Эволюция культурных образов

Книга давно уже выбилась из того течения, которое было задано в начале. Она растеклась рукавами по многочисленным темам, перестала быть единым потоком, стала похожа на заливной луг или вялотекущее болотце. Но, мне кажется, в этом есть свой интерес. Сегодня я разовью растекание и коснусь необычной для меня темы — кинематографа. Хотя не только о нём пойдёт речь, даже не столько о нём, сколько о том, что можно получить сравнением и анализом кино, книг разных времён. Преимущественно я буду базироваться на: американских фильмах «Женщина-невидимка» 1941-го и «Эта ночь в Рио» 1940-го годов, современных «Джон Картер», а также на романах, по которым он был снят, и «Хоббит», не забывая одноименную книгу. Два первых фильма и все упомянутые книги были созданы в первую половину века — это важно для анализа.

Интересно, но неприятно, проследить за тенденцией образов главных героев в кино и литературе. Современные герои красивее, чем те, что были в сороковых. Это связано не только с развитием цветного кино, пластической хирургии, средств макияжа и компьютерной обработки, но и с ценностями — сейчас главные положительные герои должны быть образцом красоты… Хотя нет, скорее сексуальности, чем красоты, совершается подмена понятий. В «Женщине-невидимке» главная героиня, когда она видима, по современной моде ничего собой не представляет. Я, испорченный современным кино, компьютернообработанным фото, назвал бы её симпатичной, но не красивой. Она выглядит как обычная женщина, немного выше среднего по красоте. Людям не задаётся нереальный уровень требований в красоте к реальным людям, которые будут казаться несексуальными после просмотра современного кино. Я уж не говорю про семейные ценности и отношения между супругами, про ценность и закрытость личной жизни.

На мой взгляд, это важная деталь, но не основное изменение. Дело в доброте, я бы сказал в благородстве — качестве практически полностью отсутствующем в современном мире. Сейчас сложно найти в кино классического профессора, рассеянного учёного, полностью погруженного в свой научный мир, забывающего как зовут его домохозяйку, который при этом, когда он узнаёт, что разорился человек, который давал ему деньги на его сумасшедшие, в хорошем смысле этого слова, разработки, говорит, что обязан вернуть вложенные в него деньги — с помощью сделанного открытия. Да и люди, которые финансируют неоднозначную науку, которая десятки лет не даёт никакого экономического выхода, в кино не встречаются. Во всяком случае, я таких не вспомнил. Или банкир, который заботится о том, чтобы вкладчики не потеряли своих денег. Это же нонсенс. Такие люди встречаются в кино 40-х двадцатого века, но не в 10-х двадцать первого.

Близкий аспект можно обнаружить при сравнении книг и фильмов, которые снимали по ним. С детства я люблю серию книг Берроуза про Марс, разноцветных марсиан и Джона Картера. Это такая лёгкая литература, аналог современных женских детективов и прочих сериалов, не содержащая ничего выдающегося с точки зрения языка, но имеющая несколько притягательных нещадно эксплуатируемых идей, особенно в первых книгах. Это привело к тому, что я с большими ожиданиями пошёл на фильм, но… скучал вперемешку с руганью. Фильм не о том и там всё совсем не так. Да, в книге были бои, схватки на мечах, убийства и прочее, как подобает этому жанру, но всё было описано так, что не возникало никаких неприятных ощущений, а главное — это было не самое главное, завлекательный фон. Фильм же по-современному кровожаден, как сейчас говорят «крови-и-ища!». Там есть добавления, которые совершенно не имеют ничего общего с книгой. Какая-то конспирологическая линия, мировые негодяи. Книга же из другой эпохи, когда не было Аль-Кайды и мировой сети терроризма, борющейся за контроль нефти. У Берроуза нет преднамеренной злонамеренности героев, просто одни плохие от природы, другие — хорошие, всё проще, добрее и милее. И опять же благороднее — главным положительным героям без этого никуда. Картер не может никого обманывать. И даже отрицательные герои могут быть честными и держать слово.

А что «Хоббит»? Повесть — детская сказка, добрая волшебная сказка с классическим сюжетом, где добро борется со злом и побеждает. Побеждает как во внешнем, так и внутреннем мире героев. А в фильме всё как принято сейчас в боевиках: сплошные драки, кровь, противные отрицательные персонажи, на безобразности которых акцентируется внимание. Причём драки бессмысленные и совершенно неправдоподобные — силы вроде не равны, но одним везёт и в любом случае любые удары не убивают и не калечат, как в парадоксальной драке гномов с троллями.

Фильм, конечно, подвело то, что он снимается после «Властелина Колец» и то, что трилогия было так популярна. Это привело к введению отсылок к ненаписанной Толкиеным книге (при написании «Хоббита», как я понимаю, трилогия ещё не была задумана), что портит и сказочность, и полноценность, замкнутость «Хоббита». Опять конспирологическая идея — этот поход к горе не просто так, он имеет ещё и скрытые, иные цели, которые пока не ясны, но крайне важны для будущего. И есть те, кто продумывает многоходовку с тремя слоями.

Во всех этих фильмах происходит подмена образов. Сценаристы не могут или не хотят сохранить оригинальных героев и заменяют их на современные им стереотипы, что приводит к серьёзным изменениям сценария и всей идеи произведения в целом.

Нельзя сказать, что фильмы и книги играют определяющую роль в создании образов, к которым стремится общество, но их роль однозначно важна. С другой стороны, они показывают то, какие образы уже созданы. Это взаимозависимая, взаимовлияющая система. Проанализировав литературные персонажи, можно многое понять об устремлениях общества. Это хорошо видно по книгам Стругацких: в начале творчества они полны энтузиазма, веры в светлое будущее, в могущество Человека, разума и справедливости. Их герои — самоотверженные учёные, которые творят светлое будущее, им это удаётся. Но ситуация в головах и стране меняется, заканчивается «оттепель» и радужные перспективы тускнеют, герои меняются, но всё равно остаются образцами порядочности. У них есть герои похожие на учёного, о котором я говорил в начале: увлечённые наукой люди, но осознающие необходимость отдавать социальный долг.

Современные же образы, любого жанра кино или литературы, сильно отличны от тех, что были 40-70 лет назад. Они не только отражают сложившуюся ситуацию, но и учат подрастающее поколение, ещё не научившееся думать самостоятельно, тому, какими нужно быть. Не знаю как вам, а мне не нравятся эти образы, особенно в сравнении с образами середины двадцатого века.

Добавить комментарий

Войти с помощью: