Одиссея от яблонь до яблонь

— Это ошень поэтишно, — сказал он, и

в его голубых глазах промелькнул весёлый

огонёк. — Капитан Блад любит поэзию.

Ви помниль яблок в цвету? Да? Ха-ха!

Эпиграф этой рецензии отсылает нас к самому концу рецензируемого текста. Приведённый фрагмент, я думаю, сразу же узнают все любители романа Рафаэля Сабатини «Одиссея капитана Блада». Ошень поэтишно! Начальная поездка Питера через яблоневый сад, думаю, меньше запоминается читателю:

В это чудесное и душистое июльское утро Блад шёл среди яблоневых деревьев, склонившихся под тяжестью плодов, и думал, что человек, как он давно уже подозревал, — это не венец природы, а её отвратительнейшее создание, и только идиот мог избрать себе профессию целителя этих созданий, которые заслуживали уничтожения.

В этой фразе свёрнуто очень многое про главного героя.

Капитан Питер Блад

Иногда лучше ошибаться во имя гуманности, даже если эта ошибка, пусть даже в виде исключения, объясняется состраданием.

Перечитывая в очередной раз книгу я понял, что капитан Блад является редким представителем идеальных людей, во всяком случае, на мой вкус. Он именно что человек, не супергерой, каких сейчас любят придумывать, но Питер такой человек, каких не бывает на самом деле: честный, добрый, элегантный, хорошо воспитан, врач, отличный фехтовальщик, флотоводец, хитроумен, но по-хорошему хитроумен, ради относительно положительных целей. Он благороден, хотя и вынужден быть пиратом, кроме родного английского, идеально говорит на испанском, неплохо по-французски. Читает классику, разве что музыку не слушает, но с этим на корабле сложно.

Ещё он преданно влюблён и ради этой любви ведёт себя максимально по-джентльменски, насколько позволяют обстоятельства, а они многое позволяют.

По образованию врач, но провёл несколько лет под командованием знаменитого адмирала, у которого и научился тонкостям морского боя. При этом и лечит раны весьма неплохо, видимо, опыт не пропить. Несмотря на пиратский образ жизни остаётся верен своей мечте, своей Арабелле. Не бывает таких людей.

 

Как смеялись бы над ним его пираты, если бы он сказал им, что всё это делалось им из уважения к девушке, в которую он так сентиментально был влюблён!

 

Таких людей не бывает в жизни, в реальности, а вот в литературе — бывает, хоть и редко. Мне сразу же подумалось: а кого ещё я знаю, вроде Блада — человека, но идеального? Сразу же вспомнился только один — Джон Картер с Барсума. Мне кажется, он практически брат Питеру Бладу, ведь и произведения писались примерно в одно время, в 10-20-х годах двадцатого века. Похоже, замечательное было время с точки зрения литературы.

В какой современной литературе или кино можно встретить таких людей? Сейчас всё больше или какие-то моральные уроды, однобокие гении или супергерои. У Питера Блад описаны очень разные способности и черты, он многогранный персонаж, в отличие от большинства главных героев и их помощников.

Наверное, из-за этого книга и стала популярной — кто не хочет почувствовать себя идеальным хотя бы те часы, которые его поглощает «Одиссея капитана Блада». Слишком уж привлекателен этот образ благородного пирата.

Но есть ли ещё интересные образы в книге?

Другие персонажи

Если ты ищешь спокойной жизни, то не выходи в море, а тем более со мной, потому что со мной спокойно никогда не будет.

Я бы сказал, скорее нет, чем да. Есть Арабелла Бишоп, девушка мечта, женский идеал, но он прописан значительно меньше, отдельными штрихами, не думаю, что так уж много девушек мечтали ею стать. В этом образе не всё так идеально, как в Бладе, хотя своя привлекательность, конечно есть: ты богата и красива, тебя любит самый знаменитый и богатый пират, который ради тебя готов пойти даже на смерть. Но что-то есть не то… или просто я мальчик или слишком мало черт характера, описывающих Арабеллу.

«Среди моих знакомых нет воров и пиратов»… Эта жестокая фраза многократным эхом отдавалась в его мозгу.

Про всех остальных можно сказать ещё меньше. Джереми Питт, один из ближайших друзей и соратников Блада, практически не имеет личных черт, даже молодость, которая показывается в начале потом пропадает. Все второстепенные герои — картонные мишени, которые нужны лишь для создания сутуаций, в которых капитан Блад может показать себя.

Однако, есть кое-что интересное, если интегрировать отдельные персонажи в множества. Это лишь личное мнение, но постараюсь его сделать обоснованным: как показываются различные национальности в романе?

Европейцы в море

Этот конфликт, эта борьба с заносчивым генералом помогла Бладу быстро стать самим собой, и только одна мысль портила ему настроение — мысль о том, что он был небрит.

Начнём с англичан, они самая противоречивая группа. Это объясняется тем, что Питер Блад почти англичанин — ирландец, то есть у него есть причина не любить англичан, но в большинстве случаев он относит себя к ним и признаёт власть короля. Потому среди англичан есть негодяи, но это в основном госслужащие, например, противный судья, который выносит ему приговор. Рядовые англичане вполне себе хорошие, честные, преданные и так далее.

Основной враг Блада — это испанцы. Действительно, в Карибском море они были грозой и угрозой для всех остальных; пираты, корсары преимущественно с ними и воевали. Однако, автор часто пишет, что Блад был похож на знатного испанца (не понятно, как ему это удавалось с ирландской кровью), и большинство испанцев просто враги, которые тоже могут быть благородными и держащими слово. Конечно не все, но это достойный сильный враг. Почти приятный враг.

В отличие от французов. Известна нелюбовь народов к своим соседям, а уж у англичан с французами причин ненавидеть друг друга предостаточно. Возможно Рафаэль Сабатини впитал эту нелюбовь с молоком матери, которая была родом из Ливерпуля. Интересно, а итальянцы у Сабатини хорошие в других книгах? Да, в книге есть положительные французы, под его началом успешно ходит один капитан француз, но самые неприятные персонажи — именно франзуцы. Лавасёр, де Ривароль и множество рядовых пиратов.

Всё как по прописи, всё определяется ролью государства и его отношением к родине капитана Блада.

А что же в продолжениях?

Всего про Блада я прочитал три книги, но лишь из первой у меня накопились цитаты в заметках. Про продолжения не буду рассказывать не потому, что они очень плохи, а потому, что там есть та самая вещь, которая мне ужасно не нравится, и которую я разбирал, говоря про Хронику Дюны. Чтобы понять, где она в продолжениях про Блада, достаточно начать читать вторую книгу «Хроники капитана Блада»:

В судовом журнале, оставленном Джереми Питтом, немалое место уделено длительной борьбе Питера Блада с капитаном Истерлингом, и последний предстаёт перед нами как некое орудие судьбы, решившее дальнейшую участь тех заключённых, которые, захватив корабль «Синко Льягас», бежали на нём с Барбадоса.

Когда читал специально проверил: в первой книге ни разу не упоминается капитан Истерлинг и его шлюп «Бонавентура». Конечно можно придумать оправдание для автора, но слишком уж белыми нитками оно шито.

Добавить комментарий

Войти с помощью: