Бессильные поиски предназначения

Читая «Поиск предназначения, или Двадцать седьмая теорема этики», я очаровался Б.Н. Стругацким (aka С.Витицкий) — про этот роман писал тут. Читая «Бессильные мира сего» — разочаровался и, под впечатлением, написал для памяти у себя в заметках:

Не сказать, что книга плохая, нет, но от неё складывается ощущение отточки пера в одну голову, выработки стиля и слога, которые достигнут апогея, вершины в Поиске. Примерно такое же ощущение было с Оруэллом: читать повесть «Скотный двор» после романа «1984» совершенно не интересно, всё предсказуемо, все сюжетные ходы понятны — были подробнее и изящнее описаны в романе. В Бессильных чувствуется та же идея, но ещё не отработанная, представленная в ряде вариантов, как на выбор в лавке образов. Ещё лишь слабо соединённая с автобиографической линией. Может быть это тоже был поиск предназначения, поиск самого автора? Он нарисовал несколько вариантов, чтобы из них выбрать тот, который ему ближе всего и, потом, проработав каждый из них, создал ещё один, совершенно отличный, но такой же бессильный.

Но оказалось — всё не так. Или не совсем так. Разобрался с этим, когда начал читать другую вещь — «Дьявол среди людей», которая была опубликована под псевдонимом Аркадия Стругацкого — С. Ярославцев, хотя, как пишут, брат участвовал в написании. Начав её, понял, что именно в ней появляется идея, раскрытая в Поиске — после этого глянул в Вики, посмотрел годы написания. Оказалось вот что: «Дьявол среди людей» — действительно самое раннее произведение, 1991 год; вторым идёт «Поиск предназначения», который был начат Борисом Натановичем в начале 90-х и опубликован в 94-95 гг; заключают тройку «Бессильные мира сего» сильно позднее — это уже 21 век, издание 2003 год.

Следовательно мои предположения неверны, но некоторые общие выводы всё равно остаются непротиворечащими действительности, потому я их приведу.

Видимо, это был обратный процесс: из идеи о том, что человек может своей психикой влиять на людей и весь окружающий мир (Дьявол), которая, видимо, принадлежала АНБ или было общей, БНС создал свой основной индивидуально-автобиографический труд (Поиск) и разработал образы нескольких типов такого влияния (Бессильные). Тут важно отметить, что несмотря на такие сверхъестественные возможности и совместное их использование, герои всё равно у него получились бессильные.

Бессильные поиски предназначения.

Бессильные поиски предназначения пожилого человека с длинной и яркой историей жизни.

Они напоминают бессильные, бесполезные попытки Максима Каммерера, Руматы Эсторского — прогрессоров, которые испытывают этические муки, но не могут изменить человеческий мир, общество. Эта ситуация замечательно описана в диалоге Руматы с Будахом:

— Ну, а если бы вы имели возможность посоветовать богу?

— Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново более совершенными… или еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой.

— Сердце мое полно жалости, — медленно сказал Румата. — Я не могу этого сделать.

Книги, которые Борис Стругацкий писал один, отличаются от совместного творчества братьев, в них есть свои характерные черты, не скажу, что всегда положительные. Например, имена. Именование героев, особенно в Бессильных, какое-то функциональное, как бы для себя — и совершенно не похожее на то, что было у АБС.

И общий фон. Основные декорации книг: Петербург, политика, борьба за власть, сверхвозможности, необъяснимые сверхспособности и… И старики и больницы — с их неизлечимыми болячками, болями, старческими немощами, а также врачами, работающими на структуры, и ищущими бессмертие через боль, страдания и унижение человеческой личности. Врачи эти вроде бы добиваются своего, хотя бы частично, но тоже выглядят какими-то бессильными.

При этом сохраняются и сквозные для всего творчества АБС темы (из Бессильных):

…Но вот ведь что поражает воображение: все довольны! Или – почти все. Или – почти довольны. Недовольные – стонут, плачут и рыдают, молятся, бьются в припадках человеколюбия, и ничего не способны изменить. Святые. Отдающие себя в жертву. Бессильные фанатики. Они не понимают, что ВОСПИТАННЫЕ никому не нужны. Во всяком случае, пока – не нужны…

…Что-то загадочное и даже сакральное, может быть, должно произойти с этим миром, чтобы Человек Воспитанный стал этому миру нужен. Человечеству. Самому себе стал нужен. И пока эта тайна не реализуется, все будет идти как встарь. Цепь убогих пороков и нравственной убогости. Ненавистный труд в поте лица своего и поганенькая жизнь в обход ненавистных законов… Пока не потребуется вдруг и почему-то этот порядок переменить…

Жаль, что Бориса Натановича хватило только на одну книгу (зато какую!). И на этом фоне очень интересно насколько эффективным и плодотворным было соавторство братьев.

Добавить комментарий

Войти с помощью: