Изменчивый мир Дюны

Мир Дюны, который создал Фрэнк Герберт (Херберт), покорил меня сразу и прочно. Правда я очень долго, до этого года, думал, что Герберт написал только один роман, а весь остальной мир — дело рук последователей, как это часто бывает с великими произведениями.

Сначала я познакомился с фильмом по книге, что вызвало непреодолимое желание прочесть книгу. После этого, надо отдать должное роману, фильм стал казаться ущербным, не передающим огромное количество важных деталей оригинальной идеи, внутренних процессов главного героя. На свою беду в этом году, я в очередной раз залез в Википедию, не помню уже зачем, и выяснил, что есть ещё 5 авторских книг. Я не был уверен в их качестве, продолжения почти всегда хуже первой книги, но решил рискнуть… и не пожалел, как говорят.

Сначала немного скажу о достоинствах, а потом пройдусь по основному, на мой взгляд, недостатку.

Первой книге можно лишь петь дифирамбы. Чтобы вспомнить её, и сэкономить время, я прослушал аудиокнигу после прочтения всего цикла. Отличная идея, сюжет и прочее. Не хочу уподобляться обычным рецензиям, скажу, что её стоит прочитать всем. Можно пособирать бэкграунд: почитать про влияние книги и фильма на массовую культуру, а потом углубиться в то, что использовал Герберт при создании книги. Тут найдётся множество очевидных и неочевидных аспектов, например, заимстовование терминов арабских кочевников бросается в глаза почти сразу, когда действие начинает разворачиваться на Дюне; а Апокалипсис лично мне мало знаком и было удивительно прочитать про аналогии. И Лоуренс Аравийский проявляется ожидаемо на фоне бескрайних песков Арракиса, но не слишком явно:

Ассимиляторский миф, с которым вольно или невольно, но намертво связал себя Лоуренс, через некоторое время вышел за пределы колониального романа в научную фантастику, осваивая межпланетные просторы. Разумеется, ярче всего проявляется эта параллель в фантастическом романе «Дюна» Фрэнка Герберта.

И для комплекта иллюстрации к «Дюне», которые одобрил автор романа/

Роман плотно вплетён в общие научно-фантастические и культурные идеи в целом. Он до сих актуален и хорошо читается. Фильм несколько затянут, но тоже великолепен.

Неожиданно оказалось, что часть последующих романов Хроники Дюны, содержат не меньше интересного; когда я их читал, так и хотелось цитировать, что и делал, хотя и сдерживаясь, в своём канале в Телеграме. Они неровные, местами скучнее, местами не оторваться, но в целом захватывающее чтение.

Дерзость Муад’Диба проявляется в том, что знал он с самого начала путь свой, но ни разу не сошел с него. Яснее всего сказал об этом он сам: «Говорю вам: пришло время моего испытания, и покажет оно глубину служения моего». Так сплетал он все воедино, чтобы и друг, и враг поклонялись ему. Поэтому и только поэтому взывали его апостолы: «Боже, спаси нас от прочих путей, которые Муад’Диб укрыл под водами своей жизни». Даже представить себе эти «прочие пути» можно лишь с глубочайшим отвращением.

Мессия Дюны

Цитаты из книг у меня получились очень разноплановые: и психологические, и научные, и политические. Как много всего Герберт очень точно подметил и описал!

«Вы создаете опаснейший из парадоксов, — писала Джессика. — Правительство не может утверждать свою власть, будучи в то же время религиозным. Опыт религии требует спонтанности, а ее-то и подавляют законы. Вы не можете править, не прибегая к законам. В результате ваши законы вытесняют и мораль, и всякое самосознание, и тогда встанут на место той самой религии, прибегая к которой вы надеетесь править. Только благодать и духовный подвиг могут породить священный ритуал, сопряженный с высокой моралью. С другой стороны, правительство можно считать культурной формацией, особенно подверженной сомнениям, вопросам и разногласиям. И я предвижу — настанет день, когда ритуал вытеснит веру, а символизм заменит собою мораль».

Мессия Дюны

Сейчас я тоже могу сыпать цитатами, которые и при самостоятельной жизни, вне контекста мира Дюны, являются поводом задуматься. Интересно, что не все книги хотелось цитировать, они очень разные по содержанию.

Халлека охватило тихое бешенство. Он не желал меняться!

Дети Дюны

Как это типично для людей! Как часто я с этим сталкиваюсь!

Мне в какой-то момент стало неловко постоянно публиковать цитаты с подписью «Бог-император Дюны» — уж очень пафосно звучит, особенно для тех, кто не в теме, но, на самом деле, оправдано.

Если вы найдете истину, пусть даже временную, она может потребовать, чтобы вы совершенно изменили свой образ жизни.

Бог-император Дюны

Всё это прекрасно, хотя чем ближе к концу, тем более затянуто, всё больше не особенно нужных разговоров. До конца книг, вынужденного конца, — автор умер, хотя у него были задумки на дальнейшие события, — дочитать стоит.

Какой же главный минус в этой замечательной серии книг? Недостаток достаточно распространённый: автору, чтобы развивать сюжетную линию, приходится выдумывать то, чего не было в изначальном мире. И хорошо, если эти нововведения не противоречат исходным характеристикам выдуманного мира. К сожалению, тут не всегда так. Меняется очень много чего и весьма существенного.

Например, в первой книге совершенно не упоминаются Бене Тлейлаксу и планета Х, которые играют очень важную роль в дальнейших книгах. Причём их существование и история противоречат тому, что описывается в «Дюне». Ещё одна деталь, которая имеет внутреннее противоречие — создание гхолу, генетических клонов умершего человека. Сначала их делают за пару лет, складывается ощущение, что их выращивают в чанах сразу взрослыми, такими, какими они были в момент смерти, а потом выясняется, что они рождаются и растут как обычные люди, то есть на подготовку молодого человека, например Дункана Айдахо нужно десятки лет. Конечно, можно придумать как обойти, чтобы не выглядело противоречием, но получается натягивание совы на глобус: ведь понятно, что автору нужно было изменить способ появления гхола для необходимых ему сюжетных линий и изменений личностей. Описание ордена Бене Гессерит сильно меняется, его организация, складывается ощущение, что меняется авторское отношение к ним.  Это лишь пара примеров, перечислять все противоречивые изменения можно долго, у меня нет такой цели.

Почему мне это так не нравится? Возможно это авторское отношение к создаваемому миру. Такие изменения свидетельствуют, что автор изначально не продумал всё до конца и решил, что можно изменить правила, чтобы написать ещё книг и заработать, или просто, чтобы развить свои мысли в уже имеющемся мире. Мне кажется, это очень неуважительным поступком по отношению к миру и его жителям, пусть они и выдуманные. Это как придумывать продолжения к Шерлоку Холмсу: если придумали детективную интригу, придумайте и своих героев, зачем ставить уже придуманных и сформировавшихся героев в несвойственные ситуации?

Когда я придумывал Рольфа и его мир, то сразу же задал свойства мира и характер главного героя. В какой-то момент Рольф исчерпал все возможности мира, я не смог придумать новых приключений в заданных условиях и мне пришлось закончить историю, довести её до логического конца — смерти Меркадера. Если есть мир со своими закономерностями, правилами, скажем так, своими физическими законами, которые могут быть не похожи на наши, то как же можно их менять по своей прихоти? Лучше сделать другой мир, так будет правдоподобнее (и честнее) — сложнее для автора, но интереснее для читателя. Пример своего выдуманного мира привожу лишь для того, чтобы показать, что смотрю на эту ситуацию изнутри, как автор, а не читатель.

Чтобы не сравнивать свой выдуманный мир, приведу другие известные миры, хотя, к сожалению, положительный пример мне вспоминается только один, или полтора. Цикл книг «Мир Эхо» Макса Фрая, при всём уважении, является негативным примером, а обсуждаемый недостаток — причиной почему я не дочитал серию до конца. Хороший же пример — цикл романов «Основание» Айзека Азимова, где никаких таких противоречий я не нашёл. Про основание коротко писал тут.

Ещё можно вспомнить серию книг Карлоса Кастанеды, где наблюдается эта же проблема: появление в поздних книгах того, чего нет в первых и никак не «вытекает» из них, что выглядит как более поздняя придумка, вплетающаяся в более ранние события. Про это я когда-то писал.

Мне кажется, что почти каждый автор, который замахивался на большой цикл романов попадал в эту ловушку. Хотя тут может быть и банальная причина, одна из, не единственная: автор уже забыл, что описал в первых книгах и потому противоречия возникают ненарочно. Каждый роман может писаться год, то есть между первым и шестым может проходить 4-5 лет — несложно забыть детали, ведь не будешь же постоянно перечитывать свои же книги, это долго и скучно. Нужно уметь вовремя остановиться…

Мне такие противоречия очень сильно портят впечатление от чтения, потому я дочитал книги про мир Дюны, но сильно плюясь, про себя, и ругаясь при встрече каждого нового казуса, хотя и понимал, что это я читаю все книги за месяц, а автор трудился годами. Плевался, но не мог оторваться…

Многие отметили скорость, с которой Муад’Диб приспособился к нуждам Арракиса. Конечно, Бинэ Гессерит знают причину такой быстроты. А для остальных достаточно знать, что Муад’Диб учился быстро потому, что его с самого детства научили учиться. Первый урок в том-то и состоял, что он может выучиться. Просто удивительно, сколько людей не верят в то, что смогут учиться, но еще больше считают, что учиться трудно. Муад’Диб знал, что в каждом жизненном опыте кроется свой урок.

Принцесса Ирулан. «Муад’Диб — человек»

Дюна

Добавить комментарий

Войти с помощью: