Апрельская Сова 2014

О влиянии экспериментатора на результат

Физики, привыкшие работать с материей, говорят, что экспериментатор влияет одним своим присутствием, и собственно наблюдением, на ход эксперимента. И хотя все экспериментаторы, от физиков до социологов, стремятся получить объективные результаты, это оказывается непросто, а ещё сложнее — проверить объективность. Для чистоты эксперимента делается огромное количество различных ухищрений, контролей, случайных выборок и пр.

Мы не будем анализировать сам эксперимент, а лишь посмотрим что случается с эмпирическими данными после непосредственно опыта. В настоящее время результатом считаются не данные эксперимента, а публикации и выступления. Конечно, голые факты — это ещё не наука, но между ними и публикацией лежит огромная пропасть, которую необходимо заполнить экспериментатору. Мир значительно разнообразнее, чем мы может заметить в эксперименте, где выделяем только то, что считаем важным. Уже на этом этапе появляется субъективность, ведь каждый по-своему определяет, что важно, а что нет. Один обратит внимание на изменение цвета в эксперименте, а другой на изменение температуры. Один будет учитывать какие-то незначительные отклонения, а кто-то другой нет. Даже сходная профессиональная деформация не исправляет ситуацию. Кстати, это явление есть и в статистическом анализе: некоторые данные могут отбрасываться как априорно ошибочные, но экспериментатор сам определяет критерии того, что выбросить из анализа. Чистка от ошибочных данных бывает полезна, но создаёт различия в результатах у разных людей, даже если они работают с одним и тем же массивом данных. Даже компьютерные программы по обработке массивов данных могут при повторе давать отличный результат. Таким образом особенности мышления человека формируют характерные черты результатов. Именно поэтому рекомендуется, чтобы повторяющиеся эксперименты проводил и анализировал один и тот же человек — тогда можно адекватно сравнивать их результаты. Научному мышлению, конечно, учат, но не до такой степени, чтобы оно становилось идентичным.

Дальше нужно сформулировать вывод на общепринятом языке. Это тоже каждый будет делать по-своему, расставляя личные акценты. Вербализацию экспериментальных данных можно сравнить с получением и обработкой трансперсонального опыта: опыт все получают одинаковый, но из-за различного культурного базиса интерпретируют его по-разному. Даже если учёные относятся к единому миру науки, они принадлежат разным научным школам или просто говорят на разных языках. Много факторов накладывают свой отпечаток на то что и как будет писать экспериментатор. И не только писать, но и думать, что без языка у нас, у людей, получается очень плохо. В этом аспекте особенности языка сложно отделить от индивидуальности мышления. Наука, как общекультурный продукт, невозможна без хорошо развитого языка.

Вообще стоит отметить недооценённость языка в естественных науках, во всяком случае в биологии. Студентов учат работать с приборами, инструментами, оборудованием, программным обеспечением, учат как устроена клетка и многое другое, но практически не обращают внимания на язык, с которым мы работаем больше, чем с любым прибором, и который влияет на результат не меньше, чем правильное использование таблицы умножения. Без хорошего знания языка, в том числе родного, не доложить на соответствующем уровне о своих блестящих результатах. Что ещё важнее — без должного знания языка даже не проанализировать свои данные, не говоря уже о том, чтобы проверить (или создать) логику проведения эксперимента. Кстати, логика — второй забытый элемент, не менее важный чем язык для экспериментаторов, который влияет на субъективность результатов. Её так же мало изучают на естественнонаучных направлениях (автор судит по биологическому), как и родной язык.

Характер интуитивной и знание (или, что чаще, не знание) формальной логики определяет построение логических цепочек и, следовательно, влияет на формирование результатов эксперимента. Нарушения логики, которые у каждого свои, приводят к увеличению субъективности и некорректности.

Мышление, язык и логика — три важнейших, глубоко взаимосвязанных фактора, влияющих на субъективную интерпретацию фактов при доведении их до элементарной научной единицы — фрагмента научного знания, например, публикации. Сама по себе субъективность не плоха, но плохо для науки, когда другие учёные получают сильно отличные результаты повторяя твои эксперименты.

Оригинал можно посмотреть здесь.

Добавить комментарий

Войти с помощью: