Пять незаменимых книг

В ЖЖ идёт книжный флешмоб под названием 5 книг:

Блогеры Живого Журнала — самые читающие в мире. Расскажите нам о главных книгах в вашей жизни!

Опубликуйте в своем ЖЖ-блоге пост о самых любимых, важных, незаменимых книгах в вашей жизни.

Лично для меня в этой цитате содержится странное сочетание “самые читающие“ и “5 самых важных книг“ — когда много читаешь, оказывается, что важных, незаменимых, а уж тем более любимых книг значительно больше. Как выбрать — не представляю, потому возьму первые пять важных книг, которые первыми придут в голову, и постараюсь расположить их в хронологическом порядке, соответствующем тому, как я с ними познакомился.

Книжная куколка

Начнём с небольшой книжки, которую я долго не мог начать читать. Автор мне тогда, в старшей школе, был совершенно неизвестен — какой-то Джон Уиндем, но название завлекательное “Отклонение от нормы“ и красивая картинка.

Я отлично помню, как начал её читать: взял с собой в путешествие, просто на всякий случай. Оказалось не зря: отравился и несколько дней лежал в кровати в гостинице — делать нечего, дай-ка прочту всё же. И чтобы вы думали? Прочёл, перевернул последнюю страницу, обложку, затем перевернул всю книгу и начал читать с начала. И так раза три или четыре.

Позднее я её прочёл ещё огромное количество раз и с большим удовольствием. Потом купил полное собрание сочинений Уиндема, но, что интересно, там не было этой повести, потому, что в собрание включили другой перевод, менее художественный, но более точный, под названием “Куколки“. Ещё позднее я купил оригинальную книгу в букинистическом магазинчике в Англии, сравнил все три варианта.

Оказывается, что Уиндем практически не известен на родине, в России он популярнее. Знаете почему? Ответ очень простой: его переводили Стругацкие (все их переводы сделаны под псевдонимом).

Книжное преследование

Выбрать вторую книгу оказалось сложнее: я был уверен в том, какого автора нужно поставить хронологически вторым, но определиться с произведением… Я люблю у него почти всё, но не отдельный рассказ же помещать в список книг, хотя был такой небольшой рассказ, после прочтения которого я понял однозначно: Кортасар — мой автор, нужно читать и всё остальное.

Для списка из пяти книг выделю из всего творчества Хулио Кортасара повесть “Преследователь“ — снова достаточно короткое произведение, даже короче, чем “Отклонение“.

Не могу сказать, что это самая важная для меня книга у Кортасара, но именно “Преследователь“ определил мой интерес к джазу и конкретно Чарли Паркеру. Я даже купил биографию Паркера и с удовольствием прочёл — редкий случай, когда читаю биографические книги.

Не люблю пересказывать содержание книг — лучше один раз прочитать источник, тем более в данном случае он совсем небольшой. Но можно сказать, что “Преследователь“ — типичный образчик фантастического реализма, которым славится автор. В нём сплетается реальная биография Паркера и фантазия Кортасара весьма замысловатым образом. У меня есть подозрение, что этот подход (и, возможно, непосредственно “Преследователь”) повлиял на раннее творчество Пелевина (см. “Ухряб“).

Добро со злом

Третий автор, о котором необходимо сказать, мне тоже был понятен сразу, но выбрать произведение оказалось ещё сложнее. У братьев Стругацких я люблю ещё больший процент произведений, чем у Кортасара. Решил остановиться на книге, которую перечитывал несколько раз и каждый раз понимал из неё совершенно разные смысловые слои — “Отягощённые злом или сорок лет спустя“. Как и все поздние произведения Стругацких — очень философское и сложное для восприятия чтение, во многом посвящённое вопросам воспитания Человека.

Я до сих пор помню этот тоненький томик в суперобложке. Правда что было на суперобложке память мне не подсказывает, кажется, что-то абстрактное, зато прекрасно помню первую страницу с названием.

Не скажу, что Стругацкие заставили меня задуматься о вопросах образования и воспитания, но они поставили передо мной много сложных вопросов, на которые до сих пор нет ответов — ни у меня, ни у общества.

Хотя произведение сложное и отчасти не фантастическое, язык Стругацких продолжает быть богатым, насыщенным, красочным — книга отлично читается, разве что в начале немного затянуто длинными описаниями, создающими образ действительности, в которой будет разворачиваться действие.

Про творчество А. и Б. Стругацких я писал в рецензии “Внутренняя автобиография Стругацких“.

Однозначный поиск предназначения

Наконец-то у меня не было сомнений ни с автором, ни с конкретным произведением! С этой книгой я сначала познакомился в аудиоформате, а затем прочитал. Хотя… может быть и ошибаюсь, так как то и другое хронологически были очень близко. В любом случае, и тут и другой цифровой вариант захватывал меня полностью. “Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики“ — произведение, которое произвело на меня такое впечатление, как никакая другая книга. Не сказать, что впечатление сильнее, чем от других книг, — скорее более насыщенное, концентрированное и притом более разноплановое.

Автор книги значится С.Витицкий — псевдоним Бориса Натановича Стругацкого, который он использовал, когда писал в одиночку. В данном случае, уже после смерти брата.

Позднее я ещё раз перечитывал книгу, пропуская некоторые моменты, которые либо менее интересны, либо менее приятны — в конце жизни главного героя таких довольно много, но по ним видно, что писал их пожилой и больной человек, который знает о старости не с чужих слов.

Книга произвела на меня такое сильное впечатление, что с неё я начал писать рецензии на книги, рассказывать о тех книгах, которые оказали на меня большое влияние. Потому о более ранних увлечениях у меня нет рецензий, хотя о том же Кортасаре нужно бы написать. Про Поиск предназначения я написал отдельную “Рецензию на малоизвестную книгу известного автора“.

Самое книжное время

Последняя книга будет достаточно неожиданна, не скажу, что она особенно важна для меня, но из недавно прочитанных она явно выделяется.

Сергей Лукьяненко — весьма известный современный фантаст, по книгам которого снимают фильмы. Многие его произведения я читал уже давно, некоторые даже перечитывал — “Дозоры“ проглатываются легко и увлекательно, однако, не являются серьёзной фантастикой. Недавно решил познакомиться с неизвестными мне романами Лукьяненко — скажем так профессиональный интерес, заключающийся в том, как же сейчас пишут отечественные авторы, у которых можно было бы набраться опыта, взять за образец.

Заострив внимание на тех произведениях, которые раньше были мне  неизвестны, я весьма улучшил всё мнение о Сергее Лукьяненко — у него нашлись произведения значительно глубже и интереснее, чем про «Глубину» и «Дозоры». Не только глубокие и интересные, но и уютные, например, “Осенние визиты“.

Мне сложно сформулировать почему этот роман для меня характеризуется как уютный, но что-то в нём такое родное, камерное: реальный мир, привычное общество и обычные люди, типичная, нашенская, осень. И отсылки, во всяком случае, лично для меня, к другой уютной книге — Роджер Желязны “Ночь в тоскливом октябре“.

Про своё отношение к творчеству Лукьяненко и про “Визиты“ я написал в рецензии “Миры Сергея Лукьяненко“.

Вот такой получился список #5книг, хотя сюда же очень хочется вставить и капитана Блада, и “Основание”, и “Мост на Дрине”, и “Снег” и многое другое, что оставило достаточно глубокий след в моей читающей душе. Придётся о них рассказать в другой раз.

Добавить комментарий

Войти с помощью: