каждый день вижу в людях горы страхов — после этого ужастики просто смешны. Общения с хорошими и не очень хорошими людьми мне тоже хватает. Что ещё есть в фильмах? Красоты посмотреть? Так это у меня дома можно, один фикус чего стоит: у него такой приятно коричневый слегка шершавый ствол, который сейчас толстеет, старая кора лопается и отшелушивается, а под ней новая — нежно-зелёная и гладкая. Красота! А цветущий рододендрон на подоконнике? Так что красоты на мониторе меня не очень интересуют, если это не мой сайт с книжной вёрсткой текстов.

А чего же мне не хватает в жизни? Не победы добра и света, так как это очень относительные понятия — что русскому хорошо, то немцу смерть, как известно. Да и сам не люблю яркий солнечный свет. Так что хорошие, положительные герои не всегда оказываются теми, кто мне нравится.

Не хватает мне в жизни того, чтобы люди, ведущие себя этично, побеждали. Чтобы сами эти этичные поступки приносили людям, которые их совершают, пользу. В окружающей жизни это редко происходит, особенно на короткой временной дистанции.

Потому мне хочется смотреть те фильмы, где есть этически-моральная составляющая, которая бы показывала как хорошо и полезно поступать нравственно. То есть обязательно должен быть хэппи-энд, но не приторный. Сложно описать категорию этих фильмов иными словами, так как нравственные поступки могут быть и у отрицательных, в привычном смысле, героев. Классический пример относительности положительности героя — Воланд в «Мастере и Маргарите», который, вроде бы, чистое зло, но он поддерживает нравственность. Или добро, отягощенное злом, у Стругацких.

Мне могут возразить: но ведь мораль, нравственность — это же преходящее, этика меняется довольно быстро, значит тебе нравятся те поступки, которые соответствуют только твоей морали, а, значит, это то же самое, что хорошие — не для всех это будет этично, морально.

Тут, как это часто бывает, смесь правильного и неправильного, их сложно разделить. Но мы попробуем и обратим внимание на то, что внешние изменения не всегда означают внутренние изменения. Думаю, что многие вспомнили тут популярный аргумент, говорящий о схожести этических правил в разных религиях. Да, но я веду речь немного не к этому. Действительно многие нравственные законы, правила и заповеди пересекаются, но вопрос в том, почему они это делают.

Давайте рассмотрим чему учат религии, и сделаем это со знанием биологии, в том числе этологии — науке о поведении животных. Можно взять за основу заповеди любой религии, но мне ближе всего пять буддийских обетов, которые принимают миряне, становясь буддистами.

 

  • Воздержание от убийства живых существ.

Отличие от христианского «не убий» заключается в том, что речь идёт о всех живых существах, а не только человеке, хотя полное разрушение обета происходит при убийстве человека, а остальные убийства являются только нарушениями.

На мой взгляд это идентичные запреты потому, что не важно — речь только о людях или нет, так как, на самом деле, деление идёт на своих и чужих: своих нельзя убивать, чужих — можно. Да, буддисты под своими понимают не только людей, но сути дела это не меняет. Тут можно отметить, что в современном обществе группа своих расширяется — потому мы видим столько зоозащитников.

Те же христиане не считали еретиков людьми и спокойно сжигали их, ходили на иноверцев крестовыми походами не нарушая заповедей — просто потому, что не считали тех людьми, значит и не то убийство, которое нельзя. Это вообще особенность психологии (в данном тексте — отрасли этологии): если перестать считать врага человеком, то убивать на войне значительно легче. Если поросёнок вырос у тебя на руках, ты с ним играл, то он стал своим, пусть и не человеком, но после этого пустить его на сало становится значительно сложнее, хотя этот такой же хряк, как и все остальные, мясо которых мы едим чуть ли не каждый день.

Тут важно понимать, что человек, когда хочет убить другого, например, из мести или ревности, специально демонизирует его в своём сознании, чтобы начать представлять его не как человека, не как своего, а как что-то другое, отличное от человека, что достойно того, чтобы его убить — психологическим образом переносит его в категорию «чужой».

Для социальных животных очень важно уметь делить на своих и чужих, так как своим надо помогать (и они в ответ помогут), а чужих можно и съесть. На тихоокеанских островах мало белковой пищи, потому враги не только не люди, но и еда.

То есть не важно к какому биологическому виду относится особь, важно к какой социальной группе относится — свой или чужой. Если свой, то к нему надо относиться как к себе, если чужой, то вообще не важно, что он есть, он предмет, можно всё. Причём это относится не только к убийству, но и к другим моральным правилам.

 

  • Воздержание от воровства

В целом идентично христианскому «не укради», хотя у христиан только формально речь о всех людях, а на деле — только про своих. В буддизме можно тоже сказать, что только у своих, но, как мы видели в прошлом пункте, буддизм понимает эту группу значительно шире, включая всех животных.

Опять же стоит отметить, что в европейской традиции понятие своих постепенно расширяется и красть даже не у своих, например, у горожан при захвате города, постепенно стало считаться неправильным, неэтичным поступком и мародёрство стали запрещать.

Красть у своих — это почти, что красть у самого себя, даже наказание за это будет с такой же вероятностью. Причём чем меньше группа и чем тяжелее условия, тем жёстче отношение к этическим нарушениям, так как они уменьшают общую выживаемость группы. Как известно, в деревнях раньше двери не закрывали на замок, а просто подпирали палкой, чтобы не открывалась. Сейчас в больших городах столько народу, что невозможно быть своим для всех — приходится ставить железные двери. Своими становится лишь небольшая группа родственников и близких друзей, у которых воровать до сих пор неэтично, а вот красть у соседей по многоквартирному дому — это не так совесть мешает, они уже какие-то не такие свои.

Следующие обеты к делу не всегда относятся, но для полноты назову все оставшиеся:

 

  • Воздержание от прелюбодеяния (и иного неблагого сексуального поведения)
  • Воздержание от грубых слов, лжи, сплетен и пустословия
  • Воздержание от употребления наркотиков и алкоголя

 

Нас тут интересует четвёртый обет, который является расширенной версией заповеди «не лги». И опять мы тут понимаем, что речь о лжи своим — чужим можно и, иногда, нужно врать, если речь о христианстве. В буддизме просто нет чужих, так что врать никому нельзя.

Тут опять можно вспомнить, что в малых группах в тяжёлых условиях наказание за ложь внутри общины сильнее, чем в больших популяциях, так как категория «свои» размывается при увеличении численности, а, следовательно, и ложь — это не так страшно.

 

Возвращаясь к начальной теме отмечу, что биологические основы в нас если и меняются, то очень медленно, именно потому нравственные основы можно назвать неизменными — для биологической эволюции 2500 лет между нами и Буддой всего лишь миг. Так что то, что я считаю этичным, нравственным, является таким не только сейчас, но и всю историю человека, менялось лишь то, кого люди относили в категорию «свои».

Так как же мне искать фильмы, где нравственность даёт видимое преимущество его носителям? Знаете ли вы такие фильмы?

03.30.2019

О сайте

Почему я выбрал такой странный адрес (tis.nu) и такое название “Оттиск на тисе“? Ответ получится длинный и увлекательный, многослойный.

Откуда есть название сайта

Те, кто постарше, ещё помнят устойчивое словосочетание с глаголом “тиснуть“: тиснуть статью в журнал или газету. А оттиски научных статей до сих пор пылятся во множестве кабинетов учёных во всём мире. Именно к этому словосочетанию идёт отсылка в адресе сайта — “тисну“. Да, я хочу тиснуть у себя на сайте статейку и не одну.

Домен .nu был выбран по той причине, что изначально он принадлежал стране-острову Ниуэ, которая приводит меня в восторг — по разнообразным причинам. Именно там, на этом удалённом от всего цивилизованного мира острове, развиваются события важной для меня книги, которая будет опубликована на сайте. Собственно под неё он и создавался, хотя тут уже есть много всего другого.

В .nu прячется ещё кое-что: многие знают, что это сокращённое французское nudité, означающее жанр в искусстве, но мало кто знает, что ещё с нидерландского nu означает «в настоящее время», из-за чего домен пользуется популярностью в Голландии (и принадлежит ей).

Кроме того в адресе есть тис — известное растение, из которого в Англии делали знаменитые английские луки. Я люблю деревья, особенно медленно растущие, с красивой древесиной, так что я не мог пройти мимо отсылки к тису в адресе.

Тем более, что эту отсылку удалось красиво перенести и в название “Оттиск на тисе“, которое имеет связь и с печатью статей: тиснуть статью и получить оттиск на тисе. Плету сеть смыслов.

В названии “тис“ звучит даже дважды: оттиск на тисе. Такое повторение звуков мне нравится, хотя я далёк от поэзии. Прочувствуйте звучание: оттиск на тисе на крутом берегу Ниуэ.

“Тиснуть статью на тисе в настоящее время на Ниуэ“ — как-то так могло бы звучать полное название книги, но влезло в шесть символов tis.nu

Что есть на сайте?

Прежде всего книга делится на два раздела, которые проще назвать по-английски: fiction и nonfiction, то есть художественная литература и нехудожественная. Второй раздел я назвал “Публицистикой“, что, возможно, не совсем точное название, но там собраны настолько разные тексты, что не смог придумать другого (у вас есть вариант?).

С художественным разделом всё просто: старые и новые попытки изобразить что-то отдельное от реальности с помощью слова. Фантастика, реализм — я пробовал разные стили, точнее пробовал подражать, следовать за разными авторами. Даже одна пьеса есть — ею горжусь. Сейчас нашёл, нахожу, свой стиль, который должен был впитать хорошее из разнообразного печатного и цифрового слова.

В Публицистике много всего: это и статьи для разных журналов и газет, например, для студенческого журнала философского факультета “Сова“ (интересный опыт), и научно-популярные тексты, и размышления философского плана, и статьи, связанные с буддизмом. Короче говоря, чего только нет, даже список моих научных статей, входящих в Scopus, есть.

Сайт-книга “Оттиск на тисе“ является интерактивной книгой, что означает, что тут есть комментарии, где можно обсуждать опубликованное. К сожалению, на комментарии не хватило пергамента, потому они оставляются на свитках папируса, которые нужно крутить, чтобы читать и оставлять новые комментарии.

Содержание будет постепенно пополняться — это нужно и для тестирования функционала, и потому, что в процессе могут меняться какие-то принципы, будут появляться новые идеи структурирования материала, ну и просто опыт. Кроме того, заполнение сайта контентом требует много времени.

Многие тексты проходят предпубликационную редактуру и собирают критические замечания до появления на этом сайте, особенно, если они до этого были ещё где-то. Несмотря на это, в них можно найти языковые и содержательные ошибки, ответственность за которые лежат полностью на мне.

Отдельной строкой, и отдельным дизайном, стоит Словарь терминов буддизма Тхеравады или коротко — Буддийский словарь. Идея расписана тут, но если коротко, то можно сказать, что это динамичный словарь, который стремится отражать реальное словоприменение тхеравадинских терминов на русском языке. Не всем нравится такой подход, но мне он кажется наиболее живучим и наиболее правильным. Не словари определяют как мы говорим, а наша речь определяет содержимое словаря. Он сделан в своём, более привычном стиле, которое поддерживает скроллинг.

Как читать эту книгу?

Дизайн книги для интернета необычен и не оптимален, потому есть несколько пожеланий в том, как читать:

  • открывать браузер на весь экран, чтобы правильно отображались страницы (и чтобы вы не отвлекались от чтения)
  • если что-то отображается неправильно, нажать F5 для обновления окна. Не помогает? Пишите в комментариях здесь или на той странице, которая некорректно отображается.

Структура сайта была создана с оглядкой на книгу: после выбора основной категории, открывается “Содержание“ — список произведений или тематических групп статей. Внутри каждого пункта находится “Оглавление“ — список глав произведения, рассказов одного цикла или статей группы. Такое разделение сделано, чтобы не загромождать “Содержание“. Так что не путайте Содержание и Оглавление — в них всегда можно вернуться из текста, воспользовавшись адресным меню в верхней части страницы.

Почему на сайте планируется монетизация?

Создание, поддержание, ведение сайта — это большая работа, требующая много времени. Тексты нужно не только придумать и написать, но и отредактировать, отформатировать, красиво подать, подобрать или даже заказать иллюстрации (в первую очередь для художки). Это всё требует много времени — и мотивации. Финансовая мотивация не самая лучшая, но она позволяет высвобождать время. В идеале сайт должен приносить столько денег, чтобы можно было бы посвящать всё рабочее время только сайту и текстам.

К сожалению, пока нет хороших способов монетизации сайтов, только реклама, которую я подключил так, чтобы она минимально мешала чтению. Фотографы могут продавать свои фотографии, а я, как автор, не могу продавать свои тексты, которые публикую. Да, я иногда пишу статьи на заказ и получаю за них деньги, но это исключение и не про сайт, а про работу на дядю (или тётю). Если появится другой способ монетизации, заработка на сайте, то я с радостью откажусь от идеи размещения рекламы.

Так что если хотите поддержать автора, развитие сайта и появление новых текстов — вам вот сюда (реквизиты), или предлагайте другие варианты в комментариях.

Привлечение читателей

В правом нижнем углу почти на всех страницах сайта, вы можете заметить оранжевый подвижный значок. Это не просто так — так выглядит кнопочка Шарпея. Она нужна для шеринга, то есть репостов в соцсети. Название происходит от слов share и pay: приложение платит за репосты, то есть если вы расшарите мой текст у себя в соцсети, то получите за это токен S, а потом будете получать за то, что кто-то пришёл по этой ссылке. Сейчас у меня настроено немного жёстче: вы получаете токен не за сам репост, как в стандартных настройках, а только по два токена за переход по ссылке, при учёте, что пришедший две минуты читает то, на что он перешёл. Сейчас этот токен стоит копейки, точнее доли копейки, так что заработать на рекламе моего сайта вы не сможете (тем более у меня у самого не так много этих токенов), но, в любом случае, это удобный способ поделиться ссылкой в любой соцсети.

Потоки информации

Следить за появлением текстов на самом сайте неудобно, так что будет несколько мест, где я буду рекламировать сайт и новые тексты. Основным таким местом является канал в Телеграме «Оттиск на тисе», где я публикую всякие свои мысли, ссылки на интересные материалы, цитаты и прочее. Всё о сайте будет публиковаться в первую очередь там — центральная новостная повестка. Для обсуждения выложенных на канале материалов существует чат, где можно не только пообщаться, но и заработать этим общением криптовалюту viz. Также создан аккаунт в Инстаграмме, где там же будут публиковаться новости сайта. Настроена пересылка постов в Facebook, где также можно следить за новостями. ВКонтакте дублирую часть информации в группах, посвящённых публицистике и худлиту.

Благодарности

Хочу поблагодарить Олико за предпубликационную редакторскую работу. Также не могу не поблагодарить Александра Кондратовича за помощь в создании сайта.

Чем интуитивная логика отличается от формальной

Название статьи редакторское. Вот ссылка на оригинал, но представлю здесь и полный текст, возможно он будет несколько отличаться от того, что находится на сайте «Ножа». Картинки в тексте, кроме логического квадрата, который сделан моими кривыми ручками, редакторские.

Чем интуитивная логика отличается от формальной и как правильно делать умозаключения из утверждений «все мужики козлы» и «некоторые бабы дуры»

У каждого человека есть набор логических правил, с помощью которых он рассуждает, — интуитивная логика. Несмотря на то что мы все ею постоянно пользуемся, у нее есть недостатки. А когда нас захлестывают эмоции, мы вообще забываем о всякой логике — это касается таких важных для нас областей, как здоровье, отношения, психология или питание. На примерах из этих областей знакомимся с формальной логикой: она поможет нам найти правильные ответы и не допустить ошибки даже в тех ситуациях, когда эмоции пытаются взять верх.

Почему логика — квадратная

Логика называется формальной потому, что работает с формой, а не содержанием, то есть с тем, как устроены предложения и как они между собой связаны. Это полезно тем, что мы можем отстраниться от смысла предложений, которые могут задевать наши чувства, и сделать правильное умозаключение без эмоционального влияния.

Давайте начнем с простых умозаключений, которые принято называть «умозаключениями по логическому квадрату».

Логика (на нашем начальном уровне) имеет дело с утвердительным предложениями — простыми суждениями, которые по двум признакам делятся на четыре группы.

1-й признак: количество

По количеству суждения делятся на общие и частные.

«Все мужики козлы» — общее суждение.

«Некоторые бабы дуры» — частное суждение.

2-й признак: качество

По качеству бывают утвердительные и отрицательные суждения.

«Мой муж козел» — утвердительное суждение.

«Моя жена не дура» — отрицательное суждение.

Если мы объединим эти два признака, то получим четыре типа суждений, а в скобках укажем их классические обозначения:

«Все люди смертны» — общеутвердительные (A).

«Ни одна панацея не работает» — общеотрицательные (E).

«Некоторые методы доказательной медицины работают» — частноутвердительные (I).

«Некоторые методы народной медицины не работают» — частноотрицательные (O).

Запомнить символьное обозначение классов суждений легко, если знать их происхождение от латинских слов “affirno” — утверждать и “nego” — отрицать, из которых были взяты гласные: первые — для общих суждений, вторые — для частных.

Вы уже догадались, что углы квадрата — четыре типа суждений. Часто его рисуют вот так:

Зачем нам нужен этот квадрат? Очень просто: он показывает, в каких отношениях находятся суждения разных классов. То есть с его помощью мы можем проверять себя, правильно ли мы делаем преобразования суждений, и выяснять, куда именно закралась ошибка.

Все или некоторые? Делаем правильные выводы

Обычно мы делаем логические преобразования со сложными для анализа суждениями. Но мы рассмотрим силу логического квадрата на примере содержательно простых суждений.

Предположим, что мы думаем так:

«Все мужики козлы».

Какие выводы мы можем из этого сделать? Это общеутвердительное (А) суждение, следовательно, мы можем сказать, что:

«Некоторые мужики козлы»

— это тоже верное суждение, так как оно частноутвердительное (I) и (смотрим на квадрат) находится в отношении подчинения с A. Все отрицательные суждения при этом будут ложными, неправильными, так как они будут контрарными (общеотрицательные E) и контрадикторными (частноотрицательные O) по отношению к изначальному суждению (общеутвердительные A). То есть неправильно будет сказать «некоторые мужики — не козлы».

Несколько интереснее получается, если у нас исходное суждение частноутвердительное:

«Некоторые бабы дуры».

Можно ли из этого сделать вывод, что все бабы дуры? Нет, из частного нельзя вывести общее, только наоборот: отношение подчинения в квадрате — одностороннее! Вот так-то.

А что с отрицательными суждениями?

Можно ли сделать вывод, что если некоторые бабы дуры, то среди баб встречаются умные? То есть верно ли частноотрицательное суждение, если верно частноутвердительное?

Казалось бы, это так и просится: если только часть грибов съедобные, то ясно же, что есть какие-то несъедобные грибы. Или если некоторые лебеди белые, то часто кажется, что предполагается наличие каких-то других лебедей.

Однако с точки зрения формальной логики это не так! Отношение субконтрарности означает, что суждения не могут быть одновременно ложными — и только. То есть не может быть такого, что неверны оба утверждения: и «некоторые бабы дуры», и «некоторые бабы не дуры». Такого не может быть, а вот другие сочетания возможны: мы говорим, что некоторые бабы дуры, а это может означать, что на самом деле все они дуры, просто мы этого не знаем или нам сейчас это неважно. А может быть, что действительно есть не дуры. Надо наблюдать — но это уже не про логику, а про жизнь.

Никто или некоторые?

Вот, например, исходное общеотрицательное суждение, которое можно сделать из отрицания знаменитого мифа о том, что люди используют свой мозг только на 10 %.

«Никто не использует мозг на 10 %».

Оно дает нам на самом деле довольно мало информации. Мы можем вывести из него «некоторые не используют мозг на 10 %». По-русски эту звучит весьма неоднозначно — и это еще одна проблема использования естественного языка в формальной логике, но об этом в другой раз.

Возьмем за изначальное суждение частноотрицательное:

«Некоторые таблетки не лечат».

Какой вывод из этого можно сделать? Некоторые делают вывод, что врачи травят людей таблетками и нужно лечиться чем-то «натуральным». На самом деле можно сделать лишь один вывод: общеутвердительное суждение «все таблетки лечат» не является истинным — что никогда не вызывало сомнений, особенно учитывая, что медикаменты довольно часто употребляют без рекомендации врачей.

Для закрепления расшифруем связи в квадрате, которые еще не называли, и перейдем к рассмотрению некоторых типичных ошибок, связанных с умозаключениями по логическому квадрату:

Контрарность — суждения в этом отношении могут быть одновременно ложными либо одно из них истинное, другое ложное, одновременно истинными быть не могут.

Субконтрарность — суждения могут быть одновременно истинными либо одно из двух истинное, оба ложными не могут быть.

Контрадикторность — одно из двух суждений обязательно истинное.

Мне помогло — и вам поможет, или Поспешное обобщение

Очень часто можно встретить примерно такие высказывания:

«Мне чай из иван-чая помог, советую вам пить каждый день иван-чай — тоже всё будет просто отлично!»

Что не так с этим умозаключением?

Мы не будем разбирать фактическую ошибку (иван-чай, тем более высушенный и заваренный, имеет мало чего полезного) или часто упоминающуюся ошибку «„после“ — не значит „вследствие“», а поговорим исключительно об ошибке, связанной с логическим квадратом.

Для этого нам из исходных предложений нужно получить формально-логические суждения.

«Некоторым (мне, моим детям, мужу) помог иван-чай».

Следовательно:

«Всем поможет иван-чай».

Почему мы делаем первое суждение частноутвердительным, а второе — общеутвердительным? В первом случае речь идет об одном или нескольких людях, которым помог иван-чай, то есть не о целом классе предметов, не о всём множестве, не обо всех людях. Во втором же случае речь идет о случайном представителе людей, потому это можно принять за целое множество людей, которые имеют то же заболевание, что и тот, кому помогло, или вообще всех людей, если речь идет о панацее или повышении, стимуляции иммунитета, например. В некоторых случаях говорят именно так: мне помогло — значит, и всем поможет. Так мы и делаем общеутвердительное суждение.

Уже на этом этапе видна проблема обсуждаемого умозаключения: от частноутвердительного суждения происходит переход к общеутвердительному, что не соответствует их отношению подчинения.

Такая ошибка называется поспешное обобщение — весьма распространенная ошибка, особенность которой в том, что она не всегда приводит к ложным результатам, потому людям иногда кажется, что так можно делать.

Все бабы дуры, я одна королева!

Думаю, вы встречали подобные высказывания:

«Никто не умеет ездить, я один король дороги!»

Это класс довольно часто встречающихся высказываний. Давайте разберемся, в чем они ошибочны.

Основная ошибка связана с тем, что люди исключают себя из множества: да, я нарушаю правила дорожного движения, но я же не такой, как все остальные.

Людям не хочется причислять себя группам людей — хотя у них в действительности нет оснований для исключения из них. Основную роль в этом необоснованном исключении играют эмоции, связанные с чем-то неприятным.

Красивый и развернутый пример такого процесса самисключиения мы можем найти, например, у Льва Николаевича Толстого в повести «Смерть Ивана Ильича»:

«В глубине души Иван Ильич знал, что он умирает, но он не только не привык к этому, но просто не понимал, никак не мог понять этого.

Тот пример силлогизма, которому он учился в логике Кизеветера: Кай — человек, люди смертны, потому Кай смертен, казался ему во всю его жизнь правильным только по отношению к Каю, но никак не к нему. То был Кай-человек, вообще человек, и это было совершенно справедливо; но он был не Кай и не вообще человек, а он всегда был совсем, совсем особенное от всех других существо; он был Ваня с мама, папа, с Митей и Володей, с игрушками, кучером, с няней, потом с Катенькой, со всеми радостями, горестями, восторгами детства, юности, молодости. Разве для Кая был тот запах кожаного полосками мячика, который так любил Ваня! Разве Кай целовал так руку матери и разве для Кая так шуршал шелк складок платья матери? Разве он бунтовал за пирожки в Правоведении? Разве Кай так был влюблен? Разве Кай так мог вести заседание?

И Кай точно смертен, и ему правильно умирать, но мне, Ване, Ивану Ильичу, со всеми моими чувствами, мыслями, — мне это другое дело. И не может быть, чтобы мне следовало умирать. Это было бы слишком ужасно».

Замечали за собой похожие рассуждения?

«Какая вредная еда. Все, кто её едят, толстеют. Но со мной — совсем другая история!»

Как все подобные мысли связаны с формальной логикой? Если переводить эти рассуждения в необходимую для нас форму, то получится, что в них человек пытается одновременно считать истинными суждения двух типов:

A — общеутвердительное («Все мужчины — агенты патриархата»)

и O — частноотрицательное («Некоторые (я) не агенты патриархата, а профеминисты»).

Могут ли они быть одновременно истинными?

Нет, не могут, так как находятся в отношении контрадикторности: это противоречащие друг другу суждения, которые не могут быть одновременно истинными.

Мы говорили, что при контрадикторности только одно суждение может быть истинным, более того, должно быть истинным. Сами посудите: если все лебеди белые, то некоторые из них не могут быть черными, а если всё же нашли в Австралии черных лебедей, то уже не все лебеди будут белыми.

Можно попробовать обосновать утверждение, что я действительно не такой/такая, как другие, потому что на меня не действуют общие правила («Все мужчины, воспитанные в патриархате, — угнетатели, а я — мужчина, воспитанный феминисткой»).

С одной стороны, это уже не логический аспект, а фактологический, с другой — зачастую совершенно несложно, если избавиться от эмоций, разобраться с тем, что вы не выделяетесь в отдельный класс. Вот если бы вы были единственным чернокожим в толпе белых — тогда было бы хоть какое-то основание для выделения вас в отдельную группу, да и то современные исследования показывают, что основное различие между расами — именно что цветовое.

Эмоции — один из главных врагов логического мышления, именно они очень часто мешают нам принимать взвешенные логические решения.

Мы это видели и в первой разобранной ошибке, и особенно во второй. Будет эта же проблема и в третьей ошибке.

Иногда не иногда!

— Дорогой, ты иногда поступаешь так умно!
— Ага, значит, иногда я поступаю так глупо, да?

Думаю, что вы сталкивались с чем-то подобным в своей жизни, причем тут не важен пол: такой ответ можно услышать и от девушки, и от парня, но правильный ли сделан вывод?

Для того чтобы сказать однозначно, так, чтобы результат был общий для всех подобных ситуаций, чтобы не нужно было каждый раз подбирать фактические аргументы, что бывает сложно, мы приведем рассуждения в безэмоциональный формальный вид. Сделать это не так просто, и в процессе преобразования у нас получится довольно сильно отличающиеся по форме предложения:

— Дорогой, некоторые твои поступки умны.
— Ага, следовательно, некоторые мои поступки не являются умными.

Надеюсь, вы уже натренировали свой глаз и легко поняли, какого типа эти суждения: они оба частные, но первое утвердительное, а второе отрицательное. Тут есть некоторая тонкость при анализе: можно исходное суждение видоизменить так, что получится частноутвердительное суждение:

«Ага, следовательно, некоторые мои поступки являются не умными».

Для работы по логическому квадрату нам важно, чтобы у двух сравниваемых суждений были бы одинаковые части. Так, в первом суждении у нас в отношении находятся «твои поступки» и «умны», потому во втором должны быть они же, а не «твои поступки» и «не умны». Может меняться связка с «являются» на «не являются» — это показывает смену типа суждения, но не меняет содержания, сути. Именно поэтому нам нужно получить суждение: «Некоторые мои поступки не являются умными».

Что же мы можем сказать про эти суждения?

Если мы вспомним логический квадрат, то выясним, что частные суждения находятся в отношении субконтрарности, то есть могут быть одновременно истинными, но не могут быть одновременно ложными. При этом нужно помнить, что может так быть, что только одно из этих двух суждений истинное. Это приводит к тому, что если мы имеем одно истинное частное суждение — утвердительное, как в нашем примере, — то мы не можем однозначно сказать, является ли субконтрарное — частноотрицательное суждение — истинным или ложным.

«Некоторые автомобили загрязняют атмосферу».

Можем ли мы из этого сделать вывод, что некоторые автомобили не загрязняют?

Или вот:

«Некоторые гомеопатические препараты не содержат активного компонента».

Можно ли из этого сделать вывод, что в некоторых гомеопатических препаратах всё-таки есть действующее вещество? (Спойлер: нет, не должно быть, иначе они не гомеопатические).

Вот пример риторического приема, когда вы говорите оппоненту:

«А вот тут вы правы!»

Это может быть воспринято им (или теми, кто наблюдает за вашим спором) эмоционально: как будто в других местах беседы он был неправ и только тут вы готовы с ним, так уж и быть, согласиться. С точки зрения логики, как мы обсуждали выше, тут нет ни ошибки, ни указания на то, что оппонент был неправ в остальных местах. Что вы ему и объясните, когда он возмутится и выразит несогласие, показав себя не с лучшей стороны.

Так иногда можно использовать ошибки, которые люди допускают в формальной логике из-за эмоций, себе на пользу.

Как видите, найти логически правильный ответ достаточно легко, даже если не знаешь точного логического объяснения. Но когда в дело вмешиваются эмоции, то дойти до правильного вывода — даже зная формальную логику — не так-то просто.

Знание описанных выше простых правил позволяет четко и просто выявить логические пробелы в собственных и чужих умозаключениях и спокойно, аргументированно указать на них.

Список публикаций

Список публикаций с сайта elibrary.ru, входящих в WoS или Scopus:

1. HOLOSPORA TRAFCKING IN PARAMECIUM: THE ROLE OF THE HOST CELL CYTOSKELETON
Sabaneeva E.V., Benken K.A., Derkacheva V.E., Skovorodkin I.N., Fokin S.I.
Protistology. 2007. Т. 5. № 1. С. 68.

2. ACTIN-BASED MECHANISM OF HOLOSPORA OBTUSA TRAFFICKING IN PARAMECIUM CAUDATUM
Sabaneyeva E.V., Derkacheva M.E., Benken K.A., Skovorodkin I.N., Fokin S.I., Vainio S.
Protist. 2009. Т. 160. № 2. С. 205-219.

3. FIBRILLAR ACTIN IN NUCLEAR APPARATUS OF CILIATE PARAMECIUM CAUDATUM
Benken K.A., Sabaneyeva E.V.
Cell and Tissue Biology. 2011. Т. 5. № 5. С. 471-479.

4. ФИБРИЛЛЯРНЫЙ АКТИН В ЯДЕРНОМ АППАРАТЕ ИНФУЗОРИИ PARAMECIUM CAUDATUM
Бенкен К.А., Сабанеева Е.В.
Цитология. 2011. Т. 53. № 6. С. 528-536.

5. REDISCOVERING THE GENUS LYTICUM, MULTIFLAGELLATED SYMBIONTS OF THE ORDER RICKETTSIALES
Boscaro V., Verni F., Petroni G., Schrallhammer M., Krenek S., Szokoli F., Berendonk T.U., Benken K.A., Sabaneyeva E.V., Schweikert M.
Scientific Reports. 2013. Т. 3. С. 3305.

6. FLAGELLAR MOVEMENT IN TWO BACTERIA OF THE FAMILY RICKETTSIACEAE: A RE-EVALUATION OF MOTILITY IN AN EVOLUTIONARY PERSPECTIVE
Vannini C., Boscaro V., Ferrantini F., Fokin S.I., Petroni G., Benken K.A., Mironov T.I., Sabaneyeva E.V., Schweikert M., Görtz H.-D.
PLoS ONE. 2014. Т. 9. № 2. С. e87718.

7. GAPDH BINDERS AS POTENTIAL DRUGS FOR THE THERAPY OF POLYGLUTAMINE DISEASES: DESIGN OF A NEW SCREENING ASSAY
Lazarev V.F., Mikhaylova E.R., Guzhova I.V., Margulis B.A., Benken K.A., Semenyuk P.I., Muronetz V.I., Sarantseva S.V., Bolshakova O.I.
FEBS Letters. 2015. Т. 589. № 5. С. 581-587.

8. LYING ON THE SURFACE: NEW DATA ON THE EPISYMBIONTS OF CILIATES
Sabaneyeva E., Lanzoni O., Lebedeva N., Benken K., Potekhin A., Petroni G.
Protistology. 2016. Т. 10. № 2. С. 66.1.

9. INFLUENCE OF PERIPHERAL BLOOD MICROPARTICLES OF PREGNANT WOMEN WITH PREECLAMPSIA ON THE PHENOTYPE OF MONOCYTES
Sokolov D.I., Ovchinnikova O.M., Korenkov D.A., Viknyanschuk A.N., Selkov S.A., Benken K.A., Onokhin K.V.
Translational Research. 2016. Т. 170. С. 112-123.

10. ALTERNATIVE CORRELATIVE MICROSCOPY IN THE STUDIES OF CELL NUCLEUS SUBCOMPARTMENTS
Benken K.A., Sabaneyeva E.V.
Nanotechnologies in Russia. 2017. Т. 12. № 5-6. С. 291-298.

11. HOST AND SYMBIONT INTRASPECIFIC VARIABILITY: THE CASE OF PARAMECIUM CALKINSI AND “CANDIDATUS TRICHORICKETTSIA MOBILIS”
Sabaneyeva E., Castelli M., Szokoli F., Fokin S., Petroni G., Benken K., Lebedeva N., Salvetti A., Schweikert M.
European Journal of Protistology. 2018. Т. 62. С. 79-94.

Тест: умеете ли вы рассуждать логично?

Название теста дело рук редактора. Сам тест мне сюда не вставить, так что дам на него ссылку. Сразу скажу, что, с одной стороны, не люблю тесты, не считаю их адекватной оценкой знаний, а, с другой стороны, это моя проба пера в создании тестов, так что сам считаю, что тест имеет слабые места, но что есть. Местами получилось забавно, актуальненько.