Образный крот нерационален

Данная статья представляет редкий случай в проекте «Анализ: логика и базовые знания», так как речь пойдёт не про околобиологические темы, а про философию. В связи с этим будут свои особенности, которые разберу в процессе. Так же в данном случае я многословнее, больше моих размышлений, чем обычно в проекте, так как это философия и потому, что я затрагиваю интересные для себя темы, не всегда напрямую связанные с авторской идеей.

Речь пойдёт про статью Ильи Аленевского «Крот: типология animal rationale», которую вы можете прочитать по ссылке. Данная копия отличается от оригинала, который я читал, мелкими изменениями вёрстки, удалением замеченных опечаток; орфография и пунктуация авторская.

Прежде чем переходить к непосредственному разбору текста выскажу две главные претензии к философской статье:

1) Нет конкретики. В статье идёт речь про появление нового типа человека, который автор называет кротом и, видимо, animal rationale. При этом автор не даёт сколько-нибудь полного определения этого понятия, в том числе не описываются различия с другим упоминаемым типом человека — хамелеоном. В статье говорится, что христианизация и демократизация являются причинами возникновения нового типа человека, но ничего не говорит о том, когда же возник этот тип: в 16-м веке, в начале 20-го века, в 21-м веке или когда-то ещё. Обе причины давно развиваются в нашем обществе, возникновение возможно в широких временных рамках, и для понимания того, о чём идёт речь (напомню, точного определения нет) время возникновения играет ключевую роль.

Это один пример отсутствия конкретики, в тексте точность часто заменяется красивыми поэтическими образами, которые мало добавляют к точному пониманию авторского замысла.

2) Отсутствие аргументации. Наиболее частый комментарий, который я оставлял для себя при чтении статьи, был таким: «Пруф?» Первый пример, где я поставил такой комментарий:

Структура общества, пережившего христианизацию и демократизацию, не представляет собой явную оппозицию рабов и господ, верхов и низов, но разветвленную сеть сокрытых интересов отдельных лиц и групп, имеющих свои сферы влияния.

Любой тезис нужно обосновывать, аргументировать — так учит логика. Автор никак не аргументирует высказанный тезис, никак не доказывает, что нет явной оппозиции рабов и господ, что есть некая сеть «сокрытых интересов». Заметьте, я пока не спорю с автором, я просто отмечаю, что нет пруфов, нет аргументации. И тут возникает важный вопрос.

Какие пруфы могут быть в философской статье?

На мой взгляд, может быть два типа аргументации:

а) Научная. В цитате речь идёт про социологию, может быть, психологию, следовательно можно приводить данные исследований: в обществе, пережившем то-то и то-то, существуют такие-то классы, столько-то процентов людей считают то-то и то-то, у другого процента людей есть сокрытые интересы, третий процент людей состоят в группа, имеющих свои сферы влияния. И так далее и тому подобное. Да, исследования могут быть разного качества, разной научности, но публикации в рецензируемых журналах — хорошая аргументация, её можно давать просто ссылкой на статью.

б) Личные наблюдения. Не все признают философию наукой, следовательно, у меня нет оснований требовать только строгих научных обоснований тезисов. Можно высказаться и проще: по моим наблюдениям большинство людей ведут себя так-то и так-то, в наше время меньший процент людей находится в явной оппозиции рабов и господ, чем раньше. Причём в последнем случае хорошо бы ещё указать — когда именно это раньше, вчера, десять лет назад, век назад, тысячелетие назад — это вы возвращаемся к первой претензии к статье. Указать, когда это раньше — и когда это сейчас.

Учитывая особенности анализируемой статьи, её историчности, я бы выделили подпункт

а.1) Исторические данные. Автор часто сравнивает, пусть и не всегда явно, как было и как стало, временные изменения. Для аргументации этих изменений можно приводить не только научные изыскания, но и просто примеры, в том числе известные со школы (то есть не обязательно правильные). Это не совсем личные наблюдения, но, скажем так, личный опыт работы с историческим материалом. Я сам часто буду использовать такую аргументацию, так как не владею строгими научными данными.

Можно предположить, что всё сказанное в статье и является анализом личных наблюдений, но об этом ничего конкретного не сказано, можно лишь догадываться. Однако, так как автор не предоставляет никаких научных аргументов (а), при разборе тоже буду приводить свои наблюдения, как контраргументы. При этом не буду забывать, и вас призываю не забывать, что  одни наблюдения, личный опыт, не противоречит другому личному опыту, так как он — личный. Именно потому он не используется как научный аргумент. Вторая причина почему я буду использовать только личный опыт как аргумент — я не погружался в эту тему и не знаю есть ли какие-то исследования на эту тему. И не планирую погружаться, тем более в рамках проекта «Анализ», так как он не предполагает большие фактические знания, стремится показать, какой анализ можно сделать без большого набора специальных знаний.

Вернёмся.

Первого типа аргументации в статье нет. Не путать с цитированием авторов, которое используется скорее для красоты, чем для аргументации. Сразу скажу: я значительно хуже автора знаю философские источники и правомерность их использования не могу проверить, могу лишь довериться. Второй тип аргументации явно не виден, о нём можно только догадываться, а если и есть, то неконкретный.

Учитывая эти претензии и философские особенности можно перейти к разбору и анализу самого текста. Повторю первую цитату из аннотации:

Структура общества, пережившего христианизацию и демократизацию, не представляет собой явную оппозицию рабов и господ, верхов и низов, но разветвленную сеть сокрытых интересов отдельных лиц и групп, имеющих свои сферы влияния.

Что это за общество, когда и где оно есть? Что за сеть интересов и точно ли не было этой сети раньше? Ничего не понятно, никакой конкретики и пруфов.

Отдельный человек, подобно кроту, превращает свое жизненное пространство в разветвленную сеть нор – множество путей, которые он скрытно и произвольно прокладывает к своему счастью.

Так и хочется крикнуть: «Где пруфы?!!» Особенно в области счастья: почему множество путей прокладывается к счастью, а не куда-то ещё? И почему люди всё никак не могут пройти по этим путям… Только сейчас человек начал так превращать своё жизненное пространство, раньше так не делал? Пруф? По моим ощущения, человек всегда стремился к счастью, или тому, что считал счастьем, и всегда бил копытом землю в сторону счастья. Ничего не изменилось, разве что квартирный вопрос.

Наглядный пример – интернет, который пользователь превращает в совокупность запросов, удовлетворяющих его желания.

Удовлетворяют ли запросы желания? Пруф? Может быть то, что он находит в процессе поисков, а не сам запрос, удовлетворяет? Точно ли интернет удовлетворяет желания? Пруфы? По тому, что я вижу вокруг себя очень многие только разжигают свои желания в интернете, никак не удовлетворяют их.

В этом состоит его отличительный способ бытия в эпоху вне этики, опирающейся на идею долга. Сегодня никто никому ничего не должен.

Сейчас эпоха вне этики, опирающейся на идею долга? Пруф! Что-то глядя на риторику нашего государства я не могу сказать, что никто никому ничего не должен. Или, для примера: белая женщина в американском университете написала книгу про чёрный феминизм — за это её обвинили в «культурной апроприации» (ссылка на не слишком корректный пост про это — смотрите комментарии к нему; можете найти и другие источники). Эта исследовательница тоже никому ничего не должна? Вообще всё движение BLM — про долженствование одних людей другим (напомню: это моё наблюдение, личная точка зрения). И это далеко не единственный пример.

В гражданской жизни предпочтение отдается этическому инфантилизму: выгодному изменению своих убеждений под стать политической конъюнктуре.

Все ли отдают предпочтение, какой процент? Это только сейчас так или было всегда? Пруфы! По моему опыту то, что автор называет этическим инфантилизмом, было всегда. Почему так — ниже.

Образ крота раскрывает теневую сторону в поведении человека: фундаментальное отсутствие интереса к политической жизни, сокрытие и ускользание в частную жизнь, имеющую свои откровения в переживаниях.

Автор, видимо, имеет в виду, что сейчас описываемое поведение является распространённым. В этом соглашусь, но замечу, что, мне кажется, так было всегда: абсолютное большинство, во всяком случае в нашей стране, всегда проявляло полное отсутствие интереса к политической жизни и прочее. Что имеет автор под жизнью, имеющей свои откровения в переживаниях, не ясно, но обратим внимание на этот оборот.

Предлагаемый автором образ раскрывает мир как сеть увеличивающихся запросов людей в условиях опустошения земли, когда жизнь оказывается безразличной к своему будущему, когда человек остается верен своей сущности разумного животного.

Последняя фраза аннотации. Что за опустошение земли? Почему безразличие к будущему, если было про «множество путей, которые он скрытно и произвольно прокладывает к своему счастью» — разве счастье не в будущем? Одни вопросы, но, возможно, в самой статье автор раскроет свои тезисы, приведёт аргументы? Давайте посмотрим.

…главной для философии остается задача обобщения и схватывания единства в многообразии всего происходящего с человеком и обществом.

Мне казалось, что это задача социологии, а не философии. Именно социология занимается, простите, социумом — обществом. Правда, тут ещё вспоминается ещё и психология, которая смотрит на эти взаимоотношения с другой стороны.

Однако наше время, несмотря на широкий выбор возможностей, не является революционным ни с точки зрения политики, ни с точки зрения искусства, а жизнь не подобна вольному полету, берущему новые высоты.

Не является революционным, но новый тип человека появляется? А когда жизнь была «подобна вольному полету, берущему новые высоты»? А какое время было революционным и где именно? Предполагаю, что в разных местах в разное время. Может быть сейчас где-нибудь в Латинской Америке или в Африке наше время является революционным? Или в Украине.

С другой стороны, подобное можно сказать практически про любое время/место, так как описание очень размытое. Сильно проявляется первая претензия к тексту: никакой конкретики от слова совсем.

Она характеризуется тяготением к унификации, безразличию, уравниванию, а по сути – к укреплению  установившегося порядка сущего и господствующей в нем формы субъективности.

Видимо, речь про жизнь, которой заканчивается предыдущая цитата. Пруф, что характеризуется? Читая это предложение мне сразу же представился СССР, перед глазами встало слово «уравниловка» — снова ощущение, что ничего нового в этом нет, подобное тяготение свойственно всем эпохам. Любая система стремится к «к укреплению установившегося порядка сущего», для которого и нужна унификация. Вспоминается Спарта.

При этом он [человек] становится массой – средним человеком, (Х. Ортега-и-Гассет), частью молчаливого большинства (Ж. Бодрийяр).

Про это уже была речь: молчаливое большинство крестьянства, рабочих, служащих, кого угодно ещё. Или рабов. Во все времена.

В условиях атомизированного общества становление субъективности проходит критический порог и кристаллизуется в одномерном человеке (Г. Маркузе), которому предоставлены все возможности одиночного существования в мегаполисах и провинции, убого подражающей большому городу.

Почему одиночное существование? Пруф того, что провинция убого подражает большому городу? У меня нет подтверждающего наблюдения, но это отличная область для социологических или антропологических исследований.

Сегодня нет этики, предписывающей всем нормы поведения…

А кто или что предписывает те нормы поведения, которые не предписываются этикой? УК РФ не предписывает нормы поведения, там только законы. Нормы — это область этики. Да, нормы поведения обычно неписаные, но они есть и зачастую строго соблюдаются, их нарушение может привести к крайне неприятным наказаниям от социума, устанавливающего эти нормы.

Возможно, имеется в виду, что одновременно работает несколько этик, которые предписывают разные нормы поведения, но это допущение маловероятное, так как автор, скорее всего, имеет в виду, что этих норм просто нет.

Отсутствие нормативной универсалистской этики образует, с одной стороны, пространство для новых жизненных стратегий, не связанных моральными кодексами, когда  могут создаваться стили жизни…

Точно нет? А была когда-то? Судя по этой ссылке её никогда не было, следовательно, «пространство для новых жизненных стратегий, не связанных моральными кодексами» было всегда. Правда, эти моральные кодексы всегда так или иначе возникали. Моральный универсализм тоже лишь возможная этическая система.

С другой стороны, перспективы для жизни как произведения искусства уплощаются, когда человек своим стремлением к этическому инфантилизму приспосабливается к тем или иным убеждениям, корректирует или быстро меняет их согласно требованиям политической  конъюнктуры, но не имеет своих собственных убеждений.

Этика — обычно не личные убеждения, а общественные установки, социальные правила для всех членов общества. И совершенно нормально, что при изменении норм общества человеку приходится менять свои взгляды, чтобы остаться членом социума. Человек может вообще не иметь личных воззрений, а впитать с молоком матери общую этику. Что часто и происходит, так как, как говорили выше, человек является частью молчаливого большинства. И это нормально.

Творчество жизни оборачивается здесь созданием стратегий существования сокрытия и ускользания, позволяющим всегда, подобно животному, оставаться собой.

Как будто когда-то было иначе. И что значит «подобно животному»? Человек и есть животное, причём точно известно какое: вид Homo sapiens относится к домену Эукариоты, царству Животные, типу Хордовые, классу Млекопитающие, отряду Приматы, семейству Гоминиды, роду Люди. Мы не что-то отдельно стоящее, наш вид отлично вписывается в общую картину видов. И в нас очень много животного, почти всё. Раньше этого животного в нас не было меньше, в этом нет новизны.

С другой стороны, что значит «оставаться собой»? Например выше было сказано про этический инфантилизм, что человек изменяет своих убеждений под стать политической конъюнктуре. Где в этом «оставаться собой»? Значит ли это, что убеждения — это не что-то своё, что создаётся обществом. Кажется, внутреннее противоречие в статье, но это не точно, так как автор не слишком ясен.

 Путь преображения и возвышения над собой закрыт для этого типа человека, который доволен своей относительно безопасной жизнью.

А если человек не доволен своей безопасностью, то это уже другой тип человека? То есть я точно не крот, да? Вообще такие люди, довольные жизнью и окружающим миром, были всегда и они всегда не стремились развиваться — за ненадобностью. Тем более возвышение над собой противоречит оставанию собой.

Существование этого типа прежде было сокрыто от философской критики человека как разумного животного…

Существование этого типа — видимо, крота, — было скрыто от философской критики, но было известно? То есть автор не совершает открытия? И, это означает, что такой тип человека существовал давно? В чём, в таком случае, новизна и важность статье, авторского философского исследования? Возможно, я просто неправильно понял это предложение.

Главное свойство крота, его преимущество в выживании – способность скрываться. Скрытым было формирование этого типа человека, который не возник в тот момент, когда христианство утратило свой авторитет в мире. Именно христианизация и демократизация общества способствовали его появлению.

Небольшая попытка описать кротовый тип человека. Способность скрываться — важнейшая черта многих биологических видов, даже хищников. Одна мимикрия чего стоит, и вспоминаем про хамелеона. Так что этот признак никак не может являться отличительным для крота, ничего не даёт для его определения. Ещё вопрос: не является ли «не», которое я выделил жирным, лишним в предложении? Тип человека возник в тот или не в тот момент, когда христианство утратило свой авторитет? Если судить по контексту статьи, то именно что в тот самый момент. Но это не точно.

Так же возникает вопрос от кого или чего было скрыто формирование? Только от философской критики, как указано выше, или ещё от чего-то? Есть пруфы? Никакой конкретики, приходится домысливать за автором, интуитивно раскрывать его сокрытые смыслы.

И ещё: а другие типы человека тоже скрытного формировались или нет? Это уникальная черта крота или нет? Как всегда интересны хоть какие-нибудь аргументы, факты.

Эти три аспекта – обращение на себя, уподобление ребенку, наивная доброта – и составляют суть христианской этики, выстраивающей путь к блаженству.

Интересно! Я плохо знаком с христианством, потому хочется узнать что? Как обычно — пруфы. Действительно ли в христианской этике есть уподобление ребёнку, наивная доброта и обращение на себя (что это?)? Действительно ли христианская этика выстраивает путь к блаженству? Тут очень хотелось бы хоть какую-нибудь ссылку на теологический или религиоведческий источник. По моим представлениям этика христианства если и направлена на блаженство, то не в этой жизни.

Христианство становится удобным учением и оправданием для поведения разумного животного, которое открывает другую сторону поведения ребенка. Оно может быть этически инфантильным: лгать и быть вне оппозиции добра и зла, вне открытого противостояния злу. Оно знает добро только в том, что приносит ему личную пользу. Оно готово поступиться долгом и вообще отказаться от идеи долга. Наконец оно замкнуто на своих частных интересах и выстраивает свои собственные пути к удовольствиям, будучи совершенно свободным от всякой универсалистской этики.

Хотелось бы узнать, что в данном случае понимается под добром и злом? Если используется христианское понимание этих терминов, но как христианство может быть вне этой оппозиции? С другой стороны, очень часто добром считается именно то, что приносит личную пользу, а не что-то другое — в таком случае у автора получается тавтология.

Замечу, что мне не однозначно ясно, что автор имеет в виду под «оно», которое встречается в четырёх предложениях подряд. Христианство, видимо, но это не точно. В таком случае не ясно, почему христианство готово отказаться от идеи долга, хотя это, по моим скромным представлениям, одна из центральных идей христианства. И почему христианство замкнуто на своих частных интересах? Обоснования тезиса есть?

Разумное животное  отныне не может быть уподоблено и сведено только к овцам или волкам, которые еще представляют оппозицию раба и господина, оно может быть каким угодно животным.

Каким угодно животным — хорошо, хотя разумное животное имеет, как мы уже говорили, точно обозначенное таксономическое расположение, но почему именно крот, а не, скажем, Homo sapiens? Автор никак не обосновывает выбор своей аналогии.

Однако главную тенденцию в становлении animal rationale мы можем уже выделить с опорой на беглый исторический обзор процессов христианизации и демократизации западноевропейского общества: а именно его пигмеизацию.

Ещё попытка расширить определение. Что это за процесс такой пигмеизация? Есть пруфы, что такой процесс действительно идёт или шёл, когда шёл? Интересно было бы увидеть беглый обзор процессов христианизации и демократизации. Как уже упоминал, оба эти процесса идут в «западноевропейском обществе» много веков, не одновременно, и не ясно, какой временной промежуток имеет в виду автор.

Человек как разумное животное соответствует типу мелкотравчатого животного, который способен обитать на любой, доступной для цивилизованной жизни территории («где хорошо, там и родина»).

Что это за тип такой, мелкотравчатый? Яндекс не смог мне подсказать. «Способен обитать на любой, доступной для цивилизованной жизни территории» — это близко к тавтологии. Если не способен обитать, то и территория недоступная. Вообще не ясно, о чём тут говорит автор, но читаем следующее предложение:

Он не связан душой с конкретной культурой, но приспособлен к стандартам цивилизации, которая предоставляет каждому равные возможности для одиночного существования. Каждый сегодня может найти себе укромный уголок – нору для безопасной жизни.

Очень хочется обоснований, ссылок хоть на что-то, доказывающих, что человек как разумное существо не связан душой с конкретной культурой, (ещё бы пруф, что душа существует, но это отдельная тема), что он приспособлен к стандартам цивилизации и что есть такие стандарты. Мой опыт говорит, что всё перечисленное не соответствует действительности, но это личный опыт — смотри начало статьи.

Каждый сегодня может найти себе укромный уголок – нору для безопасной жизни.

Так ли уж каждый? И является ли это новшеством, что изменилось с условного вчера? И почему именно нору (видимо, имеется в виду кротовую нору)? Можно изменить образ на  безопасный угол, берлогу, хатку (бобра), нору любого другого животного — лисы, барсука и прочее.

В этом состоит его отличительный способ бытия в эпоху вне этики, опирающейся на идею долга. Сегодня никто никому ничего не должен.

Эти предложения мы уже видели в аннотации и разбирали. Никаких обоснований в тексте не появилось, вопросы остались.

Именно уподобляясь кроту, роющему свои норы под землей, оставаясь, тем не менее, на ее поверхности, человек ориентируется среди множества возможностей для самореализации, предпочитая быть всем и никем.

Пруф? Почему «предпочитая быть всем и никем», а как же оставаться собой в любых условиях? Красиво сказано, но не понятно о чём. Совершенно не ясно причём тут аналогия с кротом, не видно ничего общего или похожего.

Каждому известны такие выражения: нарыть информацию, откопать данные, порыться в интернете, полазить по сайтам. Эти выражения содержат в себе определенную кротологику.

Или какую угодно другую логику. Логику бомжей, живущих на помойке, роящихся в отбросах, чтобы прокормить, одеть себя. Логику кабанов, роящих землю для того, чтобы найти вкусные клубни и луковицы. Аргументация, почему именно кротологику, а не какую-то другую?

Главное, чего боится крот – это быть пойманным.

А заяц не боится? Лань, коза — кто угодно боится быть пойманным, так как это означает смерть, не прохождение естественного отбора. Почему опять именно крот?

В личном общении исчезает потребность в откровении, оно строится на коротких фразах, позволяющих высказать желаемое редуцированно. Сегодня общаются намеками, обрывками фраз, обмениваясь мыслями и чувствами, ходят вокруг да около, понимая каждый свое, но при этом остаются довольными общением. Одно из следствий подобного общения – неожиданно прорывающиеся то там, то тут всплески агрессии и  хамства с готовностью применить насилие по отношению к другим.

Тут хочется подробно разобрать каждое предложение. Во-первых, как всегда, хочется каких-то пруфов, желательно каких-то исследований про характер личного общения, скажем, как оно поменялось за последние 100 лет. Правда мы не знаем про какое время говорит автор, так как не знаем, где прошло граница до и после, когда образовался новый тип человека, которые вот это вот всё делает. Ну и отдельно нужны хорошие доказательства, что действительно наличествует следствие из выдвинутого тезиса, как по мне, всплески агрессии и хамства были всегда, и до христианизации и демократизации. Доказательство, что всплесков стало больше и по какой причине.

В моём личном общении всегда было много откровений, я наблюдал потребность в откровенности с обоих сторон, хотя этого личного общения никогда не было много — я интроверт и мало общаюсь с людьми. Хотя, в контексте этой статьи, важно отметить, что интернет позволил увеличить количество личного общения и увеличил откровенность этого общения. В противоположность тому, что утверждает автор. Да, иногда высказываемое редуцируется, но не из-за способа общения, а из-за особенностей мышления: говорящий не готов открываться другому человеку или он чувствует, что слушающий не готов принимать прямолинейную правду. Последнее я стал чаще замечать, так как стал честнее говорить, не боюсь в глаза сказать правду, но люди не всегда хотят это слышать — приходится высказывать желаемое редуцировано, что, однако, не приносит удовольствия никому. Так что я категорически не согласен с тезисом, что «ходят вокруг да около, понимая каждый свое, но при этом остаются довольными общением». Меня такое всегда бесит, хотя иногда приходится из-за психологической неготовности к прямохождению.

Так же не ясно, как общение, которое приносит удовлетворение, может вызывать всплески агрессии. И являются ли эти всплески отличительной чертой этого общения или характерны для разных типов общения?

Новый тип в своем скрывающемся существовании уже не имеет ничего общего и с христианским типом человека, который является членом общины верующих и в ней находит свою идентичность.

Опять: почему нет ничего общего? Он не входит ни в какие общины, пусть и основанные на других объединяющих идеях, не на религии? Какие-нибудь факты есть?

 Крот – это собирательный образ современного человека. Сопоставим теперь его с образом хамелеона – с тем, кто выгодно меняет свои убеждения, главным образом, под стать политической конъюнктуре. Отметим, что образ крота во вторую очередь имеет социологическое значение и не относится только к молодым поколениям, когда старшие поколения остаются хамелеонами. Стратегия хамелеона именно теперь открывает свою теневую сторону как опыт сокрытия и ускользания.

Ура! Сопоставление! Ой… а где оно? В чём отличие крота от хамелеона? Разве крот не меняет свои убеждения? Мы же выше это обсуждали. Или там было не про крота? К какой категории относится образ крота, если старшие поколения остаются хамелеонами? Не только молодые поколения, но и средневозрастные или как? Чем стратегия хамелеона отличается от кротовой? Ничего не ясно…

Но, с другой стороны, подобное прячущееся поведение всего лишь отражает глубинное отсутствие интереса к политике и общественной жизни, поскольку главным является частная жизнь. Именно она признается единственно подлинной: только там и тогда, когда есть жизнь для себя, в свое удовольствие.

Интерес к политике уже обсуждали, но тут другой вопрос: всегда ли частная жизнь проходит в своё удовольствие, является жизнью для себя? Кем признаётся единственно подлинной, источник этого тезиса?

Быть конформистом выгодно: это дает возможность скорейшего покидания территории ответственности и сокрытия в себе, то есть в своем счастье, к которому прорыты уже все необходимые пути.

Почему делается равенство между сокрытием в себе и в своём счастье? Откуда уверенность, что все пути к счастью уже прорыты? Если прорыты, то почему человек не счастлив?

 Это означает, что жизнь не может более строится по прямому пути, то есть в резком неприятии лжи и трусости, в открытом противостоянии злу. Она выстраивается окольными путями без всякого ориентира, в котором нет никакой потребности, ибо главным является сам процесс жизни, завязанный на переживаниях, которые становятся главным откровением: их надо получать, смаковать, повторять, ими надо делиться с другими.

А раньше жизнь строилась по прямому пути, есть ли пруф? Почему сейчас выстраивается без ориентиров, если выше речь была про пути к счастью — чем счастье не ориентир? Так-так… переживаниями нужно делиться с другими, но, как было сказано выше, личное общение становится менее откровенным, высказываемое редуцируется и люди остаются этим довольны, хотя и появляются всплески агрессии. Что-то тут не сходится, внутреннее противоречие.

Последнюю цитату я прокомментировал коротким личным комментарием «что?»:

Единством в многообразии происходящего с человеком и обществом мы можем назвать сложившийся тип человека.

Выводы

Анализируемая статья является ярким примером того, за что многие не любят философию. Они видят много слов, но не видят конкретики, не видят обоснований, создаётся впечатление, что текст ни о чём. сплошная вода. Особенно подобная нелюбовь характерна для представителей точных и естественных наук.

Отдельно замечу, что не видят не значит, что её там нет. Как я упоминал, единственный раз пользуясь не базовыми знаниями, философия не обязательно является наукой, а потому может содержать иные способы аргументации, которые не будут признаваться за адекватные теми, кто знает только научную аргументацию.

Вторая особенность философских текстов, которую демонстрирует статья, связана с насыщенностью специальных терминов, смысл которых размыт для неспециалиста. Причём во многих случая эта насыщенность избыточная, не обоснованная, часть терминов можно заменить на более простые слова, но тогда потеряется философский вид текста. Наверное.

Если переходить к содержанию, идее статьи, но я тоже не вижу конкретики и аргументации, что, надеюсь, мне удалось показать и обосновать. Не ясно в чём новизна идеи, чем отличается предлагаемый новый тип человека от других (кстати, а какие типы вообще существуют?), какие его главные отличительные качества, когда он возник и так далее. Так же в статье есть внутренние противоречия, логические нестыковки, которые ещё больше затрудняют попытку понять автора, понять, что он хотел донести до читателя.

Все недостатки статьи старался выявлять без использования каких-то специальных знаний, кроме формально-логических, чтобы показать, что такой анализ доступен всем, в том числе не разбирающимся в философских тонкостях, не знающим многочисленные первоисточники.

Если бы я бы рецензентом (небольшой опыт есть) в журнале, куда прислали эту статью, я бы рекомендовал её отклонить. Ну или полностью переработать перед второй попыткой пройти рецензирование.

Добавить комментарий

Войти с помощью: