Язык и история. Вступление

Уже не один раз говорил о том, что считаю важным знать как устроен язык, понимать, что мы говорим и так далее. В этот раз я хочу подробнее остановиться на этом вопросе и рассказать об увлекательной науке — исторической лингвистике, странных людях — лингвофриках и их любительской лингвистике.

Рассказ будет базироваться, в первую очередь, на замечательных лекциях академика Андрея Анатольевича Зализняка, так как с этой областью я знаком исключительно в рамках самообразования.

Как же так получилось, что науку о языке мне приходится изучать самостоятельно? Я плохо учился в школе и университете или что?

Язык и образование

Все мы являемся носителями языка и, казалось бы, должны его хорошо знать. И в некоторых аспектах действительно хорошо знаем — большинство правильно ставит ударения, правильно пишет слова, расставляет знаки препинания. Если не знаем как правильно — вспоминаем школу и правила, которые там учили.

Однако, знать правила — это не означает знать язык. Основную часть языка мы выучиваем, когда учимся говорить. Мы перенимаем язык родителей, родственников, няни, воспитательницы в детском саду, детей во дворе. Интуитивно строим связи, закономерности, понимаем как согласовывать слова и так далее. Но интуитивно — не всегда правильно. Отчасти потому нас в школе натаскивают на формальные правила, типа “жи-ши”. А ещё заставляют учить исключения —- для меня это всегда было мучением. Запомнить большой список непонятных случаев, которые не подчиняются никаким правилам, — почему и зачем? Почему нельзя писать их согласно общим правилам — вы не задумывались? Откуда взялись исключения?

В школе об этом не рассказывают. Вообще я считаю, что в школе не языку учат, а учат не совершать грамматические ошибки и всё. Обратите внимание на то, какие науки изучают в школе: химию, биологию, физику, математику, но ни слова о науке о языке. Никаких объяснений почему язык такой, откуда он взялся и каким он был. Познакомившись с исторической лингвистикой, я однозначно считаю, что правильнее и проще объяснить откуда берутся исключения и по каким правилам, чем тупо их перечислять и запоминать.

Язык и правила

Небольшой пример из лекции академика Зализняка:

Возьмём ряд похожих слов — существительных женского рода

 

пчела, стена, цена, жена, стрела, весна, десна, сестра, метла

Как видите в этих словах очень много общего. Но сделаем из них множественное число:

 

пчёлы, стены, цены, жёны, стрелы, вёсны, дёсны, сёстры, мётлы

Обратите внимание: где-то осталось е, а где-то оно заменилось на ё. Почему? Казалось бы, совершенно одинаково устроенные слова должны одинаково меняться (на самом деле даже такой закон), но тут не так. В русском языке нет об этом правила. Точнее так — в современном русском языке. Дело в том, что раньше эти слова относились к двум типам: в одних словах было е, а в других — ять. И там, где было е, под ударением получается ё, а где ять — е.

Такой вот минимальный экскурс в историю объясняет нам почему такие странности происходят в современном русском языке. Или вот ещё пример оттуда же:

 

лоб, боб, моток, поток, песок, исток, листок.

Тоже похожие слова, которые ведут себя по-разному — переведём в родительный падеж: нет чего?

 

лба, боба, мотка, потока, песка, истока, листка

Где-то о пропадает, а где-то нет. Почему? Раньше в тех словах, где современное о выпадает, писался ер.

Вот такими достаточно простыми способами объясняются все исключения, которые мы учим в школе. Как мне кажется, правильнее было бы объяснять откуда взялось исключение, чем просто его учить. Тем более когда понимаешь принцип, легче проверить каждый случай — необязательно всё зазубривать, можно реконструировать заново. Значительно надёжнее способ — и его нам даёт как раз историческая лингвистика.

Язык и историческая лингвистика

А ещё историческая лингвистика говорит нам о том, что:

языки меняются: со временем набор слов в языке меняется и сами слова изменяются, лишь мёртвые языки не изменяются.

языки меняются по определённым правилам и только по ним, не может быть произвольных изменений, изменений только в одном слове.

Не буду углубляться в эти правила, но суть проста. Люди живущие более 30 лет могут сами заметить, что язык несколько поменялся с их детства. Или попробуйте почитать Пушкина — тут вы явно заметите, что у него несколько иной язык — явно русский, но есть порядочно слов, которые непривычно используются или вовсе незнакомых.

Или вспомните приведённые выше примеры — там изменения шли не в каком-то одном слове, а во всех словах одного типа. То есть если происходит изменение, оно касается всех слов имеющих соответствующую структуру.

Благодаря этому сочетанию свойств мы можем проследить изменения слов до глубокой древности. Это и полезно, и просто любопытно. Например, “пчела” и “бык” происходят от одного корня — сейчас этого совершенно не понять, но раньше, в древнерусском языке, пчела писалась как “бъчела” — и тут уже становится очевиднее связь слов.

Кроме того, мы может проследить общие корни слов из родственных языков, причём даже не очень близкородственных. Можно проследить от какого слова произошла “вода”  и “water” — был далёкий праязык, из которого образовались, через другие языки, русский и английский. Мне очень нравится, как Зализняк показывает преобразования слова при эволюции языка из праязыка в итальянский или французский. Приведу любимый пример, каждый год рассказываю его студентам: только сами изменения слова без подробных комментариев Зализняка отсюда:

*gwiHwotoH реконструкция индоевропейского слова “жизнь” 7 тыс. лет назад

*gwīwotā звездочка означает, что нет письменных источников

*wīwotā похоже на русское “живот”

*vīvotā около 20-го века до н.э.

*vīvutā

*vīvitā

*vītā

vīta это уже латынь — есть письменное свидетельство

vita вульгарная латынь

vida западнороманское

vide галльско-романское

viđe примерно 6-й век нашей эры

viе старофранцузский, читается как [vi-e]

vie “жизнь” по-французски, читается [vi]

Длинная история, тяжёлая судьба слова. И уже видно, в каком родстве, скажем, с русским языком. Так можно проследить изменения очень многих слов в языке. Можно понять, когда произошло заимствование — за счёт того, что можно проследить каким изменениям подверглось слово после заимствования.

Кстати, могут возникнуть вопросы, как делалась реконструкция без письменных источников? Ответ прост в отличие от самого процесса: мы знаем правила, по которым изменяются языки, знаем много языков, которые получились из праязыка — анализ, сравнение языков и изменений даёт возможность реконструировать язык в обратном направлении достаточно глубоко в прошлое.

Опять у меня получилось, что планировал один пост про историческую лингвистику, а реально выходит скорее три поста — много хочется рассказать, жалко сокращать. Хотя, конечно, почти всё из этого вы можете прочитать у Зализняка. Например, про мои любимые энклитики и иллюзию свободы порядка слов в предложениях русского языка.

Добавить комментарий

Войти с помощью: