Энид Блайтон разжигает

В детстве у меня было несколько книг про приключения английских детей. Книги читались запоем, одним глотком, так как там было всё, что хочется детям: приключения, детектив, море, остров, развалины замка, загадки, подземные туннели и многое другое. Имя автора я в то время не запомнил: какое-то странное имя, ничего не говорящая фамилия — что-то английское, но не более. Так книги и забылись, почти забылись.

Имя — знаменитое, но забытое

Не помню уже точно как, но мне почему-то вспомнились эти книги и захотелось перечитать. Благодаря названию серии «Великолепная пятерка» удалось найти автора и узнать о ней много интересного.

Энид Блайтон, как оказалось, знаменитый автор, хотя по тому сколько её книг было в моём детстве, наверное, популярность уже несколько прошла, так как писала она преимущественно в середине двадцатого века — в 40-х и 50-х годах. И писала много.

А публиковали её ещё больше. Вы знаете, кто самый издаваемый автор? Думаю, знаете. Шекспир. Вот тут можно посмотреть весь список. Дальше идут не менее известные имена: Агата Кристи, Барбара Картленд. Потом ещё два мне мало известных: Даниэла Стил и Гарольд Роббинс. Шестым идёт Жорж Сименон, которого я, к сожалению, тоже плохо знаю. А вот уже седьмой идёт Энид Блайтон, имя которой я узнал совершенно случайно. Она издавалась больше, чем Сидни Шелдон, Джоан Роулинг (хотя она ещё может обогнать многих), Толстой, Пушкин, Стивен Кинг и все остальные.

Ещё есть интересные данные ЮНЕСКО по переводам, там ситуация немного другая и первая тройка состоит из Агаты Кристи, Жюль Верна и Шекспира. А уже на четвёртом месте оказалась то, кого я не ожидал — Энид Блайтон. Хотя в топе наиболее издаваемых я тоже не ожидал её увидеть. Как пишет наша Вики:

 Эти книги имели огромный успех во многих частях света, было продано более 400 миллионов экземпляров. По одной из оценок, Блайтон пятая по популярности автор переводной литературы во всём мире. Так, согласно Указателю Переводов ЮНЕСКО (Index Translationum) к 2007 году было учтено более 3400 изданий переводов её книг; в этом отношении она уступает Шекспиру, но превосходит Ленина.

Согласно ЮНЕСКО, сейчас переводных изданий почти 4000.

Лирическое отступление: интересная вещь, наиболее издаваемые авторы — англичане: топ-3 чисто английский (Шекспир, Агата Кристи, Барбара Картленд), причём с большим отрывом. Переводили больше всего с английского, причём во многом с британского: Шекспир, Агата Кристи, Энид Блайтон, Барбара Картленд. А дальше начинаются американцы с добавлением французов, немцев, русских.

Но  несколько отвлёкся, ведь хотел сказать про книги, а не про автора, хотя этот контекст весьма важен для понимания текста.

Реальные сказки

Я уже говорил, что в её книгах есть всё, что нужно детям. И постаревшим на тридцать лет детям тоже. Так что их можно назвать подростковой сказкой — не в том смысле, что там сказочные события, хотя слегка не без этого, а в том, что герои живут сказочно замечательной жизнью. Мне кажется, каждый мальчик и девочка должны мечтать о такой жизни на школьных каникулах, мечтать встать на место одно из героев, среди которых есть и храбрые старшие братья, и немного трусливые, но догадливые младшие сёстры, и сообразительные нестаршие братья, и умные хвастунишки. Каждому найдётся место. Кстати, для родителей и бабушек-дедушек тот тоже раздолье — дети так вкусно и много едят! Хотя не всегда их диета совпадает с современными взглядами на правильное питание.

Выбрать приключение по вкусу — легче лёгкого: 50 книг в трёх главных сериях. Вам нравится море, купание, острова — пожалуйста. Пираты, карты, тайные ходы — пожалуйста. Пустоши, вереск, купание в холодных реках и жизнь в палатках — пожалуйста. Лично мне всегда нравились тёмные дубовые панели на стенах старых каменных домов, скрывающие за собой тайники и коридоры.

– Очень славные и уютные комнаты, – сказала Энн. – Мне нравятся эти темные дубовые панели. А что, Уголек, в наших комнатах тоже есть потайные ходы?

Конечно не сказать, что это высокая литература, не Достоевский или Шекспир, но не зря же Блайтон входит в топ — книги сделаны очень добротно, идеально подходящие для детей-подростков и тех, кто сохранил подростковую мечту.

Я видел, как те, кто ушел из игры,

Стали взрослыми за несколько дней,

Когда больше нет подростковой мечты,

Что ты будешь делать с жизнью своей?..

Когда больше нет подростковой мечты,

Кого и чем ты сможешь согреть?

Тараканы «Тишина — это смерть»

Однако, перечитывая эти небольшие простенькие книги я обратил внимание на ещё одну особенность, которую впервые подметил читая другие книги первой половины двадцатого века, о которых рассказывал в рецензии «Запах старых книг«. Там я об этом не упомянул, так как ещё не успел сформулировать, у Блайтон это стало настолько явно, что не могу не сказать.

Эмоциональная насыщенность, постоянная эмоциональная напряжённость, при которой ощущения как американские горки: очень страшно (должно быть впечатлительным детям и именно так — персонажам книг) — крайне радостно, счастье — горе, печаль, ужасное расстройство — опять счастье — снова страшно — ужасные переживания героев — снова радость через край. Если встречаются описания чего-либо, то это эмоционально значимые, обычно короткие, но ёмкие описания, а не просто холодная красота или ещё что-то. Через край — вот точное описание эмоций, которые пытается вызвать автор в читателях. На мой взгляд, в более поздней литературе авторы уже не стараются вызвать такой эффект, может быть, больше упор на интеллектуальную составляющую: увлечь, но не эмоциями, а закрученным сюжетом, сложными персонажами и так далее. В детских книгах Блайтон взрослому почти сразу понятно, кто из персонажей хороший, а кто плохой, так как даже описания внешности говорят о характере и будущем поведении героя — за редким исключением, когда автор хочет слегка запутать читателя — и главных героев.

В приключенческой литературе, вроде «Среди факиров», «Грабители морей», о которых я писал раньше, такое встречалось часто. Мне вспоминается, что у Артура Конана Дойла в «Затерянном мире» был похожий приём, такой же эмоциональных контрастный душ. Возможно сейчас, под давлением научной фантастики, чисто приключенческих произведений не осталось и потому не встретить такой наполненности эмоциями, которые считаются чем-то второстепенным или даже второсортным. Может быть что-то ещё, но и без выяснения причин я могу сказать определённо: очень непривычно читать книгу и понимать, что тебя захлёстывает эмоциями. Стругацких, Саймака, Лукьяненко и других я читал запоями, так что в два часа ночи не оторваться, но там не было таких ощущений, чем-то другим она хватали за душу, не такими чистыми эмоциями. С непривычки оказывается даже тяжеловато читать, когда от тебя требуется настолько выпускать противоположные эмоции. Автор просто разжигает пламя эмоций в читателях. Если продолжить аналогию, то Блайтон — это контрастный душ, который «ухххх!, хорошо!», а более современная проза — очень приятный тёплый душ после длинного трудного рабочего дня.

Мелкие детали быта

События в книгах, которые писались сразу после Второй мировой войны, описывается быт людей в английской провинции, недалеко от Лондона, совсем иной, чем сейчас у нас. Приведу несколько примеров.

Вкусная еда — это хлеб с маслом, бекон, помидоры, сливы, джем, имбирное пиво (безалкогольное), собственного приготовления булочки, пироги с мясом (иногда). Ну и мороженое, изредка встречаются апельсины. Конечно, на самом деле, они едят и кашу, но кому это интересно, так что об этом почти ничего не сказано, как и про супы — книжка же для детей.

То, что дети могут отправиться на остров и питаться там бутербродами, варёными яйцами, рыбными консервами и помидорами — это нормально. Максимум ещё молоко возьмут. Никакой заботе о желудке и прочем. Многое домашнего производства, иногда даже хлеб. На фермах, где дети в походах покупают еду, делают хлеб, пироги сытные и сладкие, там же можно найти яйца, молоко, помидоры, но сыр, почему-то, не упоминается, хотя дети иногда его едят.

Простая одежда, простая еда, простая жизнь. Иногда даже завидно.

В разных сериях дети несколько по-разному питаются, но общего много. Вот несколько цитат про пищевые ценности:

Как там Луки в беседке? Пип сел на кровати и стал прикидывать, что можно придумать на завтрак. Если сосиски, можно незаметно спрятать одну и отнести Луки. А вот с яйцами хуже. На крайний случай – опять хлеб с маслом, это уж наверняка.

Кажется, это единственный случай, когда я встретил упоминание сосисок — видимо не слишком привлекательная для детей еда. А вот простой хлеб с маслом дети в книжках Энид Блайтон часто едят с удовольствием.

Сандвичи с крутыми яйцами – красота! И две булочки с маслом, да еще и с медом!

Или вот что дети получают в подарок на деревенском рынке:

Они нашли сестру миссис Джолли, и та заставила их взять в подарок по большому коричневому яичку и кусочку домашнего масла к завтраку.

Яичко и масло — приятный детям (!) подарок. А яичница с беконом — долгожданный и любимый ужин, который бывает далеко не каждый день в доме полицейского (видимо не очень обеспеченный дом).

Дети где хотят бегают, плавают на лодках среди опасных скал, спускаются в подземелья и туннели, едут один в поход в домике на колёсах, который тащит лошадь (дети маленькие, водительских прав нет, потому машину нельзя — лошадь пожалуйста), идут почти одни в поход с палатками на длительное время, и во всех походах покупают еду на фермах, мимо которых проезжают. И это дети младше 15 лет, одни, без взрослых. Но если дома, то нужно возвращаться к чаю, обеду и ужину.

Или ещё один момент. Подростки младше 14 лет пошли в деревню и в магазине купили технического спирта для спиртовки, который впоследствии оказался… Метиловым! Детям в магазине продали метиловый спирт! Можете себе такое представить? Сейчас даже очень сильно разбавленный этиловый не продадут — водку, вино, пиво, а у них вот так запросто продаётся метиловый спирт для спиртовки, на которой готовят еду… Чтоб я так жил!

И, конечно, никаких тебе телевизоров — телефоны, да, стоят в домах, иногда радио. Сами дети редко пользуются телефонами, нет необходимости, всегда можно и так договориться о встрече и прочих совместных делах. Письма пишут родителям, когда вдалеке от дома. Обычные бумажные письма, те, что с марками. И никаких тебе уткнувшихся в смартфоны детей на каждом углу. Зато велосипед — основной вид транспорта, хотя детям одним можно ездить в автобусе и на поезде.

Завуалированные нравоучения

Мне очень нравится и ещё одна деталь этих книг: очень глубоко и корректно завуалированная нравственность и этика. В начале одна из героинь себе на уме, предпочитает всё делать сама и ни с кем ничем не делиться, но со временем она понимает какое это счастье, когда что-то (остров, например) принадлежит не только тебе, но и твоим друзьям, когда ты можешь чем-то поделиться. А очень умный, талантливый хвастунишка начинает понимать, что никому не нравится его хвастовство и перестаёт быть таким невыносимым. Доброта и порядочность всегда побеждает, так же как честность и открытость. Отзывчивый, радостный, счастливый и красивый человек не может быть плохим.

– Ворюги всегда трусливы, – прошептал Фатти на ухо Луки.

Показывается какие последствия будут, если плохо себя ведёшь, плохо относишься к людям, если ты злой и вредный человек. Везде дружба и взаимовыручка побеждает зло. Автор объясняет даже отдельные плохие черты характера, мне кажется, довольно доходчиво, понятно для подростков.

Вот чем страшна вспыльчивость: она толкает нас на глупые, опрометчивые поступки, за которые нам потом стыдно – но тогда это уже бывает слишком поздно.

И при этом Блайтон очень точно описывает ошибочное отношение взрослых к детям:

Взрослые обладают такой властью… И от них можно ждать любого наказания.

— Взрослые всегда так! Сначала дарят тебе что-то, а потом ведут себя так, будто эта вещь все еще принадлежит им.

Очень точно: родители очень часто не считаются с правом собственности собственных маленьких детей. Так что эти книги могут полезны не только детям, но и их родителям – если они задумаются о своём поведении.

При этом я не уверен, что все книги Энид Блайтон прошли бы современную издательскую цензуру: главный герой толстый и его открыто зовут Фатти — сейчас это многим не понравилось бы. Шутки, не всегда корректные, над полицейским — тоже.

 

Стоит ли читать Энид Блайтон во взрослом возрасте? Я считаю: однозначно надо! Книги небольшие, можно проглотить за день-два, а удовольствие как за неделю-две.

Добавить комментарий

Войти с помощью: